Поиск  

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Метки
   
http://nachodki.ru/

 

Лебедева Анна

Летопись Победы ( к 75-летию со дня Победы в Великой Отечественной войне)

"Память моего сердца"

Однажды, листая старый фотоальбом, я увидела фотографию красивой пожилой женщины. У нее были красивые, но почему-то очень грустные глаза... "Кто это?" - спросила я у дедушки. "Это твоя прабабушка, Анна Андреевна Лебедева," - ответил он. "Прабабушка? Она так похожа на меня! И я тоже Лебедева Анна Андреевна! Расскажи мне о ней", - попросила я дедушку. Он задумался, морщинки на его лице стали глубже, уголки губ опустились вниз. Сейчас, глядя на него, я вспомнила слова мамы:

"Наш дедушка- Александр Иванович Лебедев - сын Анны Андреевны. Он родился 27 мая 1940 года. Его детство нельзя назвать счастливым, не помнит он ни сладких угощений на Новый год, ни новеньких кубиков или машинок, но не потому, что мама его не любила, просто была война. Он сам делал себе игрушки при помощи пилы, молотка и пары небольших "чурок".

Мысли быстро пронеслись в моей голове, а дедушка тем временем, вздохнув, начал говорить:

"Моя мать родилась в 1900 году в Калининской области (ныне - Тверской), получила среднее специальное образование, в 1937 году вышла замуж за моего отца, Ивана Дмитриевича Лебедева.

В 1941 году, когда мне был 1 год, началась война. Конечно, в силу своего юного возраста, я не помню первые годы войны, в памяти остались лишь самые яркие образы и впечатления. Из-за того, что на фронт из деревни ушли все мужчины, с 1941 по 1947 годы мама стала председателем колхоза, она единственная имела образование, умела считать и писать, скакать верхом на коне, управляться со всеми вопросами не хуже мужчины. А вопрос был один - как накормить фронт и не допустить голодной смерти односельчан. У нас, как у немногих в колхозе, была корова, кормилица не только нашей семьи, но и соседских детишек. Я видел, как соседские дети "пухли" с голоду - у них рос огромный живот, а руки и ноги были такими худыми, что казались тоненькими прутиками. Летом были ягоды, зелень, иногда удавалось вырастить тыкву, да и трава шла нам в пропитание, но больше всего нас пугало приближение зимы, ведь весь хлеб с полей отправляли на фронт, оставляя в колхозе лишь малую часть неприкосновенного запаса. Самой страшной была зима 1942 года. Мать ночью рыла в колхозном поле замороженную картошку, дома мыла её, мяла в кашу, добавляла зерновые отходы и пекла лепешки. Этими лепешками она кормила меня и соседских детей. Благодаря им мы остались живы.

Калининская область была полностью занята немцами, шли ожесточенные бои за Ржев. Удивительно, но я помню ту зиму. И немцев. И немецкий горький шоколад, которым угостил меня фриц, а потом забрал нашу корову. Нам повезло, нас не расстреляли. Наоборот, узнав о том, что мать была самой главной в колхозе, мне дали лекарство от температуры, которая мучила уже несколько дней, и мне стало легче. Мать была очень жесткая и строгая женщина, она даже перед фашистами не заискивала. Почему-то они её даже побаивались. Про таких сейчас говорят "железная леди".

После войны я пошел в школу. Учился охотно только первые шесть классов. После, когда по программе пришлось изучать сложные предметы - физику, химию, геометрию, охота моя к учёбе прошла, и я стал прогуливать уроки. Прогуливал не один, со мной были единомышленники из числа одноклассников и ребята помладше. Однажды, придя в школу после двух дней прогулов, я очень удивился, когда увидел мать в классной комнате. Она молча взяла с учительского стола отцовский армейский ремень, который принесла с собой, и "отходила" им и меня, и моих товарищей - прогульщиков. И ни один из них не пожаловался дома, потому что знали, что их родители ещё и "добавят". Со временем я все равно оставил школу, в 15 лет получил права тракториста, потом водителя и с юных лет освоил шоферское ремесло. Спустя годы, понял, почему мать не ругала меня, когда бросил школу в 8 классе и ушел в ПТУ. Она не могла терпеть безделья, она, как и мой отец, до конца своих дней была постоянно занята какими-нибудь домашними делами. И меня учили: "Постоянно будь занят - по хозяйству или с техникой - неважно, главное, чтобы свободного времени не оставалось, иначе тебе станет скучно жить!"

Дедушка замолчал, глаза его наполнились слезами.   Обняв его, я думала о нем, о прабабушке, о своем прадеде, Иване Дмитриевиче Лебедеве, прошедшем три войны- финскую, гражданскую и Великую Отечественную.

В день Великой Победы 9 мая я с гордостью несу его портрет в Бессмертном Полку на Параде. Но мне всегда немного грустно, когда я вспоминаю о моей прабабушке. Война не щадила никого, ломала судьбы и жизни, закаляла характер. Кто знает, сколько вынесла эта высокая худенькая старушка, какой я видела её на фотографиях? А сколько было еще таких, как мои родные, тех, чья кровь пролилась на нашей земле, кто навсегда останется в нашей памяти!

______________________________________________________

Кузнецова Наталья

«Великая Священная!»

В жизни мы встречаем людей, которые превыше всего ставят честь, своё достоинство. Они встают на защиту Родины потому, что существует понятие долга. Такие люди там, где опасно. Они преодолевают страх, свои личные интересы во имя общего дела.

Война..Само слово говорит о беде и горе, о несчастье людей. Что двигало людьми, когда они, не жалея жизни, шли в бой, отстаивая каждую пядь родной земли? В чём истоки массового героизма советских солдат? Каким было молодое поколение сороковых годов?

Я задумываюсь над этими вопросами, потому что они не могут не волновать меня.

Что значит преданность Родине? Какими были они - молодые защитники Родины? Какими становимся мы? Зачем и как жить? Вопросов много. Где найти ответы на них? В самом себе? В прочитанных книгах? В просмотренных фильмах и телепередачах?

На меня большое влияние оказывают воспоминания участников Великой Отечественной войны.

Война не обошла стороной ни один клочок русской земли, в том числе и наш Донской край, где каждый человек того времени почувствовал на себе все тяготы жизни во время военных действий. И до сих пор в каждом доме хранится память о событиях тех времен. Нет, наверное, ни одной семьи в нашей стране, не знавшей, что такое боль утраты.Подвиг всех участников этой чудовищной войны огромен. К победе их вела вера. Вера в свой народ.

Слушая истории сверстников об их родных, участвовавших в Великой Отечественной войне, я вспомнила о своем прадедушке- Чекалове Николае Александровиче.Он родился в хуторе Басакин, в Сталинградской области, в 1924 году. Мать его звали Александрой Чекаловой, отца Александром .Он так же, как и сын, воевал, вернулся с войны и умер в 1965 году. У прадедушки были три сестры: Валя, Рая и Надя.

Николай Александрович был призван на войну 23 февраля 1943 года Чернышевским Р.В.К., служил стрелком в 1120 стрелковом полку 78 стрелковой дивизии 4-го Украинского Фронта. Был ранен в легкое и после госпиталя служил в других дивизиях. Он встретил конец войны в Берлине в 1945 году. У прадедушки было много наград и медалей, в том числе «За победу над Германией» и «За освобождение Праги». Домой он мобилизовался в 1950 году вместе с женой, которую встретил на Украине во Львове. После войны он стал электриком, супруга же работала на маслозаводе. Всего у них родилось четверо детей- две дочери и два сына: Люда, Надя, Валерий и Николай. Умер прадедушка 9 июля 1979 года.

К сожалению, сведений о моем прадедушкеочень мало.Он не любил вспоминать о войне, слишком много друзей он потерял тогда, слишком много пришлось увидеть и испытать ему, совсем еще молодому парню. Но его дочь Люда   на всю жизнь запомнила слова отца: «Знаешь, как верили мы в свой народ, Родину. Сейчас про нас говорят, мол, фанатики были. А я хочу своими воспоминаниями в вас, молодых, хоть немного вложить той нашей любви к родине и предостеречь тех, кто к войне рвётся. Никому не желаю того, что выпало нам на войне. Видел смерть близко, друзей терял, только веру в победу хранил в душе всегда».

Я горжусь своим прадедом, смелым и отважным солдатом Великой Отечественной войны, и надеюсь, что каждый после прочтения этой статьи вспомнит о своих героях и расскажет о них детям, и так, из поколения в поколение, память о человеческом подвиге будет жить.Навеки в памяти людской останутся подвиги солдат и тех, кто не участвовалв боевых действиях, но трудился не покладая рук. И пока живы воспоминания о наших дедах, прадедах, память о Великой Отечественной войне всегда будет жить в наших сердцах. Ничто не забыто, никто не забыт…

______________________________________________________________

Бондаренко Татьяна

Рассказ из будущего ( фантазии на тему будущего)

"Весточка из прошлого"

       Я долго не мог понять, почему родители отправляют меня к бабушке. Но это еще не самое страшное - они забирают всю технику и гаджеты. Я спорил, как мог, но мои старания были безуспешны.. Завтра еду в деревню. Долго не мог уснуть, но все-таки ближе к утру меня одолел сон. Солнечный луч уже пробирался по подушке и нежно гладил мое лицо. Нужно вставать - бабушка живет далеко от города..

       На элетромобиле я приехал в деревню, в которой не был уже много лет, только поздним вечером. Я очень устал и по приезде сразу лег спать. Шум на кухне нарушил мой сон. Нехотя поднялся я   с кровати и долго рассматривал комнату. Большая кровать посередине, ковер на всю стену, высокий потолок, светлые рельефные стены. Я долго рассматривал интерьер. Только некоторые вещи мне были знакомы. Все они казались странными, необычными, новыми для меня. Последний раз я был у бабушки в 2030 году… Тут открылась дверь и в комнату вошла моя бабушка, Полина Александровна. Вместе с ней мы позавтракали, мне захотелось поиграть в новую игру на телефоне, но я вспомнил, что его у меня нет. Стало очень грустно и скучно, и я решил прогуляться.

     Погода стояла пасмурная, небо было затянуто темными тучами.. В моей голове был только один вопрос: «Как я смогу пробыть здесь целое лето?!» Бабушка сказала, что не нужно расстраиваться, а подышать свежим воздухом мне не помешает. Я снова вошел в комнату, чтобы переодеться. Утром я не заметил, что на столике около кровати стояла фотография. С нее смотрела молодая девушка с большими голубыми глазами, ее длинные волосы мягко падали на плечи, а на губах играла улыбка. Видимо, это моя бабушка.. Я долго смотрел на это фото. Кажется, что она совсем не изменилась. Такая же улыбчивая, с глазами, которые пронизывают душу насквозь, в них хочется смотреть, не отрываясь.

     Я вспомнил, что хотел идти на улицу. Тучи немного скрылись, но было еще холодно. Свежий ветер дул мне в лицо. Мне казалось, что слышу в нем запах цветов и зелени! Только к вечеру я вернулся домой. Бабушка волновалась, я извинился и лег спать. Деревня очень сильно отличалась от города. Я еще не понял: нравится мне здесь или нет, но одно я знал точно: там у меня остались друзья, и я скучал по ним.

       Прошла уже неделя. Я начал привыкать к жизни в деревне, но телефона, компьютера мне недоставало.. Бабушка рассказывала истории из своей молодости. Но когда речь заходила о дедушке, она сразу замолкала, говорила, что ей нездоровится и уходила в свою комнату. Почему она не хочет о нем говорить? Какая тайна кроется в исчезновении дедушки?Я долго думал об этом и не заметил, как уснул. Мне приснился странный сон. Я видел дедушку, он был такой же, как и на фотографиях. Он хотел сказать мне что-то - я не расслышал его слов, но увидел то место, в котором он находился. Там было темно и неуютно. На мебели было много пыли. Больше я ничего не рассмотрел. Утром я пытался вспомнить это место, дедушку, хотел завести с бабушкой разговор, но так и не решился.      

         Вечером я снова отправился на прогулку, пытаясь найти здание из сна, но поиски оказались безуспешными. Я решил пойти с утра, на свежую голову, и мое решение оказалось верным. Нашел! Такой радости я не испытывал уже давно. С каждым днем пребывания в деревне мне становится все радостнее и интереснее.

Я вошел во двор. Чувствовал, что дрожат колени, в голове словно маленькие молоточки стучат, во рту пересохло. Неужели сейчас я узнаю, что хотел мне сказать дед?! Небольшое здание, поросшее травой, затянутое паутиной, предстало передо мной. К сожалению, пробравшись к его двери, я увидел на двери большой замок…Опять неудача!

       Я помчался домой с мыслью, что должен рассказать бабушке о том, что нашел. Выслушав меня, бабушка села на стул и велела сделать то же. Мы молчали около двух минут. А потом она начала говорить.

- Твой дедушка... не пропал. Его арестовали. После окончания школы он начал работать в библиотеке. Ему очень нравилось читать книги. Бумажные книги.

Она отошла, принесла какую-то вещь и продолжила рассказ.

- Вот это книга, последняя, что осталась у нас в деревне. Остальное сожгли. По всему миру начали сжигать книги, не оставив ни одной. Говорили, что они приносят вред, что люди задают слишком много вопросов.. А он просто любил читать. Они грозились сжечь деревню, если не отдадим все.. Я плакала, кричала. А они не слушали меня, а потом уехали вместе с дедом.

     Бабушка говорила обрывистыми фразами, сбиваясь и останавливаясь из-за подступавших к горлу рыданий.

- Ты сказала, что книга последняя, но это не так. Есть здание, в котором еще остались книги! - крикнул я.

       Бабушка удивленно посмотрела на меня. Она не верила моим словам, боялась верить. Я уговорил ее пойти со мной. Когда мы пришли, она остановилась и молча смотрела на здание. Из ее глаз полились слезы. Мне стало жаль ее. Она выглядела такой беззащитной. Обняв ее, я сказал, что все будет хорошо, а она сняла с моей шеи цепочку, которую мне подарили при рождении. Я не знал, что значат символы на ней и часто задавался этим вопросом. Бабуля вставила часть цепочки, которая оказалась ключом, в замок, и дверь открылась. Мы вошли. Свет включился автоматически. Это показалось мне странным. Мы шли по длинному освещенному коридору, а бабушка рассказывала мне про книги. Вся история связана с ними. Я вдруг понял их ценность. В современном мире тонны железной техники и машин, но нет ничего живого и настоящего, нет истории, души в людях и вещах…

       В библиотеке мы пробыли до утра. Мне было очень легко и тепло. Я понял, что техника не главное, есть вещи ценнее и важнее ее. Каждый день я и бабушка приходили в здание из сна. За неделю мы полностью закончили уборку. И помещение сразу изменилось. В нем стало намного просторнее и уютнее. Я никогда не держал в руках книгу, только слышал о ней из рассказов родителей.. Сейчас я видел их наяву. Все помещение было заставлено высокими шкафами с книгами. От них шел удивительный запах- запах неизведанного, удивительного. Ночью книги раскрывали мне свои тайны: каждая по- своему, а я слушал их и восхищался тем сокровищем, которое оказалось в моих руках..

       Прошел месяц после того дня, как мы нашли библиотеку, но загадка деда оставалась неразгаданной. Я был уверен, что он не в тюрьме. Мы с бабушкой начали его поиски. К концу лета нам пришло письмо. Письмо от деда. Он рассказывал, что его знакомый помог ему сбежать. Когда-то мой дед спас его младшую сестру. Наше счастье было безгранично, мы не могли поверить, что такое может быть!

       По традиции вечером мы отправились в библиотеку: встреча с книгами стала для нас священным ритуалом. Неожиданный стук в дверь прервал нас. Мы бросились к ней, догадываясь, кого увидим за ней. Это он! Я узнал его! Это мой дедушка! Мы долго разговаривали, не замечая времени. Он рассказал, что писал письма, но ответа все не было. Дедушка сказал одну фразу, которая до сих пор в моей памяти : «Благодаря книгам я выжил. С детства я   любил читать. Жизнь без книг была для меня невозможной. Их пытались уничтожить, прошло 30 лет, но они живы. Их запах, запах давних лет дает возможность перемещаться во времени, погружаться и в сюжет. Люди не меняются. Пока мы живы, живы и книги».

         Лето кончилось, мне было тяжело уезжать от бабушки с дедушкой. Почему время бежит так быстро? Я попрощался со своими родными и сел в электромобиль.

Приехав домой, открыл старую книгу, которую на память подарил мне дедушка, из нее выпал пожелтевший от времени листок бумаги, на котором знакомым почерком было написано: «Книги вечны, вечны как время, как день, который наступит завтра. Запомни это, внук. Мы видимся с тобой не в последний раз».

_________________________________________________________________________________________

Романова Алиса

С чистого листа

Всем дислексикам посвящается…

– Читай! Ты что, глухая? Читай, тебе говорят! – отчеканила учительница, глядя свысока на свою жертву, сидящую за первой партой. Девочка тщетно пыталась изо всех сил прочитать хоть одно слово правильно. Дети смеялись.

– Я никогда еще не видела такого глупого ребенка! В сочинении ошибки в каждом слове, читать не умеешь… Как пишется слово "облако"?

Ученица спряталась за ненавистной книгой, из-за которой все эти упреки разом навалились на нее, но сейчас именно книга была единственной защитой. Однако девочка все еще старалась сконцентрироваться на тексте, ведь дома ее учили не сдаваться и все доводить до конца.

– Хватит прятаться! – продолжала кричать учительница, выхватывая учебник из рук ученицы и лишая её возможности доказать, что она ничуть не хуже других. – Немедленно иди к доске и напиши: «облако». Покажи мастер-класс, удиви нас!

Девочка поднялась из-за парты и медленно направилась к доске. Ее ноги дрожали. Ей казалось, что еще чуть-чуть – и она упадет, опозорившись перед всем классом. Трясущейся рукой она взяла мел и стала медленно, одну за другой, выводить буквы.

В какой-то момент одноклассники затаили дыхание, словно присутствовали на шоу.

– Сможет ли самая глупая девочка в мире написать слово правильно или ее снова ждет провал? Свершиться ли чудо? – не успокаивалась учительница.

– Оставайтесь с нами, чтобы не пропустить этот величайший момент, – прокричал кто-то с задней парты, с интонациями диктора с телевидения. Класс захихикал. Учительница нахмурилась, но ничего не сказала.

– Только бы написать правильно! – молилась про себя девочка.

– Я написала, Вера Николаевна., – тяжело вздохнув, сказала жертва насмешек и отошла в сторону.

Учительница оглядела с ног до головы «глупую» ученицу, посмотрела на доску и начала аплодировать.

– Браво! Ты знаешь, это даже не слово, это уже новый вид искусства… Буквы в хаотичном порядке, написано с ошибками… Скажи мне, Алики, кем ты хочешь стать?

– Я… писательницей… – неуверенно ответила Алики.

Учительница отвернулась от Алики, словно ее здесь и не было, и обратилась к классу:

– Сегодня урок был очень поучительным для всех вас, но, конечно, не для таких, как Алики. Осмелюсь предположить, что все в этом классе знают, как правильно писать слово «облако», или хотя бы не меняют буквы местами, в 13-то лет… Все свободны, кроме Алики!

Прозвенел звонок на перемену, и весь класс стал бурно обсуждать одноклассницу. Никто не сомневался, что её шансы стать писательницей равны нулю.

– Вера Николаевна… – обратилась Алики к учительнице сразу после того, как все одноклассники вышли из класса.

– Я не желаю с тобой разговаривать! Впрочем, вот тебе добрый совет: забудь о том, что ты хочешь стать писательницей. У тебя это никогда не получиться! Надеюсь, после сегодняшнего урока ты это понимаешь.

– Вера Николаевна… Я пытаюсь понять только одно. Почему вы обрываете крылья тем, кто мечтает? Почему человек с именем Вера убивает веру? У меня много проблем, но я стараюсь изо дня в день приблизиться к своей цели… Я буду писательницей, потому что мою веру не убить, а что стало с Вашей?

– Выйди вон! Немедленно! – услышала Алика в ответ

*     *     *

– Не отчаивайся! - сказала учительница, ласково улыбаясь.

– Я ума не приложу, как другие люди с этим живут, – подавленно ответила Алики, пробегая глазами текст, в котором снова допустила множество ошибок.

- А зачем смотреть на других? Каждый должен преодолевать свои трудности. Не сравнивай свою первую главу с чьей-то двадцатой.

- Опять весь лист исписан бредом… Мне никогда не стать писательницей! Она была права! – чуть ли не плача сказала ученица.

– Она – это кто?

– Ну, та моя учительница из другой школы!

-Вот увидишь, через несколько лет я и твоя прежняя учительница будем самыми преданными твоими читателями. Давай начнемвсё сначала, с чистого листа!

*     *     *

– Благодарю всех, кто пришел в этот зал, чтобы разделить со мной радость: вышла в свет моя новая книга. Знаете, если бы кто-нибудь сказал мне ещё несколько лет назад, что в один прекрасный день я буду стоять на сцене перед людьми, которым интересно моё творчество, я, честное слово, ни за что на свете не поверила бы. Я счастлива, что сегодня могу заявить о себе. Повторюсь: когда-то это представлялось невозможным. Причиной была моя «подруга» дислексия. Да, именно из-за неё я путала буквы, писала с ошибками, которые выглядели немыслимо и не поддавались логическому объяснению. Моя «особенность» заставляла учителей чуть ли не падать в обморок. Меня вынуждали заучивать десятки правил наизусть, писать одно и то же слово или предложение по многу раз, как мне объясняли, «до тех пор, пока до тебя не дойдет». Во мне не видели личность.

Это прозвучит странно, но больше всего на свете я любила читать. Часами просиживала за книгами в надежде, что смогу прочесть текст без усилий. А каждый школьный день был новой возможностью доказать, что я не глупая, а просто вижу текст иначе.

И вот я стою здесь, перед вами. Всё та же девочка, которая изо дня в день училась «дружить» с дислексией. Я приобрела бесценный опыт. Судьба подарила мне возможность встретить людей, которые сыграли в моей жизни немалую роль. Одни «ломали» меня, но мой характер становился только сильнее, ведь я не считала нужным сдаваться. Другие, напротив, верили в меня и всеми силами поддерживали. Так было с моими учительницами. Первая внушала мне, что я пустое место, а вторая верила в меня и советовала не отчаиваться.

Я поняла, что учеба не заканчивается с последним школьным звонком. Главные уроки – это препятствия, которые на удаётся преодолеть на пути к цели, а самые лучшие учителя – обыкновенные люди, которые приходят в вашу жизнь и меняют ее. Об этом моя новая книга. Всем спасибо за внимание! – закончила свою речь Алики.

Ответив на вопросы, она начала раздавать автографы. Кто-то из читателей спешил поделиться впечатлениями от книги, сказать слова поддержки, попросить совета, как побороть дислексию, а кто-то молча забирал подписанную книжку и уходил. Алики не видела, что за спинами этих людей, не решаясь подойти, стояла немолодая женщина с ребёнком, судя по всему, внучкой. Девочка держала в руках яркую книжку и пыталась читать, хотя это давалось ей с большим трудом. Ребёнок страдал дислексией, и бабушка была его единственной «группой поддержки». Возможно, Алики даже не узнала бы эту рано постаревшую даму: человеческая память так счастливо устроена, что избавляет нас от самых тяжёлых, болезненных воспоминаний. Это она, её первая учительница, которая чуть не лишила Алики веры в себя, старалась остаться незамеченной, хотя больше всего ей хотелось подойти, расспросить, понять… Теперь она сожалела о том, как поступала когда-то, и думала, что люди часто ранят других, не подозревая, какие трудности преодолевает человек в поисках себя и какие бури бушуют в его душе. «Порой мы не способны принять чужую боль, пока не испытаем что-то подобное на себе. Каждый волен сделать выбор сам: протянуть руку помощи или утопить того, кто из-за всех сил борется с беспощадными волнами во время шторма в надежде на спасение. И мне кажется, что я когда-то сделала неправильный выбор», – подумала она и тихо пошла к выходу, крепко держа за руку внучку.

______________________________________________________________________________________

Анохина Ксения

Робот

«Закон первый: робот не может принести вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред».

Брауну 12..

..и он только что собрал своего первого робота. В те времена этим громким словом провозглашали все, что имело в себе пару шестерёнок, винтиков да могло передвигаться хотя бы на сантиметр, прежде чем сломаться.

Однако эта конструкция называлась бы так, даже если бы её показали инженеру нашего времени. Все на месте: и блок питания, и пульт управления, и неплохие показатели, но через некоторое время изобретение надоело своему изобретателю, потому нашло свое пристанище в старом гараже, в куче такого же множества наборов бесполезных деталей, как посчитал сам Эдвард.

«Закон второй: робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат первому закону».

Брауну 23..

..и он уже давно окончил школу, без особых усилий поступил в институт, а кибернетика плотно засела в нем.

Студенческая жизнь бьёт ключом, шумные вечеринки не позволяют качественно подготовиться к экзаменам, однако Эдвард все равно почти счастлив, зависая со своими новыми друзьями, в общем-то, абсолютно такими же.

Все же на руках красный диплом, свидетельствующий о выдающихся способностях, а в голове ни одной мысли о том, как их использовать и куда вообще податься.

«Закон третий: робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит первому или второму законам».

Брауну 36..

..и он уверенно шагает к высокому зданию от своего собственного автомобиля, ненароком бросая взгляд на зеркальную обшивку и разглядывая себя. Высокий, статный, в хорошем костюме, в начищенных до блеска лакированных ботинках и с ультратонким дипломатом. Кажется, что в нем поместится всего-то один лист бумаги.

Автоматические двери оправдывают хозяина компании, и он проходит в просторный холл, прямо к стойке регистрации.

В последнее время Эдвард работает только в крупных компаниях, способных платить за хорошую работу хорошие деньги да ещё и советовать его как специалиста своим друзьям-миллионерам.

Приветливая девушка просит подождать пару минут, пока её босс не освободится, и любезно просит подняться на лифте, так и вымаливая своей улыбкой улыбку в ответ.

Браун видел множество подобных зданий, подобных лифтов, панорам, что открываются из самых верхних окон, и девушек, но все равно даёт ей то, чего она ждёт, поднимая уголки губ.

– Мистер Браун, – заговаривает мужчина, отрывая наконец телефон от уха, но только на мгновение, чтобы после снова что-то сказать человеку на том конце провода. Проговорив ещё пять минут, не считая того времени, сколько посетитель стоял у двери, он кладет трубку на стол и выдыхает, – как мы уже обсуждали через моего человека, вам требуется провести пару тестов над моей новой разработкой. Ну, знаете, СМИ требуют, чтобы говорили о качестве работы не только люди из моей команды. Недели, думаю, хватит. Водитель отвезёт вас на место. Уверяю, условия там более чем комфортабельные.

– Я надеюсь, ваши люди не могли приврать об оплате, чтобы заманить меня прямо в ваши цепкие руки?

– Не сомневайтесь, мистер Браун. Покажете хороший результат, и мы попробуем заманить вас более длительным контрактом. Естественно, за большую сумму.

– Думаю, мы сработаемся.

Обещания не были пустым звуком, место действительно шикарное, потому Эдвард даже насвистывает что-то, прохаживаясь по светлой лаборатории.

Робот, имеющий внешность человека, стоит неподвижно. Ещё бы. Мужчина очень бы удивился, если бы тот взял и пошел без команды.

Босс самостоятельно выбрал имя модели, потому, не изменяя инструкциям, четко проговаривает, прежде соединив пару контактов:

– Запиши своё имя, Питер.

Это первый и единственный робот, что убьёт человека.

___________________________________________________________________________

Ануров Тимофей

           Истоки Мужества

   Вторая Мировая война, длившаяся уже как третий год, сулила координально изменить мировой порядок. Затянувшееся сопротивление Советского Союза Третьему Рейху на Восточном фронте, подарило надежду на победу странам анти-гитлеровской коалиции. Советы стали символом в борьбе с национал- социализмом по всему миру, потому именно от наших бойцов зависил исход всего противостояния.

                 Офицеры, командиры, рядовые солдаты Красной Армии, партизане и труженники тыла осознавали свою ответственность перед человечеством и прилагали все силы, чтобы истребить ненавистного врага. Подобное сплочение национального духа, являвшегося потресающим феноменом, приносило свои результаты. Уже к 1943 году, войска оси были отброшены к Курску. Тогда ставка приняла смелое решение- дать неприятелю большой бой, под занимаемым им городом. Началась Курская битва. До победы было ещё далеко...

                 Готовившиеся к наступлению на немцев, части генерал-лейтенанта Ротмистрова, отдыхали перед сложной битвой. Сержант Николай Орлов, прозванный товарищами за свой большой рост и пронзительный взгляд ,,Орлом” , угрюмо сидел в углу походной палатки, настраиваясь на предстоящую пешею атаку. В это время его верный друг, отчаяный пилот Олег Лобин, что-то с упорством объяснял своим испуганным сослуживцам.

                 - Дорогие друзья!- неожиданно обратился неунывающий оптимист ко всем, сидевшим в палатке- неужто мы и в правду боимся этих фашистов?! Вот взять хотя-бы наш бравый отряд: гениальный стрелок Николай, лучший танкист во всём союзе, Димка!..

                 -Перестань Олег!- с раздражением перебил нахвалевавшего его товарища, смуглый, коренастый танкист и ефрейтор по званию, Дмитрий Рохлин- ...нету среди нас гениев! Мы такие-же как все, советские солдаты. Негоже унижать других товарищей и всю страну. Лучше настройся на сражение, ведь оно может стать последним, нас кидают прямо на вражеские позиции.

                 - Прости дружище, просто так не хочется падать духом перед таким возмездием...- сильно сжав кулак, от неожиданного прилива воспоминаний ответил Лобин.-... когда началась война, я был на стажеровке в Москве, и не успел прибыть вовремя. Весь мой родной город Минск ещё в первый месяц войны был захвачен проклятыми фашистами. На оккупированной территории осталось всё, что мне дорого: посаженная во дворе берёза, дом, отец, Петька...- сглатывая слёзы не сумел закончить свою мысль ефрейтор.

                 - Каждый из нас, Олег, что-то оставил на отобранной немцами территории...- с серьёзным выражением лица и грустным взглядом в абстаркцию, заговорил сержант Орлов- ... ты- семью, Дима- любимую. У меня ведь друг, никого и не было. Хотя я сам неосозновал того, что имел самое дорогое, что есть на свете- Родину. Ты абсолютно прав. Мы не имеем морального права перед семьями, любимыми и Родиной, зажавшись от страха сидеть в уголке, боясь неминуемой смерти!

                 -Да, Николай- поддержал друга Дмитрий, а за тем и все товарищи- ...мы обязаны победить в грядущей битве, и если не мы, то наши дети и дети наших детей будут жить под мирном небом! А-ну-ка, все, запивай нашенскую, про Красную Армию!

                Былую печаль и отчаяние, словно рукой смело, и на всю поляну, была слышна заповедь бесстрашных героев: ,,И все должны мы, неудержимо, идти в последний, смертный бой!”

                 На следующее утро, 11 июля 1943 года, отряды под командованием Павла Ротмистрова двинулись к осаждённому немцами Харькову, но встретив в районе села Прохоровки скопление нацистских частей, были вынуждены отложить атаку. Однако 12 июля, получив из Ставки приказ: “сражаться до последнего солдата”, напали, на ждавшие их дивизии оберстгруппенфюрера Пауля Хауссера.

                 Началось кровавое сражение. В тот ужасный день Прохоровка стала кладбищем для тысяч солдат, ведь именно в этой битве, было задействовано большее количество авиационной и танковой техники, за всю войну.

                 Отряд сержанта Орлова был первой воинской частью, принявшей на себя удар неприятиля. Но благодаря своему героическому сопротивлению и личному героизму каждого солдата, а в особенности, взорвавшегося вместе с вражеским танком, умирающего, но не побеждённого “Орла”, остальные пешие части сумели занять необходимые для ведения стрельбы траншеи.

                 Авиационный полк, в котором состоял Олег Лобин, встретился лицом к лицу с лучшими немецкими асами пилотирования- элитой Люфтваффе “Соколами Геринга”. И тогда, когда советские лётчики начали сдавать, провернув безумную, смертноносную авантюру, по виражным манёврам, зная, что ему не одолеть таких монстров, Олег, пошёл на таран вражеского самолёта и ценой своей жизни, поднял, жаждущий мести дух товарищей и отправил в Ад немецкого командира.

                 Так получилось, что танковый отряд Дмитрия Рохлина, хоть и не принял такого активного участия в сражении, как его товарищи, но нанёс не менее важный удар по разрозеным, благодаря друзьям, частям врага. Из всех, сидящих в тот день в палатке, Дмитрий один выжил и прошёл всю войну. Но даже, вернувшись с фронта героем Советского Союза, он так и не забыл тот памятный вечер с сослуживцами, когда они стали настоящими друзьями и достойными солдатами.

_____________________________________________________________________________

Ануров Тимофей

НИКОЛАЙ

Первый год войны всё длился

Тихо. Словно смерть крадясь

Но народ Союза бился

Интервентов не боясь.

Много доблестных военных

Воевали за страну

Сколько честных, и достойных

Пережило ту войну?

Именно герои поля

Кто готов был умереть

Их несломленная воля.

Не увидеть таких впредь.

И сегодня, чтья их память,

Вам легенду расскажу.

Подвиг русского героя

Я наглядно покажу.

Август. Лето. Сорок первый.

Украина под врагом.

Партизаны не способны

Биться с тем нацистским злом.

Осождается Россия.

Пала наша Белорусь.

Если б видели тот ужас,

Вы бы замерли, клянусь.

Новобранец. Юный воин,

Что срок службы отбывал,

Крепость защищал достойно

Хоть сражений не видал.

Отступая, части красных

Позабыли про него.

В землях немцев, столь опасных

Потеряли своего.

Отошли дивизии к Минску.

В Бресте воин стал один,

Защащая свою крепость

Словно был не победим.

Что оставил он в России?!

Дом, семью, свою любовь

Он земли, такой красивой

Не увидит уже вновь.

Но тогда, ведя сраженье

Против дьявольских врагов

Всё стрелял на пораженье

Защищая Брестский кров.

Сколько немцы не пытались

Крепость силой захватить

Не могли героя красных

Пулей чёрной поразить!

Час, неделю, день и месяц

Без прикрытий, писем, сна

Начеку был в вечной битве

Побеждая зло всегда.

Что он чувствовал?! Не знаю.

Без товарищей, друзей.

Ведь судьба скрывала правду-

Продвигался враг-злодей.

До Москвы дошли фашисты

Он об этом и не знал.

С каждым днём, утроив силы

Крепость Бреста защищал.

Что во тьме незримой черни

Смерть настигла всю семью.

Он не знал о том наверно

Жертвуя вновь жизнь свою.

Но гремит апрель атакой

Сотни яростных врагов

Безо страху, общей давкой

Разрывают цепь оков.

И фашисты в миг прорвавшись

Стали русского искать.

Ну а тот, один оставшись

Стал тихонько умирать.

В лобовую пару фрицев

Он для мщенья застрелил.

Но от них больших ранений

По несчастью получил.

А проверив магазины

Понял- нету больше пуль.

Тысячи боеприпасов

Прострелял он все под нуль.

Потому отбросив пушку,

Карабины, автомат,

Он пошёл к врагам бесстрашно,

Под взрывавшийся раскат.

Вышел к площади героем

И десятки немцев в миг,

Словно одеревенели

Слышен перестал и крик.

Лишь покой, спокойствье, холод.

Он сквозь их ряды пошёл.

Лейтенант немецкий мигом

Взгядом русского нашёл.

Но сразившись его силой,

Медлил миг, потом сказал:

"Вскинуть ружья, Waffen werfen!"

Всем солдатам приказал.

Проходя сквозь строй нацистов

Был неколебим, силён

Он был жизни, смерти выше,

Был врагом не побеждён.

Лейтенант же в это время

С честью на него смотря

Лишь спросил, как равный, медля:

"Как зовут, герой тебя?!"

И собрав остаток силы

Воин взгляд к нему поднял.

И сказал одну лишь фразу,

Перед тем как сам упал.

Был Апрель. Стояли немцы

Помня тот бесстрашный взгляд

Ведь ответил им защитник

"Красной Армии, солдат."

________________________________________________________

Архипов Никита

«Это нужно –не мертвым! Это надо –живым!»

Р.И.Рождественский

«Из зала в зал переходя»,

Здесь люди всё идут,

Героев подвиги войны

Передо мной встают…

Наступил Новый 2020 год. Это год особенный, год 75-летия Великой По-беды советского народа в Великой Отечественной войне. Трагедия страшного 5-летия коснулась каждой семьи моей страны. И мой прадед Сухоруков Павел Алексеевич воевал с 1943 года до самой победы. Он награжден медалями «За освобождение Варшавы» и «За взятие Берлина». Ежегодно мы всей семьёй участвуем в акции «Бессмертный полк» и с гордостью несём портрет праде-душки.

История войны всегда меня волнует. Я с интересом читаю книги и смотрю художественные фильмы о войне, знаю её героев. Известна мне история подвига легендарного летчика-истребителя Александра Ивановича Покрыш-кина. Но вот недавно по дороге из школы домой я обратил внимание на мемо-риальную доску, на одном из домов. Я прочитал: «В этом доме в июле 1942 года размещался штаб 216-ой гвардейской, Мариупольско-Берлинской, триж-ды орденоносной истребительной авиадивизии, которой командовал трижды Герой Советского Союза маршал авиации А.И.Покрышкин». Я был удивлён. К своему стыду, я до сих пор не знал, что такой великий человек защищал и мой родной город Новочеркасск.

В ближайшее воскресенье мы с мамой отправились в музей 4-ой Красно-знамённой армии ВВС и ПВО. Я узнал, что он основан в Новочеркасске в 2012 году и представляет собой огромный зал, разделённый различными демонст-рационными витринами. Музейные экспонаты рассказывают о героических подвигах великих лётчиков и представляют подлинные фотографии, личные вещи героев, большое количество военных приборов. Особый интерес вызвали у меня ракеты, авиационные пушки и бомбы фронтовой авиации. Я внима-тельно разглядывал телефонные и телеграфные аппараты, засекреченную ап-паратуру связи, радиостанции и коммутаторы. В сравнении с современной техникой эта аппаратура показалась мне очень большой и тяжелой. Я с трудом представил, как нелегко было её носить и тем более использовать во время боевых действий. Я узнал, что с 1941 по 1945 годы 283 военнослужащих были удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Среди них А.И.Покрышкин.

Всего А.И.Покрышкин совершил более 650 боевых вылетов, в 156 воз-душных боях лично сбил 75 самолётов противника. Во время парада Победы 24 июня 1945 года на Красной площади в Москве нёс знамя 1-го Украинского фронта.

Я узнал также, что прославленный летчик совершенствовал своё мастер-ство в небе над Новочеркасском. Штаб истребительной авиадивизии разме-щался в центе города на перекрёстке улиц Московской (д.31) и Дубовского (д.35). Именно там сегодня укреплена памятная доска, подтверждающая факт пребывания героя в нашем городе.

Однако знаменитый летчик бывал в казачьей столице и раньше. Он знал наш город ещё до войны. В 1936 году Александр Иванович Покрышкин скон-струировал авиационный тренажер, чтобы максимально приблизить трениров-ки к реальному полёту в кабине самолёта. Позже это изобретение совершенст-вовали новочеркасские политехники.

В 1937 году в авиационную часть, где служил летчик, поступила специ-ально-оборудованная тренажер-кабина. Её конструкция помогала молодым и опытным пилотам готовиться на земле к полётам. Покрышкин и сам с удо-вольствием тренировался на этом тренажере, изготовленном умельцами-политехниками. В 1942 году Покрышкин вновь воевал в небе над Новочеркас-ском. Сам пилот рассказывает в автобиографической книге «Познать себя в бою»: «Прилетев в Новочеркасск, я прибыл к генералу». Ему было предложе-но включиться в группу разведчиков с целью изучение особенностей «мес-сершмитта», его сильные и слабые стороны, чтобы позднее можно было ис-пользовать эти знания в боях с вражескими истребителями. Летчик понимал, насколько это было рискованно. «Если попаду в руки противника, меня ждет немедленный расстрел», - пишет герой. Александр Иванович Покрышкин вы-полнил важнейшую миссию: он слетал в глубокий тыл врага и сообщил о дис-локации войск противника на южном фланге советско-германского фронта. Это был поистине настоящий подвиг советского летчика!

Вместе с тем герой был скромным человеком. Красавец-летчик умел по-корять сердца многих новочеркасских девушек. В гарнизонном доме офицеров он прекрасно танцевал вальс с Машей Артёмовой. На всю жизнь Мария Ананьевна Артёмова сохранила приятные воспоминания о бравом летчике Александре. Она вспоминает: «Ах, какой был кавалер…сейчас таких уже не-ту…». Эта информация меня особенно восхитила. Выйдя из музея, я был впе-чатлён всей новой информацией о пребывании Александра Ивановича По-крышкина в моём родном городе Новочеркасске.

В память о легендарном летчике Александре Ивановиче Покрышкине, трижды Герое Советского Союза установлены бюсты, памятники, мемориаль-ные доски во многих городах России. Его именем названы улицы в Москве, Новосибирске, Иркутске, Краснодаре, Ангарске…

Иногда я спрашиваю себя: «Почему герои погибли, их уже нет, но мы до сих пор помним о них. И понимаю: «Это нужно –не мертвым, это надо –живым», чтобы никогда не повторилась война, это жестокая година.

Сегодня, благодаря таким героям, я, обыкновенный шестиклассник Ники-та Архипов, как и все мои сверстники, живу под мирным небом, учусь, зани-маюсь спортом, мечтаю о будущем. Я уверен, что 9 мая в колонне «Бессмерт-ного полка» я понесу портрет Александра Ивановича Покрышкина рядом с портретом моего прадедушки Сухорукова Павла Алексеевича, потому что подвигам героев нет срока давности, они навсегда останутся в памяти потом-ков.

_____________________________________________________________________________

АСТАФЬЕВА Ксения

МАСТЕРСТВО МАТЕРИ

Ребёнок внутри шевельнулся –

Мир женщины вдруг изменился,

Слезинкою мягко спустился

И Матери чувством проснулся…

Её Мастерство разрасталось

В общении снова и снова,

В пульсации детского зова,

С ребёнком ещё раз рождалось,

Окрепло с терпением вместе,

С умением к Свету направить,

От тяжких ошибок избавить,

С велением жить честь по чести.

Так Мать проявляется в детях,

Даря и собой оставаясь,

Сердцами их не забываясь,

Любовь умножая на свете.

ЧЕЛОВЕК ВНУТРИ НАС

В это сложно поверить, но люди зависимы

И привычки друг другу всё передают:

Так, имея достоинства, ближних возвысим мы,

А пороки в любом человека убьют.

Если куришь и друг к тебе искренно тянется –

Он становится рядом с тобой уязвим.

Человек, что внутри у него, задыхается,

Потому что глотает отравленный дым…

Человеку внутри нас быть пьяным не хочется,

Часто выглядит чёрствым от выпитых доз.

Доброта чья-то близко как слово пророчества:

Распахнуть сердце снова для пахнущих роз!

У вранья не найдётся поддержки для истины,

Человечность не будет ко злу ревновать –

Человек внутри нас выступает за искренность,

Рад притворную маску с порока срывать.

Принимайте волну, только не телефонную!

Насыщайте глаза тем, что Жизни полно!

Ощущайте не грязь, а Любовь всестороннюю!

Человеку внутри это нужно давно!

__________________________________________________________________________

Ахременко Маргарита

Кровавая победа

О, этот день, сияющий и яркий!

Кругом улыбки восхищённых глаз,

И небосвод, голубоглазый, мягкий,

И много нежных, благодарных фраз…

Полсотни лет давно уж миновало,

Полсотни лет успеет вновь пройти.

Я вижу то, чего я не видала,

Стою я там, куда нельзя прийти.

Такой же день, сияющий и яркий,

И слёзы счастья, много добрых фраз,

И небосвод, голубоглазый, мягкий,

И небосводы острых, горьких глаз.

Лет пять назад, четыре года, может,

Ровесник мой, с улыбкой на лице,

Любил и жил, надеялся, и что же?

Лежат сейчас снежинки на виске.

Ни выстрелов, ни взрывов я не слышу,

Хотя те дни и вижу без конца.

Горячим следом вдаль бредут сердца.

Я только их перед глазами вижу.

Я вижу только горе пред глазами.

Вмиг грань победы гордо перейдя,

Облитая кровавыми слезами,

Шла Русь моя, ей умирать нельзя.

Но вновь я здесь, вновь радостные взгляды,

И жизнь при жизни снова ожила!

От прошлого остались лишь парады,

Но не забыть того, кем Родина жива!

И, внуки, что у дедов не бывали,

Я вас прошу, вы побывайте там,

Ведь не себе там люди выживали,

Они ведь жили и страдали – нам…

21 апреля 2019

_________________________________________________________________

БАКУНОВИЧ Мария

 

БАБУШКИНА ИСТОРИЯ

Ирине Михайловне Талай

Осенью, второго октября,

В мир явилась бабушка моя.

Ирочкой родители назвали

И родные нянчить её стали.

Стала Ира быстро подрастать –

Надо срочно в садик отдавать.

Ира громко ножками топочет,

Очень быстро бегает, хохочет.

Время улетает… – и "ура!":

Иру в школу отдавать пора.

Ира на уроках ясно пишет,

Не болтает и не ест Ириша.

Вот мелькнули школьные деньки –

И зовут в училище звонки:

Любит Ира звук фортепиано

И на нём играет постоянно.

Отучиться Ирочка смогла,

Хорошо экзамены сдала!

Началась у Ирочки забота:

Нужно отправляться на работу.

Ирочке работа по душе:

Учит она разных малышей,

Музыку преподаёт Ирина,

Пишет музыкальные картины.

Вот пора уж Ирочке в декрет –

Появилась доченька на свет,

А чуть позже родилась вторая.

Ирочка с детьми живёт играя…

Стали дети Иры подрастать,

Надо им учиться, поступать…

И сейчас у бабушки нет скуки,

Появились маленькие внуки…

Ира будет счастлива всегда,

Потому что, если вдруг беда,

Все её поддержат, ей помогут:

Внуков и детей у Иры – много!

***

Мы все немного часть природы –

И любит нас Природа-Мать.

Она готова дать свободу,

Умели б лишь оберегать.

Но мы ведём себя ужасно –

Теперь такие времена –

Для Матери они опасны,

Рыдает бедная она…

Вот, например, костры разводим,

Но, если кто не уследит –

К несчастью Мать свою приводим,

Ведь целый лес дотла горит…

В зверей безжалостно стреляем,

Капканы ставим каждый день:

Мы о деньгах больших мечтаем,

А про природу думать лень…

Бросаем мусор, где попало,

И воду чистую грязним,

А что с природой бедной стало,

Об этом думать не хотим…

Цените Матушку-Природу! –

Она отплатит нам добром.

Вы подарите ей свободу! –

Всё будет хорошо потом.

_____________________________________________________________________________

БАТЮКОВА Лидия

 

ЧЕЛОВЕК

Привет! Я – человек!

И я рождён смеяться,

Чувствам своим поддаться,

Злость отогнать вовек,

Миру всему признаться:

"Привет! Я – человек!"

Прости… Я – человек.

И я умею плакать,

И, если в душе слякоть,

Я совершу побег,

Чтоб вам я не был в тягость.

Прости. Я – человек.

Прощай. Я – человек.

Я был игрок отменный,

Ушёл за грань Вселенной –

Плыву меж звёздных рек…

Здравствуй! Я – человек!

СТАРЫЙ ВОЛК

Когда-то был я молодым,

В крови огонь пылал,

Охотником умелым был,

И стаю защищал,

Щенков от голода спасал,

Был мудрым вожаком… –

Теперь я слишком старым стал,

Стал в стае чужаком.

Нет сил уж жертву загонять,

Держать удар врагов…

Теперь могу лишь наставлять

Я глупеньких щенков.

Из стаи гоните меня:

Мол, пользы никакой,

Одни проблемы и возня,

Да ругань за спиной!

А вы же те, которых я

Спасал в слепой резне,

Врагу тогда я, не щадя,

Рвал плоть, вы – душу мне!

От ран безжалостной тоски

Вдруг начал я седеть…

Когда-нибудь и вам, щенки,

Придётся постареть…

МИЛЛИАРДЫ

Миллиарды людей друг о друге не знают:

Где стена, где границы их стран разделяют.

Миллиарды глаз внутрь не смотрели друг друга

Хоть мельком: нам других увидать очень туго.

Ежедневно звучат миллиарды наречий,

В слове скрыта загадочность душ человечьих.

Бьются вместе сердца в миллиарде симфоний –

Так Земля воспевает век Света гармоний.

Рядом мы, хоть и за миллиард километров,

И Хранители мы Первозданности Ветра –

Миллиарды созвучий сплетаются в слоги,

Ведь Любви не страшны километры дороги!

_____________________________________________________________________________

БУЛАТОВА Елизавета

 

ШАГ

По Брестской земле осторожно иду:

Здесь были сраженья в войне недалёкой.

Не верится: нет её, страшно-жестокой –

Я лишь на руины её попаду.

Я вижу воочию каменный "ад" –

Мне жутко от этого, но я ступаю,

Для внешнего мира как будто слепая…

В июнь сорок первого шаг мой назад…

***

…Жизнь мирную в Бресте хранили врата:

Коровы паслись, рядом люди трудились,

А дети к речушке ватагой сходились…

Никто не предвидел – граница крута.

Но вот наступил переломный момент:

И артиллерийский огонь бил наотмашь –

Дождём разлетались разбитые окна,

Взрывались склады, возводя монумент…

Война неожиданно в крепость пришла –

И весь гарнизон не готов был к атаке,

Его разделили в безжалостной драке:

Летели осколки, гранаты, тела…

Кому-то прорваться сквозь смерть удалось,

Но тысячи крепость ещё защищали

И только что павших собой замещали,

И каждому подвиг свершить довелось!

Вода была близко и так далеко…

Фашисты её зачерпнуть не давали:

Пределы реки под прицелом держали,

Стреляя в ползущих туда смельчаков.

 Сражался Восточный форт дольше других:

Его командиром майор был Гаврилов.

Уставшая крепость печально дымилась.

Слёз не было больше оплакать своих…

Измучившись страшно за тридцать два дня,

Последнюю надпись она сохранила,

В которой звучала великая сила

Бесстрашных Сердец Векового Огня!..

***

…И я возвратилась… Стою у стены… –

И гордость не прячу, но плачу беззвучно…

Я с Брестской землёю теперь неразлучна.

Совсем не хочу повторенья войны!

ЛЕГЕНДА ОРШАНСКОГО КАМНЯ ИСЦЕЛЕНИЯ

На левом берегу Днепра,

На южной городской окраине,

Лежит не камень, а гора,

Не помышляя о хозяине.

Известный как Семигаюн,

В реке он видит отражение,

Где старенький уже валун

Владеет даром исцеления…

…Легенда камня такова.

Во время страшной эпидемии

Семь братьев выжили едва,

Смоленск покинув свой безвременно:

Их город за болезнь изгнал,

Но было некогда печалиться,

Их плот по речке проплывал –

Надежда не дала отчаяться.

В Дубровно путь им был закрыт,

И Орша отказала путникам.

Как город лесом стал сокрыт,

На берег южный вышли спутники,

У камня сделали шалаш

И улеглись в изнеможении,

А ночью дождевой пейзаж

Принёс нежданное спасение.

Сухим был камень под дождём

И тёплым, ласково-сияющим –

Заснули братья с валуном,

Лечились паром исцеляющим.

Наутро хворь ушла в песок,

Семь братьев стали вновь здоровыми:

В них воскресить свободу смог

Валун энергиями новыми…

…С тех пор, лечил Семигаюн

Всех, кто в спасеньи разуверился,

И остаётся также юн

Для тех, кто на него надеется!

УВИДЕТЬ ДРУГ ДРУГА…

Особенные люди лучше нас:

Они добрей, умней и справедливей

И, несмотря на жизнь свою сейчас,

Они в душе своей других красивей.

В их речи не услышишь фальши ты,

Они не знают зла и наглой лести,

Всегда рискуют ради теплоты

Быть с миром, окружающим их, вместе.

Они сильней духовно во сто крат.

Боль тела переносят как герои,

Их взгляды понимание таят

И горечь неприкрытую порою…

Особенны умением терпеть,

А не телесным видимым недугом,

Стремлением дышать, а не слабеть,

И наслаждаться обществом друг друга.

_____________________________________________________________________________

Булгучева Медина

Героями не рождаются

   Холодной октябрьской ночью 1942 года Володя отправился на выполнение очередного боевого задания. На этот раз вместе с ним был друг Николай Кресников. Осень в ту пору выдалась дождливая, вследствие чего под ногами была грязь, слякоть. Мальчики шли быстрым шагом, надо было спешить. Было жутко темно, порою, даже страшно. Луна лишь изредка появлялась на мрачном небосклоне, а потом снова исчезала. Она словно играла с ребятами.

-Какая жуткая ночь!- нарушил вдруг молчание Коля, у меня плохое предчувствие. Ты только на луну посмотри. Мне кажется, она делает нам знак.

-Ночь как ночь! - ответил Володя,- может, боишься? Если так, то возвращайся назад, я сам пойду.

-Володя, как ты мог подумать ?– обиделся Николай .Ты же знаешь, что я пойду с тобой до конца. Снова наступило молчание. Они шли с серьезными лицами, словно решали в уме сложные математические задачи. В их светлых головах вертелись разные мысли. Володя думал о матери и о братьях, по которым скучал. Коля думал о том, как было бы хорошо оказаться дома, забраться на любимую печь, выпить горячего чая с пирогами, которые так вкусно пекла мама, и крепко заснуть. Издалека лишь доносился лай голодных собак, нарушая мысли ребят.

- Бедные, они, наверное, тоже проголодались, некому их покормить,- сказал Коля.

Он еще много говорил, да вот спутник его не слушал. Володя шел с тем же выражением лица. Теперь ему вспомнилась история, рассказанная отцом года 2-3 назад. Однажды , во время Гражданской войны, Федор Васильевич стал свидетелем подвига маленького ингуша двенадцати лет. У селения Долаково шли в то время ожесточенные бои. Жители села героически защищали свою землю. Среди толпы оборонявшихся Федор разглядел мальчика, который ни на шаг не отходил от отца. Федор Васильевич был удивлен. В столь юном возрасте мальчишка, не успевший познать жизнь, вынужден находиться на поле боя. А иначе и не могло быть. Когда враг топчет родную землю, в сердцах беззащитных людей скапливается месть. Федор задумался, глядя на него. Но тут появился солдат, который просил его перейти с ним на другой участок. Он уходил, оглядываясь назад, думая о том мальчишке. Возвращаясь обратно после окончания боя,они обнаружили большое количество погибших. Их тела лежали повсюду. Вдруг среди всего этого ужаса Федор услышал чей – то стон. Он подошел поближе и ахнул. На коленях, прижав тело своего сына, сидел отец. Федор Васильевич узнал его. Это был тот самый герой, настоящий защитник своей земли.

-Да, - закончил свой рассказ Федор,- война не щадит никого. Самое тяжелое в этой ситуации –видеть смерть своих детей .Не дай Господь пережить такое!

И вот теперь снова война. Каждый день она уносит сотни невинных душ. Дети превращаются в сирот, жены становятся вдовами, матери, не в силах вынести горя от потери своих сыновей, умирают.

Володя гнал от себя эти мысли, но они вновь и вновь лезли ему в голову.

Между тем начал брезжить рассвет бледно-серыми красками. Луна, игравшая с ребятами в прятки ,теперь насовсем уже исчезла. Володя шел впереди. Коля отставал на приличное расстояние. Тут неожиданно они наткнулись на немцев. Вдруг раздалась автоматная очередь. Шедший впереди Володя успел перебросить ценный пакет документов Коле, а сам рухнул на

землю. Бежавший следом Коля успел схватить пакет и быстро скрылся в кукурузниках. Немцы долго его искали , но так и не смогли найти.

   Взошло солнце. Оно не могло уже согреть Володю. Он остался лежать на родимой земле, гордо приникнув головой.

   Так оборвалась жизнь храброго разведчика,моего земляка,Володи Мордвинова. Ему было ровно столько, сколько мне сейчас. Подвиг мальчика не был напрасен. В конце декабря 1942 г. в результате ожесточенных боев ,Малгобек был освобожден. Мой славный город не достался врагу. Он был спасен ценой жизней многих советских граждан, среди которых было много малгобекчан, принимавших активное участие в оборонительной операции.

   Останки Володи были перевезены в центр города и захоронены в братской могиле. Герой был награжден медалью «За оборону Кавказа» посмертно.

       Имя отважного героя из города Малгобек сегодня знакомо всем. Мы каждый год, в преддверии празднования Дня победы, навещаем место гибели Володи. В 1947 году там установили обелиск из железных труб, наверху которого высится красная звезда. На металлической пластинке мы можем прочитать: «Погиб за Родину разведчик-партизан В.Мордвинов»

   История Володи Мордвинова – это лишь малая часть истории целой страны, которая преодолела суровые тяготы Великой Отечественной войны.

_____________________________________________________________________________

Рубцова Валерия

            История моей семьи в истории Великой Отечественной войны

Сегодня, в век компьютерных технологий, уходят в прошлое семейные фотоальбомы. Современные фотоаппараты и электронные накопители могут хранить тысячи нераспечатанных фотографий, потерять которые очень легко.

            Фотографии для людей – это в первую очередь воспоминания. В нашем доме, кроме электронных фотографий, есть альбомы, в которых родители бережно хранят фотографии, связанные с самыми значимыми событиями нашей семьи. Особенно мне нравятся рассматривать альбомы своей бабушки, Жуйковой Тамары Меркурьевны. В них есть очень старые чёрно-белые фотографии. Конечно, людей, которые на них изображены, я не знаю. Но эти снимки чем-то завораживают внимание, приковывают взгляд, заставляют задуматься. А однажды в мои руки попали фотографии прадедушки и прабабушки. Казалось бы, обычные люди, но если присмотреться… Эти глаза! Немного грустные, но такие добрые и мудрые.

Когда-то бабушка рассказала моей маме о своих родителях. Мама, в свою очередь, пересказала историю жизни прадедушки и прабабушки мне. Как оказалось, им пришлось пережить много трудностей и испытаний. Впрочем, как и всем, кто жил в годы Великой Отечественной войны.

Прабабушка. Говорят, в молодости она была высокой, красивой и статной женщиной. Звали её Зоя Андреевна. Родилась она в деревне Удмурт Лем Дебёсского района. Её первого мужа звали Карп Александрович. Выйдя замуж, прабабушка, как и все молодые девушки, мечтала о счастливой семье и детях. Но её мечты не сбылись. Всему виной стала война. Мужа забрали на фронт в 1941-м году, сразу же после начала военных действий. В то время у них уже была маленькая дочка Нина. Через несколько месяцев получил ранение и приезжал повидаться с семьёй. Уходил Карп Александрович на фронт с надеждой, что война скоро закончится, и он вернётся к любимой жене и дочери. Но его надежды не оправдались. Карп Александрович пропал без вести в1943-м году, домой не вернулся. Прабабушка Зоя долго искала его, много раз обращалась в военкомат с просьбой узнать место его гибели. Но всё было напрасно. Мы до сих пор не знаем, как и где погиб Карп Александрович.

В военные и послевоенные годы все тяготы деревенской жизни легли на женские плечи. Ярким примером этому стала моя прабабушка Зоя. Женщины, под стать мужчинам, работали на колхозных полях. Именно тогда прабабушке пришлось научиться работать на тракторе, управлять лошадьми, поднимать тяжёлые мешки.

Мой прадед, Ложкин Меркурий Иванович, был призван на фронт в начале войны, он был старшим сержантом 175-го танкового корпуса. Конечно, не обошлось без ранений. Но главное, он вернулся домой живым, познакомился с моей прабабушкой Зоей, в 1946-м году создал семью. У них родились сын Валентин, дочери Галина и Тамара, моя бабушка. Ранения, полученные на войне, давали прадеду знать о себе всю оставшуюся жизнь. Он умер из-за болезни в 1961-м году. Моей бабушке тогда было всего шесть лет. Троих младших детей прабабушка Зоя растила одна.В то время так жили многие семьи, дети росли без отцов.

Из истории нашей страны известно, что в 1930-е годы появилось стахановское движение, призванное на примере отдельных рабочих-передовиков продемонстрировать возможности рабочего класса к перевыполнению нормативов результатов труда. Просуществовало это движениедо самого распада СССР. Бабушка Тамара вспоминает, как прабабушка Зоя называла себя стахановкой, уходила на работу утром, когда было ещё темно, приходила поздно вечером. Отдавая все силы для работы, прабабушка потеряла всё своё здоровье:   трудилась на тракторе с открытой кабиной, и в снег, и в дождь работа в колхозе не прекращалась. Люди трудились при любых погодных условиях. Но работа никогда не мешала бабушке Зое заботиться о детях: старалась, чтобы онибыли сытые, в доме было тепло, одежду для семьи шила сама. Следила, чтобы дети не пропускали школу, хорошо учились.

Бабушка Тамара говорит, что моя прабабушка закончила всего четыре класса, но была очень умной и мудрой женщиной. Тяготы, выпавшие на её долю, нисколько её не озлобили. Наоборот, научили воспринимать жизнь такой, какая она есть, любить и заботиться о тех, кто рядом.

Узнав историю жизни прадеда Меркурия и прабабушки Зои, я поняла, как зависят судьбы людей от судьбы всей нашей огромной страны. Что, зная историю своей семьи, начинаешь по-новому оценивать историю своей страны.

_______________________________________________________

ВАСИЛЁНОК Алиса

ДВА БРАТА

Героям Великой Отечественной войны:

лётчику, совершившему огненный таран 26 июня 1941 года в Белоруссии,

Герою Советского Союза Николаю Гастелло

и его брату, погибшему 28 сентября 1942 года

при освобождении города Ржева Тверской области России,

командиру батальона Виктору Гастелло

Два брата вместе подрастали,

Пошли работать на завод,

Героями на фронте стали –

Осиротел их славный род:

Они погибли в одночасье,

Чтобы другие знали счастье…

Был Николай Гастелло старшим –

Формовщик, слесарь и спортсмен… –

Дружил с братишкой подраставшим,

Дарил любовь любви взамен.

Брат Виктор был его моложе,

Но смелым быть стремился тоже.

Брат Николай освоил небо –

Отличный лётчик, командир.

Брат Виктор думал ещё, где бы

Ему узнать получше мир:

Как брат, стал слесарем прекрасным:

Завод ему по нраву – ясно!

Война нарушила их планы –

Душа призвала защищать

Страну от злобного тирана,

Число страдальцев сокращать.

На фронт ушёл брат старший первым,

Оставив младшего в резерве…

…Свой самолёт огнём объятый,

Гастелло бросил на таран:

Для немцев скорая расплата

Из битой техники курган…

След от удара на крыле…

Брат Николай в сырой земле…

А младший, как узнал об этом,

То сразу же пошёл на фронт –

Стрелка, казалось, лучше нету,

Когда враг лез на горизонт.

Довоевался до комбата

Брат младший, бой ведя за брата…

Под Ржевом Виктор был убит,

И подо Ржевом похоронен…

А в Беларуси не забыт

Брат Николай в земельном лоне…

Они готовили Победу,

Как все, кто шёл за ними следом!

УЧИТЕЛЯ ЖИЗНИ

Ода

Беда – на знание проверка,

Поступок новый и намёк:

Жизнь со своей подходит меркой

И преподносит всем урок.

Учитель – встреченный прохожий,

Вдруг показавший, что дороже…

Твой шаг – урок, а год – экзамен.

Как сдашь его – так Мир поймёт…

Подробный жизнь ведёт подсчёт,

Играя постоянно с нами…

__________________________________________________________________

ВИКУЛОВА Юлия

ВЕРЛИБР

Лепесток, крыло и море…

Капля, зарождение, новая жизнь…

Оплакивая малое горе,

Не сразу можно понять,

Что это исток.

Крикни погромче – исчезнешь,

Поглощённый гремучей лавиной…

Слеза – тоже чего-то начало:

Беды или счастья.

Твоё решение.

Кролик в глазах змея –

Всего лишь добыча

Лакомая

На один зуб.

Твоя жизнь –

Всего лишь начало Вечности.

Бесконечность тоже с чего-то берёт начало.

Круговорот –

Цирк с жонглёром в главной роли.

Так же легко можно увидеть отражение

Чего-то незначимого на первый взгляд.

Главное – не считать это сразу целым,

Возможно это всего лишь фрагмент,

Кой часто бывает обманчив,

И никогда не соглашайся на малое,

Пока не узришь картину всецело.

"Вселенная!" – воскликнешь ты.

Это всего лишь человеческие глаза.

Простые, обычные, земные…

ЗРИМАЯ НЕЗРИМОСТЬ

Фантастично и недосягаемо…

Близкие и такие далёкие,

Похожие на звёзды,

Крылья есть у них.

Часто такое встречаю.

Есть просто красивые.

Смотришь на них –

Сердце спокойно.

Есть неуклюжие,

Простые и чудные:

В них нет той красоты обложной,

А всё же

Наглядеться невозможно –

И ты уже в них,

Чувствуешь, погибаешь?

Необъяснимо…

Хотя нет же!

Нашла я причину,

Пояснение:

Украшенное замкнутое пространство –

Всего лишь

Пустышка

Или Вселенная

С её содержимым.

Что выберешь ты?

Просто подумай над этим.

Плоское картиночное блюдце,

Прелестная каёмочка с фарфором.. –

Ну и что? –

Или "платяной шкаф"1,

Неизвестные тайны

Хранящий,

Пленяющий, манящий

И терзающий…

1"Платяной шкаф" место перехода из современного в таинственный, волшебный, параллельный мир (из фильма-фэнтэзи "Хроники Нарнии").

______________________________________________________________________

ГУМИНСКАЯ Алина

НЕСБЫВШИЕСЯ МЕЧТЫ

Выпускникам 1941 года

Июнь. Ещё двадцать первое.

В школах – бал выпускной.

И выпускники прощаются

С обстановкой родной.

В четыре утра – так весело:

Заревая волна…

Пройдёт полосою чёрною

По их жизни война…

Едва по семнадцать было им

Предвоенной весной –

Счастливым казался, радостным

Путь грядущий земной!

Мечтали любить, надеялись

На рожденье детей

И в этих мечтах владыками

Были жизни своей.

Мечты не сбылись хорошие…

Виновата война!

Для многих мир сорок первого –

Последняя весна…

ПЛАМЯ ПОДВИГА

Весна. Обычный будний день.

Торопятся все: кто, куда…

От солнца у деревьев тень.

Цветы, как "золота руда"…

Машины, пешеходы… Вдруг

Девчушка, лет так десяти,

Гуляет. Жизнь кипит вокруг.

Домой пора: час дня почти.

Внезапно, словно стужи дух

О будущем знак подаёт.

Кровь в жилах стынет, взгляд, испуг…

Взлетел? Нет. Чувства нить ведёт…

"Котёнок!" – страхи, детский крик…

Как будто миг заледенел…

Авто… Мотора жуткий рык…

Тревожно дух похолодел…

Дорога… Девочка… Визжат

Колёса – бросилась она

К котёнку. Все вокруг кричат:

"Нашлась же смелая одна!.."

Все словно замерли на миг:

"Спасутся ли?" – один вопрос.

К прыжкам водитель не привык,

В сидение как будто врос,

Ногою жал на тормоза,

Давал прерывистый сигнал

И видел девочки глаза… –

Автомобиль на месте встал.

Котёнок резко запищал –

Его нарушили покой –

Прикосновенья не прощал,

Ведь от рожденья был слепой…

Бедняжка девочкой спасён

И отнесён на тротуар –

Прохожему достался он:

Жизнь предложила счастье в дар!

РЕЛЬСОВ ЗОЛОТИСТОЕ ЗВЕНО

***

Поезда… Дороги… Стук колёс…

Нас состав довольно длинный вёз…

Состояние – один покой…

За окном – вид жизни городской.

В мыслях у меня лишь чистота:

Из души исчезла пустота…

Лес, посёлок… – сменится пейзаж…

Конь среди травы – свободы страж.

***

Остановка. Громкий визг колёс.

Нас состав довольно долго вёз.

Мы теперь в большом селе стоим,

На перроне громко говорим –

Как торговцам радостно ходить,

А животным скучно здесь бродить.

Остановка наша – полчаса:

У часов другие пояса…

***

Снова в путь. Весёлый стук колёс…

На состав довольно скоро вёз.

Завтра, наконец, доедем мы,

А пока – узор дорог прямых,

Где машины будто бы бредут,

А вагоны всё вперёд бегут…

Солнышка торопится восход –

У вокзала поезд сбавил ход…

***

Тишина… Молчание колёс…

Нас состав в сохранности довёз –

Отдохнуть теперь ему пора

Полчаса, час, может, до утра…

Впечатлений накопилась тьма:

В поезде понравилось весьма –

Будет вспоминаться сквозь окно

Рельсов золотистое звено…

__________________________________________________________

Данильченко Максим

Я ПОМНЮ! Я ГОРЖУСЬ!

( посвящается памяти участников Великой Отечественной войны

семьи Данильченко)

Великая Отечественная война…… Смерть… Горе…. Невероятные потери…..

Эта война является важнейшим событием двадцатого века. А Победа в этой войне – величайшее достижение всего человечества! Нам, потомкам воинов-победителей, нельзя забывать о том, какую цену наша Родина заплатила за эту победу. Жителям старшего поколения это ясно, а вот молодёжь……..

Великую Победу я представляю себе в виде огромного здания, построенного из маленьких кирпичиков, каждый из которых - это вклад одного конкретного человека, а именно - его подвиг. И с чувством огромной гордости могу сообщить, что мои родственники тоже причастны к Победе.

Наверное, нет ни одной семьи в нашей стране, которой не коснулась бы горечь потери близкого человека в то жестокое время.

Нам, семье Данильченко, не удалось избежать этой горькой участи.

Мой прадед Данильченко Виктор Иванович был командиром роты минометчиков и носил звание капитана.       Он был награжден орденом Красной Звезды и двумя медалями. Прадед прошел всю войну, был ранен и встретил победу в Праге.

Его жена, моя прабабушка, Данильченко Лидия Ивановна, была медсестрой в прифронтовом госпитале. Их история может служить достоверным материалом для какого-нибудь литературного романа . Встретились они в госпитале, куда прадед был направлен после ранения. Там влюбились друг в друга и больше не расставались до конца своих дней. Прадедушка воевал, а прабабушка следовала за ним, отдавая Отчизне свой долг в санитарном госпитале до самого конца войны. Они с честью выполнили свой долг и покрыли свои имена славой.

Да, нам, действительно, есть, кем гордиться! Список фронтовиков нашей семьи достаточно велик.

Николай Прокопьевич Красотин ушел на фронт и успел написать одно письмо, потом он пропал без вести.

Алексей Прокопьевич Красотин ушел на фронт и тоже успел прислать только одно письмо. В нем он сообщил, что они получали винтовку и пять патронов одному и две гранаты другому - так вооружали всех. Письмо закончилось словами: ”Завтра в бой!”     Потом пришла “похоронка”…….

Константин Прокопьевич Красотин погиб на Ладожском озере на всем известной “Дороге жизни” - он возил продукты в блокадный Ленинград.

*****************************

Можно, конечно, сказать много слов восхищения подвигами героев. Но разве обойдешь стороной подвиг тех, кто погиб в первом же бою, или же тех, кто нашел свою смерть в разбомбленном эшелоне, так и не доехав до передовой?!

Ничья смерть не была напрасной…….Не попади бомба в грузовик, который вёл Константин Прокопьевич Красотин, она попала бы в другой грузовик. Своей смертью он дал кому-то шанс доехать, выжить и довезти продукты до голодающего Ленинграда.

То же самое можно сказать и про тех, кто погиб в первом же бою….. Но и они своими смертями дали возможность выжить другим и дать нам, их потомкам, мирную жизнь в свободной стране.

Те мои родственники, которые по каким-либо причинам не попали на фронт, совершили подвиг в тылу. Возможно, он не такой заметный, на первый взгляд. Но именно те, кто остался в тылу, эвакуировали заводы, трудились по 16 часов в сутки, не доедали, не досыпали. Ведь армии нужно обмундирование, оружие, продовольствие, техника. И без тружеников тыла тоже не было бы Победы.

В советское время был актуален не понятный нам сегодня лозунг:”От каждого по способностям - каждому по потребностям”. Подвиг советского народа состоит в том, что свои потребности люди снизили до предела, а свои способности превзошли многократно.

Наше поколение в силу возраста и, может быть, сытой и благополучной жизни недопонимает весь ужас войны. Достучаться до людей с каждым годом всё сложнее и сложнее, все меньше становится очевидцев войны, тех, кто поднимал страну в послевоенные годы, кто может рассказать об этом ”не понаслышке”.

Я являюсь частью нашей великой страны, я горжусь, что и мои предки внесли свой вклад в сохранение свободы и независимости нашей Родины, память об их бессмертном подвиге я буду хранить всю свою жизнь. И обязательно постараюсь, чтобы и мои дети гордились нашим великим прошлым!

Я ПОМНЮ! Я ГОРЖУСЬ!

_____________________________________________________

ДОДРИКОВА Яна

 

ПУТЬ ГЕРОЕВ

Мемориальному комплексу

"Курган Славы"

(Смолевичский район Минской области, Республика Беларусь)

Захватывает дух от высоты…

Ах, как же удивительно красиво!

Когда-то все герои были живы,

Которым оставляют здесь цветы…

Они фашистов заперли в "котёл",

Сражаясь за свободу Беларуси:

Никто не отступил, никто не струсил –

И на родную землю мир пришёл!

И тысячи ладоней, к горсти горсть,

Решили подвиг их увековечить,

Чтоб ненависть вновь не могла калечить

И не вбивала в мир раздора гвоздь.

От городов-героев да в Курган

Несли земельку будто бы святыню,

И капсулу зарыли здесь. Поныне

Она – свидетель, что наказ был дан

Потомкам чтить героев славных память

И охранять Отечество своё.

Широкое кольцо дорогу вьёт

За четырьмя огромными штыками…

Четыре фронта (столько же штыков),

Три Белорусских, с Прибалтийским вместе,

Несли освобожденье честь по чести

И Славой путь украсили веков!

Семь мужественных лиц помещены

Как образы защитников единых:

Кто молод, кто уже давно в морщинах… –

Видны с Кургана отблески войны…

ОБЪЕДИНЕНИЕ ЗЕМЛЯН

Как велико разнообразие культур:

Одна – спокойствие, умеренность во всём,

Другая – яркость стиля, огненность фигур –

Контраст традиций, что слагают свой объём.

У нас на Родине заветы предков чтят:

Трудиться радостно, терпение иметь,

Хранить очаг семьи, своих детей, внучат,

Во всех народах заводить друзей уметь…

В культуре нашей есть других немалый вклад,

Кусочек сердца друга и его язык,

Его искусство, его быт, его уклад… –

То, к чему с детства он давным-давно привык.

Для белорусов, русских печь – добра очаг:

Она теплом согреет, соберёт семью,

Накормит, вылечит от вредных передряг,

Хлеб славный выпечет, вложив любовь свою.

Для белорусов, русских праздник – строить дом,

А выбор места долгий, тщательный момент,

Чтобы родные жили радостно потом,

А дом выдерживал любой эксперимент.

Орнамент русский, белорусский – оберег,

Что символ жизни предков передаст сполна,

Он означает, что у жизни есть разбег

И поколенье наше – новая волна.

Для двух народов красный цвет – горячий знак:

В нём и огонь, и солнце, и любовь, и род…

Без единения культур нельзя никак!

Оно незыблемо, как и небесный свод!

Культуры сходятся поляков, латышей,

Литовцев, немцев, украинцев, молдаван,

Нам близких, русских, белорусов-"бульбашей"…

Народы все –Объединение Землян!

СТАРАЯ ЗАПИСКА

Однажды вспоминаешь место,

Которым дорожил ты раньше,

Что далеко не всем известно,

Где не было ни капли фальши.

Оно – и далеко, и близко,

Подать рукой до поворота.

Приедешь – на столе записка

От очень давнего кого-то…

Её слова в любви писались

И в ожидании прихода:

Родные руки их касались,

На скатерть положив у входа…

Слова простые: "Здравствуй, внучка!

Оладьи за заслонкой в печке.

Смотри: в дверях отпала ручка!

И аккуратней на крылечке…"

Тепло от бабушки осталось,

Хоть нет уж год на свете этом…

Я помню, как мне улыбалась

Своим последним, ярким летом…

Дом одинок… Очаг прохладен…

Гнездо пустует родовое…

Но дом – со мной, не в прошлом, сзади:

Его тепло всегда живое!

ГЛУБИНА ЖЕНЩИНЫ

Сонет

Кто женщины раскроет глубину?

Кому Всевышним послана она?

Любовью ли родных окружена,

Рождающей ещё одну весну?

Её исток уходит в тишину,

Она для поклоненья создана,

Умением хранить одарена

И радовать семейную страну.

Сомнениям её не побороть:

Уверенность души сильнее их,

Для верности сомнения – пустяк.

И женщина таит в глазах своих

Любовь, что посылает ей Господь,

Как Света ожидающего знак.

___________________________________________________

Долгая Татьяна

 

МАТЕМАТИКИ – ТОЖЕ ПОЭТЫ

Умываясь с утра, не жалея росы,

Перевалы судьбы возложив на весы,

Замедляя пространственных действий часы,

Тормозит мой континуум.

Изменяя конструктор цепей ЭДС,

Убегая желаньями в завтрашний лес,

Отдыхаю, немного замедлив процесс,

Пелену ощутив временами.

Заполняя таблицы мои до конца,

Пальцев лёгким касаньем творю чудеса,

Убирая усталость рукою с лица,

Погрузившись в нано структуры.

Параллели, конъюнкции, линий наклон,

Математики высших эмоций поклон,

Пифагора открытье возводят в закон,

Квадратичные гипотенузы.

Наше время уходит вглубь чёрной дыры,

Изменяя планеты и звёзды-шары,

Солнцу нравятся тайны "бильярдной игры".

Звёзд нейтронных не тронута плотность.

Математики знаки подобны свечам,

Что осознаны днём и горят по ночам,

Что подобны сапфирам, горящим лучам,

Математики тоже поэты.

ОГОНЬ НЕОПАЛЯЮЩИЙ

Там внутри под привычною кожей,

Под созвездиями рук и жил

То, что разум давно заслужил,

Так меня непрестанно тревожит,

Что иначе не может быть.

Он толкает всё дальше и дальше.

На рождение всех действий-сцен.

Грусть придёт – я сожгу её тлен

Без угроз, без истерик, без фальши,

Потому что живее всех.

Он проводит сквозь тернии к свету,

Сквозь иллюзии, злобу обид… –

Он во мне бесконечно горит,

Не предаст никакому обету.

Мудро-крохотный он, как я.

Детство пишется явью напоров,

Лучезарной наивности той,

Что лишь маминой нежной рукой

Мы спаслись от ночных коридоров.

Раньше просто были сильней.

Почему сейчас нам не хватает

Ощущенья огня за душой,

Будь ты маленький или большой

Снег с души убери – пусть растает.

Чудесами полнится ночь…

Свой огонь я беречь буду впредь –

Не останется только зола –

Без ожогов даст столько тепла

И во мне будет ярко гореть.

Его можно потрогать рукой.

ТЫ

И телом, и душой, и лакомством рассудка

Портрет той женщины, что дьявольски хорош,

Одним от мысли с ней становится так жутко,

Кого-то резко от неё бросает дрожь.

Та женщина умна, шутливая, простая

Где-то сглупит, а, может, пересолит суп,

Кому-то отдаёт она оттенком рая,

А кто-то вовсе ей на комплименты скуп.

Она работает, свой "хвост" завив руками,

Заклав лишь ручку нежно за охват ушей,

Что держится всегда так трепетно висками

За вихри уходящих миражей.

Всегда мила, свежа, приветлива при этом,

А руки так прекрасно-трепетно нежны.

Одною держит пса, другой печёт котлеты,

А в душе шепчет песни для своей души.

Лишь засыпает поздно под ночные фильмы

И может по ночам тихонечко сопеть.

Эмоций в ней всегда как в роге изобилья,

Ведь нету постоянно времени терпеть

И дрожь, и ложь, и горечь разочарований,

Которые со временем в скупую нить

Так переходят в растворенье тех желаний,

Что глубоко внутри наводят гладь да прыть.

Смотри: сидит, молчит, поймала пыль глазами

И отвернулась, опрокинув милый нос.

Та женщина тобой любима с небесами,

Какие шлют ей кудри для волос.

Она так ласкова, когда её накормят,

Читает сказки про котят, щенят, весну,

Расскажет тебе всё, что только в жизни вспомнит,

Ведь аллергия у неё на тишину.

Тебе доверит свои тайны и секреты,

Тебе споёт про свою веру и любовь.

Настолечко проста, но сложная при этом.

Та женщина и взглядом разгоняет кровь.

Тебе открою сокровенную я тайну,

Секрет, которому не найдена цена,

Вселенную взять в плен у женщины мечтанье,

Для этого такой она и рождена.

ДОМ

Что дом? Обитель? Церковь? Свет?

Что дом? Дом там, где ты одет?

Или раздет? Накормлен вдоволь

Иль ждёшь от матери котлет?

Что дом? Постель? Укрытье? Ров?

Что дом? Дом там, где ты готов

К великим мерам совершенства?

Или остаться без оков?

Где дом? Он сверху? Снизу? Там?

Он не похожий на капкан?

И ты там пальцами выводишь

Свой след по ржавым проводам?

Ты дома, если счастлив ты?

Если исполнились мечты

Про дружелюбную собаку?

Там не боишься темноты?

"Ты в домике", а, значит, цел,

Если не сбил чужой прицел,

Собою заслонив дверь дома,

Не видя, где его предел,

Ведь дом – в тебе, а, значит, – в них,

А, значит, ты сейчас постиг

Свободу совершенных действий,

Собой себя лишь заслонив…

Проснёшься – в горле резкий ком:

То дымная печь в доме том

Так сильно просится наружу,

Но ты "зальёшься" молоком…

__________

Ты – "дом", и он – и тот, и этот,

И те, кто создали Планету!

Бездомный замерзает быстро –

Найди свой дом и будь согретым!

___________________________________________________

ДУНИНА Владислава

 

ИСТОРИЯ ВЕСЕННИХ ЧУДЕС

Весна ступает неспеша,

Всем тайны сразу не откроет,

Вдруг замечает малыша:

Он у реки свой замок строит.

Ему два годика почти,

И мир невидимый он знает:

Весну, встречая на пути,

Руками нежно обнимает.

Она как мама для него,

Которую дала природа.

Он ей – родное существо,

Но человеческого рода.

Весна растит зелёный пух –

И малышу тепло, приятно.

Весна цветочный сеет дух

И птицами поёт занятно.

Есть у весны и свой звонок,

Он не из глины и металла,

Он из воды, он – ручеёк,

Который бегает немало.

Свет Солнышка – глаза весны.

Для малыша они – награда!

Все дети в маму влюблены!

Весна всегда, как мама, рядом!

ЧЕЛОВЕК И ЦВЕТОК

Цветку для роста нужен свет,

Земля, вода, уход…

Растёт он много-много лет.

С любовью лишь растёт.

Без Света человек, как спит, –

Вокруг него темно…

Вода и жажду утолит,

И в прошлое – окно…

Земля – любимые места,

Твоей семьи исток.

Есть в человеке Чистота!

И так же чист цветок!

________________________________________________________________

Каракулов Егор

 

ДОЛГ ПЕРЕД РОДИНОЙ ПРЕВЫШЕ ВСЕГО

Мой дед Александр Васильевич Агафонов родился 22 июля 1953 года в деревне Кибагурт Дебёсского района. До призыва в армию работал каменщиком в ПМК. Служил в пограничных войсках на Дальнем Востоке. В 1970-е годы выучился на шофёра, работал в организации «Сельхозтехника» села Дебёсы. Наверное, у деда была бы обычная биография сельского труженика, если бы не авария на Чернобыльской АЭС в 1986-м году.

Дебёсы и Чернобыль… Казалось бы, что их может связывать? Дед объяснил мне, что в ликвидации аварии в Чернобыле принимали участие люди со всего Советского Союза. Многие боялись и не хотели ехать в зону радиации, знали, что это смертельно опасно. На ликвидацию аварии призывали через военкомат. Дед был военнообязанным. В то время ему было 34 года, он был женат, воспитывал двоих детей. Причин, чтобы отказаться от работы в Чернобыле, у него не было. Признаётся, что было страшно рисковать своей жизнью и здоровьем, но долг перед родиной был превыше всего.

В Чернобыль дед попал не сразу. Две недели учился в городе Златоусте на химика-разведчика. Научился работать с дозиметрами и другим оборудованием для измерения уровня радиации. В феврале 1987 года из Златоуста деда переправили на самолёте в украинское село Белая Церковь. Там он проживал вместе с другими ликвидаторами аварии в течение трёх месяцев. Работал дедушка в составе 26-й московской бригады, которая участвовала в ликвидации аварии на третьем энергоблоке. Бригада состояла из шести батальонов в количестве 1200 человек.

Дед вспоминает, что ехали они от места проживания до АЭС на машинах, закрытых тентом, который защищал людей не только от радиации, но и от холода. На пропускных пунктах машины проверяли на радиацию. Если допустимый уровень был превышен, людей пересаживали на другие. Дедушка до сих пор с удивлением описывает населённые пункты, которые он видел в зоне радиации. Говорит, создавалось ощущение, как будто люди всего несколько минут назад покинули свои дома и вот-вот должны вернуться. Но это было не так. Жители, узнав о катастрофе, с ужасом покидали свои дома, оставляли всё нажитое имущество. Конечно, им было нелегко, но другого выхода на тот момент не было.

Работали на АЭС в защитных костюмах, надевали защитные жилеты, респираторы. Радиационную пыль убирали по 7 минут. Больше находиться на энергоблоке было опасно. Но, несмотря на предпринятые меры безопасности, люди получали большие дозы радиации, которую невозможно увидеть, но она как коварный убийца убивала людей. Дед говорит, что после работы на АЭС у него и других его товарищей со временем начинала болеть голова, пропадал аппетит.

Приехал дед из Чернобыля 7 мая. Ликвидаторов Чернобыльской аварии отправляли на реабилитацию в санатории. Дед восстанавливал здоровье в течение одного месяца в Ижевске в санатории «Металлург». Получил денежную компенсацию, имеет льготы. Дедушка сожалеет, что многих людей, которые ликвидировали аварию в Чернобыле, сейчас уже нет. Работа в зоне радиации не прошла даром и для него самого, болезни дают о себе знать по сегодняшний день.

Я горжусь своим дедом! Он тоже внёс в это важное дело пусть небольшой, но такой необходимый вклад. Сейчас он уже на пенсии. Летом много времени проводит на речке, рыбачит, ловит щук. Очень любит нас, своих четверых внуков. Мы тоже в нём души не чаем. Часто приезжаем в гости в деревню Варни. Он любит рассказывать нам разные истории, играет с нами. Наш дед весёлый, добрый и надёжный человек. На него всегда можно положиться. Для меня он настоящий друг. Рядом с ним никогда не бывает скучно. Я очень рад, что он у меня есть! Хочу, чтобы дедушка жил долго и счастливо.

______________________________________________________

Загудаева Алиса

Разбитое счастье

Разбитое счастье

Осколками страха

Рассыпалось в пепел,

Поди собери.

И сердце застыло,

Не в силах поверить,

Что брошено жертвой

На плаху любви.

Мир рухнул, и звёзды

Сгорели в молчанье,

Луны больше нет,

И рассвет не придёт,

Меня ты оставил,

Уйдя без печали,

Средь голых руин,

Где меня не найдёт

Ни радость, ни слава,

Ни жизни надежда,

В застывшем движенье

Без права борьбы,

Ты был мне любовью,

А стал наказаньем,

Жестокою пыткой

В остывшей груди.

Разбитое счастье

Осколками страха

Рассыпалось в пепел,

Поди, собери...

Первое утро после любви

Первое утро после любви…

Гонит октябрь по охрипшей планете

Жёлтые листья – ворох тоски –

Самые грустные птицы на свете.

Первое утро после любви...

Счастья погибшего рваные зори.

Первой поземки резные круги

Кутают землю снежной тоскою.

Первое утро после любви...

Тенью лицо... нет, не ты, обозналась.

Пачка «Балканской…», ключи от двери...

И ничего от тебя не осталось...

Вернись

С высоты небес льёт холодный дождь –

Это плачет мир над моей бедой,

Я не знаю сна в ледяной тиши,

Я теперь одна, а была с тобой…

Почему, ответь, ты исчез тогда,

Не оставив мне даже света луч,

Льдом покрылся мир, потеряв тепло,

Не вернуть тебя, не развеять туч…

Потеряв тебя, я вросла в скалу

Безнадёжных грёз и жестоких мук,

Если б только ты слышал боль мою,

Но нет голоса, не поднять мне рук…

Я молю – вернись, буду я твоей,

Всё отдам сполна за единый миг…

Что потом? Пускай хоть и слёз река,

Хоть и крах всему, хоть и боли крик…

Свет чужой звезды

– Сегодня около двух часов пополудни в результате жестокого теракта погиб актёр Ли Сон Бин, наша гордость, мега звезда корейской волны, красавец и кумир миллионов! – голос лучшей телеведущей вечерних новостей заметно дрожал и прерывался. – Согласно заявлению агента Сон Бина, у него не было врагов. У полиции нет ни единой зацепки, журналисты теряются в догадках, кто мог совершить столь зверское преступление, лишив нашу поп-культуру...

Кан Ли Зу бездумно смотрела на экран сквозь застилающие глаза слёзы...

Дочь подпольного наркобарона, обласканная и избалованная, она имела всё. Она получала, что хотела, ни в чём не зная отказа.

У неё было всё, что можно купить за деньги. Вертолет и яхта, дорогая машина и одежда самых известных брендов, виллы и рестораны, шикарные апартаменты в самом высоком небоскрёбе мира, где она и находилась сейчас, – всё, что только рождалось в её воображении, избалованном роскошью и безграничной властью.

Лишь одного она не могла купить за отцовские миллионы – сердце красавца Сон Бина, и это приводило её в бешеное, исступленное отчаяние. Была ли это любовь или просто муки задетого самолюбия, она не знала, но с тех самых пор, как она впервые увидела его, услышала его потрясающий голос, почувствовала на себе ошеломляющую ауру его привлекательности – с тех самых пор она не принадлежала себе, навсегда потеряв покой и сон.

Два года она летала и ездила за ним по пятам, сначала тайно, потом открыто, но ничего не добилась. Сон Бин был с ней вежлив и неизменно приветлив, но в его прекрасных глазах ни разу не отразилось ни капли эмоций. Словно робот с безупречным поведением, он заставлял её страдать, не давая ни малейшей надежды на возможность счастья.

Для окружающих они были просто давними знакомыми. Никто не догадывался, какая буря чувств кипит в сердце подпольной "принцессы", какие жестокие муки ревности её терзают, какие страдания она мучительно подавляет в себе, не имея возможности обладать тем, кого желает – до боли в груди, до бешеного сердцебиения и потери самообладания.

Время шло, надежда сменялась отчаянием, отчаяние надеждой, но она понимала, что всё напрасно. Он не принадлежал ей, ускользал и отдалялся, и она не могла изменить это, не могла остановить его, удержать возле себя. Самое обидное было в том, что он всё понимал, и в глазах его она видела порой снисходительную усмешку.

Месяц назад Сон Бин публично объявил о своих отношениях с известной актрисой и назвал дату будущей помолвки. И вот тогда Ли Зу окончательно сломалась…

Три недели затворничества на загородной вилле ничего не изменили, лишь усугубили её ревность и бессильное отчаяние. Услужливое воображение рисовало сводящие с ума картины медового месяца влюблённой парочки, и эти дьявольские видения приводили "принцессу" в совершенно невменяемое состояние. И она, наконец, решилась…

Достать радиоуправляемое взрывное устройство особой проблемы не состпвило, найти возможность установить его на машину Сон Бина также. Куда сложнее было решиться нажать роковую кнопку и убить свою мечту, своего любимого кумира, свою несбывшуюся безумную страсть. Она долго колебалась, сидя на переднем сидении роскошного автомобиля, руки тряслись и сердце колотилось, словно в агонии.

Он появился, прекрасный, как Бог, окружённый телохранителями. Толпа фанаток и журналистов хлынула рекой, и тогда он при всех нежно поцеловал свою счастливую невесту, с которой только что обручился...

Ли Зу наблюдала за взрывом с близкого расстояния, не чувствуя боли в прокушенной губе. Что же она наделала, поддавшись безумному порыву ревности, что натворила? Своими руками она убила его, свою любовь, уничтожила, стёрла с лица земли! И что же ей теперь делать, как жить на этойопустевшей планете?

–Великолепное тело разорвано в клочья. Неземной красоты лицо исчезло навсегда... Его душа… Впрочем, не ей размышлять о душе, не здесь и не сейчас… Боже правый, ну почему, почему он не ответил ей взаимностью?! Как бы счастливы они были, как нереально, фантастически счастливы! Она отдала бы ему всё; всё, что имела, и даже больше! Она подарила бы ему весь мир!

Голос телеведущей дрожал и прерывался...

Содрогаясь в рыданиях, Ли Зу встала, в последний раз прижалась губами к фотографии любимого, после чего открыла окно и шагнула наружу...

Я понял Вас, Мастер

– Я понял Вас, Мастер,– Франкенштейн поклонился уже в который раз и прикрыл глаза. Ему всегда, с самого момента появления в этом особняке, было больно смотреть на то, как Рейзел изо дня в день, из года в год стоит у окна и смотрит куда-то в аль. И ведь он, Рей, практически никогда не выходил за пределы своего обиталища; лишь изредка навещал Лорда и остальных. Всегда лишь распахнутое окно и чашка ароматного горячего чая на столике, стоящем рядом с креслом.

– Тогда ты можешь идти, Франкенштейн,– лёгкий, почти незаметный кивок со стороны вампира. Он всегда был немногословен и невыразителен в плане эмоций. Вот и сейчас он обошёлся стандартным ответом и таким же стандартным жестом. Никаких подбадриваний или пояснений. Но Франкенштейну и не нужно было ни то, ни другое. Его беспокоило совсем не это, а состояние, в котором находился его Мастер: смятение, злость, обида и грусть. И понимание, что он сам всё испортил. Что если бы не он, то всё было бы иначе. И сожаление, что ничего изменить нельзя.

Франкенштейн был практически за дверью, но вдруг остановился на полпути и замер.

– Мастер?..

Ответа, как обычно, не последовало. Фигура у окна по-прежнему неподвижна. Но Франкенштейн продолжил:

– Знаете, я понимаю Вас, Мастер. Понимаю, что Вы сейчас чувствуете. Вам нужна поддержка, но мне неизвестно, как именно Вас поддержать. Я будто знаю о Вас всё, но в то же время ничего, – он на несколько секунд замолчал.– Не нужно скрывать свои чувства, умоляю. От этого не легче, уж поверьте. Выговориться порой бывает сложно, но, может, ты всё же попытаешься? – Франкенштейн и сам не заметил, как перешёл на «ты». Но Рейзел на это, к счастью или сожалению, никак не отреагировал.– Знаю, что я тебе, по сути, никто. Так, случайный прохожий, который вдруг стал твоим верным слугой. Но я беспокоюсь. Последняя битва сильно сказалась на твоём здоровье. Надо отдохнуть. От всей этой суеты, от проблем и переживаний.– Франкенштейн сделал шаг к Мастеру, а затем ещё и ещё… Осторожно, будто боясь сломать, положил руку на плечо. В этот момент Рей вздрогнул и повернул голову к своему слуге. Во взгляде вампирачиталась усталость. Смертельная усталость… Любой удивился бы, что он ещё жив.

– Да… Конечно.

Как обычно. Никаких эмоций.

Франкенштейн поджал губы и опустил руку на запястье своего Мастера, легонько сжав его. Он ждал. Ждал, как Рей отреагирует на этот непозволительный со стороны слуги жест.

Но всё повторилось. Тишина, пустота и усталость во взгляде.

– Вам всё же нужно отдохнуть, Мастер, – Франкенштейн виновато опустил взгляд и поклонился, вспоминая своё непозволительное обращение к Рею. «Зря я всё это сказал… Но я не мог иначе», –подумал он про себя, стоя позади сидящего в кресле хозяина и держа руки за спиной, как и подобало приличному слуге. Он не чувствовал себя виноватым за сказанное. Он просто пытался помочь…

Рейзел тем временем устало облокотился о спинку кресла и снял с себя маску равнодушия. Наконец он показал, что устал. Что ему небезразлично случившееся. Рука вампира потянулась к чашке с чаем, но на полпути начала дрожать, мешая взять заветный напиток.

– Франкенштейн…

Лишние слова были не нужны. Всего лишь одно, произнесённое тихим, почти неслышным шёпотом.

Франкенштейн подошёл и подал Мастеру чай, наблюдая, как всё слабеющий Рей пытается не разлить драгоценные капли.

– Вам помочь?

– Нет.

Голос всё слабее, движения всё медленнее. Было видно, что вампир увядает на глазах, хотя ещё недавно стоял у окна, уверенно, но опустошённо смотря вдаль. Жалкое зрелище, как бы неприятно ни было это признавать. Рука, держащая чашку, тряслась всё сильнее, расплёскивая чай. От этого Рейзел морщился, но продолжал понемногу отпивать, поднося чашку ко рту. Франкенштейн смотрел на это с горечью на лице. Он уже давно перестал скрывать от Мастера свои чувства. В этом просто не было смысла.

Прошловремя. Вампир допивал чай, не обращая внимания на теперь залитую им,а прежде белоснежную кружевную манишку. Попросил своего верного слугу поставить чашку на место, после чего откинул голову и закрыл глаза. Вдох. Выдох. Вдох...

Выдоха, которого с таким трепетом и нетерпением ждал Франкенштейн, не последовало. От этого у него в груди защемило, будто сердце пронзили тысячи осколков. Сжатые губы превратились в тонкую полоску, а по щеке прокатилась слеза, затем другая... Он сожалел. Сожалел, что не смог сберечь самого близкого человека. Не смог в нужную минуту остановить, поддержать… Просто не смог стать тем, в ком Рейзел так нуждался в последнее время. И за это он готов был убить себя. Но это было бы неправильно. Если умрёт и он, то кто будет помнить Рейзела и последние минуты его жизни? Нет, это бремя должен нести только он.

– Прощайте, Мастер…

Мужчина коснулся кончиками пальцев щеки своего Мастера и, в последний раз окинув взглядом бездыханное тело, покинул особняк, позволяя слезам течь по щекам.

___________________________________________________________

Зверькова Анастасия

Настоящие вещи

- Что делаешь?

Тонкая бумага зашуршала, смявшись от резкого движения.

- Читаю.

Стоящая у стены студентка быстро подняла глаза от сероватых страниц на одногруппника. Александр нагнулся и повернул голову, щурясь, попытался прочитать название. Натолкнулся на недовольный взгляд девушки, но успешно его проигнорировал.

Отточенный, красивый жест – длинная бумажка-чек, закрывавшая от любопытного Александра название, одним движением вложена между страниц, книжка в мягкой чёрно-розовой обложке закрыта и опущена на подоконник рядом – титулом вниз, корешком к окну. Узкая ладонь легла на обложку сверху, прижимая книгу к пластику.

- Ты что-то хотел? – свое недовольство девушка предпочла не проявлять открыто, но в голосе заскользил холодок. Она не любила, когда влезали в ее личное пространство.

- Слушай, придешь завтра с гитарой?

Студентка поморщилась, и Александр сложил ладошки в просительном жесте, слегка наклонив голову вправо:

- Ну пожалуйста, ты же красиво поёшь. Марго будет ждать. У неё день рождения завтра, ты же помнишь?

- Завтра? – рассеянно отозвалась она. Цепкий взгляд зафиксировал Александра как на бумаге: от наклона головы светлые кудряшки упали на лоб, белый безжизненный свет коридорной лампы оттенял мелкие золотистые веснушки. Мелькнула и пропала мысль «Нарисовать потом!».

- Да-да, завтра, - Саша быстро-быстро закивал, и кудрявая чёлка запрыгала по лбу, упала на глаза. Но она на него уже не смотрела: задумчивый взгляд остановилсяна светло-голубой стене коридора.

- Хорошо. Напомни мне завтра с утра, - книжка перекочевала в рюкзак, так и не развернувшись к Александру названием. Девушка закинула лямку на плечо и повернулась к лестнице.

По пути домой она успела подмёрзнуть в тонком пальто. На глаза попалась яркая вывеска кофейни, и девушка зашла внутрь.

- Как удачно.

- А ведь мама говорила тебе, чтобы ты сменила пальто.

- Говорила, - она полной грудью вдохнула запах кофе и шоколада и зажмурилась от удовольствия.

- Как же я люблю такие места.

Девушка огляделась и не спеша подошла к стойке, изучая висящее на стене меню. Классика, с молоком, авторские, чай, соки.

- Раф, будьте добры, - она немного смущенно улыбнулась бариста, - с карамелью.

- Подождите пару минут, - отозвался он, и зашуршала небольшая мельница для кофе. Девушка поправила спадающую на лоб прядь и погрузилась в свои мысли, наблюдая за размеренными и ловкими движениями чужих рук. Не задумываясь, потерла ладони друг о дружку – уличный холод пробрался под перчатки и сковал пальцы. Тихо зашуршала тонкая, мягкая кожа. Невероятно удобная вещь, когда руки мерзнут даже в помещении.

По коже пробежали мурашки.

- Ваш кофе готов.

Прикосновение замерзших пальцев к тёплому картону чувствуется даже сквозь перчатки. Она вышла на улицу. Холодок пробежался по щекам, лизнул открытую шею.

Девушка осторожно вдохнула запах свежего кофе вперемежку с морозным воздухом и медленно пошла вперед, погрузившись в воспоминания.

… Э-эй! – девочка лет четырнадцати еле успевала за высоким ровесником и легонько хлопнула его по предплечью. - Стой!

Тот вздрогнул и резко остановился. Чтобы не пролететь вперед, она вцепилась в костлявое запястье друга и удивилась про себя, насколько горячей была кожа под пальцами.

- Какие у тебя холодные руки!

Она только растерянно моргнула, когда чужие обжигающе-горячие ладони осторожно обхватили тонкие пальцы. Приятное тепло от чужих рук словно пробиралось до костей, поднимаясь выше – к запястьям, растворяя колючий холод.

- Да, зима, я мёрзну, - залепетала девочка, боясь поднять взгляд от белой вышитой надписи на его серой толстовке. «Carpediem».

- Пойдём, - он потянул девочку за собой, не отпуская узкую ладошку.

Из больших окон, мимо которых они пробегали, было видно одно и то же – зимнюю ночь. Темнота и снег свивались в причудливые узоры, и по холодным стёклам быстро скользили отражения высокого мальчика в большой серой толстовке и девочки с длинной косой.

Только у самой двери тёплая ладонь разжалась – мальчик постучал и тут же надавил на ручку, приоткрывая дверь.

В небольшом актовом зале свет горел только на сцене – ряды кресел тонули в полумраке.

- О, выключите свет, когда будете уходить, - вожатая махнула рукой вошедшим и направилась к выходу, - мы пойдём искать тех, кто не явился.

Дверь закрылась. Девочка неторопливо прошлась вдоль сцены и провела пальцем по крышке фортепиано.

- Красивое.

- Обыкновенное, - отмахнулся мальчик, поправляя рукава, и уселся на круглый крутящийся стул.

- О, ты умеешь играть?

Он пару раз сжал пальцы в кулаки и резко распрямил. Крышка с лёгким стуком поднялась. С полминуты мальчик сидел, уложив руки на колени и закрыв глаза, словно вспоминая что-то. Поднял руки.

Длинные пальцы на секунду замерли – и мягко опустились на клавиши.

Переливчатая мелодия змеилась вокруг сцены, словно сдерживаемая темнотой в зрительном зале, послушно струилась из-под ловких пальцев. Девочка заворожённо наблюдала за чужими руками. На худых ладонях, танцующих над чёрно-белой клавиатурой, софиты яркой тенью обводят каждую выступающую косточку и каждый изгиб. Глаза закрыты, от длинных ресниц по щекам растянулись сероватые тени.

Финальные ноты встретили девочку мурашками вдоль спины. После яркой, живой, трепещущей мелодии тишина в зале давила на уши.

Мальчик расслабленно запрокинул голову, зарылся пальцами в растрёпанные каштановые пряди, второй рукой аккуратно закрыв крышку фортепиано.

- Хочешь, я тебе свою толстовку дам? Ты, небось, ничего тёплого с собой в лагерь не взяла.

В ушах всё ещё звучали последние отголоски мелодии. Девочка кивнула…

Девушка слегка улыбнулась, проворачивая ключ в замке. Не задержала надолго взгляд на зеркале – там всё знакомо. Волосы, два месяца назад выкрашенные в модный дымчатый, стали темно-серыми в полумраке коридора, цвет глаз определить из-за освещения сложно.

Пианист с каштановыми волосами в жизни её не узнает. А она до мельчайших деталей запомнила худые ладони, распростёртые над чёрно-белой клавиатурой, и вышитую белыми нитками надпись на толстовке.

Девушка грустно вздохнула и мысленно укорила себя в излишней сентиментальности, аккуратно стягивая с рук перчатки.

Мягкие домашние носочки приятно пружинят, и, обнимая пальцами горячие бока кружки с чаем, девушка бросила ещё один взгляд в зеркало. Сверкнули в случайном лучике света розовые камешки серёжек-гвоздиков, и студентка снова мягко улыбнулась своему отражению.

Восемь лет назад она, стоя перед зеркалом в прихожей, старалась как можно лучше разглядеть эти сережки в только вчера проколотых ушках. Шутка ли – в двенадцать лет такой красотой обзавестись!

Когда зазвенел дверной звонок, она оторвалась от созерцания украшения и потянулась к глазку. Весьма удивилась, увидев за дверью встрёпанную русую макушку, кажется, знакомую.

Через минуту на пороге стоял её сосед по парте, отъявленный хулиган и троечник, по совместительству – лучший друг тихой отличницы. Он прижимал к расстёгнутой куртке коробку пиццы и говорил, не останавливаясь:

- Я с ребятами и с физруком договорился, сбегал, а то ты болеешь, скучно тут сидеть одной, наверное, а я вот пиццы принёс.

Он ловко всунул приятно пахнущую коробку в руки девочке.

- Ну, выздоравливай, в общем, а я побежал, меня ненадолго отпустили – туда и обратно. И серёжки у тебя классные! – крикнул он, захлопывая дверь.

Через стену кухни было слышно, как он быстро бежит по лестнице вниз.

Девочка сидела на кухне и улыбалась, закрыв глаза и всем телом чувствуя это тепло.

Осторожно приклеенный скотчем, с внутренней стороны коробки висел пакетик с маленькой брошью-кошечкой.

Девушка осторожно гладит кончиками пальцев брошку, лежащую на столе. Ни разу не подводила – и шарфик скрепить, и скучную блузку украсить, и на рюкзаке красиво смотрится – почти как значок. Брошка-кошка поблёскивала в свете настольной лампы зелёными глазами-камешками, словно подмигивала хозяйке.

Тихо напевая первую вспомнившуюся песню, девушка осторожно вытащила из рюкзака книгу в мягкой чёрно-розовой обложке. Положила на стол, немного полюбовалась. Книга была почти как новая, только внутри некоторые строки аккуратно подчёркнуты механическим карандашом.

Ей нравится перечитывать эту книгу, каждый раз заново переживая за героев, ловя их мысли и анализируя действия. Книжка в мягкой обложке, купленная, чтобы купить хоть что-то в книжном магазине, неожиданно сильно задела тонкие, внимательные к мелочам струны души, и сопровождала студентку уже не первый год.

Медленно девушка погрузилась в привычные домашние дела. Но рутина не затопила её полностью – о приглашении на праздник завтра она не забыла.

- Мам, ты не помнишь, есть у меня рубашка, на день рождения сходить? – плечом прижимая телефон к уху, она пересекла комнату и открыла шкаф.

- Красная? У меня была такая? Да, вижу, хорошо, пойдёт. Книга? Нет, такую, кажется, не читала. Если у меня на столе нашла, значит, читала, но не помню. Я много книг читала.

Только поздно вечером она добралась до гитары. Ласково провела пальцами по струнам – инструмент отозвался глубоким, насыщенным звуком.

Гитару она купила сама, перед переездом в другой город на учёбу, и ни капли не пожалела. На аккуратное и бережное отношение инструмент отвечал прекрасным звучанием, к тому же радовал глаз цветными наклейками на корпусе, оставшимися от прошлых хозяев.

Репетицию девушка решила отложить на утро – нужно щадить нервы соседей. Она любовалась инструментом, осторожно трогая струны, совсем немного подкручивая колки, и чувствовала, как ощущение чего-то светлого и близкого, радостного не покидает её.

- Обладание настоящей вещью, достойной, дарит человеку частицу счастья.

- Значит, я счастлива, - она тихо рассмеялась, в последний раз легко проведя кончиками пальцев по струнам, и вышла, оставив последние дрожащие звуки гаснуть в пустой комнате.

_____________________________________________________________

Калинин Андрей

"1812 год. Письмо казака жене, матери, дочерям и сыновьям".

Во все времена война несла и продолжает нести с собой страшные разрушения, страдания, боль и колоссальные человеческие трагедии и потери. Не исключением является война 1812 года. Хочу привести пример одно письмо русского солдата, донского казака Коврова м.Г. Сколько в нём боли, переживаний, веры, надежды и любви. Любви к своей семье и к своей Родине.

"Здравствуйте, Вы мои родные! Как я по Вам скучаю! Софья, любимая моя! Мамочка, матушка! Дети - Аркадий, Глеб, Лена, Вика! Как же я тут устал! Каждый день баталии! Война! Я вспоминаю мой любимый курень, степные дали в ковыле и тюльпанах, табуны лошадей, пасущихся привольно, изгибы Дона и его притоков.

     Сражения с войсками Наполеона длились недавно целую неделю без перерывов.В последней стычке с супостатами среди нашего эскадрона было много раненых. Сколько погибло русского народу в этой войне! А сколько и врагов наших полегло! Несмолкаемый гром пушек, атаки и контратаки дивизий, пленные, раненные, погибшие... Сейчас я нахожусь в Филях после битвы у Можайска, где мы дали хорошую трепку французу. Меня самого ранили в плечо саблей. Но не волнуйтесь! Со мной всё хорошо. Рана не глубокая и я иду уже на поправку.

     Эта война подлино стала Отечественной. Она сплотила народ наш. Сам не раз был свидетелем как сотни ополченцев записывались в армию на защиту Родины. Среди них были и юноши лет пятнадцати и шестидесятилетние старики. Представители всех сословий и чинов плечом к плечу сражаются с общим врагом, посягнувшему на нашу землю, наши святыни.

     Как же я скучаю по дому, по всем Вам, и надеюсь в скорости Вас всех увидеть и обнять.Я ничуть не жалею, что сейчас нахожусь тут, на этой непростой войне. Я патриот нашей великой страны. И я сделаю все от меня зависящее, чтобы ее защитить.

Целую всех Вас!

Храни Вас Господь!

Ваш Максим"

_________________________________________________________________

КОМИССАРОВА Анастасия

ДАНЬ УВАЖЕНИЯ ОТЧЕМУ ДОМУ

Как же прекрасно чувство осознания,

Что ты в семье и ты кому-то нужен!

Родители – любимая компания,

В кругу их будто сладкий сон средь стужи.

Чудесные семейные традиции…

Как радуют они порою душу

И занимают лучшие позиции,

Которые нельзя ничем нарушить.

И греют сердце все воспоминания,

Что как-то были нами пережиты,

Как будто появляется сияние

Как ткань, что стала золотом обшита.

Ты в отчем доме чувствуешь спокойствие,

Приятные привольности минуты:

Он, в самом деле, обладает свойствами,

Сравнимыми со сказочным маршрутом.

Тепло так говорить о возвращении,

Продумывая ласковую встречу.

От зрелой жизни будто очищение,

Будто услышал ангельские речи.

По ярким странам мира путешествуя,

В каком бы месте ты не находился,

Всегда готов под песню, гордо шествуя,

Отдать честь дому, где на свет родился!

ПОЙМАЙ МГНОВЕНИЕ

Темнеет рано. Фонари включают,

Когда ещё нет и пяти часов.

Предел фигур огни обозначают,

Сливаясь в праздничный, заветный зов.

Снег дополняет красоту цветную:

Серебряная пудра – на висках:

Вплывая в атмосферу городскую,

Не ощущаешь суеты в делах.

Мороз на встречу приглашает звёзды,

И звёзды с восхищеньем смотрят вниз.

Мгновение поймай, пока не поздно,

И оцени предложенный сюрприз!

В НАСТРОЕНИИ

Человек в хорошем настроении

Светится, как узкий солнца свет.

Все проблемы он предал забвению –

И в глазах предела счастью нет.

Человеку это настроение

Позволяет быть на высоте.

Мыслей изменяется течение,

И дела его уже не те.

Полностью в искусство углубляется,

Ищет расширение границ,

Что за горизонтом не кончаются,

Превращаясь в танец встреч и лиц.

ЛЕСТНИЦА ИДЕАЛА

С рожденья каждому возможности даны,

Ему их развивать необходимо,

Вниманьем обойдя изгибы крутизны,

Казаться должен нам преодолимым

Путь совершенствования – путь новизны.

Тогда перешагнув на новую ступень,

Для нас не существует вниз дороги,

Но иногда у нас в душе бушует лень.

Преодолеем и её отроги –

За ними остаётся только наша тень.

И вот уже восходим на какой-то пик.

Чему же мы у жизни научились?

Добились целей? Есть в таланте "блик"?

Он есть, как будет то, к чему стремились,

Как импульс, что в горении возник.

Но этот пик – пока начало, шаг один,

И траектория пути петляет…

Для пылкой юности и для густых седин

Миг воплощенья сказочным бывает,

Поскольку с идеалом он един.

_____________________________________________________________________________

КОРЗУН Сабина

МОЙ КЛЮЧИК

Парк. Наушники и любимая песня. Я шла не спеша, наслаждаясь ярким солнышком. "Скоро весна", – подумала я и улыбнулась приятным мыслям. Конечно, уже хотелось снять с себя зимнюю одежду, и лететь навстречу тёплому ветру, счастливо улыбаясь. Но пока я лишь спрятала лицо в шарф. Подул какой-то холодный ветер, напомнивший, что сейчас ещё зимние деньки. Мимо меня пробежал мальчишка, крича: "Папа! Папа! Догони меня!" − и, изображая самолётик, побежал дальше. Мужчина мягко, с теплотой, посмотрел на сынишку и лишь шепнул: "Проказник…" Это слово было сказано настолько тепло, с такой любовью, что на глаза мне навернулись слёзы и хотелось крикнуть что-то такое: "Не убегай! Просто не отпускай его! Он же тебя так любит…" Странные мысли для такой ситуации, но меня одолевали другие чувства. Не выдержав, я побежала. Бежала, чтобы сил на слёзы не хватило, чтобы мысли сменились усталостью и …

Дорога заледенела – и эффектные каблучки скользнули по дороге, обидно уронив меня. "Да что такое!" − промелькнуло в мыслях. Неуклюже поднявшись, натянула шарф до самого носа, так что одни заплаканные глаза и были видны. И, осторожно ступая, пошла на остановку. Всю дорогу в мыслях – одно и то же: воображение настойчиво рисует картинки из детства…

…"Папа! Папа! Ты водишь! Мы побежали прятаться!" − крикнула девочка.

Маленькие ножки направились к заправленной кровати, и пока все в суматохе искали куда спрятаться, она залезла под кровать, с которой словно шторка свисало покрывало. "Ты видишь, куда кто идёт, а тебя не видят. Разве не здорово придумано!" − улыбнулась мыслям девочка ("Эта привычка, не покидает и сейчас", – усмехнулась я.). Тут раздался голос, с небольшим акцентом, низкий, но такой приятный и родной … "Все спрятались? Я иду искать!" Затаившись, она наблюдала за направлением больших ног. Вот они подошли к кровати, остановились и, как-то помедлив, пошли дальше. "Фух!" − выдохнула радостно малышка. Тем временем папа нашёл Платона, который спрятался за пылесосом (они тогда были не маленькие). Тут довольная малышка шевельнула ногой – и шторка из покрывала шевельнулась. "Ой! Неужели попалась!" − подумала она. Большие ноги действительно направлялись к ней. Но тут дверь шкафа скрипнула, и своё положение по неосторожности раскрыла Лиза. "Нашёл!" − донеслось сверху, и радостный смех папы заставил улыбнуться. "Ну, где же ты проказница?" − ласково спросил папа. Девочка, сдерживая смех, закрыла личико руками и сквозь щёлочку смотрела за ногами. Вдруг они пропали с поля зрения. Удивление на лице девочки ярко показало себя. Неожиданно появилось папино лицо, и он радостно сказал: "Нашёл!" Малышка звонко засмеялась и вылезла из укрытия, а он лишь ласково смотрел на неё, своими тёплыми глазами…

− Вы где выходите?

− А? Что? – рассеяно, спросила я.

Водитель нетерпеливо повторил вопрос: "Где вы выходите?". Назвав свою остановку, огляделась вокруг. В маршрутке не было никого. "Я и не заметила, как опустел салон", − удивилась я в мыслях. Выйдя из маршрутного такси, направилась домой. И уже думала, что мне предстоит: "Уроки. Ох, завтра две самостоятельных…Так, надо успеть позаниматься английским. Потом тренировка по волейболу. Ах, да… Надо навести порядок в комнате, а то сегодня оставила там хаос…". Домой не хотелось. Совсем. Единственное, чего хотелось, так кушать. Но домой меня тянули обязанности, и я нехотя распрощалась с лучами солнца и потоком мыслей. Дома дела и, как я говорю, симметричные будни, закинули переживания и мысли о папе далеко в уголки сознания.

Казалось, что всё хорошо. Я, кажется, обрела друзей, которым я могу рассказать, что-то, о чём обычно молчу. Учёба пока особо не напрягала, в спорте были успехи, и вроде бы всё было хорошо. Но всё перевернулось в один момент…

Это было на тренировке. Мы уже переоделись и разговаривали, ожидая тренера. Кто-то вспомнил смешную ситуацию с соревнований, в которой главной героиней была моя подруга. Я подумала, что надо написать ей. Быть может, она не сильно занята – и мы поговорим о том, о сём. Достала телефон и начала строчить сообщение. Месяц всё-таки толком не общались. Отправив сообщение, зашла на её страницу. Не знаю: почему я туда зашла, почему именно в тот момент и почему всё получилось именно так. Я до сих пор не понимаю. Не понимая зачем, нажала на её страничку, уже хотела выйти оттуда, как на глаза попалась надпись "Вы являетесь подписчиком Леры", то есть она удалила меня из друзей… Моя улыбка медленно сползла с лица, сменившись волнением и непониманием. Тут же отправила сообщение: "Что случилось? Я чем-то обидела тебя? Почему?". Она была не online, поэтому ответа не последовало, – и я как громом поверженная пошла на тренировку. Мысли мешали делу. Всё путалось... Не могла нормально подать и принять мяч. Тренер стал громко возмущаться: "Что такое? Что с тобой сегодня? Давай соберись? Что ты делаешь? Не могу на это смотреть..." После тренировки он подошёл ко мне и начал такой разговор:

− Саша, что с тобой? Давай собирайся! Скоро крупные соревнования – мы планируем взять тебя в команду к старшим. Так что давай, собирайся!

−Ага! – лишь смогла выдавить я. Я была рада, ведь это хороший шанс и на будущее, и для моего развития, но сейчас мне хотелось только одного, прояснить ситуацию с Лерой. Домой я вернулась со смешанными чувствами. Рассказала маме про соревнования и команду и пошла доделывать уроки. Включив ноутбук, увидела сообщение от Леры: "Привет. Поговорить можем?" Замерев в нерешительности, отложила тетрадку и написала "да". Зазвонил телефон.

− Алло, Саш?

− Да, Лер, привет. Ну и что случилось? Что ты хотела сказать? – набросилась с вопросами я.

Если быть краткой, то мне сказали, что со мной больше не хотят общаться. На мои "почему" ответ был, что я ни в чём не виновата, что просто больше нет дружеских уз. Я вспоминала, чем могла обидеть, и извинялась за каждый пустяк. Я просила прощения за всё, но ответ был один: "Ты не виновата. Я просто не хочу больше общаться. Я сделаю тебе больно, если продолжу общение, игнорируя это". "Мне уже больно", − мелькнула мысль, но я продолжала задавать бесчисленные вопросы, по щекам текли слёзы, я пыталась удержать то, что дорого, любой ценой, ведь она – та, которой я осмелилась довериться впервые за долгое время. Но… она лишь холодно твердила своё. Наконец, я сказала: "Ладно. Раз ты так хочешь. Хорошо. Но я всегда на связи. Ты всегда можешь мне позвонить. Удачи тебе…»

Повесив трубку, я долго плакала. Хотелось спрятаться, укрыться ото всего. Свернувшись калачиком, обнимала подушку. "Почему?" − снова и снова проносился в голове один и тот же вопрос. Незаметно для меня слёзы высохли, но легче не стало. Как-то подрагивая, встала и выключила ноутбук. После, упав без сил на кровать, уснула. Снилось детство, снился папа, школьная подружка, вазочка конфет, которую отодвигали на середину стола, чтоб я не могла дотянуться, а я тянула за салфеточку и доставала приятный "ласунак". Картинки мелькали одна за одной, так быстро, что я уже не улавливала их, и они, постепенно превращались в ураган, который почти полностью поглотил меня… Как вдруг, я проснулась.

Отсюда всё и покатилось по нарастанию. В школе стали больше требовать и нагружать. Тренировки стали сложнее. Плюс ко всему: мама стала каждый день ворчать. Казалось, я не видела усталости мамы, я видела лишь себя и жалела себя. "Почему меня никто не понимает? Почему?" − спрашивала я кого-то. Почти каждый день заканчивался нервами и плохим настроением. Я жалела себя, мне так не хватало поддержки. "Папа, я так хочу к тебе!" − кричало сердце – "Мне так нужна твоя поддержка!" Но мысли о том, как там папа, привели в чувства. Я вдруг перестала жалеть себя. День за днём ничего особо не менялось, но я стала замечать, что обо мне волнуются, что я кому-то нужна. Как-то незаметно я стала многим делится с Викой (моя подруга и одноклассница), и так же незаметно мы перешагнули черту приятельниц и стали действительно лучшими подругами. Я была рада. Я снова увидела свой круг друзей. Я переоценила прошлые отношения с людьми, с Лерой. Я поняла, что заблуждалась во многом. Жить, кажется, стало легче. Я засыпала с улыбкой. Но вечерами, сидя на подоконнике, окуналась в детство, а смешанные   чувства переносила на бумагу…

Как-то в школе говорили с Викой о поступлении и влиянии родителей на наш выбор. Я честно призналась, что не знаю, ни куда поступать хочу, ни чего жду от жизни. Сказала, что потеряла цель.

− Время ещё есть, найдёшь ты свою цель.

− Хорошо бы! – сказала я, вяло улыбнувшись.

Прошло пару дней. Каждый день я писала папе и думала, когда же мы встретимся: так хотелось его обнять…

Как-то придя домой, меня встретила бабуля. Накормив внучку вкусной едой, она отправила делать уроки, а потом зашла и стала рассказывать про моменты из моего детства. Как бы, между прочим, говоря, что тогда была хорошей девочкой, а сейчас надо взяться за ум. Я не помню уже весь разговор, но я помню одну фразу: "Твой папа говорил, что ты не подведёшь его. Он точно знает, ведь ты его дочка". А через пару дней мне написал папа. Он спросил, как у меня дела, и написал, что очень любит. Я вдруг поняла, что всегда это знала, ведь он всегда меня так ласково называл, каждое его слово было всегда пропитано любовью. Я заплакала от радости. Никогда не думала, что смогу любить человека, которого очень давно не видела и который так далеко от меня. У меня появилась цель: я выучусь, я смогу достигнуть высот, чтобы помочь родным, чтобы приехать к папе, обнять его и снова окунуться в детство. Не важно, какой у меня возраст, но папа – это мой отпечаток детства, тот ключик, который открывает эти ворота. На самом деле, я поняла, что их много, и все ключи в детство важны, и я обязательно найду их все. Вот моя цель.

…"И теперь, я, наконец, могу закончить его", − промелькнуло в мыслях, и я аккуратно перенесла строки в дневник:

Я по тебе скучаю вечерами,

Твои глаза не видела давно,

Не интересовалась пустяками –

И в сердце всажен глубоко клинок…

Ты – отпечаток детских лет прекрасных,

Их вспоминаю с трепетом души.

Без них я, кажется, совсем погасну…

Когда же мы увидимся, скажи?

Твоей поддержки очень не хватает –

И чувства защищённости уж нет.

И неизвестность о тебе пугает:

Моей заботой ты не обогрет.

Я помню те счастливые моменты,

Когда с тобой мы встретились зимой.

И эти непривычные акценты

Не станут для сознанья ерундой.

Я по тебе скучаю вечерами –

И сердце обрело свою мечту,

Раскрасив путь различными цветами

И мира открывая широту.

ИСТОРИЯ ПОВТОРЯЕТСЯ…

Парк. Наушники. И любимая песня. Я иду в розовом платьице. "Как из мультика вышла", – так говорит мой друг. Снова в своих мыслях, не замечаю ничего. "История повторяется…" – горько усмехнулась я в мыслях. Да, я никак не могу избавиться от этой привычки: говорить сама с собой, задавать вопросы себе и насмехаться сама над собой. А может мне и не надо от этого избавляться: самокритика – способ стать лучше. Улыбка касается губ и смешок уже не удержать. Наверное, забавно смотрится со стороны, когда идёт девушка, слушает музыку, и вдруг ни с того ни с сего начнёт улыбаться, смеяться, или того хуже запоёт (да-да и такое было). Ох, как неловко тогда получилось. Но мне абсолютно всё равно. Снова улыбаюсь. Да, день сегодня явно удался. Неожиданный порыв ветра растрепал волосы, и я закружилась вокруг себя, чтоб они легли ровнее. Да нет, кого я обманываю, мне просто нравилось подставлять лицо и руки ветру, воображая себя кем-то сказочным, неземным и волшебным. Неожиданно звонит телефон – и мама радостным голосом зовёт меня домой, и со своим обыкновением говорит, что мы будем вместе печь пирог, но я, смеясь, уже понимаю, что печь его буду я. Люблю маму! Иногда она такая вредина, особенно в такие моменты, когда перекидывает на меня какую-то работу. Опять усмешка. "Интересно, какие сейчас мои глаза?" – мелькает в мыслях, и по сердцу разливается тепло.

− Да, хорошо. Ещё немного погуляю и скоро буду – отвечаю я маме и направляюсь к полюбившейся скамейке. В маленькой сумочке лежит тёмно бордовый блокнот – мой дневник, который я неизменно таскаю с собой. Любовно открыла его и словно погладила страницы. Небольшой конвертик с изящным рисунком упал на землю. "Упс…" – толи подумала, толи сказала я и поспешила поднять заветный конверт. Просто не смогла не открыть его: любимые фотографии бросились в глаза. "О, то самое письмо", – улыбнувшись, вспомнила, как писала другу на день рождения, а потом заметила, что лист с другой стороны разрисован моей сестричкой-проказницей. Немного досадно тогда было. Рисунок. Открытка. "Ооо, любимая фотография с Викой! А вот мама с папой… Такая счастливая… Давно я не видела, чтоб она так смотрела… – с грустью заметила я, – Ой, нет-нет, нельзя сейчас впадать в уныние!" – я активно закрутила головой, прогоняя столь грустные мысли. Тут мои глаза упали на страницы дневника, где маленькими буковками написано "День рождения" и – счастливый смайлик рядом. "Возможно он будет не таким счастливым…" –горько усмехнулась я. В этом году я собиралась поехать на подготовительные курсы в один из университетов страны (поступление уже не за горами), и так уж вышло, что это время выпадает на мой день рождения. Увы, но провести его я должна совсем не с теми, с кем хотелось бы. Опять вздыхаю. "Да что это такое! Опять начинаю загоняться!" – возмутилась я. Резко поднялась и уже хотела уходить, как мой взгляд наткнулся на молодого человека, явно наблюдавшего за мной. Стало ужасно неловко. Мои эмоции на лице меняются слишком часто, и, видно, за этим интересно наблюдать. Быстро отвела взгляд и сделала вид, что мне пришло сообщение и медленно, как бы непринуждённо побрела по дорожке. Но чувство неловкости не задерживается у меня надолго. Меня уже всецело поглотили совсем иные мысли. Ускорив темп, я поспешила на остановку. "Скорей-скорей, надо торопиться, – думала я, воображая уже вкуснятинку. – Да-м, недели правильного питания не прошли даром…Я ужасно хочу всяких вредностей!" – смеюсь. Да, в этом вся я. Конечно, я не собираюсь объедаться, но чуть-чуть можно. К тому же, к своему великому неудовольствию, заметила, что нравится готовка. А недовольна, как всегда, потому, что нагружают обязанностями. "Эх…" – вздохнула с усмешкой я. Но вдруг ход моих мыслей оборвал крик. Точнее, это был плач. Малыш громко возмущался, идя за мамой. Его маленькое личико было уже красным, бровки сдвинуты от отчаяния, а мама лишь возмущается, мол, чего он плачет.

− Хватит плакать, Егор! – кричала громче малыша мамаша. – Да сколько можно! – уже взвыла она и добавила: – Прекрати! В детдом сдам! – и легонько ударила его по мягкому месту. Малыш вскрикнул и ещё сильнее зарыдал, а его обидчица громко причитая, потянула его за собой. Меня всегда расстраивали такие картины, и каждый раз я с горечью проходила, ведь ничем не могла помочь, никак не могла посодействовать. В сумке завалялась конфетка "ChupaChus". Недолго думая, я побежала к удаляющейся парочке.

− Егорка, – позвала я ласково,– держи вкусняшку. Ну, не плакай, мама очень любит тебя! – говорила я, вручая леденец. Женщина сразу стала причитать, говорить, что не нужно. А я лишь улыбнулась и сказала:    

− Пускай порадуется. До свидания! – и побежала в обратную сторону, мне же всё-таки нужно домой поскорей. Ну и конечно, чтоб не вернули чупик. А то мало ли. Кажется, малыш стал успокаиваться. "Ну и хорошо, не надо чтоб дети страдали", − подумала я и остановилась на светофоре. Сегодня я собой гордилась. Смогла же подойти! А то каждый раз, видя такое, лишь грустно смотрела, жалея деток. Дошла до остановки и стала ждать маршрутку. Песня закончилась, и я решила ненадолго выключить плеер. Неожиданно до меня дотронулись. Посмотрев, я заметила человека, в старых рваных штанах и явно не свежей рубашке, он был выпивши. Но он просто смотрел на меня. Тогда я догадалась, что ещё не вынула наушники.

− Да? – спросила я, "освободив" одно ухо. – Что такое?

− У вас не найдётся тридцать копеек? – спросил мужчина заплетающимся языком. – Мне очень нужно! Девушка, а вы знаете…,− начал он было что-то рассказывать.

− Извините, нет, – ответила я и поспешила сесть в пришедшую маршрутку. Ох, как же я не люблю такие ситуации. Нет, не потому что мне противно, а потому что ничем не могу помочь, ни таким людям, ни тем, которые больны или нуждаются в материальной помощи, а на сердце всегда остаётся осадок. "Деньги не мои, а родителей. Я не могу распоряжаться ими, так, как хочу, не имею право", − успокаивала себя я. Да, это правда. Так уж я была научена и, действительно, считала это правильным, поэтому и хотела найти работу на летний период, чтоб иметь денежку на все мои "хочу". Но достойных предложений никак не находила. Увы.

"Скоро-скоро домой", − радовалась я, листая ленту новостей вконтакте. Взгляд мой наткнулся на запись: "Пьяные родители бросили детей одних в старом заброшенном доме". Далее – страшные фотографии и куча комментариев типа: "ужасно", "это так страшно", "мне их жалко", "не хотела бы оказаться на их месте …" и так далее.

Слова, слова и ничего больше. "Ну а что они могут? Что могу я?" − эти мысли настолько раздосадовали меня, что я сложила пару строк и поспешила записать их в дневник. Эти рифмованные негодования ещё долго крутились в моей голове, не оставляя моё сознание и на секунду.

− Ма, я дома.

− Хорошо. Давай, мой руки, и идём готовить.

− Океюшки-и, – на распев проговорила я и поспешила переодеваться и мыть руки.

Немного ватная от мыслей, пришла на кухню. Мама что-то помешивала в кастрюльке и, как всегда, причитала на кота. Я рассмеялась. "Обожаю перепалки с котом: он явно учит нас терпению, ах-ах", − подумав, села на диванчик.

− Ну что ты? Эй, ты в порядке? – спросила мама, взглянув на меня.

− Да, всё хорошо. Ты чего? – удивлённо спросила я.      

− Да ты задумчивая какая-то.

− Всё хорошо. Серьезно, − сказала я и добавила. − Давай готовить. Что там за рецепт?

Младшая сестрёнка вертится, конечно, рядом. Уж очень ей хочется помочь и побыть самостоятельной. "Какая ирония, а мне – совсем нет", − опять смеюсь.

− Ну, всё, тесто готово. Духовку разогревать до скольки?

− До двухсот,− отвечает мама, и я начинаю крутиться по кухни. Пирог поставила, осталось прибраться и можно заниматься своими делами. "Ура!" −ликую я, закончив дела.

Уже в комнате открыла дневник и прочитала эти пару строк. Волна мыслей поглотила меня, а сознание разыграло настоящий ураган воспоминаний.

***

…Я лежу, скрестив руки на груди, и прислушиваюсь к каждому звуку в доме. Сейчас круглая ночь. Или, может, ещё поздний вечер. Меня не особо волнует этот факт. Удары собственного сердца, кажется, заглушают всё. Меня всю трясёт, и я молюсь Богу, чтоб моей маме стало лучше. "А-а-а-а!"− раздался плач Клары, и я тут же бегу к её люльке.

− Тише-тише. Кларочка, ну не плачь! – приговариваю я, взяв её на руки. Она тоже переживает за маму. Чувствует всё сильнее в разы. Я крепче сжимаю её, словно стараюсь забрать её волнение. И, кажется, у меня получается: малышка начинает засыпать. Я снова иду в свою кровать. Залезаю под одеяло и ложусь в привычную позу. Вдруг я начинаю плакать и в мыслях всё громче просить о помощи кого-то свыше. Пару раз Клара всё же проспалась и я быстро, чтоб не разбудить маму, старалась успокоить её. "Всё хорошо-хорошо…" −приговаривала я, а сама, укрывшись одеялом, начинала плакать…

***

…Горячая ванна. Чай. Вкусный пирог на столе. Всё так хорошо. Но мне почему-то холодно. Под вечер зарядил дождь. Природе нужна влага, это да. Залезла на подоконник и просто смотрела в окно. В голове было пусто и только те рифмованные строчки крутились снова и снова…

Время неумолимо несётся. Вот уже через несколько дней мне ехать на курсы. На самом деле всё не так серьёзно, эти курсы, что-то похожее на летнюю школу. Я в спешке собираюсь. Договорились погулять с Викой. Я рада. А завтра ещё и с Настей пойду – отлично. Чёрненькое платьице, белая джинсовка, вся такая февочка. Много кручусь перед зеркалом, что мама уточняет, с Викой ли я иду. Я лишь смеюсь в ответ. Попрощавшись, выхожу из дома и включаю музыку на максы. Иду словно в своём мирке, никого не видя и не слыша, и лишь изредка ловлю на себе взгляды. Никогда не думаю, идя к Вике, о чём поговорить, просто потому, что с ней мне хорошо и молчать. Несмотря на это, мы постоянно о чём-то да и говорим. Улыбаюсь. Наушник выпадает, и я ненадолго опять нахожусь в реальном мире. Поправляю. Заодно глянула на время. "О, не опаздываю!" − радуюсь я и спешу на остановку.

       Мы снова очутились в парке. Да, и сама постоянно сюда тащусь, и Вику за собой. Смеюсь. Мы идём не спеша. В парке совсем немного людей и мне кажется, словно мы одни в этом огромном мире. Одни…

Неожиданно Вика тянет меня за руку и вопросительно смотрит, мол, в порядке ли я. Лишь смеюсь в ответ. И в своё оправдание говорю, что просто задумалась. Кажется всё хорошо. Но я как всегда вспомню о чём-то таком. Эх…

− Скоро ехать, − вздыхаю я и снова плачусь, что хочу гулять в свой день рождения, а не на парах сидеть. Вика смеётся и что-то загадочное есть в её образе. Ну и что она задумала?

− Приедешь, и мы погуляем. Словно несколько дней рождений! − задорно говорит она, и я поддаюсь. Обожаю её. Умеет развеселить.

− Я хочу есть,− перевожу тему. Наши взгляды пересекаются, и мы начинаем заливисто смеяться. Солнце садится, а мы словно два запасных солнышка несёмся с булочками. Ну что же может ещё поднять настроение лучше, чем вкусная еда с лучшей подругой на закате? Ах-ах-ах. "Я запомню каждый момент, чтобы, будучи далеко, когда мне станет грустно, вспоминать это. Я знаю, что тогда согреюсь", − мелькнуло в мыслях, и я прикрыла на пару секунд глаза, как бы впитывая в себя эту атмосферу. Тогда я и не знала, что меня ждёт…

На удивление курсы пришлись мне по душе. Каждый день был насыщенный и интересный. У меня даже появились мысли и в следующем году повторить. "Только, надеюсь, в следующий раз они будут раньше, без захвата моего дня рождения", − упрямо думала я. Но чем ближе приближался день варенья, тем радостнее я становилась. "Я родилась! Ну чем не повод для счастья!? − смеялась в мыслях и позже добавляла. − Даже если ты не там, где хочешь…"

Наконец, настал этот день. Кажется, воздух был чище, солнце светило ярче, и всё вокруг радовалось мне. "Совсем капелька эгоизм, и только сегодня", − смеюсь сама себе я. День пролетел быстро. Вот уже вечер и я, кажется, начинаю грустить. Сходила в магазин и возвращаюсь к себе в комнату вся в мыслях, словно в паутине. Открываю дверь и это громкое, неожиданное "с днём рождения-я-я!!!" полностью выбивает меня из колеи, и я начинаю улыбаться во весь рот. Мне вручают подарок, я глуповато смотрю на него, всё ещё улыбаясь. Звонок. Это Вика. Она громко кричит мне в ухо, а потом говорит: "Открывай!". Я в шоке стою и немного торможу. Потом до меня доходит, и я начинаю разрывать яркую упаковку. Открываю, и по щекам текут слёзы. Я так счастлива сейчас, что просто не передать. Она смотрит на меня с экрана телефона и улыбается. Я бы заобнимала её сейчас. Вдруг на вторую линию выходит Настя и тоже кричит мне поздравления. Я болтала с ними целый вечер напролёт и кусочек ночи. Да, они были далеко, но словно рядом. Они смогли восполнить мне то, чего мне так не хватало. Я плакала и смеялась, ела тортик и обнимала каждого в своей комнате. Я думала, что это будет самый плохой мой день рождения, но он оказался одним из лучших. "Каждому бы такого счастья", − радостно думала я, уже ложась спать .

Дома меня встретили так же радостно и чудесно. Но череда праздников подошла к концу и я уже опять была чем-то увлечена.    

***

Дом. За окном светит солнышко, и доносятся радостные крики детей. А я сижу дома, укутавшись в плед. По столу раскиданы карандаши, бумага и много белых конвертов. Дело в том, что мой любимый конвертик порвался и, накупив бумаги, я сидела и мастерила новый, а, точнее, новые. "Это своего вида ритуал уже", − смеюсь и опять замечаю, что вот этот, чуток кривоват. "Ну-у-у!" − вслух возмущаюсь я и тут же улыбаюсь. Люблю я это. Конверты успокаивают меня и вдохновляют, а как же мне нравится самой придавать пустым белым листам смысл. "Ещё одна странность в мою копилку" − смеюсь я в голос, ничуточки этого не стесняясь. Наконец у меня получается конверт идеального размера. Я откладываю его и начинаю убирать стол. Потом нахожу картинку и аккуратно срисовываю её. Простой лист бумаги вдруг оживает – и тогда он готов. Бережно кладу туда фотографии, открытку, письмо. Ещё четыре хороших конверта в моём распоряжении. Но сейчас моё сердце рвётся на улицу. Я одеваюсь и спешу выйти. Снова наушники. В моём плеере новые песни. "В моей жизни появляются новые люди…"

Решила прогуляться до парка. Прохожу дом, второй. Вдруг песня заканчивается, и я отчётливо слышу, как ссорятся муж с женой. Второй или первый этаж. Не смотрю. Дом длинный и я невольно слушаю эту ругань. Множество оскорблений и, кажется, там что-то разбилось. Женщина вскрикнула. Молчание на пару секунд. И она продолжает свой яростный "разговор". В моей голове понемногу рождались тревожные мысли: "А может там что-то серьёзное? Может надо вызвать милицию?" Вдруг до меня донёсся тоненький плач. Я остановилась и всё-таки посмотрела вверх. Второй этаж. Но фигуры в окне были видны. А плач малыша становился для меня всё более пронзительным и раздирающим. "А слышат ли они его?" − мелькает в мыслях, и я опять жалею ребёнка. Я словно сама становлюсь этим ребёнком на том, втором этаже: "Мне страшно… Руки и моё маленькое тельце трясётся. Я плачу, стараясь привлечь внимание и успокоить этих обычно нежных людей. Но они не слышат меня. Словно я исчезла для них в этом мире. Время идёт. Такое всё чаще. Я всё ещё пытаюсь привлечь их внимание. Иногда это срабатывает и они отвлекаются на звонки из школы, или когда я что-то ломаю и разбиваю, в эти моменты я, кажется, для них что-то значу. И не важно, что они кричат. Кажется, родители по-другому просто не умеют.… Но вскоре, они уже не слышат моего плача, я вдруг исчезаю для них. Тогда я перестаю тревожить их уши, ведь это ни к чему не приводит. Ночь. Да, это то время, когда я могу дать себе волю поплакать. И так жизнь проходит в постоянных мыслях о побеге…"− всё это вихрем проносится в моей голове. И я уже пытаюсь позвонить в дом. "Господи, ну что я творю?"

Поднялась на второй этаж, в рюкзаке завалялась визитка из спортшколы. На звук нашла нужную квартиру. Меня трясёт от страха, а в мыслях я не понимаю, что делаю. Но волна негодования сильнее страха. Нажимаю на звонок и жду ответа. Потом стучу в дверь. Опять звоню. Кажется, жители дома, наконец, услышали. Ругательства утихли, и только плачь ребёнка прорезал тишину. Было слышно, как женщина начала утешать малыша. А глава семейства открыл дверь.

− Здравствуйте! Извините, пожалуйста, за беспокойства. Я из спортивной школы. Хотела предложить вашему ребёнку ходить к нам. Вот тут всё подробнее, − протараторила я и протянула поспешно визитку.  

Мужчина недовольно взглянул на меня. И я поспешила попрощаться. Дверь захлопнулась, а я стояла рядом и вслушивалась.

− Это кто?− ещё с металлом в голосе спросила хозяйка дома.

− Да, вот. Из спортивной школы, – как-то удивлённо ответил мужчина. Далее они стали обсуждать, не отдать ли сына туда. В этот момент я поспешила уйти из этого дома. Как только вышла меня начало трясти, а на глаза наворачиваться слёзы. Я слишком перепугалась. Хорошо хоть, что хорошо закончилось. Плача, потопала в парк. Там открыла дневник и перенесла свои переживания туда, так и родились ещё одни рифмованные строки. После того, как рассказала это друзьям, меня чуть не съели. Приятно. Волнуются обо мне. "Ну, ты ненормальная, честное слово! Это ж надо пойти к незнакомым людям, которые непонятно в каком состоянии, и начать им ещё что-то говорить! Если волновалась, позвонила б в милицию! Нет же, надо самой идти!" − ещё долго возмущались они. Да уж, они были правы, но…

С того момента прошло порядком времени. Сейчас середина августа. И всё, кажется, хорошо, но эти строки преследуют меня до сих пор. Сейчас я как раз сидела и перечитывала их в дневнике. Увы, но завершить смысл у меня никак не получалось. А в мыслях я всё дальше уходила в своё детство.

***

… − Раз не слушаешься, отдам тебя в детдом. Не надо мне такая девочка!

Я смотрю на неё, а на глаза наворачиваются слёзы. Срываюсь и бегу в ванну. Закрываю дверь. И всё моё существо, кажется, состоит из грусти, слёз и печали. Я трясусь, захлёбываясь горем и слезами, повторяю: "Она-а меня-я не лююби-и-ит!!! Не люби-и-ит!»

***

…Мотаю головой, чтоб развеять видение. Пытаюсь отвлечься, но лишь вспоминаю опять. Залезла в вконтакт. Листаю ленту. Вдруг взгляд натыкается на группу "Твоя ошибка ребёнок!" Читаю посты. И нахожу интересную статью девочки из приюта...

"Мои родители…Я их очень люблю. Да, речь о моих биологических родителях. Они дали мне самое ценное в этом мире: я живу и я знаю, что такое любовь. И хоть жизнь измучила их и отобрала все капельки надежды, они всё равно смогли дать мне остаток своей любви. Перед тем как меня забрали под опеку, хоть в нашем доме было много криков, пьянки и ругательств, моя мама всегда обнимала меня перед сном, а папа приносил какие-то книжки и говорил: "Учись дочка!". В те моменты, когда папа напивался и бил вещи в нашем доме, заплаканная мама обнимала меня и говорила, чтобы я не боялась. Я поняла это позднее, ведь сначала я видела только страшные картины и боль, которая во мне приумножалась. Но чем старше я становилась, тем больше понимала, как скучаю по ним и как нуждаюсь в их поддержке. Когда меня удочерили, я очутилась в каком-то сказочном мире, где меня окружают заботой и теплом. Я даже почти забыла о них, моих родных в этом уюте, но поздно ночью, мне становилось ужасно грустно, и я вспоминала их, и я так хотела снова увидеть и обнять моих потерявших надежду самых дорогих людей во вселенной. В подростковом возрасте я плакала, потому что мне казалось, что они не такие как мои приёмные родители, а мне этого хотелось. Становясь старше, горевала, что их нет рядом. Потом ненавидела. И осознавала, что люблю. И теперь я их нашла. Я устала по ним скучать, а они по мне. И теперь мы счастливы, ведь снова можем дарить любовь друг другу.    

− Что вы почувствовали, когда увидели биологических родителей спустя столько лет?

− Моя душа просто кричала от радости, и в мыслях было: "Боже, спасибо, что они живы. Спасибо, что они живы. Я успела!"

− Спасибо, что поделились вашей историей!"

Просто слёзы в глазах и вихрь воспоминаний детства, отрывки, которые я почему-то позабыла…

***

… Я трясусь, захлёбываясь горем и слезами, повторяю: «Она-а меня-я не лю-би-и-ит!!! Не люби-и-ит!»

Потом кто-то стучит в дверь. Я открываю её, и меня обнимает мама. "Прости моя кровиночка, прости… Ты только моя, глупышка, никому тебя не отдам!" − шепчет она, крепче сжимая в объятиях…

***

… Клара всё же просыпалась и я быстро, чтоб не разбудить маму, старалась успокоить её. "Всё хорошо-хорошо", − приговаривала я, а сама, укрывшись одеялом, начинала плакать. Потом сквозь сон я слышала шаги мамы, которая качала Клару, напевая что-то под нос. А потом тихонько шла ко мне, и поправляла, сбившееся одеяло….

***

…Я снова плачу от того, что мама наругала меня за что-то. Сижу и ничего не вижу и не слышу, только себя... Вдруг меня опять касаются тёплые мамины руки, и снова она шепчет ласковые слова…

***

…"Как я могла забыть?! Ка-ак?" − плача думала я. И вспоминала всё больше моментов, где мама, поддерживает и утешает меня.

− Мама-а, я тебя так сильно люблю-ю-ю. Прости-и-и меня-я,− захлёбываясь, говорила я маме, всё крепче сжимая её. И её тёплые руки, недоумённо сжали меня сильнее. И она снова шепчет мне слова любви.

В тот день я долго плакала и разговаривала с мамой. И поражалась своей глупости. Много извинений и ласковых слов. Я ловлю её нежный взгляд и понимаю, что спустя годы, она всегда смотрит на нас одинаково, ласково и нежно. "Как хорошо, что я успела…" − мелькает в мыслях и блаженная улыбка поселяется на лице.

"А теперь, я, наконец, могу закончить его" − записывая в дневник аккуратные строчки, думаю я:

Не надо, чтоб дети боялись

Не надо, чтоб плакали ночью,

От злости в душе сотрясались,

Себя разрывали бы в клочья!

От боли душевной страдая,

Себя, чтоб винили, не надо,

И чтоб не молили, рыдая,

В их сердце не лить капли яда!

От взрослых не та атмосфера

Исходит влияньем опасным,

Как будто бы выпустить зверя,

Со взглядом голодным, ужасным.

И молча смотреть на терзанья,

Виня свою жертву в ненастьях.

Нет взрослым в веках оправданья,

За детские боль и несчастье.

Но взрослые всё отрицают,

Услышав призыв мой горючий,

Твердят, что детей понимают,

А выглядят грозною тучей...

Родитель – пример для ребёнка.

Зачем же такие вопросы:

"Когда ты стал вредным чертёнком?

Скажи, почему ты несносен... "

Потом дети хлопают дверью,

Уходят из дома, взрослеют,

Теряют все нити доверья −

Сердца их, увы, холодеют...

И два поколенья ждут чуда,

Того, что никак не приходит.

Звонок: "Одолела простуда,

И душу в разлуке колотит ..."

И мать нежно что-то прошепчет −

В глазах вдруг вода у обеих…

И, кажется, сердцу полегче,

Но стало насколько беднее...

Прошу вас, друзья, вы любите!

Чтоб в жизни у вас ни случилось,

"Не бейте" других, не вините!

Дарите любовь не как милость!

***

Жизнь детская взрослым ведо́ма,

Словно главные учителя

Детям скажут законы "дома":

"Заткнись!" или "Я люблю тебя!"

__________________________________________________________________________

Корзун Сабина

 

ОНА – ЛЮБОВЬ!

Есть сила неземная в нашем мире.

Она способна солнце ввысь поднять,

И звёздные огни раздвинуть шире,

И россыпями искренность ронять.

Она – Любовь, что нас соединяет,

И что с тобой до самого конца,

И даже после смерти охраняет

В незримом измерении Творца,

И даже в ссоре ты Её услышишь –

Её волшебный, нежный свет добра –

Когда "грозою" жаркой часто дышишь,

Погасит пламя: так Она быстра.

Когда вдруг мама что-то грозно скажет,

В гордыне не закатывай глаза:

Её Любовь потом себя покажет,

Ведь обо всех заботится всегда.

Есть сила, уносящая сомненья,

Способная и льдину растопить,

Миры построить за одно мгновенье,

Сок Радости дающая испить!

ЛУННАЯ НОЧЬ

По картине А. Куинджи "Лунная ночь на Днепре"

Трепещет сердце… Хочется не сбить

Волшебно-светлой тишины дыханья.

Всё спит, не прекращая полыханья,

Но мысли не дают себя забыть.

Днепр – твой союзник в этой тишине:

Его теченье свет не разрушает.

Сонм сизых туч пространство притушает

И подбирается к свече-луне.

Объятья нежные раскрыла ночь,

Огней домашних череда погасла.

Речная ширь, блестящая как масло,

Луны сияние относит прочь

От этих мест – и, кажется, река

Сверкание небесное впитала,

Так долго лунный свет она глотала –

Где небо, не сказать наверняка…

Размыты очертанья берегов…

Холмы за гранью света растворились,

И тучи с положением смирились.

Ночь лунная – в гостях речных Богов…

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ,

или МГНОВЕНЬЕ В ДРУГОЙ ВСЕЛЕННОЙ

…Я пишу вам сказать, что уже не скучаю,

И не плачу на людях, когда не хватает

Мне поддержки, тепла… Я умело скрываю,

Что душа для родных и друзей сберегает…

Но, конечно же, вас я увидеть мечтаю

Не во сне, не на фото в семейном альбоме,

А в живую, как раньше обнять… и растаять,

Хоть на миг очутившись в оставленном доме.

Даже если я вас не увижу мгновенно –

Мне достаточно знать, что вы там, где обычно,

Что смеётесь, грустите в домашней Вселенной,

Где уютно, надёжно, до боли привычно…

Растворились в тумане любимые лица,

Словно серость печали всех нас поглотила…

И опять крик наружу желает пробиться

Через "камня преграду" – душевную силу…

__________

Вдруг… виденье прошло – я слезинку смахнула,

Подоконник и плед ощущая ногами…

Взгляд скользнул – и любимая рамка мелькнула,

И реальность родными звучит голосами.

Сорвалась и мгновенно влетела на кухню,

Удивлённо-рассеянно глядя на стены…

Испугалась: вдруг радость исчезнет, потухнет?..

Но сердца улыбнулись: "Не будет отмены!"

ЗА МОЛЧАНИЕМ…

Я восхищаюсь мужеством молчанья,

Молчанием, когда внутри кричишь,

Что называют ужасом за гранью,

Когда с душою вместе ты горишь,

Когда твои поступки громче звука,

А сердце рвёт на части от тоски… –

Ты вспоминаешь дружескую руку

И в бой идёшь всем мукам вопреки…

И почему-то страшно мне представить,

Что прадеды на минном поле, там,

Пытаются меня сберечь, доставить

В мир, где не надо рваться пополам,

Где сердце не сжимается до дрожи

От ужаса в молящихся глазах,

Где пали демонические "рожи",

От света превратившиеся в прах…

Так прадеды терпели ради воли,

Из крошек счастья возводя миры…

А что же мы сейчас кричим от боли?

Так благодарны предкам за дары?!

Нет! Просто рвутся чувства на свободу

И позволяют избежать войны –

А прадеды, став гордостью народа,

Молчаньем высоты окружены…

И там, на минном поле, среди павших,

Меня кольцом защитным оградив,

В портал толкают взглядом глаз уставших,

Дают наказ всем тем, кто будет жив:

"Ты береги себя! И близких ради

Не закрывайся на замки от зла,

Ведь недосказанность сражает сзади,

Сжигая человечество дотла…

Ты говори! Не мни себя героем!

Героям поле брани – Вечный Храм!

Мы подвиги молчанием укроем…

Уйдём, оставив мир спасённый вам…"

______________________________________________________________________

КОРОБКОВ Никита

 

ЕДА И ГОЛОД

Холодильник полон снеди,

Но нет мыслей об обеде:

Там капуста круглый год

Королевою живёт.

Голубцы стоят в тарелках,

И салат капустный мелкий,

Щи в кастрюле до краёв… –

Где же будешь ты здоров?

Мне же хочется компота,

Льда фруктового охота,

Две кастрюли макарон

Для "прожорливых" персон.

Самых вкусных леденцов,

Торт большой, в конце-концов… –

Вот тогда бы пир настал!

Папа б в обморок упал!

ЖИЗНЬ ПЕРЧАТОК

Были новыми перчатки

И сияли белизной,

Ни одной дыры и складки,

Каждый "пальчик" шерстяной.

Их любил носить хозяин,

И особенно зимой,

Но забором был умаян,

И испортился настрой.

У перчаток вид неважный:

Дырка – здесь, там – вырван клок,

"Пальцы" вынесло у каждой…

У иголки – полный шок!

И пришили к ним заплаты:

Уж "живого" места нет.

И теперь перчатки в "латах",

А, вернее, их "скелет".

САМОВАР

Самовар – глава посуды.

Он в короне золотой.

Весь изящный – просто чудо!

Краник тоже завитой.

Он красивый и нарядный.

На столе, как на коне.

С ним любой приём – парадный:

Чая тьма в его броне.

Угощает, не скупится,

Знать, натура горяча!

Не успеешь обратиться –

Съешь ещё и кулича.

ПУТЬ К МОРЮ

Поэма

1.         О море

Равнина водная пуста.

На горизонте – диск огромный.

Бескрайни синие места.

Живёт-не тужит мир подводный.

По ней же ходят корабли.

А море – ни конца, ни края!

В нём острова блестят вдали,

И маяки спешат, мигая,

Дельфины стаями плывут,

Пираньи прячутся за мели,

Акулы грозные живут… –

Вот что есть в море, в самом деле.

2.         Мечта

Мечтал бы в море я попасть,

На корабле его измерить,

Но не хотелось мне б там пасть,

А глубину хочу проверить.

Аляску я бы посмотрел,

И побывал бы на Востоке,

Как Робинзон бы загорел… –

Учил я карту на уроке.

Пусть судно выдержит слона,

Хоть тонны две, наверно, весит.

Мечта мне для того нужна,

Чтобы мой путь был интересен.

3.         Цель

Мне интересно разузнать

Про все моря и океаны,

И приключения искать,

Находки складывать в карманы…

Я удовольствий "мокрых" жду,

Морских глубоких впечатлений,

Оригинальную еду

Получше всяческих сомнений.

Жду день, когда прилягу я

На берегу в своей палатке,

А за стеной моя семья

Готовить будет пир украдкой.

4.         Выполнение

Нам нужно накопить бензин –

Пока канистры заполняем,

Ведь только выход есть один:

Мы покупаем и сливаем.

Провизию кладём в запас:

Картофель, крупы, соль и сахар…

Ещё есть удочка у нас,

Чтоб рыбы наловить с размахом.

Ну и кастрюлю заберём –

И на костре ухи наварим…

Поедем, в общем, вчетвером,

В Одессе головы "попарим".

5.         Наконец-то

И вот у моря я стою,

Как будто вижу зазеркалье,

Ему обнять меня даю

Волной, как лёгкою вуалью.

Вдыхаю воздух я морской.

Он свежий, чистый и солёный.

Песок у моря – золотой.

Ракушка на песке – корона.

Не может быть, чтоб был я здесь! –

Мечта к другому улетела…

Я в море растворился весь:

Нет красоте его предела…

СПАСИТЕЛЬ,

или ПО ЗОВУ СЕРДЦА

Была Вторая мировая –

Ох, сколько пало душ на ней…

Солдат, врагов жизнь обрывая,

Решил я вызволю детей!

Сказал и бросился отважно,

Не зная, что засада там,

И отбивался так бесстрашно,

Что на груди остался шрам…

До полурухнувшего дома

Он добежать едва успел,

Детей немецких, незнакомых,

Солдат душою пожалел

И, выбив двери, в дом ворвался,

Тела голодных подхватил,

Своей спиной к стене прижался,

Вновь побежал, что было сил,

Стрелою вырвался наружу –

Тут взвод на помощь подоспел.

Обед был срочно детям нужен!

Солдат чуть отдыха хотел…

А дети рядышком присели,

Стремились взгляд его привлечь –

Сердца их понимать умели,

Им не понадобилась речь…

____________________________________________________________________

КОРОЛЁВ Николай

 

К СЕВЕРНОМУ ПОЛЮСУ

Посвящается руководителю

первой русской экспедиции к Северному полюсу,

исследователю Арктики

Г. Я. Седову

Северный полюс – скованный океан.

Рядом – восемь больших северных стран…

Девяносто градусов северной широты –

Белое царство вечной, сказочной мерзлоты.

На полюсах нет времени. Лишь раз в год

Можно увидеть солнечный здесь восход.

Ходят медведи белые и рыб косяки…

Дни покоренья Севера совсем нелегки…

Шли моряки отважные среди льдов:

Русскую экспедицию вёл Седов.

Плаванье было трудное у Новой Земли.

В море огромном Баренцевом лёд был велик.

Зиму встречали на острове до воды –

К Земле Франца-Иосифа вскрылись ходы.

Плыли не больше месяца – зимовка опять…

Лютый мороз. Цинга всех стала одолевать…

Шёл Седов с двумя спутниками вперёд.

Две тысячи километров… Полюс ждёт!

Из-за плохой погоды переходы трудней…

Остров Рудольфа… Вдруг умер Седов по весне…

К судну матросы двинулись лишь вдвоём.

Так экспедиция свершила своё.

Но к полюсам стремились и другие не раз –

Им всем по заслугам Земля Родная воздаст!

____________________________________________________________

КОРОЛЕНКО Валерия

 

НАШ ДОМ

Дом родимый, Отчизна, Отечество –

Наш любимейший Шар Голубой –

Край отцов. Без него человечество

И не ступит босою ногой.

Отчий край, где родная сторонушка,

Где Святая Земля под тобой,

Где Любовь улыбается солнышком –

Твоя Родина мчится тропой!

И не станет тропиночка узкою,

Ведь здесь хор – бьются наши сердца –

Песню в Мир унося белорусскую

В унисон пусть звучат голоса!

Здесь колосья "бегут" буйно-светные,

Золотящийся их окоём,

И цветы разноцветно-портретные

Сохранить бы в архиве своём.

Беларусь в себя влюбит и странника

Красотой и свободой своей:

От росистой зари утра раннего

До уюта вечерних огней.

ЭСТЕТИКА НАСТОЯЩЕГО

***

Люби меня любой,

Без стрелок, не накрашенной… –

Хочу я быть собой:

Весёлой и безбашенной.

Люби меня в слезах,

Люби меня простуженной… –

Хочу рядом с тобой

Быть очень-очень нужною.

Пусть нравиться порой

Смеяться очень звонко мне.

Хочу я быть собой

С тобой и на одной волне.

***

Не обещайте девушке любить,

Если спектакля длительность – два акта.

Не обещайте девушке ценить,

Когда душа летит к другой "de facto".

Не обещайте девушке носить,

Не только под венец, но и обратно…

Не обещайте девушке хранить,

Если решили бросить безвозвратно.

Когда намеренья любить верны –

Длина пути значенья не имеет,

Тогда и отношеньям нет цены:

Доверие со временем сильнее.

***

Любовь – когда ты волнуешься:

"Где ты и с кем, почему?"

Любовь – когда ты целуешься,

Время смотреть ни к чему.

Любовь – это признак нравственный:

Каждому сердцу присущ.

Любовь – есть характер явственный,

В щедрости он всемогущ.

Любовь – не гаснет высокая,

Людей сделать может сильней!

Любовь прояснит потоками –

И женщина станет милей…

Любовь – мечта обретённая:

Мужчина будет добрей…

Любовь – душа наделённая,

Когда вдвоём веселей.

Любовь – вдвоём поднимаешься,

В тандем вдыхая тепло…

Любовь – вдвоём добиваешься –

Друг друга нежа "крыло"…

Любовь – свобода сердечная

Быть верности образцом.

Любовь – парение вечное

И дорогое лицо…

_________________________________________________________________

КОШТАЛЕВА Ольга

 

***

Простите! Вы не видели качели?

Ну вот они стояли! В уголке!

Там, где когда-то возвышались ели,

Чей запах навевал о детстве мне.

Простите! Вы не видели здесь мячик,

Потерянный в заброшенном саду,

Где рядом жил один кудрявый мальчик,

Что ждал меня часами поутру?

Простите! Вы не видели скакалку,

Оставленную нами на крючке?

Быть может, отнесли её на свалку

Иль спрятали на старом чердаке?

Давно забыты важные предметы…

Ломбарду не доступна их цена.

И память – не разменная монета –

Не выгодой, а сердцем рождена.

ФОРТЕПИАНО

О, как прекрасно ты в звучании своём,

Всё в чёрном фраке с белоснежною рубашкой!

Ты, оставаясь с исполнителем вдвоём,

В возникших чувствах открываешься бесстрашно.

Он понимает и к тебе благоволит,

Отбросив грусть и надоевшее сомненье –

И свет мелодии по комнате разлит,

В единый ритм объединяя ощущенья…

С тобой сливаясь в незаконченный дуэт,

Союзник твой живёт игрою неустанно.

Он – композитор, он – совместности поэт.

И он тобою дорожит, фортепиано!

ЛЮБИМЫЙ ВИД ИСКУССТВА

Давай с тобой отправимся в музей,

Ну или в галерею Петербурга,

Где комнаты как "странный колизей",

На стенах обвалилась штукатурка…

Ты будешь наслаждаться красотой,

Античностью, ну и другой эпохой,

А я, пожалуй, наслажусь тобой,

Совсем забыв, что рядом – суматоха.

Ты подойдёшь к какой-то из картин,

Твои глаза пылают интересом,

А я как будто в комнате один

Слежу за любознательным процессом.

Мой интерес к прекрасному – со мной.

Меня питают смешанные чувства,

Хотел бы подвести сплошной чертой:

Родная, ты – любимый вид искусства!

***

Я ждал тебя средь двадцати рассказов,

Пустых коробок, собранных картин.

Среди стихов и выдуманных сказок

Я ждал который день тебя один…

Исписана двадцатая страница,

Прочитана большая стопка книг,

А я всё жду того, что не случится:

Я жду тебя, пришедшую на миг…

Я глупости себе воображаю.

Ты занята своею суетой.

Твоё я появленье предвкушаю,

И мир мой полон лишь одной тобой...

Я ждал тебя тринадцать остановок,

Три улицы твой видел силуэт,

И даже пару дней был арестован,

Но ты разрушила мой хэппи энд...

Спустя сто двадцать пересадок лётных,

Четыреста написанных картин,

И двести шесть внеплановых полетов

Явилась ты с охапкой мандарин.

Случилась наша встреча на пороге.

Сказал, что без тебя я обхожусь…

Так сладок мёд, что, наконец, он горек:

Избыток вкуса убивает вкус…

НАШИ КАСАНЬЯ

Что вы знаете о человеческом теле?

Я б смогла разложить все раздумья в эссе,

Но хочу углубиться в одну лишь идею,

Про которую явно не снимут кассет...

Приходила ли вам мысль о наших касаньях?

Все моменты записаны прямо в руке.

Даже первый наш опыт остался в сознанье

Осязания ласки в родном животе.

Наши первые встречи и первые ссоры..

Защищенность, тревога, тепло и уют.

Сквозь касанья приму я невзгоды-затворы,

Лишь бы рядом со мной были те, кто поймут,

Кто подаст руку помощи в нужное время,

Кто обнимет, когда ненавидишь весь мир.

Просто нужно принять, то нелёгкое бремя

И отдаться рукам. Они – ориентир.

Я прошу: очень нежно друг друга касайтесь!

Только вдумайтесь: сколько людей мы спасём!

Может, вы б не запомнили всех ситуаций,

Но зато наши руки запомнили всё...

ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН

Сквозь пальцы время утекает как вода,

А ты впустую тратишь каждое мгновенье,

И даже мысли не скользнуло никогда:

Насколько в жизни важно каждое решенье.

Ты проживаешь новый день и всё твердишь:

"Раз так случилось – значит, будь оно судьбою".

И шага лишнего вперёд не совершишь,

Предпочитая тратить время на пустое.

Но если б знал, как скоротечен жизни путь

И как итог бывает очень неприятен?!

Так что подумай десять раз, что не вернуть

Мгновений счастья, теплоты, ты мой приятель!

Я верю в то, что мы живём не просто так,

У нас есть цели, увлечения, мотивы.

Найди себя и отправляйся с ними в такт,

Измерив взглядом горизонта перспективу…

__________________________________________________________

Красильникова Полина

(записано со слов   Витберг Лидии Николаевны, моей прабабушки)

НАШ       ТАНКИСТ

( посвящается Витбергу Михаилу Николаевичу, моему двоюродному прадедушке)

Четвертого марта 1905 года в семье Прасковьи и Николая Витбергов случилось важное событие – родилась милая девочка, гордость отца и счастье матери. Девчушку назвали Лидией. Этой малюткой была я……

Моё детство прошло рядом с мамой. Только с ней я чувствовала уютное единение, прижимаясь к её теплой душистой груди. Я всегда мечтала о брате или сестре, чтобы вместе делить эти счастливые моменты. И чудо случилось. Мама заявила мне о пополнении в нашей семье…… Радости не было предела!

………..Я помню его с младенчества. Пухлые розовые щечки, выразительные голубые глаза и светлые волосы – всё это ассоциируется с моим родным братом. Его звали Мишуткой, Мищаней, Михаилом. Братец родился 7 ноября 1914 года в Ленинграде. Мишка очень любил бабушкины сырники, субботу и….. смеяться. Впрочем, был обычным ребенком.

Шло время……

К счастью для Миши, в молодости его взяли в танковое училище, а позже он получил звание младшего лейтенанта. Одним из его преподавателей был мой будущий муж Евгений, они с братом хорошо поладили, поэтому ребята часто навещали нашу семью вдвоем, чтобы вместе поужинать.

Время летело незаметно, жизнь шла своим чередом, Мишка взрослел, мужал, проявлял характер……….. но одно объявление, прозвучавшее после полудня 22 июня 1941 года из громкоговорителей всей страны, будто остановило время…… на четыре долгих года……..     Началась война……..

****************************

Миша воспринял её с бодрым легкомыслием. Он никогда не сомневался в Красной Армии, о которой знал множество хороших песен. А я была в смятении, но Миша всегда меня подбадривал, и после наших с ним разговоров жизнь становилась немного лучше, веселее что ли ……..

……Война принимала уже новые обороты, когда меня с детьми эвакуировали из Ленинграда, а мой муж Евгений вступил в ряды Советской Армии в звании старшего лейтенанта.

Как говорят, жизнь разделилась на «до» и «после». Передать словами, что чувствовали женщины с детьми на руках, слушая по радио: «Наши войска оставили после упорных боёв город Кигисепп…. город Новгород ….», невозможно. Никто никогда не объяснит, откуда брались силы жить дальше! Но мы … ВЕРИЛИ, ждали и ВЕРИЛИ!

Однажды мне пришло письмо от боевых друзей мужа. В нем было сказано, что Женька попал в плен. Я знала, что война – это не шутка, но поверить никак не могла. В эти дни меня терзала жуткая бессонница, и постоянно хотелось плакать….. Нет, не плакать - кричать, рыдать, выть!

Но вот пришло новое письмо. К счастью, написанное его неумелым, но таким родным почерком! Всё, спасибо Богу,   обошлось.

А с нашим Мишуткой мы частенько общались и даже виделись. Он стал политруком танковой роты и командиром экипажа танка Т-28. Когда была возможность, братишка носил маме и детям остатки своего сухпайка, понимая, что сто двадцать пять граммов хлеба – это значит ничего, и я до сих пор вспоминаю его приходы к нам со слезами на глазах…..

**********************************************

Это случилось 14 февраля 1943 года……... Проклятый Гитлер, стремясь восстановить блокаду Ленинграда, впервые в районе поселка Синявино бросил в бой новейшие мощные танки «Тигр». Наши танкисты не дрогнули. Миша, подавая пример роте, первый вывел свою бронемашину в лобовую атаку, четко осознавая, что идет в последний бой! Рота, понеся огромные потери, остановила противника, фашистам не удалось вновь блокировать Ленинград!

А Миша……. а Миша сгорел в танке…….. Молодой, красивый, решительный, мужественный и …горячо любимый до сих пор! Он навсегда в наших сердцах!

**********************************

Война закончилась много лет назад, но Лидия Николаевна до последних дней не могла прийти в себя и жила с каким-то необъяснимым чувством страха: «А если повторится?! …..»

_________________________________________________________

Протопопова Лидия

Герой Великой Победы, на которого я хочу быть похожа

В Дебесском районе Удмуртской Республики осталось всего лишь два участника Великой Отечественной войны. Одна из них Мария Егоровна Фролова,в гостях у которой мне посчастливилось побывать.

Мария Егоровна родилась 20 апреля 1922 года в селе Старое Мошкино Аксубаевского района Татарской АССР. Сейчас ей 97 лет. Она рассказала о свое нелёгкой судьбе, а я восхищалась ею и удивлялась одновременно. Поняла, что с таких людей, как она, нам, молодому поколению, надо брать пример, стараться быть похожими на них, настоящих патриотов своей страны.

Июнь, выпускной, мечты о будущем… Как много надежд было у молодых людей, которые заканчивали учебные заведения в июне 1941 года. Но всё хорошее в одночасье разрушила война!

Страшную весть о начале Великой Отечественной войны Мария Егоровна узнала 22 июня утром после выпускного вечера. Её тогда было 19 лет. Окончив педагогическое училище, она мечтала работать с детьми, стать хорошим учителем. Об этом думали многие из её друзей. Но война продиктовала свои правила. Юношей призвали на фронт сразу же. Девушек отправили работать в школу. Свою трудовую деятельность Мария Егоровна начала в деревне Ивановка Тархановского района Татарской АССР, была учительницей начальных классов. Но уже весной, не успев завершить учебный год, была призвана в армию. Из четырёх выпускниц педучилища, которые были на комиссии, на фронт призвали её одну.

Мария Егоровна рано осталась без матери, росла сиротой. Провожали её в армию всей деревней, жалели, плакали. В маленькой деревушке люди в то время жили как одна большая родня. С этого момента жизнь молодой девушки в корне изменилась. Нелёгкая дорога от Казани до города Орджоникидзе навсегда разделила жизнь девушки на ту, которая была до войныи после.

В Оржоникидзе она училась на телефонистку в училище связи. Вместе с другими девушками изучала азбуку Морзе, приняла военную присягу. Уже тогда в городе было неспокойно, немцы всё чаще начинали бомбёжки. Поэтому училище переправили в Закавказье в город Тбилиси. Мария Егоровна вспоминает, как страшно было переправляться через Дарьяловское ущелье. Из-за бомбардировщиков приходилось ехать только ночью без света, чтобы оставаться незамеченными.

В Тбилиси учёба продолжилась. Девушек учили сигнализировать флажками, окапываться при помощи сапёрной лопаты, лёжа на спине, ползать по-пластунски, бросать гранаты. В сентябре 1942 года Мария Егоровна попала в действующую армию в отдельный 76-й полк связи, который обслуживал связью 44-ю пехотную армию. Работали телефонисты на коммутаторе, исправляли небольшие поломки. Жить и работать приходилось в землянках, которые рыли на косогорах, в оврагах.

В то время враг стоял на Волге, приближался к Каспийскому морю. Но, несмотря на мощное наступление немцев, русские верили, что победа будет за ними, потому что они вели справедливую войну. Мария Егоровна считает, что именно патриотизм и любовь к родине помогали выживать, укрепляли дух советской армии.

В первые дни работы телефонистам дали понять, что без хорошо налаженной связи трудно организовать взаимодействие между воюющими воинскими частями. Говорят, что артиллерия – это бог войны, а связь Мария Егоровна считает нервами войны. Без хорошо налаженной связи гибли целые батальоны. Поэтому работали телефонистки, не обращая внимания ни на какие трудности. Особенно тяжело приходилось девушкам зимой: провода сначала очищали кусачками, потом соединяли и изолировали. Руки на морозе примерзали к кусачкам, а портянки – к сапогам. Тёплой одежды не было.

Шли тяжёлые бои под Моздоком, горела нефть Грозного. Надежду вселяли радостные вести из Сталинграда, одержав победу под которым,положение на фронте изменилось. Наши войска освобождали один город за другим. 44-я пехотная армия принимала участие в освобождении Северного Кавказа, Кубани, Донбасса, участвовала в битве на Курской дуге. Мария Егоровна до сих пор с ужасом вспоминает города и сёла, которые оставляли за собой немцы при отступлении. Сожжённые населённые пункты, испорченное железнодорожное полотно и линии связи, виселицы с повешенными жителями, отравленные колодцы … Враг не оставлял на своём пути ничего живого.

На войне Марии Егоровне пришлось пережить и голод, и холод, преодолевать страх смерти, терять боевых товарищей. Пожилая женщина с особым теплом вспоминает подруг, которые, получив тяжёлые ранения, умирали на её руках и просили жить долго за всех, кто ушёл раньше срока.

- Машу Свистову убили под Ворошиловградом, Лёля Зыкина погибла в Молдавии. Пули не щадили никого, - вздыхает Мария Егоровна.

С оставшимися в живых подругами она не раз встречалась после окончания войны, переписывалась, ездила с ними по местам боёв. Вот уж правду говорят, что самая крепкая дружба зарождается на войне! Я думаю, не многие молодые люди сейчас знают, что такое настоящая дружба. А на войне она была нерушимой.

9 мая 1945 года Мария Егоровна встретила под Веной в Австрии. Говорит, что это самое яркое известие в её жизни. Но война на этом не закончилась. Часть, в которой она служила, была направлена на Дальний Восток, участвовала в боях против Японии.

За боевые заслуги Мария Егоровна награждена орденами Красной звезды и Отечественной войны, медалями «За боевые заслуги», «За отвагу», «За оборону Кавказа», «За Победу над Германией», «За Победу над Японией», «За освобождение Праги», «За взятие Будапешта».

После возвращения домой Мария Егоровна познакомилась со своим мужем, Петром Афанасьевичем Шкляевым. Волей судьбы им пришлось поработать в школе села Петропавловск Красноярского края, где Петр Афанасьевич был директором, а Мария Егоровна преподавала историю. В 1960-е годы супруги переехали на родину мужа, в село Дебёсы. Мария Егоровна до самой пенсии работала заведующей методическим кабинетом РОНО. Она является Почётным гражданином Дебёсского района.

Глядя на эту хрупкую пожилую женщину, с трудом верилось, что она смогла стойко пережить тяготы военных лет, не потеряла веру в светлое будущее, добро и справедливость. Её советы хорошо учиться, трудиться на благо своей страны я запомнила на всю жизнь.

- Радуйтесь всему, что имеете: хлебу, солнцу, мирному небу над головой. Цените каждый прожитый день, - посоветовала Мария Егоровна.

Я же пожелала ей здоровья и долгих лет жизни. Мне очень захотелось, чтобы о жизни и подвигах этой удивительной женщины узнали мои друзья. Захотела быть похожей на неё, ещё больше полюбила свою родину – Россию, которую такой дорогой ценой освобождали от фашистских захватчиков наши прадеды.

______________________________________________________

ЛЯМЧЕНКОВА Анастасия

 

МАЛЕНЬКИЙ ВОЛШЕБНИК

 

Брату Тёме

Как я узнала о маминой беременности? Я сидела и делала уроки. Неожиданно меня позвали на кухню. Думала, что позвали по обычному делу: поесть, поговорить и прошедшем дне. На кухне почему-то собралась вся семья, хотя это, вообще, бывает довольно редко, обычно по праздникам. Когда я зашла, все (бабушка, мама и отец) посмотрели на меня и заулыбались. Я не понимала, что происходит. Мама попросила меня подойти ближе и спросила: помню ли я о том, чего я давно хотела. Я догадалась, но промолчала: была не уверена в правильности своих мыслей. Мама почему-то заплакала, как впоследствии оказалось, от счастья, а бабушка сказала, что у меня будет брат или сестра. Сначала я была в шоке, не зная, как реагировать. Мы все плакали. Потом успокоились…

…Спустя девять месяцев маму положили в роддом. И вот однажды утром домой позвонили и сообщили о рождении брата. Я не представляла, что всё случится так быстро. Брат родился накануне в 1.20 ночи. И пока я собиралась в этот день в школу, мы с бабушкой обсуждали эту новость…

…Через неделю мама и брат были уже дома. Мне стало интересно, и я подошла к коляске, где лежал брат. Вначале я боялась его испугать, хотя он и спал. Со стороны он выглядел очень хорошеньким, но очень маленьким.

…Прошёл месяц. И мне захотелось взять брата на руки. Когда мне его дали, брат показался мне лёгким. Он был спокоен. Потом вдруг собрался расплакаться – и мне пришлось его укачивать, после чего он успокоился и даже заснул на моих руках, а я не знала, что мне делать дальше. Мама забрала брата и разместила его в коляске. Это первое ощущение чего-то нового. Наверное, немножко почувствовала себя мамой.

Иногда, когда отец задерживался на работе, мне приходилось помогать маме купать брата. Ему всегда нравилась эта процедура, во время которой он временами засыпал.

…К началу второго месяца, когда малыш уже окреп, родители, пока я занималась в школе, отправились с ним на первую прогулку. А вот вторая прогулка была уже моей и маминой…

…Младшего брата мы решили назвать Артёмом. Это имя больше всего нравилось маме – и вся семья с этим согласилась…

Сейчас брату уже четыре месяца. Бывает, что братишка плачет, тогда я подхожу и пытаюсь поднять ему настроение, разговариваю – и он улыбается в ответ, а часто даже смеётся. В последнее время я сама беру на руки брата, и мне это очень нравится. Я счастлива, что у меня теперь есть маленький волшебник – мой младший брат Тёма.

Волшебник маленький – в семье:

Рожденье брата – это чудо!

Ребёнок новый на земле

Любовь Небес несёт повсюду!

Не важно, спит он или ест,

Купается или смеётся… –

Не отыскать на свете мест,

Куда восторг не донесётся!

Пускай брат вырастет большим,

Здоровым, крепким, говорливым

И радость, не расставшись с ним,

Навеки сделает счастливым!

______________________________________________________

ЛЯМЧЕНКОВА Анастасия

 

ОБЕРЕЖНЫЙ СВЕТ

Любовь – лучезарное, светлое чувство!

Ты с ним отправляешься в лёгкий полёт…

Какое прекрасное это искусство!

Не нужен искусства внезапный отлёт.

Любовь – это чудо, бутон очень нежный,

Как солнечный свет среди мрачности туч.

Тот солнечный свет для всех нас обережный –

Не даст заблудиться средь жизненных круч.

Любовь – свежий ветер весенних рассветов.

Её мы вдыхаем, как воздуха нить…

Она собирает всё в мире в дуэты

И в сердце пульсирует импульсом "жить!".

ОНИ

Они увиделись случайно:

Внезапно их свела судьба,

Пересеклись их взгляды тайно,

Сумев сердца поколебать…

Как хорошо быть с человеком,

С тем, кто поддержит, кто поймёт,

Когда вокруг тебя – опека,

И человек на всё пойдёт.

Они почувствовали это,

Через толпу сплетая нить,

Изо всего Земного света

Избрав себе к о г о любить!

ОТ МАЛЕНЬКОЙ СВЕЧИ

Маленькая, яркая свеча

Чем-то мне напомнила дитя:

Резвостью своею горяча,

Ищет нежность, огоньком шутя.

Дарит много света и тепла,

Словно человек, что чист внутри,

С ней душа не принимает зла,

Лишь подольше на свечу смотри.

Если б озарила шар земной –

Стали бы земляне все чисты,

Свечка же погасла б, за собой

Оставляя Пламя Красоты!

ПЕРВЫЙ ОБЩИЙ ДОМ

Среди старых домов дом кирпичный – как новый.

Он с обычною крышей, но в два этажа.

Дом с годами меняется, только основа

Остаётся как вечная сила лежать.

С домом связано множество воспоминаний:

Это память о красочном детстве моём,

Об общении с теми, кто был так желанен… –

Мать, отец, я – малышка – здесь жили втроём.

Я с подругою детства свой дом обходила,

Во дворе на качелях катались мы с ней.

Дом смотрел, как с отцом рыбу в речке ловила,

Как летала с горы в зимний день без саней,

Как с подругой пошли в гости к другу однажды

И забыли родителей предупредить,

А потом нас искали на улице каждой

И, найдя, запретили два дня выходить…

Дом меня успокаивал после салюта,

Что меня напугал как-то раз в Новый год.

Дом любил пикники, ожидая минуты

Детской радости и мыслей взрослых полёт…

Иногда говорил дом с деревьями тихо,

С елью, яблоней, грушей беседы он вёл,

Но подчас разговору мешала шумиха,

Если ветер друзьям на уступку не шёл…

Дом сейчас очень стар: краска где-то поблёкла,

И из белого в серый покрасился цвет…

Я смотрю через милые, тёмные стёкла…

Мне и нашему дому – четырнадцать лет…

____________________________________________________________

Новиков Максим

Жизнь в труде на благо Родины

Детство – самая беззаботная и яркая пора в жизни человека. Прекрасно, если это действительно так. Великая Отечественная война прервала счастливое детство многих людей. Среди них оказалась и Лидия Никитична Перевощикова, которой в 1941 году исполнилось всего 9 лет.

Родилась Лидия Никитична 8 февраля 1932 года в деревне Уйвай Дебёсского района Удмуртской Республики. В то время в деревне была своя восьмилетняя школа, ясли, колхоз. Жизнь текла своим чередом. Новость о начале войны обрушилась на деревенских жителей так же внезапно, как и для всех, живущих в то время в Советском Союзе. В первые дни войны многих мужчин призвали на фронт. Среди них оказался и отец Лидии Никитичны Никита Петрович. Страшно и горестно было семье расставаться с любимым отцом, но жизнь диктовала свои законы. Вскоре на войну ушёл и брат отца Василий Петрович. Девочка осталась на воспитании деда и матери.

Лидия Никитична говорит, что с наступлением войны жизнь в корне изменилась. В глазах и душах людей поселились тревога и страх. Казалось, что дети, которые только вчера беззаботно играли во дворе и радовались жизни, внезапно повзрослели, трудились наравне с взрослыми, помогали фронту. Несмотря на юный возраст, Лидия Николаевна вместе с остальными детьми трудилась на колхозных полях, помогала перебирать зёрна пшеницы для будущего урожая. Детям поручали обходить дома и собирать золу для удобрения колхозных полей. Они принимали участие в сборе овощей, масла, мяса, яиц, шерсти для отправления на фронт. Сами жили впроголодь. Лидия Николаевна вспоминает, что в то время люди научились печь лепёшки из травы, ели овощи, выращенные на своём огороде. Сейчас детей не заставишь есть рябину, а в то эта ягода осенью была любимым детским лакомством.

Письма с фронта… С каким нетерпением ждали люди весточки от своих родственников! С какой радостью семья получала редкие письма от отца Никиты Петровича. Письма были главными свидетелями того, что родные и близкие люди живы, появлялась надежда на скорую встречу. Когда писем не было долгое время, в голову лезли всякие мысли. Лидия Никитична вспоминает, как дед разговаривал с сыновьями каждый раз, когда видел пролетающий над головой самолёт, просил скинуть весточку от родных.

Весть о Великой Победе вселила надежду и радость о встрече с фронтовиками. Но встретиться с ними многим так и не удалось. Из 12-ти человек, ушедших из Уйвая на фронт, домой вернулись только трое. Среди них оказался и Никита Петрович. Василий Петрович погиб на полях сражений. Лидия Никитична говорит, что отец прошёл всю войну, дошёл до Берлина, получил много ранений. Из-за осколков ему пришлось ампутировать ноги. Покалеченными и больными с фронта возвращались многие. Победа досталась нашим прадедам дорогой ценой!

Окончив 7 классов, Лидия Никитична решила поступить в колледж города Воткинска, после окончания которого работала в Уйвае заведующей маслопрома. Молодая девушка не боялась никакой работы. Тяжелый труд в годы Великой Отечественной войны закалил её с раннего детства. В то время Уйвай входил в Тыловайский район. Лидия Николаевна не только принимала молоко, но и пропускала через сепаратор. Из этого молока изготавливали сливки и казеин, которые отправляли в Тыловай. Холодильников для хранения готовой продукции в то время не было. Для этих целей использовали колодцы. Ведра с молоком приходилось опускать и поднимать в колодец вручную.

В 1953 году Лидия Никитична вышла замуж. В то время в деревне жить было тяжело: денег не платили, люди работали за трудодни. С надеждой на лучшую жизнь Лидия Никитична с мужем решились уехать в Казахстан. Чтобы достать деньги на дорогу, семье пришлось продать поросёнка за 360 рублей местному учителю. Говорит, пока доехали до Казахстана, в кармане осталось всего восемь копеек. Семья поселилась в селе Мариковский Целиноградской области Казахстана: муж выстроил печь, в котором Лидия Никитична пекла хлеб и продавала его местным жителям, устроилась работать в столовую. Комбайнёры работали в степях круглосуточно, поэтому в столовых открывали выездные бригады, которые доставляли для них еду прямо на места работы. Во время коротких перерывов на отдых, Лидия Никитична успевала бегать в ясли, чтобы накормить детей. В семье их было четверо: три дочери и один сын.

Прожив в Казахстане 16 лет, семья решила вернуться на родину. В селе Дебёсы Лидия Никитична до самой пенсии работала в коммунальном. Пожилая женщина говорит, что вся её жизнь прошла в трудах и заботах. Прежде чем бежать на работу, приходилось вставать рано утром, печь хлеб для семьи. Трудиться приходилось с утра до позднего вечера. Особенно тяжело было в послевоенные годы. В то время никто не думал об усталости и переработанных часах. Жили и трудились на благо любимой родины.

Лидия Никитична награждена Почетной Грамотой за достигнутые успехи в честь 68-й годовщины Великой Октябрьской Социалистической революции, Почетной Грамотой за хорошие показатели в выполнении производственной программы ко Дню Международной солидарности трудящихся. Указом Президента Российской Федерации награждена юбилейными медалями к 65-летию и 70-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, имеет медаль и удостоверение «Ветеран труда».

Привыкшая никогда не сидеть без дела, Лидия Никитична и сейчас ни минуты не проводит без работы. Прекрасно готовит, вяжет половички, прядёт, занимается скандинавской ходьбой. До недавнего времени принимала активное участие в художественной самодеятельности. Считаю, что нам, молодому поколению, надо брать с Лидии Николаевны пример. Учиться не сдаваться ни перед какими трудностями, любить жизнь, находить полезные увлечения и с оптимизмом смотреть в будущее.

____________________________________________________________

Фирстов Никита

Великая Победа: наследие и наследники

            75 лет назад закончилась Великая Отечественная война. Кажется, это было так давно! О событиях страшных военных лет мы сейчас узнаём на уроках истории, из фильмов и книг. Нам, 13-летним мальчишкам и девчонкам, трудно представить, что этотакое. А если задуматься, все мы являемся наследниками тех, кто ценой своей жизни добился Великой Победы.

            В нашей стране, наверное, нет семей, которых не коснулась война 1941-1945 годов. Многие фронтовики не вернулись с полей сражений, потерялись без вести или, получив тяжёлые ранения, остались инвалидами. Каждый год отдаляет нас от тех страшных событий. Но, несмотря на это, мы должны бережно хранить воспоминания о людях, которые подарили нам мирное небо.

            Сегодня я смело могу себя назвать наследником Победы. Мои прабабушки и прадедушки были участниками Великой Отечественной войны. Сейчас их уже нет в живых, но воспоминания о них в нашей семье передаются из поколения в поколение. Благодаря своей маме, ФирстовойНаталии Вячеславовне, и бабушке, Первушиной Нине Васильевне, я узнал, что моя прабабушка, Осетрова Анна Васильевна, добровольно ушла на фронт в1942-м году. На тот момент ей исполнилось всего 19 лет. После окончания медицинских курсов она была направлена в воинскую часть санинструктором, выносила с поля боя раненых. В один из боёв сама получила тяжёлое ранение и была контужена. После выздоровления прабабушка закончила курсы машинисток и служила в штабе на передовой.

Говорят, что у каждого человека есть свой ангел-хранитель, который оберегает и защищает от бед. Я думаю, что на войне многие начинали верить в ангела-хранителя и просили его покровительства. Моя прабабушка тоже видела на войне необъяснимые ситуации, в которых, казалось бы, человек должен погибнуть, а он оставался цел. Она часто вспоминала первые дни своего пребывания на фронте. Однажды, когда бабушка печатала донесение, в окно влетел осколок снаряда, пролетев всего в нескольких миллиметрах от неё. Говорила, что таких случаев на войне было много. Воинская часть, в которой служила Анна Васильевна, участвовала в освобождении Москвы, Кавказа и Чехословакии. В 1944-м году прабабушка вернулась домой в звании старшины.

Прадедушка, Осетров Василий Ильич, после окончания экономического техникума был направлен на работу в Сибирь. А в 1939-м году был призван в армию на Дальний Восток рядовым. Все военные годы он служил в составе дальневосточной группировки советских войск. Вместе с другими военнослужащими участвовал в строительстве оборонительных сооружений. Василий Ильич закончил войну в звании старшего лейтенанта.

Прабабушка и прадедушка были награждены правительственными наградами. У них родились трое детей: Нина (моя бабушка), Сергей и Надежда. Сергей тоже стал военнослужащим, офицером-подводником, служил на черноморском флоте.

            Ещё одна моя прабабушка, Первушина Зинаида Макаровна, и прадедушка, Печёнкин Василий Петрович, тоже были участниками войны. Зинаида Макаровна была зенитчицей. Все они вернулись с фронта живыми. Погиб только брат Василия Петровича, Аркадий Петрович. Но, как отмечает моя мама, никто из её бабушек и дедушек не любил рассказывать о войне, говорили только, что это было страшное время.

            Я горжусь своими прадедушками и прабабушками. Когда вырасту, обязательно расскажу об их подвигах своим детям. Хочу, чтобы все мы понимали, какую ответственность несём перед своими предками, оставившими для нас бесценное наследие – мирную жизнь и веру в счастливое будущее.

___________________________________________________________

ПОПОВА Янина

ПИСЬМО РОДНЫМ

От Неизвестного Героя

Зимний лес. В безмолвии земля.

Пули не свистят над головой.

Ночь в окопе. Мысли мне велят

Написать родным, что я живой.

"Мама, папа, вам земной поклон,

Шлю я с Украины свой привет.

Жизнь свою поставил я на кон,

Чтобы мирный встретили рассвет.

Тяжело выдерживать груз дней:

Месяцами голод, боль и страх,

И под натиском врагов трудней

Находиться сразу в двух мирах.

Мир войны неумолим, жесток,

Дышит смрадом от сожжённых тел,

Убивает молодость порок,

Не щадит и старости удел…

Мир души ему в противовес

Для борьбы за жизнь даёт толчок:

Дом, семья, любовь… – Свет лучший весь

Каждый отстоит Земли клочок!

Ты в атаку ходишь не один –

Все родные и друзья с тобой –

Вместе с вами я как исполин

Прорываюсь через вражий строй!

Обещаю выжить, не пропасть,

Одолев сражений череду!

Выдержите, милые, напасть!

Без Победы, точно, не приду!

ЮНОША И РУСАЛКА,

или САГА О ВЛЮБЛЁННЫХ

1.

Нам, схватившись крепко за ладони,

Их сцепив в замок как можно крепче,

Ничего не страшно. Коль потонем,

То не станем жертвами увечий.

Если всё ж цепочка оборвётся,

Стон уйдёт за грани океана,

Головешку сыщет старый боцман,

Тело кормом хищной пасти станет.

Поиграем с маяком вселенной:

Профиль пусть на дне найдёт влюблённый.

Тень-хаос – бушующая пена,

Сделавшая тайну окрылённой.

Я обязан близостью смертельной

Той, разлука с кем вмиг одурманит,

Но запрет не будет беспредельным:

Человека свет к русалке манит.

2.

Рассвет загорится и солнцем растает… –

Рука отпускает сведённые пальцы.

Минорною нотой прольётся "останься!",

Но на сне впервой вынуждают расстаться.

А мне б жабры, хвост и ещё перепонки –

Отправлюсь тогда я в седые глубины…

Глаза могут лгать, а реальность – быть комой.

Я верую в то, что по-прежнему мнимо…

Хотя ты и прыгнула в бурные волны,

Доверив песку свой портрет невесомый.

Тебе я молюсь, как небесной иконе,

Взаимным обетом извечно влекомый…

Мы быстро в событиях дней потерялись:

И то ли коралловый риф всё мутней…

А то ль в вещем сне мы ненастью поддались,

Где год – все двенадцать пустых февралей…

3.

Если б это считать сильно важным,

Если б дни измерял с часа встречи,

То, наверное, всё же однажды

Показалась бы звёздная вечность…

И твой голос, что ночь неустанно

Шепчет милости божьей отрады,

Перед самой зарёю устанет,

Небосклон протоптав тучей града.

Это значит, что нам уже хватит

Мерять маски людишек "хороших".

Как посмотришь, то много понятий

Обозначили б мир этот сложный.

Воды вспыхнут огнём предвечерним,

Но не тем, что сердца поджигает.

Лишь вдвоём избежим муки терний,

Встретив мир без корыстных желаний.

Дорог мне весь язык чувств горячих

С первой истины и до разлуки,

До заботы: "Болел?" – "Видеть начал!",

До пристрастий держать нежно руки.

Босиком протоптав путь-дорожку,

Стопы вновь окунаются в травы.

То не время, чтоб судьбы итожить

И любовь позабыть нас заставить.

Я не зря проходил сквозь столетья,

Лёгкий бриз создавая словами.

Всё твердил: "Разлучить? Нет. На свете

Не случится несчастия с нами!"

_____________________________________________________________

РАМКОВА Варвара

 

СЕМЬЯ

Семья у нас вся дружная,

И мне она вся нужная!

Любовь и в маме мне видна,

И в папе нравится она!

У папы попрошу кровать –

Батутом буду называть,

Ноя его не огорчу,

Лишь двадцать раз вверх полечу.

У мамы спиннер я возьму

И знания её приму!

А бабушка даст пирожки

Из шоколада и муки!

У брата ласки попрошу,

А у сестры принять спешу

Зайчишку, на портфель пришить, –

И буду радостно носить!

ГИМН СОЛНЦУ

О Солнце, жизнь дарующее нам!

Прими от нас любовь и благодарность!

Ты светишь нам в любые времена

Улыбкою своею лучезарной!

Ты гонишь темноту и холод прочь.

С тобой друзья-деревья зеленеют!

Мы ждём тебя, когда проходит ночь,

Ведь нашу жизнь ты делаешь яснее!

______________________________________________________________

Раскина Ирина

***

Как бешеная, дикая собака,

Врезалось сердце прямо в рёбра мне.

Ах, как же больно понимать однако,

Что были рядом только лишь во сне.

И не хочу вставать с постели утром,

И веки сомкнутые силой разжимать.

Ну подожди, останься ж на минуту,

Нет сил одной мне в новый день вступать.

Ты снишься мне, и я хочу спать вечно,

Хоть и пылаю, словно я в огне.

Но наше с тобой счастье бесконечно,

Когда в ночи приходишь ты ко мне.

Когда мне снова видится улыбка,

Тот самый бархатный, посоловелый взгляд.

Прости меня за все мои ошибки!

Молю тебя, вернись скорей назад…

Вернись… Давай начнём историю сначала,

И вновь смогу к груди твоей примкнуть.

Что ты сказал?.. Уж лучше б я молчала?

Попробуй после этого заснуть…

____________________________________________________

Романова Алиса

Повесть«Я мечтаю о доме»

Краткое содержание повести

Всемирно известный французский кинорежиссер месье ЛаШанс понимает, что прожигает свою жизнь, растрачивает её бесцельно, снимая кино ради денег, а не искусства, живя ради получения материальных благ, стремясь к безграничной славе. Он чувствует, что жить ему осталось недолго, и это подтверждают врачи, к которым он обращается. Месье принимает решение, кардинально изменившее его жизнь. Кинорежиссер уезжает в небольшой городок и открывает там театр, набирая в свою труппу детей, на которых общество и государство махнули рукой, не видя смысла в трате сил и средств на их перевоспитание. Эти дети брошены всеми, они не находят поддержки и понимания, напротив, часто подвергаются оскорблениям и унижениям. Месье ЛаШанс решает помочь детям «с улицы», тем самым открывая для них новые возможности. Создав театр, где каждый может раскрыть свой талант, найти себе применение, работая вместе с обездоленными детьми на сцене, он становится важным и нужным для них, они ощущают себя настоящей семьей и помогают друг другу начать новую жизнь, обретают надёжную защиту от жестокого мира и уже сами оказывают поддержку сиротам и бедным людям. Дети, которые всегда мечтали о доме, но казались всем «ужасными монстрами», находят свой дом в театре, а бывший кинорежиссер становиться для них самым близким человеком, и он сам понимает, что наконец-то занимается нужным, значимым для других делом и обретает себя.

Глава1.

Дети свободы

Они бежали навстречу закатному солнцу. Они смеялись, и им казалось, что они не бегут, а взмывают вверх, так же, как вольные птицы, не стесняясь движений. Они не ощущали землю под ногами. Им не нужно было чудо, они создадут его сами, без чьей-либо помощи. Где бы они ни были, мир ждет их повсюду, бескрайние просторы – для них.

Свежий ветер шептал им на ухо добрые слова, приветствовал каждого по имени. Солнце обнимало их, окутывая нежным красно-золотистым светом.

Они были свободны, и их лица сияли так, словно солнце живёт в них, в их душах.

Эти дети – солнечные лучики, посланные на землю. Они готовы поделиться своим счастьем со всеми, кто встретиться им на пути. Что ждет их в будущем? Какие препятствия встретятся? Сбудутся ли их заоблачные мечты и грезы?

Далеким и непостижимым, словно окутанным тайной, казалось им будущее. Теперь они не хотели и думать о нём. Сейчас, в этот самый момент, они – дети свободы.

Кто эти люди? Куда они бегут, почему светятся их глаза, точно звезды? Каждый хотел бы знать ответы на эти вопросы. Хотите узнать их историю? Доверьтесь им, они расскажут вам невероятную, потрясающую историю. Вы готовы? Дайте свою руку… и следуйте за ними… за нами… за мной…

Глава 14

«Вы вернули вкус к жизни, месье»

Он бежал через весь город, проносясь по узеньким переулках, укрываясь в самих тихих, безлюдных уголках, где ни одна живая душа не смогла бы его узреть. Безграничное воодушевление подгоняло его каждый раз, как он чуть замедлял свой шаг. Джеймс всенепременно должен был встретиться с режиссером, ему во что бы то ни стало необходимо застать месье в своем кабинете.

Через небольшой промежуток времени он все же достигает своей цели, и театр предстал перед глазами Джеймса.

Ворвавшись в театр, словно вихрь, он стремительно поднялся по лестнице. Мысли путались, а ему так много хотелось сказать! Поднявшись на нужный этаж, Джеймс помедлил в нерешительности перед дверью в кабинет, казалось, что он задыхается больше от волнения, чем от бега. В этот самый момент дверь кабинета резко распахнулась. Мужчина, стоявший у двери, был явно недоволен.

–Эти дети … Это не дети! Монстры! Вы еще пожалеете, клянусь Вам, месье! - выкрикнул он.

Было совершенно очевидно, что он пришёл по собственной инициативе с целью высказаться про новый, вызывающий всеобщее беспокойство, театр.

–Спасибо за Ваш визит, приходите еще. Приятно было поболтать, - с ироничными нотками в голосе сказал режиссер театра месье ЛаШанс. Вслед за этим собеседники заметили, что у дверей неизвестно чего выжидает Джеймс.

–Негодный мальчишка, ты разве не обязан быть дома? Ты под домашним арестом, насколько мне известно. Что ты здесь шляешься? - все с тем же недовольным видом прорычал мужчина, выходящий из кабинета, который явно знал о Джеймсе больше, чем Джеймс – о нём.

–Я уже дома, сэр, театр – это мой дом. Приятно встретить Вас здесь, мы любим гостей, - обратился Джеймс к уходящему в раздражении посетителю с невинным взглядом, простодушно улыбаясь. Ему нравилось играть в ту же игру, что и месье ЛаШанс.

–Да как ты смеешь? Да ты хоть знаешь …– незнакомец не успел договорить, как месье ЛаШанс перебил его:

–Дорогой месье Руж, не стоит так беспокоиться! С Вашими-то нервами… Вы сегодня весь день словно на иголках. Отдохните, дорогой друг, отдохните!

Месье Руж что-то пробурчал в ответ едва слышно и с лихорадочной поспешностью удалился.

–Вот жизнь у человека, каждый день стресс. Должно быть, жить так невероятно увлекательно!–насмешливо улыбнулся Месье ЛаШанс Джеймсу и легким жестом пригласил его зайти в кабинет. – Рассказывай; что побудило тебя, мой юный беглец, прийти, я бы даже сказал, примчаться сюда.

Джеймс ужасно нервничал, но на его душе было светло, как никогда до настоящего времени.

–Помните, Вы однажды сказали, что наступит момент, когда мы поймем, зачем мы родились? Найдем свой собственный путь?– спросил Джеймс, пристально вглядываясь в глаза режиссера.

ЛаШанс, улыбнувшись, кивнул. Джеймс, получивший положительный ответ, продолжил:

– Возможно, у людей, узнавших эту историю, вытянутся физиономии… Ой, прошу прощения, я иногда забываю, как долженговорить культурный человек. Я имел в виду, что они изумятся. Как же из таких детей, которых практически подобрали на улице, смогли вырасти личности, которые разбираются в искусстве и даже намереваются создать что-то волшебное, что может вдохновить других людей. В нас никто не верил, я испытал это на себе. Признаюсь, я почти загубил свою жизнь, проводя все свободное время с никудышной компанией, и не видел ни единого просвета в жизни. Жизнь была гнилой, а будущее казалось никчемным. Все мое более-менее успешное окружение пинало меня, учителя говорили обо мне только плохое, лишь подчеркивая этим бессмысленность моего существования. Я чуть было не впал в отчаяние, и в этот самое время появляетесь Вы. Вы – режиссер, чья известность говорит сама за себя. Кто Вы и кто я? Никогда бы не поверил, что моя судьба может измениться, что мне по силам сменить курс жизни, начать все с чистого листа. Вы протянули руку помощи, научили меня жить, когда казалось, я чуть было уже не задохнулся от отчаяния. На протяжении всей моей жизни меня осуждали или боялись, я был слаб, и - самое главное– никто не хотел помочь или просто принять меня. Но Вы заметили, что я нечто большее, чем то, что обо мне говорят. Вы не старались изменить меня, как другие, Вы помогли мне найти настоящего себя. Возможно, мое поведение было криком о помощи. Месье ЛаШанс! Вы единственный, кто услышал этот крик. Если Бог и существует, то он посылает нам помощь через Вас и таких людей, как Вы, месье. Я нашел свой путь, наконец-то нашел. Спасибо за все, что Вы сделали для меня, для всех нас, что дали нам шанс. Я клянусь, никогда не забуду о Вас. Вы вернули мне вкус к жизни. Я бесконечно благодарен.

ЛаШанс смотрел на Джеймса с безграничной любовью, он по-настоящему гордился им.

– Лучшая награда – это вы, дети мои,– сказал он, чуть не плача. ЛаШанс думал о том, что невозможно предугадать дату и время, когда твои глаза закроются навсегда, а разум обретет внутреннее спокойствие, погрузится в сон, в котором не будет мирских тревог. Никогда не узнаешь, когда придется попрощаться со всем, что было так важно при жизни. Он чувствовал, что его время истекает. Он понял это год назад, но страха смерти не ощутил.Незадолго до этого он окончательно пришел к выводу, что давно уже не живет по-настоящему. Но, как и все, кто знает, что встреча с неумолимой смертью неизбежна, ЛаШанс захотел осуществить своё последнее желание, которое впоследствии обернулось для него неожиданным сюрпризом. Он попытался сотворить чудо, которое повлияет на мир, но не мог даже допустить мысли о том, что это в первую очередь изменит его самого.

За год, проведённый с детьми, он обрел неуловимое счастье. Несмотря на все награды, премии, всеобщее признание, известность, он впервые за многие годынашел подлинного и, пожалуй, истинного себя, помогая детям добиваться успеха и даря им свою любовь.

Месье ЛаШанс по-настоящему привязался к детям, он знал привычки каждого из них, отчетливо помнил каждое мгновение, проведенное с ним, и любил их всем сердцем. В его театре первоначально было всего 10 «трудных» детей из совершенно не похожих друг на друга семей, детей, столкнувшихся с жизненными трудностями, а по завершении театрального сезона их, к общему удивлению, стало около 100 человек. Месье ЛаШанс был не просто художественным руководителем и режиссером театра, он был отцом, наставником, по всей видимости, единственным для них родным человеком, которому они могли довериться. Ему было невыносимо больно от мысли, что придет час, и он покинет тех, без кого уже не представлял своей жизни.

–Что будет с детьми, если театр закроют? С ними со всеми? Особенно с сиротами? Я не могу допустить, чтобы их вернули в тот ужасный детский дом, где не видят их индивидуальности, где их будут угнетать. А другие дети, что имеют безответственных родителей? Чему их научат?– всю ночь не давали ему уснуть такого рода мысли, они тяготили его, надрывали душу.

Он возлагал большие надежды на то, что у каждого ребенка в его театре будет невероятное, а самое главное – счастливое будущее. Месье намеривался отослать письма всем своим знакомым, которые имели достаток весьма внушительных размеров. Он хотел верить, что они откликнуться на его просьбы и рано или поздно окажут материальную поддержку детям. Вслед за тем он решил написать письмо детям, чтобы они получили его, когда для него всё будет кончено.

«Дорогие, любимые, уважаемые мною дети, я пишу это письмо для всех вас, потому что за этот год для меня вы стали больше, чем просто театральной труппой. Я честно признаюсь вам, что впервые не могу подобрать нужных слов, которые могли бы с точностью описать все то, что я сейчас испытываю и что так хотел бы сказать каждому из вас, глядя прямо в глаза, которые буквально светятся, сияют, когда вы счастливы. Я хотел бы вечно слышать ваш звонкий, заливистый смех. Я мечтаю находиться с вами бок о бок каждый день и наблюдать за вашими победами, успехами, вашим духовным ростом. Присутствовать на всех ваших репетициях, помогать каждому из вас погрузиться в образ, примерить на себя новую роль, быть частью вашей жизни, все это – было честью для меня. Это, если хотите, мое чистосердечное признание: за столько лет совместной работы с различными актерами я никогда не видел такого таланта, такого потенциала, как у вас, мои маленькие актеры. Настоящей радостью было для меня видеть, что вы стремитесь к достижению своих целей. Я никогда не был так счастлив, как с вами, дети мои. Я по-настоящему полюбил каждого из вас, вы стали моей семьей. Я хочу, чтобы вы знали, что я никуда не ухожу, я никогда бы не бросил вас. Даже если вы больше не сможете увидеть меня, как прежде, это не еще не значит, что вы одиноки, брошены на произвол судьбы. Я по-прежнему буду приглядывать за вами, не упуская из виду никого, и помогать всем вам, мои лучики света. Я прошу вашего разрешения быть для вас ангелом-хранителем, который будет оберегать вас и днем, и ночью, я непременно буду рядом каждое мгновение вашей жизни. Я давно решил для себя, что это мой долг, моя обязанность. Я люблю вас, мои лучики солнца, посланные на землю. Не дайте людям погасить этот огонек добра и любви, что живет в ваших душах. Мир нуждается в вас так же сильно, как я нуждался год назад. Вы совершили чудо, вы продлили мою жизнь ровно на год, на один - самый лучший - год в моей жизни. Мне не хватит и тысячи слов, чтобы высказать мою благодарность и любовь. Я верю в вас, я всегда буду рядом с вами.

Ваш друг, режиссер, ангел-хранитель месье ЛаШанс.»

Утром режиссер скончался. Он написал письмо и ушел в мир иной с мыслью о том, что он всегда будет защищать этих детей.

____________________________________________________________

Самойлова Валерия

О самом важном

Пока планета ещё жива,

Пока о солнце мечтают вёсны,

На жизнь предъявим свои права,

Пока не поздно, пока не поздно.

Что может быть самым важным в жизни человека? На мой взгляд, все материальное теряет свою значимость перед чем-то более ценным, например, памятью о, казалось бы, давно прошедших и забытых временах в истории как отдельной семьи, так и всей страны в целом.

Память – это то, что связывает прошлое и настоящее. Память – это то, что позволяет в будущем не повторять ошибки прошлого. Память – это то, что остаётся живым от ушедших навсегда…

У памяти нет срока давности. Всего 75 лет назад на нашей земле пришлые агрессоры перестали убивать людей, взрывать дома, принуждать население жить в страхе, голоде и холоде. Не такой уж большой срок с точки зрения истории. Около пятидесяти лет назад поэт С. Орлов писал:

Когда это будет, не знаю:

В краю белоногих берёз     

Победу девятого мая

Отпразднуют люди без слёз.

Поднимут старинные марши

Армейские трубы страны,

И выедет к армии маршал,

Не видевший этой войны.

На данный момент тем, кто хоть немного помнит о страшных военных днях, уже за семьдесят, а тех, кто шагал дорогами войны, остались единицы. Выросло не одно поколение в мире и благополучии, и воспоминания о прошедших тягостных, страшных днях войны сейчас как-то перестали волновать людей. Ну, старики, ну с орденами – и что?

Совсем недавно я посмотрела фильм «Мы из будущего». Четверо современных продвинутых ребят вдруг оказываются в прошлом, попадают в самое пекло Великой Отечественной войны, где другая жизнь и по другим законам. Им, привыкшим играть в виртуальные компьютерные войны, где легко и умирать, и убивать, приходится независимо от своей воли и желания идти в настоящую атаку, переплывать под артобстрелом озеро, спасаться от погони, стрелять, взрывать и самим подрываться, понимая, что всё происходит не во сне, а по-настоящему. При этом испытывать желание, во что бы то ни стало попасть назад, в будущее. В своё родное время. В знакомую и уютную жизнь. Им очень страшно было на этой войне. Думаю, любому нормальному человеку было бы страшно. Но они вернулись в будущее, а те, кто воевал, дожили до него наперечёт.

И вот теперь, когда я вижу ветеранов, они мне кажутся гостями из прошлого. О нём им напоминают ноющие раны, молодость, прошедшая в боях, лишениях, страданиях, циничное отношение современных людей к той войне и к тем, кто её выиграл.

Ветеран… Он был когда-то молодым… У молодого парня нога, оторванная миной на войне, не отросла за 67 прошедших лет. Он так и жил, превозмогая боль, трудился, как мог, строил дом, растил детей и внуков, и каждый раз, вспоминая боевых друзей и те четыре года непрерывных фронтов, отворачивался, утирал скупую слезу. А может быть, чередой в голове у него пронеслась мысль, так удачно облачённая поэтом А. Твардовским в стихотворную форму:

Я знаю, никакой моей вины

В том, что другие не пришли с войны,

В том, что они – кто старше, кто моложе –

Остались там, и не о том же речь,

Что я их мог, но не сумел сберечь, -

Речь не о том, но всё же, всё же, всё же…

Мы часто забываем в повседневной суете о важных и главных вещах. И, наверное, не понимаем сами, что ценного в нынешнем времени и что мы потеряли ценного из недалёкого прошлого. Старенькие, немощные, слабеющие, наши ветераны, кажется, копят все свои силы, чтобы хотя бы два раза в год, на такие даты, как День Победы, День освобождения родного края от немецко-фашистских захватчиков, выйти на парад или митинг, отдавая долг своим погибшим товарищам. А мы? Может быть, и каждому из нас, особенно молодому поколению, нужно хоть в мыслях перенестись в то пекло, испытать тот ужас и страх за себя, своих родных и друзей. Тогда не существовало бы разных жизненных позиций современности и того, чем жили наши деды и прадеды. Тогда не грозило бы нам превратиться в «Иванов, не помнящих родства». А на себя нужно взглянуть чуть по-другому, переосмыслить отношение к войне и ценности жизни, благодарности к тем, кто погиб, а особенно, если вышел из огненных схваток целым.

Нет, они не гости из прошлого. Это наша история, а ветераны – её неотъемлемая часть. И мы всегда в долгу перед ними, потому, что благодаря им, выжили наши прабабушки, бабушки, мамы и отцы, появились мы, надеюсь, появятся внуки, будут и правнуки. Род продолжится. Он просто обязан продолжиться! Такие праздники, как День Победы, День освобождения родного края от немецко-фашистских захватчиков, признаны связать узелки поколений и дать понять, что всё прошедшее – это наше, а не чьё-нибудь! Память об этих событиях– вот что самое важное!

Давно отгремели последние залпы пушек, зарубцевались на деревьях раны от пуль и снарядов, обвалились партизанские землянки, засыпались окопы, заросли кровавые дорожки, отстроились города и сёла, но не стереть в памяти народной подвиги героев войны. Пусть чаще старики рассказывают нам, молодым и ещё совсем юным, о своей юности, своих фронтовых дорогах, дорогах Великой Отечественной войны и, конечно же, о том, как не только отстояли, но и погнали фашистские армии назад, освободили не только свои земли, но и народы Европы от фашизма.   Пусть говорят о Великой Победе, о подвиге советских людей, об их мужестве, героизме, смелости. Пусть живые запомнят, и пусть поколения знают эту взятую с боем суровую правду солдат. Пусть память о войне всегда будет жива.

Человек никогда не должен забывать о людях, погибших во имя жизни других поколений. Человечество живёт исторической памятью. Не зря на мемориальных плитах и памятниках высечены слова: «Никто не забыт и ничто не забыто!» И пусть возле памятников Героям несгораемым пламенем полыхают багряные цветы, ведь бессмертен тот, кто жил для людей и отдал свою жизнь за счастье будущих поколений. А мы, живущие сегодня, обязаны выполнить наказ, прописанный автором А. Соболевым:

Люди мира, будьте зорче втрое,

Берегите мир, берегите мир!..

_______________________________________________________

Солодкова Ирина

ДЕТИ БЛОКАДЫ

Довоенный Ленинград…

Тишина… Весь город спит…

Он цветением объят

И имеет яркий вид!..

Утро… Диктор объявил

То, что началась война…

Ветер лепестки схватил –

Потерялась белизна…

Шум, волнение кругом…

Долг мужчин зовёт на фронт.

Покидают дети дом:

Их пути – за горизонт…

Матерей сдержал перрон

И с детьми не отпустил –

Слёзы, боль со всех сторон:

Не хватает женских сил…

У детей в глазах – лишь страх.

Их везут куда? Зачем?..

Город больше не в цветах…

И, возможно, насовсем…

__________

…Кто уехать не успел –

В наш детдом потом попал…

Осень… Ветер свирепел…

Круг блокады нас сковал.

Лица. Впалые глаза.

Голод. Страх. Осада. Смерть.

Довоенный Ленинград,

Ты ещё на свете есть?

Наши так бомбят дома!

Хлеба грамм сто двадцать пять…

И холодная зима…

Как такое забывать!..

__________

Девятьсот тех страшных дней –

Детской памяти "пожар"…

Кто-то и не стал взрослей…

Кто-то выдержал кошмар…

Ныне дети – старики,

Помнящие о цене,

Что седые их виски

Заплатили в той войне…

__________________________________________________________

СТАРОСТЕНКО Ксения

 

ЛУЧ

 

По её картине "Луч"

Звёздный дождь осветляет ночь

И озёрную глубину…

Остров – холм на воде, точь-в-точь –

Не спешит отойти ко сну…

Две палатки в одну слились,

А вокруг – световая гладь:

Будто в воду упала высь,

Проникая в природу-мать…

Лодки дрожь на немой волне.

Две фигуры застыли вдруг:

Он стоит, смотрит всё нежней.

А она – и жена, и друг.

Захотелось им тишины:

Надоел ежедневный шум.

Здесь – друг в друга погружены –

Не скрывают взаимных дум…

Влюблены они до сих пор,

Хотя вместе семь долгих лет…

Сеет луч световой простор,

Пролетевший среди планет…

ПОСЛАНИЕ ДОМУ

Мой важный дом,

В тебе так комнат много,

Но лишь в одной – покой и мир души.

Во всех других – порядок, чёткость, строгость

И посидеть нельзя одной в тиши…

Мой яркий дом,

Ты помнишь дни рожденья,

Как собиралась вместе вся семья,

Букеты встреч, подъёмы настроенья,

Как брат родился младший у меня…

Мой дружный дом,

Ремонт ты делал с нами,

Ты слушал тайн и сказок разговор,

Меня и братьев двух качал ночами,

И разбирал с родителями спор…

Мой тихий дом,

Разъехались родные –

И комнаты скучают по теплу.

Быть может, скоро добрые, смешные,

Все соберутся к твоему столу!

____________________________________________________________

Степанова Мария

Отыщи своё отношение к происходящему (отрывок)

Оглавление

Диалог          3

Раздумья       76

Откровенья128

Самое большое препятствие - Страх. Самая большая ошибка - Пасть духом. Самый опасный человек - Лжец. Самое коварное чувство - Зависть. Самый красивый поступок - Простить. Самая лучшая защита - Улыбка. Самая мощная сила - Вера.

Этак книга состоит из трех глав: диалог, раздумья, откровенья. Каждому найдется рассказ по душе. В этой книге моя жизнь, мои переживания, эмоции, рассуждения. Порой, я перечитываю что-то, и мне становится легче, ведь там сказаны правильные слова, которые способны подбодрить или что-то объяснить мне же, если я забыла.

Все рассказы располагаются в хронологическом порядке. Но читать можно начинать абсолютно с любого места, однако, если вы хотите понять меня как личность, то стоит прочесть все от начала и до конца в заданном порядке.

Вы увидите, как я менялась, как росла в своих мыслях, и как порой менялось мое мнение. Довольно много прошло с 2014 года, и многое изменилось во мне внутри, а ведь все отразилось тут.

Глава Диалог – это рассуждение на важные темы (для меня) двух людей М. и С. Кто это такие, решать вам, каждый, кто читает мои произведения, представляет этих ребят по-разному, у меня тоже не до конца есть ответ на этот вопрос.

Глава Раздумья – это монолог, рассуждение, описание чего-либо.

Глава Откровенья – это мои переживания. Здесь явно не все из того, что я писала, потому что есть что-то очень личное. Но спустя время я их открываю, понимая, что я поменялась, а значит теперь это не запрещено видеть другим.

Если вы знакомы со мной лично, то есть вероятность, что вы найдете в этой книге свои прототипы или ситуации, в которых мы были с вами вместе и сможете полностью погрузиться в то время и еще раз побывать на том месте с теми людьми. Если же вы ни разу со мной не общались, то эта книга все равно будет полезна вам. Она может заставить задуматься о чем-то или наоборот ответить на какие-то давно волнующие вас вопросы. Для себя я нахожу на этих страницах много мотивации, которой, порой, мне не хватает у себя внутри.

Приятного прочтения, я очень надеюсь, что кому-то эти рассказы помогут изменить жизнь к лучшему.

P.S. Просьба не воспринимать все рассказы буквально, здесь допущена частичка вымысла

Диалог

2014

Когда человеком владеет одна мысль, он находит ее во всем.

©Гюго

И она расплакалась, по-настоящему, навзрыд. С. подошел к ней.

- Все нормально, все образуется.

Она протерла глаза и распухшими красными, от долгого рыдания, взглянула на него.

- Ты мне говоришь несуществующие вещи. В данной ситуации ничего не может быть нормальным, тем более если ничего не делать, - она переходила на повышенные тона, - ничего! Слышишь, ничего!

- М. .. , - попытался прервать он ее.

- Не перебивай меня, - еще громче воскликнула она, - как же мне надоело от всех выслушивать:

«Все нормально, не расстраивайся». Это пустые слова, - она снова начала плакать и сквозь слезы продолжала говорить, - все такие прямо умные, хотят успокоить, но ведь вы говорите нереальные вещи, они не могут помочь, они могут лишь ухудшить ситуацию. Нет, чтобы предложить что-нибудь стоящее - решение. Решение, как выйти из этого положения, - она глубоко вздохнула,- если вы не можете этого сделать, тогда просто сидите рядом и подавайте новые и новые платки, чтобы от вас была хоть какая-то польза, а если и этого не можете, то вам здесь делать нечего!

- М. успокойся.

- Вот, опять, ты меня не услышал.

- Не будь пессимистом.

- Я не пессимист, я реалист, а ты никто, тебя даже к оптимистам отнести нельзя!

2015

Мозги есть у всех, просто не все разобрались с инструкцией.

©Хью Лори

Они шли вместе по улице. Зима. Холод проникал даже под теплую куртку, а глаза слезились от мороза, который только крепчал.

- Почему ты не гуляешь? – обратился С. к М.

- У меня нет времени, - коротко ответила она.

- Если бы я не гулял, я бы помер со скуки. Как ты умудряешься сидеть дома?

- Я не сижу дома. В отличии от некоторых я занята постоянно действительно важными делами, а не шатаюсь по улицам из-за скуки.

Внутри что-то сжалось в комок. «Действительно, почему я не гуляю? У меня нет друзей с которыми я могла бы весело проводить время, а у него есть. У меня нет времени, потому что я всегда занята, а у него есть. Какая несправедливость! Бросить бы все и уйти подальше, где тебя никто не найдет, где не будет постоянной суматохи, и ты не будешь спешить сделать очередные дела. Как все надоело… хочется заплакать, закричать от безысходности, что все люди свободны, а ты привязан к одному месту. Что они могут делать все, что они захотят, а ты живешь по заданному плану. Но нельзя. Надо быть сильной и не показывать своих настоящих эмоций». Поэтому она начинает находить оправдания: « Я повзрослею, и у меня будет хорошая работа, а у него нет, потому что он ничего не делает сейчас для этого. Я буду с хорошей фигурой, а он нет, потому что он не занимается спортом. Я буду…» сотни мыслей пролетают в голове, М. пытается найти оправдания, зачем она живет так. Но все рассуждения складываются лишь в одну фразу и то, сказанную ни ей.

- Тот, кто может быть счастливым в одиночестве, является настоящей личностью. Если твое счастье зависит от других, то ты раб, ты не свободен, ты в кабале. Так сказал один известный философ.

- Возможно, но я так не могу.

- Я…

М. хочется повторить тоже самое, но не может признаться себе в своей слабости. И выдавливает такие тяжелые слова:

- А я, я могу.

А внутри все рвется, становится нестерпимо больно, но исправить нельзя.

- Я могу, - повторяет она еще раз, но пытаясь уже себя убедить в этом.

Мы раздражаемся по пустякам, когда задеты чем-нибудь серьезным.

©Уильям Шекспир

Горячие слезы струятся по щеке, а потом медленно падают на футболку. Вытирать руками не охота. А зачем? Какой смысл? Меньше ведь их все равно не станет.

- Почему ты постоянно плачешь?-подсаживается рядом с ней С.

- Я, я, - М. захлёбывается в своих рыданиях и не может ничего произнести внятно.

- Эх, все вы девчонки такие, плачете по пустякам.

Капли перестают бежать ручьями, девочка поворачивается и глядит распухшими красными глазами.

- По пустякам? Знал бы, почему я плачу, может быть, и понял.

- Возможно, - соглашается он.

- Я не плачу никогда от боли, я умею терпеть… но когда мне задевают душу, то даже не хотя этого, у меня начинают идти слезы. Сами, остановить я их не могу, как мне иногда этого хочется… А потом я начинаю вспоминать кто и как меня обидел, мне становится противно, до боли в груди, меня начинает разрывать изнутри, и чтобы мне стало хотя бы чуть-чуть легче, я начинаю плакать сильнее. Теперь мне остановиться будет намного труднее.

- Эм.

- Не знаю, - продолжает она, не обращая внимания на него. Периодически всхлипывая между словами, - иногда мне кажется, что я просто ищу повод, чтобы поплакать. У меня накапливается внутри что-то большое, громоздкое, что мешает мне смеяться, радовать и от этого надо избавиться, - М. отворачивается и глядит прямо перед собой, в пустоту. – Мне трудно жить с этим, поэтому рано или поздно наступает такой момент, когда у меня все выплескивается наружу. Окружающие не понимают, почему же я плачу? Вроде такой пустяк, а рыдает. Странно. Но слишком долго все омерзительное накапливалось во мне, а я держала это, не давая уйти, говоря, что я сильная, и что не должна плакать, особенно при всех, - и снова поток слез хлынул из глаз. – Но это не так! – чуть ли не вскричала она. – Никто даже не подозревает, что творится у меня там, в глубине, как там все бурлит, а потом резко взрывается с большей отдачей, чем могло это было быть, если бы высвободилась от всего дрянного раньше. – М. замолкает. – Я не плачу по пустякам, по ним я рыдаю внутри, а то, что вырывается наружу лишь малая доля от них.

Она закрыла лицо руками и опустила голову на колени. С. был потрясен услышанным. «Мы так мало знаем друг о друге, что не вправе судить его лишь по поступкам, не зная, что чувствует он на самом деле». Он обнял ее, и еще долго его тело потрясали всхлипы потихоньку успокаивающийся девочки, такой сильной, но слабой одновременно.

Человек, следующий за толпой, обычно дальше толпы и не продвигается. А тот, кто прогуливается в одиночку, имеет гораздо больше шансов найти себя там, где еще не ступала нога обычного человека.

©Алан Эшли-Питт

Первая дверь поддается с трудом, после нее обдает теплым ветерком, вторая дверь открывается легче. После метро улица кажется холодной, но приветливой реальностью, не то, что было пару минут назад. М. запахивает пальто сильнее, чтобы порыв ветра не пробрался внутрь. Она медленно поворачивает свое лицо к С.

- Чудесный день, не правда ли?

- Ну, если считать тучи хорошими, то да.

- Ты ничего не чувствуешь, когда выходишь из метро?

- Нет, а что должно быть?

- В такие часы, когда в метро вроде и не час-пик, но и не мало людей, как в выходные утром, мне даже страшно спускаться вниз.

- Что же меняется? – вялым голосом поинтересовался С.. М. зашагала чуть быстрее.

- Меняется? Возможно ничего, но в настроении да. Во мне все меняется только при виде лиц людей, идущих рядом. Они идут, спешат, опаздывают, их ничего не интересует вокруг, только дорога и увернуться так, чтобы тебя не сбили случайно. Их лица ничего не выражают, невозможно прочитать по ним их настроение, дела, заботу. И выглядит это как толпа роботов, которых запрограммировали на что-то, вот они и исполняют свою миссию. Но ведь это неправильно! Мы люди, мы должны что-то обозначать, пусть это будет плохое, пусть огорчение, но не каменный взгляд, от которого пробегают мурашки по телу, из-за которого хочется кричать или спрятаться куда-нибудь подальше, где он не достанет. Метро в такое время – большой единый организм, вот с чем он у меня ассоциируется. А люди - это органы, точнее составляющие органы, и если что-то пойдет не так, кто-то запнется, упадет или просто зазевается, то все пойдет наперекосяк. Организм встанет и прекратит свою обычную деятельность. Вот здесь начнутся эмоции: ругательства, обвинения в том, что ты никак все, что ты другой! Но вскоре все прекратится и пойдет заново, все те же безмолвные лица и глаза, в которых прочесть ничего невозможно.

- Разве такое только в метро?

- Хаха нет, конечно. Такие люди повсюду! Просто в метро меньше места и это лучше заметно. А так все одинаково. Идешь ты радостный по улице, разглядываешь людей, а смотреть та не на что, все копии одного и того же и редко, когда увидишь такого же человека как ты. Только один взгляд, и понятно сразу все. Все, что творится у него в душе. Это испуг, недоумение, надежда, горе, разочарование. Да все что угодно! Главное глаза у него живые, а не стеклянные, в них можно смотреть и видеть что-то, не то, что в других…

М. замолчала. Тяжелые мысли грузом проплывали в голове С.:«Я никогда не задавался таким вопросом, возможно, я не способен видеть большее, чем дано, а она может. М. понимает многое, что объясняет, но и усложняет жизнь. Она права и на сей раз. Мы копии друг друга, а надо оставаться личностью в любой ситуации». Ветер раздул тучи и выглянуло солнце, такое приветливое и радостное, согревающее своим теплом многие души людей.

_______________________________________________

Тошнова Анастасия

«А зори-то здесь тихие-тихие…»

В этом учебном году на уроке русского языка для аргументации сочинения ЕГЭ нам задали прочитать повесть Б. Васильева "А зори здесь тихие...". Это произведение произвело на меня сильное впечатление. Также на уроке наша учительница предложила нам посмотреть фрагменты из одноимённого фильма режиссёра Станислава Ростоцкого, снятого по мотивам повести Бориса Васильева, и мне захотелось продолжить знакомство с этим бессмертным произведением и его экранным воплощением.

Открываю книгу, страницы которой перелистаны десятками школьников, таких же, как я. Б. Васильев "А зори здесь тихие...". Название красивое. А причём же здесь зори? И почему тихие? В голове мелькает множество вопросов, но, думаю, что пора углубиться в чтение и самой найти на них ответы.

«А зори здесь тихие…» — повесть советского писателя Бориса Васильева, повествующая о героических подвигах пяти самоотверженных девушек и их командира во время Великой Отечественной войны. Впервые повесть, сюжет которой, по словам самого автора, был основан на реальных событиях, была опубликована в журнале «Юность» в 1969 году.

Казалось бы, сколько уже подобного рода произведений написано о войне. И ведь не такое писали, а гораздо, гораздо страшнее! Главные герои, точнее, героини произведения - молодые девушки. На момент начала войны им было всего по 20 лет. Мне сейчас 15. Разница небольшая. А чего молодой девушке хочется в 20 лет? Краситься, носить красивые наряды, хохотать, радоваться мелочам, заигрывать с парнями...и вроде в жизни всё так и происходит. Но на войне девушкам было не этого, потому что надо было бороться за светлое будущее своей страны. Война забрала у них молодость, но женского начала было не отнять. И на войне, несмотря на все сложности, они оставались женщинами.

Младший сержант Рита Осянина потеряла мужа в первые дни войны, после чего решила сама идти воевать. Попав в отряд к старшине Васкову, по ночам девушка тайно ходила в деревню, чтобы повидаться с матерью и сыном. Была командиром отделения, спокойной и рассудительной девушка.

Евгения Комелькова – дочь офицера, потерявшая всю свою семью. Очень красивая - с густыми рыжими волосами, зелеными глазами и прозрачной кожей. Смелая, озорная и веселая девушка, но при этом она была надежным бойцом. Женя героически погибла при перестрелке с немцами.

Галя Четвертак – подкидыш. На войну пошла ради подвигов, но оказалась не готова к настоящим испытаниям. Она жила в придуманном мире и много мечтала. Охваченная паникой, умерла, выбежав к немцам в своём первом и последнем бою.

Соня Гурвич – переводчица, сирота, была еврейкой по национальности. Тихого, спокойного нрава, трудолюбивая и ответственная. Была убита немцами во время разведки.

Лиза Бричкина – дочь лесника, которая всю свою короткую жизнь жила ради других и всё мечтала о настоящей любви. Самоотверженно заботилась о больной матери на протяжении пяти лет и была чувствительной девушкой. Лиза влюбилась в Федота Евграфыча Васкова и старалась скрыть свои чувства. Будучи отправленной в разведку, утонула в болоте.

Старшина Федот Евграфович Васков – храбрый и ответственный командир, строгий начальник, соблюдающий устав, но в то же время добрый и простой человек. Единственный, выживший в неравной борьбе с фашистами.

Пять девушек и командир – против шестнадцати с ног до зубов вооружённых немцев. И справились! За Родину! За тех, кто погиб, и во имя, кто будет жить! Пять девушек было, и командир - а судьба одна. Война сплела их жизни воедино. Их подвиги во время чтения книги вызывают вовсе не жалость, а сочувствие. И где-то в глубине души загорается искорка, которая разгорается затем в огромное пламя внутри тебя и хочется прямо сейчас оказаться рядом с героями, помочь, поддержать и сказать: «Девочки, я с вами!»

На войне особенно ощущается человеческое братство: что все мы едины, что все мы ЛЮДИ. Бой пяти девушек с немцами в глухом лесу не был великой битвой, какие описывают в учебниках по истории. Но ведь боролись за каждый кусочек земли, насмерть стояли, герои, настоящие герои!

Федот Евграфыч на протяжении всего повествования неоднократно повторял, что «зори здесь тихие». И не зря. Лес был единственно нетронутой фашистом землёй. Здесь царили мир и покой, до тех пор, пока не появился враг. И даже не верится, что такое тихое место могло стать полем боя; кажется, что сама природа была против кровопролития. Девушки стояли до последнего, погибли, но зори тихие смогли уберечь. Может быть, этот бой девушек-зенитчиц с диверсантами действительно был незначительным, но именно из таких «незначительных» боёв и складывалась Великая Победа.

Можно с уверенностью сказать, что повесть Бориса Васильева абсолютно неповторима. Где же это видано - девушки-солдатки? Женщина рождена, чтобы дарить жизнь, и смерть несопоставима с ней. Ну как женщина, МАТЬ, может убивать? А им приходилось, для того, чтобы следующие поколения смогли услышать по-настоящему тихие зори… Представить хоть на секунду, что это всё здесь, это всё происходит с тобой – и страшно становится, комок к горлу подступает. А каково было им!

Повесть Бориса Васильева была неоднократно экранизирована, в том числе иностранными режиссёрами. В фильме Станислава Ростоцкого 1972 года режиссёрский замысел максимально приближен к авторскому, хотя некоторые отличия всё же есть. Например, в книге старшина Васков первым узнал и рассказал своим бойцам о гибели Гали Четвертак. В фильме же девушки сами похоронили убитую подругу и об этом потом сообщили командиру. Также, в фильме сына Осяниной звали Игорь, в то время как в книге Игорь был умершим в деревне перед войной сыном Васкова, а имя сына Осяниной - Альберт. В целом, текст повести звучит без искажений. Сюжетная линия этой драмы полностью соответствует тексту произведения, в самом названии которого проявляется его суть: природа укромного уголка Карелии выступает как контраст к военной реальности. Благодаря тому, что фильм был снят максимально близко к произведению, понимаешь, насколько правдива эта история. Она является не просто одной из многих, она воплощает в себе общую борьбу советского народа с фашистами.

Память о многочисленных подвигах, совершённых миллионами людей, таких же, как и герои повести Бориса Васильева, ради тихих зорь и мирного неба над головой будет жить вечно. А в Подмосковье в честь 75-летия Великой Победы будет возведён храм, который станет символом вечной памяти о жертвах войны и будет напоминать о нашем долге перед павшими так же, как обелиск командира Васкова в честь самоотверженных девушек-зенитчиц, насмерть стоявших за свою Родину.

______________________________________________________

ЩЕРБО Татьяна

ПИСЬМО СЕРДЦА

Ссорятся люди из-за желаний:

Видят они мир совсем по-другому,

Жить не умеют без приставаний,

Не доверяются сердцу большому.

Сердце письмо хозяину пишет:

"Сделай, пожалуйста, правильный выбор!"

Но человек его плохо слышит.

Редко он вымолвит сердцу "спасибо!".

ПО СЧАСТЬЮ

По картине М. Чюрлёниса

"Аллегро. Соната солнца"

Я увидела солнечный мир –

Миллиарды сверкающих звёзд,

Замок-Дом с необъятную ширь,

Двери с солнышком, облачный мост.

И летят семьи солнышек в Дом,

На глазах вырастая притом.

А вдали – тоже чудный дворец:

В нём растут и живут облака,

Крыша там – из воздушных колец,

И по счастью нет в нём потолка…

С облаками все солнца дружны –

Дружба радужной величины!

Дорошенко                  

Дорошенко Никита
Пропавший Январь
(новогодняя сказка)

Эта история началась в ночь на 31 декабря в Петербурге, когда на каждой городской площади появились нарядные ёлки, в каждой семье уже было продумано новогоднее меню ипочти каждый ребенокуспел отправить письмо Деду Морозу. Но главным в новогоднюю ночь оказалось не то, что происходило в городе, а то,что творилось под ним. Итак, под одним из островов Петербурга...
–Ваша задача – следить за Январем. Если с ним что-то случится, то за уши повешу. А ты перестань грызть леденец, вдруг беда, а ты безоружен. Вот вам по елочному шару, но помните: воспользоваться им можно только два раза. Все ясно?– спросил командир.
–Так точно, Ваше салатничество! –ответили два новобранца.
–Вольно, пушистики!
Командирвзял в руки елочный шарик и исчез, оставив вместо себя силуэт из падающих снежинок.
А в тот же день рано утром, когда будильник еще не прозвенел,Рин прибиралась в своей комнате и пыталась представить себе новогодний вечер.
Рин была младшей в семье. Недаром старший брат говорил, что девять лет – не возраст. Активная, веселая, дружелюбная…По словам того же брата, не то певица, не то Шамаханская царица. Мечтательница, каких еще поискать надо.
– Кит, а Кит!
–Да замолчи! Дай поспать!
Кит был старше своей сестрёнки на семь лет. Порядочный соня, он тем не менее отличался умом и сообразительностью, а также пятёркамив школе, поскольку если уж просыпался, то тут же начинал прекрасно соображать. Учитывая, что Кит много читал и обладал великолепной памятью, его хорошие оценки никого не удивляли. Рин тоже хорошо училась, но было то, что очень сильно отличало его от Рин. Он был скептиком, не верил в магию и сверхъестественные силы, а его любимой фразой была следующая: «Это все антинаучно!» Поэтому в новогоднее волшебство и в то, что какой-то старый Дед, которому больше лет, чем его родителям и бабушке с дедушкой вместе взятым, развозит подарки по всей стране за одну ночь, Китпросто не верил. Это казалось ему неправдоподобным и смешным. Когда он пускался в рассуждения на эту тему, Рин закрывала уши руками и говорила брату, что ни за что не станет слушать такого зануду. Зануда или нет, но было у него одно увлечение или даже страсть – он любил лошадей, восхищался ими, боготворил. Они казались емупрекраснейшими существами – грациозными, умными, доверчивыми… Две полки были уставлены фигурками этих гордых, красивых и сильных животных.
Кроме лошадей на полке, в доме обитал ещёи живой питомец: красивый, быстрый, пушистый, обладающий прекрасным аппетитом, – заяц Пётр. Самое удивительное, что родители Кита и Рины нашли его в переулке и на нем уже был лейбл с именем. Менять зайцу имя не стали.
Вот и наступил Новый год. Родители и гости поднимали бокалы, крича восторженное “Ура-а-а…”. А салатов было столько, что из них вполне можнобыло изготовить неплохую копию Эвереста. Кит поделился с Рин своими наблюдениями: что оливье, что селедка под шубой – странные вещи: сколько бы гостей ни было, все равно всего не съесть!
Детей на празднике было еще больше, чем взрослых, и если бы не феноменальные организаторские способности«предводителя»Рин,то,возможно, дом бы рухнул. А главным талисманом детского праздника был Пётр,точнее, заяц-олень (между длинными ушами дети объединёнными усилиями закрепили декоративные оленьи рога), и выживал он как мог, чтоб не уйти, в соответствии с заячьими представлениями о жизни и смерти, в овощной рай, так как играли с ним и тискали его так, что даже Кит не в силах был это остановить. Кстати, он, как и подобает подростку, весь вечер «сидел в телефоне» и каждую минуту получал поздравления от друзей, а также невольно слышал разговоры взрослых. Киту было скучно, он считал все происходящее бессмысленным. Да и вообще Новый год для него не был праздником – это же не День Рождения, а так, ерунда какая-то – просто ещё один день, утром которого он почему-то получит подарок, ничего особенного. Особенной была только большая, чудесно украшенная ёлка – причуда дизайнера.
Как только последние гости ушли, Рин побежала в кровать, чтобы побыстрее уснуть, побыстрее проснуться и открыть подарки. Кит же решил еще немного почитать перед сном, а то после всего этого безобразия, пожалуй, и не уснёшь! И когда родители заглянули в их комнату, чтоб пожелать детям спокойной ночи, Кит спросил:«Вы подарите мне то, что я просил?»
–Так ведь это не мы приносим подарки, а Дед Мороз, – ответила мама.
–Дорогие мама и папа, это все антинаучно. Ладно, Рин, но мне-то зачем об этом говорить?! Мне уже пятнадцать! И я во всякую ерунду не верю! Вам должно быть стыдно.
Родители ничего не ответили и, разочарованные, тихонько закрыли дверь, а Кит продолжил читать и через некоторое время уснул с книгой в руках.
Проснулся он ночью, оттого что что-то упало. Часы показывали три. Кит встал с кровати и пошел на звук. Наступил на что-то твердое и увидел, что это фигурка лошади. Она упала с полки, но странно, он не помнил, чтоб у него была такая. Каждую из них Кит лично пронумеровал, а эта была без номера. Кит удивился. Но потом ему пришлось удивиться ещё больше: он услышал, что за его спиной кто-то разговаривает.
–Ну, елки-морковки, как можно было потерять такое большое существо? – спрашивал кто-то тревожным голосом.
–А оно –бух – и исчезло…в неизвестном направлении!–сказал кто-то испуганно в ответ.
–И что нам делать? Дед Мороз из меня варежки сделает! Новый год без Января не Новый год! Возьми шар и перемещайся на Заячий остров, предупреди всех, чтобы каждый был начеку!
–Есть,командир!
Через секунду заяц, что был поменьше и помоложе, исчез, оставив силуэт из падающих снежинок.
–Пётр? Ты? - спросил Кит.
–Ну я, и что?
–Ты разговариваешь?
–Ну да! Удивлён? Скажешь, что это абсолютно антинаучно? Как тут сейчас твоя наука поможет? Мммм…? Всезнайка! И вообще, поскольку теперь тебе известно, что я не обычный заяц, то изволь обращаться ко мне поуважительнее и называй как положено – Пётр Первый с Половиной, - грозным голосом ответил ему тот, кого Кит раньше считал хоть и симпатичным, но самым бесполезным существом в мире.
Мальчик ничего не ответил, он был поражён. Кит больше не мог верить в то, что сверхъестественного не существует.
–Ну, что стоишь? Глаза как два помидора! Все, мне пора, у меня дел невпроворот! –сказал Петр Первый с Половиной, доставая елочный шар. Кит понял, что сейчас произойдет. Возможно, он потеряет свой единственный шанс увидеть чудо. Выйдя из состояния ступора, он заговорил:
–Стой, подожди! Можно с тобой? Я никому не скажу, честно.
–Ну уж нет! Нам и Рин хватает, и так все новобранцы не в себе из-за нее, а знаешь, как сложно разводить мосты? Нет, будь дома.
–Стоп! Апричём здесь Рин? Она что,у вас?–повернувшись к сестрёнкинойкровати, Кит увидел, что постель пуста. – Она же еще маленькая! Почему ей можно, а мне нельзя?
–Потомучто она верит, а ты нет. Ладно, у меня дел до ушей, проще разрешить, чем объяснять. Только смотри, ничего не трогай и не мешай другим работать. Дай руку.
Кит взял мягкую лапу зайца по имени Пётр Первый с Половиной, и перед его глазами начали падать снежинки. Через секунду он уже ничего не видел, кроме стены из замороженных кристалликов, а затем начал замечать сквозь снежинки что-то точно ему не знакомое.
Это было огромное помещение со множеством ведущих куда-то труб. Такого большого количества зайцев в одном месте Кит никогда еще не видел.Посреди всего этого чудо-зала возвышался пьедестал, и, похоже, на нем что-то (или кто-то)должно было стоять, иначе все не были бы такими встревоженными. А за пьедесталомначинался огромный тоннель, предназначенный, как подумал Кит, для большого транспорта.
Пока они спускались на лифте, Кит не мог не налюбоваться этим, как ему казалось, чудом.
–Слушай, а почему тебя зовут Петр Первый с Половиной? Петр Первый –
русский царь, и жил он больше трехсот лет назад, а ты хоть и старый, но не настолько же!
–О-о-о-ох… Сто раз рассказывал эту историю. В 1703 году, когда Петр Первый приехал на Заячий остров, ему на ботфорт запрыгнул заяц.Это был я. И решил он дать мне имя Петр Первый с Половиной, так как я не мог быть ни Петром Первым, ни Петром Вторым. Логично, не правда ли? И чего только после этого с нами ни происходило! И Санкт-Петербург построили, и военные победы на суше и наморе одержали… А потом и с Дедом Морозом познакомились… И да, мне уже больше трехсот лет, и поэтому если старший говорит – никому не мешать, значит надо слушаться! Все! Хватит разговоры разговаривать, пора дело делать!
–Мне указывает какой-то Петр Первый с Половиной, что за вздор? Это антинаучно! –привычно подумал мальчик, но тут же одёрнул себя: – Не перечить и слушаться – вот что сейчас нужно! Мозг и так на пределе от увиденного.
А тревога зайцев нарастала. Кит слышал:"Пропал, пропал… Что же делать?", но не понимал, о чем ониговорят, зато он ясно видел, как Рин успокаивает их и старается всех ободрить.
Кит как старший брат был обеспокоен, что его сестра среди ночи не спит, а ошивается среди толпы зайцев. Но она даже не заметила его укоризненный взгляд, Рин была больше него в недоумении: что здесь делает человек, который, как она считала, не верит ни во что, кроме своих книг?
Кит началрассказывать, как сюда попал, но сестре было интересней помогать зайцам, поэтому слушала его она недолго. А вот Кит, напротив, стал внимательнее вслушиваться в происходящее.
Все говорили про какой-то сбежавший Январь, и этого Кит понять не мог.
– Петр Первый, а что...
– Кхм… – кашлянул старый заяц, давая понять, что ему не понравилось столь фамильярное обращение. – Петр Первый с Половиной!
– Тоже мне, гордый, – подумал про себя Кит.– А что за Январь?
–Ты что, сказок не читал и песен новогодних не слушал? Зануда! У Деда Мороза есть три коня: Декабрь, Январь и Февраль. Без Декабря не будет Января, а значит, не будет зимы, без Января не будет Нового года и Февраля, то есть весны, – объяснил старый заяц.
Раньше бы Кит не поверил в эту историю, но за последние десять минут многое изменилось, и теперь он готов был уверовать во что угодно. Правда, его скептический разум всё еще с трудом пыталась объяснить все, что здесь происходит.
Старый заяц начал раздавать приказы:"Вы, быстро на Невский проспект, ищите там!Вы же плывите по реке Неве, и каждый мост проверьте! А Вы…
Из большого тоннеля донёсся шум. Через мгновение в помещение влетели сани, но везли их только два коня, и с первого взгляда было понятно, что одного не хватает. Белоснежные, как снег, красивые, сильные! У Кита чуть сердце от счастья не выскочило из груди!
А в санях сидел большой, с белой бородой, красным носом и румянцем на щеках Дед Мороз. И самое удивительное, что хотя и пропал Январь, он был спокоен.
–Не волнуйтесь, мы егообязательно найдём! Весь Петербург перевернем!– серьёзный и важный голос старого зайца, который гордо называл себя Петром Первым с Половиной, прозвучал взволнованно.
–Не надо его искать, он лежит в кармане у молодого человека, – сказал Дед Мороз, показывая на Кита.
Кит сначала подумал, что это шутка, но,засунув руку в карман, нащупал знакомую фигурку. Он понял, это была та белая лошадка, которую он нашел дома.
Кит ее достал, а Дед Мороз взял в руки. Дунул на нее, и она ожила. Лошадка поскакала по воздуху, оставляя след из снежинок, и постепенно становилась всё больше и больше.
Когда Январь стал достаточно большим, Кит был просто потрясён! Он видел перед собой трёх прекрасных, статных коней.
Знакомься: Декабрь, Январьи Февраль! – представил прекрасных коней Дед Мороз. –И раз уж пропажа найдена, пора в путь, развозить подарки, но времени мало.Рин и Кит, вы не против, если вамя привезу подарки попозже?
– Конечно! – ответили дети.
Обняв на прощанье столько зайцев, сколько можно было, Кит, Рин и Петр взяли по ёлочному шарику и переместились домой.
Рин пошла спать, так как очень устала, Петр, ворча себе что-то под нос, отправился в свою клетку.
–Стой! Это что же получается, я и Рин получим подарки самыми последними?–поинтересовался Кит.
–Получается, что так. А тебе какая разница? Ты же всё равно ни во что не веришь, а Ринвсё понимает, она подождет, –ответил Петр Первый с Половиной.
Кит задумался. Он действительно подождёт, взрослый уже. Но вот Рин!Для неё Новый год всегда был главным праздником в году. Сестра искренне верила, что чудеса существуют, и она очень расстроится, если не найдёт наутро под ёлкой новогодних подарков. Что же делать?
Кит решил, что ни за что не допустит, чтобы сестра огорчилась. Он случайно увидел, куда Рин положила черновик письма Деду Морозу, и решил, что лучше совсем не будет спать в эту ночь, но сделает подарок сестре своими руками.
Однако в записке было то, чего он ну никак не ожидал прочитать:«Дорогой Дедушка Мороз, в этом году я вела себя хорошо и в учебе старалась. На этот Новый год я не буду просить игрушку, я хочу лишь того, чтобы мой брат Кит поверил в волшебство. Заранее спасибо, с наступающим Новым годом.Рин»
Кит понимал, что ее желание исполнилось, но этого ему было мало. Мальчик решил подарить сестре свою любимую фигурку лошади, которая уже давно приглянулась Рин. Всю ночь он раскрашивал и упаковывал подарок.
Рано утром Рин подбежала к Киту:
–Ну что, Фома неверующий, убедился, что Дед Мороз существует?
–Да убедился, убедился! Дай поспать!–попытался по привычке отмахнуться от сестры Кит. И тут вспомнил всё…
– Жаль, подарки мы получим не скоро, – огорчённо прошептала Рин.
Но Кит услышал:
– Кто знает, кто знает… Иди, под ёлочкой посмотри!
Рин пожала плечами и побежала к елке. Девочка очень обрадовалась подарку. Она давно хотела попросить эту лошадку у старшего брата, но была уверена, что он только посмеётся в ответ. Теперь лошадка казалась ей ещё более красивой.
А Кит поднялся с постели и направился к Петру Первому с Половиной, чтобы поболтать о вчерашних приключениях. Но тот молчал и вообще ничем не отличался от обыкновенного зайца, из-за чего мальчик даже расстроился.
Но на полке с лошадками Кит увидел фигурку до боли знакомого коня. И точно, это был Январь. А рядом лежала записка:«До следующего Нового года оставляю у тебя Января на сохранение. Он тихий, любит гулять, кормить не обязательно, можно время от времени ненадолго помещать в холодильник, ему это только на пользу пойдёт. Только зайцам не говори, что он у тебя, а то они и так перенервничали. Заранее спасибо. Дед Мороз.»
Отложив письмо и присмотревшись к Январю, Кит восхитился тем, насколько же он был красив.
А между тем проснулись родители, и Кит наблюдал, как они дарят друг другу подарки. И тут он понял, что волшебство существует. И для этого не обязательно нужен Дед Мороз.
Дед Мороз живет в каждом из нас, и это мы в конечном итоге создаем новогоднее настроение, чудо, волшебство…

 

 

Лучинский Павел

Мост из прошлого

Июньский тёплый день, ещё чуть-чуть – и новая взрослая жизнь… А пока в городе витает запах цветущих деревьев и лёгкий ветер колышет волосы и беспокоит будущих абитуриентов. Им, как никому, сейчас нужно потрудиться. Вступительные экзамены – это не шутка!

– Колька, просыпайся уже! Говорила тебе: не засиживайся допоздна со своими чертежами! Вот поступишь, тогда и занимайся! Может, ещё одумаешься и на медицинский подашься? – громко «вещала» мама.

На всю квартиру раздавался аромат вкусных маминых блинчиков. Молодой паренёк, по всей видимости, Колька, потягиваясь в кровати, с подъёмом в голосе, – то ли от солнечных лучей, скользящих через окно, то ли в предвкушении вкусного завтрака, – воскликнул:

– Когда я стану известным, вы будете мною гордиться!

И, шаркая стоптанными тапочками, пошёл в ванную.

– Какие планы на сегодня? – наливая чай сыну, спросила мама.

– Планы громадные, как у Наполеона, только город на Неве брать не буду, он и так весь мой, хочу только сделать его ещё красивее! – с восхищением в голосе и какой-то невозмутимой уверенностью произнёс Колька.

Потом, завернув малиновое варенье в блинчик, немного задумался и сказал:

– Сегодня иду в библиотеку. Творческий конкурс в архитектурном – это серьёзно, там по шаблону нельзя, там идеи новые нужны! А всё новое, как говорится, это хорошо забытое старое! – выпалил Коля.

– Ох, сынок, балагур ты у меня, но смышлёный! Смотри сам, без любимого дела в жизни тяжело жить, как и без любимого человека! – сказала мама Коли и заплакала.

– Наверное, вспомнила папу! – подумал юноша и обнял маму.

… Оказавшись в тиши царства книг, Колька запросил очень старое издание по архитектурной науке. Чем он руководствовался при выборе книги, известно было только ему. Молодой человек стал листать книгу, погружаясь в её содержание. Вдруг он увидел бумажный кораблик среди страниц. Бумага, из которой был сделан этот кораблик, оказалась серая, вся исписанная чернилами, с разводами и чуть шершавая на ощупь. Колька посмотрел по сторонам и, увидев, что в зале кроме старенького на вид интеллигентного старичка в очках и библиотекаря, перебиравшей какие–то карточки, нет никого, – решил развернуть кораблик.

«Здравствуй, Зоя!»

Прочитав первую строчку, Колька остановился и задумался. Сразу вспомнилось письмо, адресованное маме, которое он в пятом классе первым взял из почтового ящика и прочитал его. Вспомнил, как мама ругала его и как было стыдно.

– Но это же не письмо, если оно не в конверте и без адреса! – тихонько вслух, как бы оправдывая себя, пробормотал Колька и продолжил читать.

«Завтра у нас выпускной вечер, и я знаю, что мы с тобой завтра всё решим. Ты будешь злиться на меня и говорить, что упрямство мешает мне нормально жить, но я знаю, что мы будем вместе идти к нашей мечте. Ты будешь засыпать и просыпаться утром счастливой, потому что для тебя я сделаю всё самое лучшее, что есть в моих силах. Для меня счастье – когда ты со мной. Все школьные годы я любил тебя, наши дома находились через реку, разделявшую нас, но я всегда буду помнить мост, соединявший нас. Только он знает, как хорошо нам было с тобой, когда мы шли по нему – и между нами не было расстояния. После выпускного вечера я хотел бы снова проводить тебя и встретить с тобой рассвет на нашем мосту…».

Чернила растеклись на бумаге, и невозможно было прочитать дальше. Только внизу аккуратно было написано: «Твой Федя, 21 июня 1941 года».

Колька минут пять сидел не шевелясь. После сунул листок в карман, сдал книгу по архитектуре и быстрым шагом направился к выходу. Кто писал и какой Зое письмо адресовано? Почему не было отправлено? Только эти вопросы звучали у юноши в голове, а ответов на них не было.

«Знаю, знаю, почему всё так не понятно сложилось! Ключ к этой записке кроется в дате! Как я сразу не додумался! Война, война всему виной! День был накануне войны!» – идя по набережной, размышлял Колька.

С этого визита в библиотеку Николаем овладело беспокойство, подготовка к вступительным экзаменам на архитектурный не шла ему в голову, у него было такое чувство, что он должен кому-то помочь.

«А вдруг столько лет прошло, а Зоя ждёт письмо? А может, что-то случилось с автором письма? Почему именно я его нашёл?» – думал постоянно юноша.

Ночь была бессонная, только под утро, белое, как и ночь, получилось уснуть.

– Я найду этих людей! – вскакивая с кровати утром, воскликнул Колька и, не завтракая, поехал в библиотеку.

Долго объяснять всю историю понятливой и уже заинтересовавшейся таинственным письмом библиотекарше не пришлось. Женщина сразу же направилась в архив, где спустя некоторое время принесла карточку читателя Фёдора Крушинина, 1924 года рождения, с указанием адреса. Поблагодарив её, Колька сразу же направился по этому адресу.

И вот он уже стоит перед дверью неизвестной квартиры. Сколько лет прошло, жив ли Фёдор Крушинин? И вот — как ответ на мучивший молодого человека вопрос – перед Колькой на пороге квартиры появился, опираясь на палочку, пожилой человек.

– Здравствуйте, вы меня не знаете, я Коля! Принёс вот ваше письмо, которое вы оставили в библиотеке много-много лет назад! – бодрым тоном выпалил на одном дыхании парень.

– Здравствуйте юноша, я не помню, что было вчера, а уж давным-давно – так и тем более! – с усмешкой ответил старичок.

– Вы писали Зое письмо в 1941 году! – быстро произнёс Колька, боясь, что хозяин квартиры сейчас закроет перед ним дверь.

Старик чуть подался вперёд, Колька тут же подхватил его под руки.

– Проводи меня, сынок, в квартиру, что-то мне не хорошо, – тихо сказал дедушка.

Усадив его, Колька протянул пожилому человеку старое письмо.

– Я уже давно не читаю, зрение не позволяет, только радио да телевизор слушаю! – с горечью в голосе сказал старый мужчина и, немного помолчав, попросил юношу прочитать вслух.

Колька прочитал и протянул письмо старику. В комнате повисла тишина, два человека смотрели друг на друга и молчали.

– Я Иван Петрович, дед Ваня я! – нарушил молчание старик. – Фёдор Петрович, Федя, брат мой старший!

Снова помолчали.

– Ты пойди на кухню, сынок, поставь чайник, – дрожащим голосом сказал старик. – Раз уж пришёл, видать, не безразличный ты человек, добрая твоя душа. Расскажу тебе про Федю, он заслуживает этого.

«В одном классе Федя с Зоей учились, любили друг друга. Он жил на левом берегу, она на правом. После школы провожал он её домой через мост, портфель носил. Федя... он архитектором хотел быть, всё хотел мост какой-то необычный для людей спроектировать, да чтоб через большую реку был. А родители Зои из династии врачей были, только и видели всех в медицине. Так нашего Фёдора и не воспринимали всерьёз. Накануне выпускного вечера много недомолвок у них было. Может, и письмо поэтому не отдал. Наутро уже бомбили наши советские города и объявили, что беда-война пришла. Недолго думая, братишка мой в одном из первых эшелонов уехал на фронт, обещал Зое скоро вернуться. Полгода мы все ждали весточки от Феди... Не пришло ни одной. Даже похоронки не было. Зоя медсестрой пошла на передовую, думала, что так ближе к любимому будет. И не вернулась домой. Фёдора считали без вести пропавшим, через год от командира письмо пришло с наградным листом. Мол, за отвагу и героизм перед Отечеством награждён Федор Петрович Крушинин орденом. Посмертно. Я тогда за брата собрался отомстить врагам, просил, чтобы меня на передовую забрали, да по возрасту не подошёл, мал был ещё. И ещё ведь как выжили в Ленинграде в те страшные годы войны и блокады – не знаю, страшное и тяжёлое время было. После войны тоже нелегче. Но как-то жили. Много лет прошло, однажды получил письмо в большом голубом конверте, иностранное. Только почерк показался мне знакомым».

Иван Петрович прервал рассказ, пригубил чай, давно уже остывший, и попросил Кольку в ящике стола найти конверт с письмом и прочитать его. Коля, взяв конверт, увидел иностранные марки на нём, вспомнил, как в детстве коллекционировал марки разных стран и, улыбнувшись, прочёл обратный адрес вслух:

«Германия. Дюссельдорф, Бенрата, 8, Зильберту Веберу».

– Читай, читай! – пригубив снова чай, заторопил старик.

«Здравствуй, мой родной брат Ваня! Хотя, наверное, уже Иван. Помню тебя только маленьким, и даже с трудом представляю, что ты уже взрослый мужчина. Обращаюсь к тебе одному, потому что уже знаю, как вы жили все эти годы без меня и что со всеми мне родными сталось. Прошу у вас у всех прощения за себя, за то, как сложилась ваша жизнь, виню себя. Расскажу, как я жил без вас, моих любимых и родных, все эти годы, и, может, ты, последний родной мне человек, поймешь меня и простишь. Знаю о родителях, не переживших блокаду, о своей Зое, которую всегда помню и преклоняюсь перед ней за её смелость. Моё положение уже сейчас позволяет многое, и я наводил официальные справки обо всех вас. Всё знаю, поэтому пишу теперь только тебе, больше некому.

Попал я тогда, в 41-м, на передовую. В самом первом бою и пришлось стоять насмерть. Только и успели передать через связных, что наш полк окружили, а патроны на исходе. Фашисты взяли меня в плен, раненого. Ранение было тяжёлым, чудом выжил. Все тяжести судьбы рассказывать не буду, кому в те годы легко было. Но все те годы, что я провёл и продолжаю проводить на чужбине, одна мысль всё время живёт во мне: Родина и родные люди так далеко, но так близко и больно отзываются в сердце!.. Обстоятельства и законы сильнее нас, долго-долго я не мог вернуться и даже написать. Если бы не любимое дело, не знаю, как и жил бы. Ваня, помнишь мост, который я выжигателем нанёс на внутренней двери шкафа? Я его всё-таки спроектировал! И его построили. Только жаль, что не в Ленинграде. Однако я всегда верил, что настанут другие времена и что вернусь. Ваня, я бы так и строил мосты, соединяя берега, сердца и страны. До скорой встречи! Твой брат Федя».

Дочитав до конца письмо, Колька посмотрел внимательно на старика и спросил:

– Когда вы встретились?

– Не успели, – печально вздохнул Иван Петрович.

Кольке очень стало жаль этого одинокого старика, и ему так захотелось его в эту минуту утешить, что он выпалил:

– Иван Петрович, вы знаете, это чудо, что я нашёл это письмо, теперь я точно знаю, что нужно идти к своей мечте, что бы ни случилось и как бы ни сложилась жизнь. Я обязательно поступлю в архитектурный! И ещё: я обязательно найду мост вашего брата Феди, ведь он вас так любил и хотел, чтобы им гордились. Я тоже хочу проектировать мосты.

– Да, Коля, конечно! Ты обязательно его увидишь, – уверенно сказал старик и, помолчав немного, добавил: – Труднее всего в жизни решить и сделать выбор, какой мост в жизни — главный мост! – построить и какие берега соединить этим мостом.

__________________________________________________________________________

Никитина Елизавета  

«Мой прадедушка - гордость нашей семьи!»

Моего прадедушку звали Терновых Григорий Ильич.

Моя бабушка Надя мне много рассказывает о своем папе. Родился он 20 ноября 1914 года в селе Сторожевое Усманского района Липецкой области в многодетной семье, рано остался без родителей.    

     По окончании 7 класса пошел учиться в ФЗО (фабрично- заводское обучение) города Воронежа на тракториста.

   В 1930-х годах он был призван служить в ряды Советской Армии и направлен проходить службу на Дальний Восток, где потом и остался жить, работал трактористом в Оборском леспромхозе. В 1938 году мой прадедушка женился на моей прабабушке Сёминой Ксении Ивановне. В 1941 году у моих прадедушки и прабабушки родился сын, который умер в июле 1941 года, прожив чуть больше месяца, об этой трагедии прадедушка узнал когда был уже на войне.

     21 января 1941 года он был призван в ряды Красной Армии. А уже с первых дней Великой Отечественной войны мой прадедушка Гриша начал воевать за нашу Родину. Он прошёл пехотинцем всю войну, проявлял смелость и отвагу. Закончил её на реке Одере, в Германии. Прадедушка был легко ранен в ногу, но отказался от госпиталя, так как считал, что защищать Родину его долг.

   После войны мой прадедушка нашел мою прабабушку Ксению, и они вернулись на Дальний Восток в поселок Змейка. Там родились моя бабушка Надя и её брат Вася. В 1953 году они всей семьей переехали жить в поселок Мухен Хабаровского края, где прадедушка работал в Мухенском леспромхозе до выхода на пенсию. Он был работящим человеком, всегда приходил на помощь своим товарищам, был примером для своих односельчан.

     Умер Терновых Григорий Ильич 21 января 1984 года и похоронен в поселке Мухен.

       Мой прадедушка Гриша был награжден орденом «Отечественной войны II степени» и медалями: «За взятие Будапешта», «За взятие Берлина» и другими медалями.

     Мой прадедушка Гриша, со слов бабушки Нади, не любил говорить о войне, ведь она унесла жизни дорогих для него людей. Когда бабушка и её брат просили его рассказать о войне, он молчал и смотрел на них глазами, полными слез.

     И лишь в мае 2015 года, благодаря электронному банку документов «Подвиг народа в Великой Отечественной войне 1941- 1945 гг» из содержания наградного листа наша семья узнала, что мой прадедушка 16 февраля 1945 года в районе города Лебус с ручным пулеметом отбивал атаку, подпуская атакующих на близкое расстояние и расстреливал их в упор. Израсходовав все патроны, он продолжал отбиваться гранатами, не

отcтупив ни шагу с занимаемой им позиции. Перейдя в контратаку, одним из первых набросился на противника, уничтожив штыком и прикладом 10 немцев, за что был награжден орденом «Отечественной войны II степени».

         Несмотря на то, что мой прадедушка Гриша умер задолго до моего рождения, и я не смогла его ни разу увидеть и поговорить с ним, я все равно люблю его и вся наша семья гордится им. Я знаю, что мой прадедушка Гриша был добрым, смелым, умным и я благодарна ему за то, что мы живы и живем без войны.

Правнучка   Никитина Елизавета.

________________________________________________________________

Антипина Карина

Был он храбрым и сильным

Герою Советского Союза, уроженцу ст.Курчанской Темрюкского района

Александру Яковлевичу Печерице

посвящается

Был он храбрым и сильным, никого не боялся,

Он работал, как все, и Отчизне служил.

А пришла та война, - за оружие взялся

Защитить свою землю, где трудился и жил.

Духом он не упал, он в бою не согнулся,

Убивал он фашистов ради счастья страны.

Письма слал он родным, а потом к ним вернулся,

Но осталась в душе боль жестокой войны.

Он с мечтою о счастье к победе шел смело,

Своей жизни в бою не жалел никогда.

На груди у Героя за правое дело

Загорелась огнем Золотая звезда.

______________________________________________________________________

Бабкина Анна

Завещание сына

Моему двоюродному прадеду,

Машину Василию Тимофеевичу посвящается…

(основано на реальных событиях)

Он юным мальчишкой ушёл на войну,

Едва ли семнадцать сравнялось ему:

«Батяня на фронте и братья мои,

Я должен на фронт идти как они!»

Он курс лейтенантов скорый прошёл,

И вот он на фронт страшный пришёл.

И дали Василию роту солдат.

Он стал командиром, был горд и рад.

Как-то в затишье между боёв

Сидел лейтенантик в окопе своём.

Решил письмецо он написать,

Знал, как волнуется бедная мать:

«Как ребятишки? Здоровы ль они?

Мама, мамуля, ты их береги.

Я жив и здоров, но тревожится мне.

Как тяжко жить на чужой стороне!

Если попросит помощи кто,

Старайся помочь – им нелегко…»

Письмо он это не дописал,

Пуля сразила его наповал.

Пуля шальная попала в висок,

Рухнул солдатик на жёлтый песок.

Вся жизнь пронеслась пред глазами у Васи,

Подумал сынок о несчастной Настасье.

И вот похоронку вручили Настасье

И синий конверт с посланием Васи.

И стала Настасья, бедная мать,

Всем людямнуждающимся помогать.

Всю жизнь выполняла заветы сынка,

И людям только добро принесла!

Ребята! Не забудьте о подвигах солдат.

Пусть память будет вечной, и пусть сердца горят.

Пусть будет мирным небо, не будет войн и зла,

И только пусть от счастья кружится голова!

_____________________________________________________

Бабкина Анна

Война и наша семья

Вспомним всех поимённо,

Горем вспомним своим…

Это нужно - не мёртвым,

Это надо - живым!

Роберт Рождественский

Праздник Великой Победы является для нашей семьи святым. Ведь во время Великой Отечественной войны не было такой семьи, куда бы не заглянула смерть и не забрала бы с собой отца, мужа, сына или мать, жену, дочку… В этот день мы вспоминаем всех… Наша семья пережила многое за время войны: и голод, и страх, и смерть, и непосильный труд…

Моя бабушка Валя родилась на Ставрополье в большой дружной крестьянской семье. Когда началась Великая Отечественная война, моего прапрадедушку Тимофея Машина и трёх его сыновей - Дмитрия, Ивана и Василия - призвали в армию. Младшему Василию как раз исполнилось 18лет. Он окончил офицерские курсы, и, став лейтенантом, убыл на передовую.

Однажды Вася сидел в окопе и писал письмо домой. В нём он сообщал, что ему дали в подчинение роту солдат, и он очень волнуется за их жён и детей, оставшихся в тылу. Как будут жить, если кто-то погибнет? Писал и о том, как тяжело быть вдали от дома, просил помогать всем, кто нуждается в помощи… В этот момент рядом взорвалась граната.Василий погиб. Неоконченное письмо и документы с фотографией прислали его матери Анастасии. Как горько было ей читать это послание! Прапрабабушка Настя всегда помнила о завещании сына, всю жизнь несла людям доброту, никому не отказывала в помощи.

На фронт также проводили двух зятьёв - Дмитрия и Константина. Константин оставил дома жену, двухлетнего сынишку Володю и новорождённую дочку Валю, а Дмитрий – беременную супругу с двухлетней дочкой Леночкой. Заботы о них легли на плечи нашей прапрабабушки Насти. Тимофей вскоре погиб, так и не увидев свою младшенькую дочурку Нину, которая родилась после его ухода. Константин же вернулся домой в объятья крохотных малюток и любимой жены Елены. Позже он стал военным и ещё долго служил в армии в мирное время.

Глава семьи, прапрадедушка Тимофей, героически погиб, защищая Сталинград. Так Анастасия потеряла на войне и сына, и мужа. Портреты Тимофея и Василия провисели в доме над её кроватью более 70 лет. Настя умерла спустя 30 лет после окончания войны, но наша прабабушка Аня, её невестка, до конца жизни не решалась снять портреты погибших со стены. Только четыре года назад, продавая дом, нам пришлось их убрать.

Мои прадедушки, Дмитрий и Иван, прошли всю войну, были ранены, но вернулись домой живыми. За героизм в сражениях они были награждены медалями и орденами. Дмитрий служил на военном аэродроме, отвечал за безопасность полётов советских лётчиков, Иван - в пехоте. В последний год войны Иван был схвачен в плен и стал узником концентрационного лагеря, прошёл испытания пытками и голодом, но несмотря на это, сохранил своё человеческое достоинство.

Борьбе с фашистами помогали и те, кто остался дома. Женщины трудилисьв поле, растили для нашей армии хлеб, сами при этом питались впроголодь.

Когда началась война, моей прабабушке, Анне Алексеевне Машиной (в девичестве Андросовой), исполнилось всего 14 лет. На этом детство её закончилось. Аня работала в колхозе наравне со взрослыми. Ей приходилось таскать тяжёлые мешки, но она не жаловалась. Позже прабабушка часто вспоминала, как было голодно и страшно в те времена. Спустя много лет Анне было присвоено звание «Труженица тыла». Её работа в колхозе была подвигом, ведь она была ещё ребёнком. Аня помогала своим трудом приближать Победу.

В нашем семейном архиве есть фотография, сделанная ещё до войны. На ней все участники войны семьи моего прапрадедушки, Тимофея Ермолаевича Машина. Глядя на это фото, я сочинила такие строки:

На старое фото я с грустью гляжу,

На ваши усталые лица,

За то, что живу,

За то, что дышу,

Я всем вам хочу поклониться!

Благодаря таким семьям, как наша, Россия выстояла в войне. Я горжусь своими предками! К сожалению, участников и свидетелей войны из нашей семьи уже нет в живых, но мы не забываем о их великом подвиге. Они защитили Родину, выстояли в великой борьбе с фашизмом. И наш долг –передать эту память следующим поколениям. В День Победы скажем спасибо всем, кто помог одержать её. Светлая им память и вечный покой!

______________________________________________________________

Бельская Вероника

***

В родном мне краю...

В родном мне краю щекочет закат горизонт,
Поют каждый миг огромные стрелки часов,
И «Толстая Катя» открыла свой праздничный «зонт»,
А с небом сливаются яркие пики крестов.

Тут смотрит печально наш замок на город вокруг,
Как будто устал он дремать и ложиться к утру,
С надеждой мечтает, как на ноги встанет он вдруг,
Встряхнется и к Торгильса Кнутссона сходит двору.

Поклоном лесов приветствует парк Монрепо,
И манит Край света, как девушку медная брошь.
Беседка отшельника ждёт, словно поезд депо,
Сказителя с кантеле там среди скал ты найдёшь.

Здесь небо целуется с водами в бухтах залива,
А в лучиках солнца искрятся мечты переливы!

10-11.12.2019г.

«В последнем танце закружились…»

В последнем танце закружились
Два умирающих листка, 
Они сходились, расходились... 
Как мы с тобой...  Теперь, пока…
 
Осенний лист...  и мы с тобою

В нас сила чувств темнее тьмы... 
Осенний лес блестел красою, 
Сейчас пустой он. Так и мы... 
 
В последнем танце закружились
Два умирающих листка... 
И под конец они разбились, 
Как наши чувства… Всё. Пока.

_____________________________________________________

Бельская Вероника

Поэт в войну больше, чем поэт

Война жесточе нету слова.

А. Твардовский

И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.

А. Ахматова

Война… Великая Отечественная И Ненавистная Агрессивная. Всего 5 букв в слове. Верили. Оборонялись. Искали. Надеялись. Агитировали. Писали стихи. Старые и молодые, мужчины и женщины.

За 4 года можно окончить начальную школу или институт, можно завести семью… Но 4 года Великой Отечественной войны вынудили детей повзрослеть, а взрослых пройти огонь, воду и медные трубы, увидеть то, чего не видели и не чувствовали… никто и никогда за всю историю человечества… всего за четыре года.

Как лживо все: и эта тишина,
и мягкий полог облачных волокон…
Как пристально в глаза людей война
глядит пустыми впадинами окон. (В. Тушнова)

Главное – никогдане падать духом, не потерять веры в себя, в победу… Что поможет? Например, стихотворения. Да, да именно стихи, которые печатались в газетах, читались в госпиталях раненым, именно они поднимали дух наших солдат. В первые же дни войны все услышали голос Анны Ахматовой, так долго молчавшей:

Час мужества пробил на наших часах,

И мужество нас не покинет.

«Школьницы, совсем ещё девчонки» рвались в бой, чтобы защищать родину наравне в мужчинами. А женщины-поэты словом своим несли свет в сердца, помогали верить в лучшее…

Думаю, все знают таких знаменитых поэтесс, как Анна Ахматова, Ольга Берггольц, Юлия Друнина… О них написаны книги, сложены легенды.

Но я бы хотела рассказать о нежной, но сильной духом Веронике Тушновой. Современники говорили, что она была «ошеломляюще красива», пациенты военного госпиталя называли ее «доктором с тетрадкой». Руки Вероники всегда держали тетрадь со стихотворениями и пахли йодом. Женщина-поэт и «сестра милосердия и любви». Это женщина была не просто поэтессой, она спасала жизни людей.

Он жить не будет. Так сказал хирург.
Но нам нельзя не верить в чудеса,
и я отогреваю пальцы рук...
Минута... десять... двадцать... полчаса...

Со впалых щек сбегает синева,
он говорит невнятные слова,
срывает марлю в спекшейся крови...
Вот так. Еще. Не уступай! Живи!

В отличие от Юлии ДрунинойТушновани разу не «видаларукопашный», она работала в эвакуационных госпиталях Казани, а потом Москвы, куда постоянно поступали новые и новые раненые. Медицинского персонала не хватало и палатный врач Вероника Тушнова старалась изо всех сил, она всегда была готова утешить и поддержать, а когда изредка ей выпадала свободная минутка, то она записывала наброски стихотворений в свою тетрадку. Вероника читала эти строки раненым:

Эшелоны шли тогда к востоку,

молча шли, без света и воды,

полные внезапной и жестокой,

горькой человеческой беды. (Кукла, 1943)

Не только о войне говорили бойцам стихи. Теплые, добрые слова напоминали о доме, о любимых:

Но я все та же, та же, что бывало...

Пройдет война, и кончится зима.

И если бы я этого не знала,

давно бы ночь свела меня с ума.(Ночь1942)

В одном из самых известных стихотворений тема ожидания, на первый взгляд, созвучна с симоновским «Жди меня». Но в этих двадцати четырех строчках - ни слова о войне, Лишь «грусть и тишь» опустевшего дома, «хрип счетчика и шорох книжки», да образ вьюги за окном, окутывающий сердце тревогой. Нет описаний лирических героев - ничто не мешает прочувствовать момент ожидания. Сколько он длится? Секунду? Вечность?
Не отрекаются любя.
Ведь жизнь кончается не завтра.
Я перестану ждать тебя,
а ты придешь совсем внезапно.
За это можно все отдать,
и до того я в это верю,
что трудно мне тебя не ждать,
весь день не отходя от двери. (1944)
 
Война – это череда расставаний и встреч, прощаний и свиданий, горьких обид и радостных признаний. И для каждого момента нужны были слова. Не громкие и призывные, а точные, проникновенные, согревающие душу человека. 
Именно такие слова и находила Вероника Тушнова. Поэт. Врач. Удивительная женщина. Эмоциональный и благородный человек.

__________________________________________________________________

Еременко Дарья

Дорога Победы

У каждого человека своя дорога, свой путь. Люди чаще всего сами решают, в каком направлении им двигаться. Но случается, что не человек выбирает дорогу, а дорога человека. Так страшные военные дороги позвали миллионы наших соотечественников в 1941 году в нелегкий путь длиной в 1418 дней и ночей.

Все знают о Дороге жизни. Когда мы слышим это словосочетание, то представляем бескрайнюю ледяную пустыню, полуторки, двигающиеся одна за другой, летящие над ними вражеские самолеты… Вспоминаем подвиг шоферов, обмороженными руками чинивших поломки, не думающих о смерти, отважно пробивающихся сквозь непогоду и взрывы снарядов к заветному рубежу.

Но это был не единственный путь, спасший огромное количество ленинградцев. 18 января 1943 года была прорвана блокада Ленинграда. Ширина отвоеванного участка не превышала одиннадцати километров, но впервые за полтора года Блокады появилась возможность связать Ленинград со страной в обход коварной Ладоги. Под постоянными обстрелами и бомбардировками врага по левому берегу Невы всего за 17 дней проложили железную дорогу. 33 километра, 3 моста и 3 разъезда. «Коридор смерти», – называли этот участок сами железнодорожники. «Дорога Победы», – назвали потомки.

На железнодорожной станции Петрокрепость стоит памятник «Стальной путь». На фоне вечнозелёных елей тянется ввысь стела. Позади от неё смотрит вдаль паровоз, а на нём скромная надпись: «В 1943 году этот паровоз доставил первый поезд на большую землю после прорыва блокады Ленинграда». Не знаю, можно ли сказать, что такие дороги ведут в рай, но я уверена, что они выводят из ада.

Даже во время страшной войны, человек сам выбирает свой путь, свою Дорогу Победы. Сражается, строит, побеждает.

_____________________________________________________________

Ускорников Илья

Помню и горжусь

В следующем году наша страна торжественно отметит 75-летнюю годовщину Победы в Великой Отечественной войне

Всё даль­ше уходит эта война в прошлое, однако па­мять о ней остаётся в серд­цах и душах людей. Она глубоко оседает в сознании тех, кто испытал на себе все тяготы войны, прошёл через трудности и невзгоды, часто рискуя жизнью во имя Победы. Че­ты­ре страшных военных года по тя­же­сти пережитого не имеют аналогов в нашей истории. Стоит признать, что па­мять человека со вре­ме­нем ослабевает, из неё по кру­пи­цам уходит сна­ча­ла второстепенное: менее зна­чи­мое и яркое; а затем — и существенное. Наряду с этим всё мень­ше становится ветеранов, тех, кто про­шел войну и мог бы рас­ска­зать о ней. Нужно успеть узнать и запомнить, и начать с изучения истории своей семьи. Чем я и занялся довольно серьезно. С итогами моего журналистского расследования и хотелось бы познакомить читателей.

В июле и августе 1941 года на фронт призвали моих прадедов – Василия Антоновича Медведева и Николая Дмитриевича Рогозинского. Оба начали войну в пехотных войсках: Николай Дмитриевич под Москвой, а Василий Антонович под Смоленском. Вспоминает моя бабушка, дочь Василия Антоновича: «Отец рассказывал, что в то время призывали всех, у кого были силы держать оружие в руках. Остальные же оставались в тылу – работали на заводах, фабриках, изготавливали снаряды, всячески помогая фронту. Некоторые намеренно прибавляли себе год другой, чтобы отправиться на передовую – великое желание помочь в борьбе с врагом». Николай Дмитриевич перед началом войны был первым секретарём обкома комсомола. «Старший лейтенант и/с Рогозинский в 1941 г. в период начала Отечественной войны пришёл в дивизию рядовым солдатом. За активные боевые действия и проявленные при этом мужество, смелость и умение командовать, был назанчен адъютантом старшим стрелкового батальона, где получил офицерское звание на фронте». Впереди великие сражения, битвы, результат которых будет иметь огромное значение для приближения Победы.

Важно упомянуть, что мой прадед Василий Антонович Медведев причастен к победе на Курской дуге. В 1943 году 6 августа под Курском прадед подорвался на мине, при попытке спасти боевого товарища потерял ногу. После госпиталя был комиссован и вернулся в родную деревню, где работал в колхозе. Награжден орденом Отечественной войны 2 степени.

«Товарищ Медведев В.А участвовал в Великой Отечественной войне в составе 959 стрелкового полка, 309 стрелковой дивизии, 40 Армии автоматчиком с 22 июня 1941 года по 6 августа 1943 года. 6 августа 1943 года, находясь на фронте в бою под Курском, был тяжело ранен – отсутствие правой ноги», - читаю я в характеристике другого прадеда. Бабушка, дочка Василия Антоновича, вспоминает: «Отец редко упоминал о сражении под Курском. Говорил сухо, по факту. Ценой собственной ноги он спас боевого товарища. За всю жизнь он ни разу не пожалел о своём поступке – говорит, что сделал то, что требовалось. Ни больше, ни меньше».

Наряду с другими солдатами и офицерами Красной Армии мой прадед – Николай Дмитриевич Рогозинский участвовал в освобождении Венгрии в составе второго Белорусского фронта. За то, что сумел поднять батальон в атаку, был награждён медалью «За боевые заслуги» и получил звание младшего лейтенанта. Из воспоминаний моего деда, сына Николая Дмитриевича: «Когда мой отец освобождал Венгрию, одна из военных операций проходила вблизи озера Балатон. После боя отец решил осмотреть поле сражения и наткнулся на раненого фашиста, который сначала не подавал никаких признаков жизни. Отец подошёл к нему на довольно близкое расстояние, как вдруг немец стремительно достал нож и пырнул им отца под ребро. Фашиста застрелили сразу же, а отца в срочном порядке отправили в госпитать. А вообще нас не любили не только немцы, но и те же венгры, которые в начале войны без разъяснений и церемоний убивали наших, издевались над ними. Звери. Сейчас же, видимо, они предпочли об этом забыть». И вновь читаю боевую характеристику, сухие строки которой скупо рассказывают о том времени: «За период своей работы в полку товарищ Рогозинский показал себя как хорошо знающий финансовое дело и все задания по обеспечению финансовым довольствием полка выполнял своевременно. В период выпуска гос.займов товарищ Рогозинский принимал большое участие в реализации, своевременным удержанием и досрочным сбором наличными средствами от личного состава. Старший лейтенант и/с Рогозинский в 1941 г. в период начала Отечественной войны пришёл в дивизию рядовым солдатом. За активные боевые действия и проявленные при этом мужество, смелость и умение командовать, был назанчен адъютантом старшим стрелкового батальона, где получил офицерское звание на фронте. Вследствие тяжёлых ранений на поле боя товарищ Рогозинский был переведён на интендантскую службу, с которой справляется хорошо и финансовую службу полка ведёт правильно и своевременно».

Я осознал, как важно не просто знать историю своей семьи, но и передавать эти знания следующим поколениям, которые, вероятно, будут видеть ветеранов, свидетелей ужасных военных событий, только на картинках и старых фронтовых плёнках. На фоне сегодняшних фальсификаций в адрес России Европе, да и всему миру, наверное, не будет лишним вспомнить, кто освободил их государства от фашистской экспансии. И я горжусь, что среди этих героев были и мои предки.

______________________________________________________

Копейкина Алина

МЫ

Холод, покрытые инеем ели,

Пустошь и грохот военных машин.

Мы этой битвы совсем не хотели,

Как и не ждали тех страшных картин.

Мы не хотели на жутком морозе,

По пояс в болоте, сражаться за жизнь.

И в этой ужаснейшей прошлого прозе

Каждый шёл в бой помолившись. Аминь!

В кармане, дырявом от вражеской пули,

На фото семья, что теперь далеко.

Но мы не сдались! Нас ещё не прогнули

Под новый устрой. Нас сломать нелегко!

Мы живы! И, пусть под ногами собратья

Мы будем стоять за страну до конца

Синявино, Невский: мы воинской статью

Своей освятим те родные места.

_________________________________________________

Радионова Валерия

«МАМИНА ФОТОГРАФИЯ»

Когда наступает такой момент, в который ты больше ничего не хочешь от этой жизни, когда начинаешь думать, что всё потеряно, ты часто задумываешься о чём-то, словно ищешь спасение из этой «комы». Взгляд окидывает комнату в поисках утешения. И тут твои глаза замирают – они нашли то, что так долго искали. Ты начинаешь улыбаться, словно не было никаких проблем. Какие могут быть трудности, когда рядом находится твой «ключик к счастью». Казалось бы, это просто фотография, но дело не в снимке, а в человеке на нём. Этот человек – твоя мама. Тебе становится заметно лучше.

А что значит «мама»? Мама – это такой человек, который всегда рядом, который никогда не обидит, не предаст и не обманет. Всегда поможет тебе, отдаст последнее, чтобы ты ни в чём не нуждался. Это та, кто даст нужный совет, утешит и успокоит, укроет от зависти и злости, наставит тебя на правильный путь. Она единственная, кто любит тебя так, как никто другой никогда не сможет.

Вы задумывались о безусловной любви? Это тот самый случай. Мама будет тебя любить, несмотря на твою внешность, характер, походку, болезни, несмотря ни на что. Ей это неважно, ты – всё для неё, ты её душа, боль, любовь, смысл, ты часть её. Она знает и понимает тебя лучше, чем ты сам. Она готова разделить твою радость. Она всегда чувствует, если тебя ждёт неудача, опасность, невзаимность, боль.

А вы замечали, сколько раз она предсказывала ситуацию? О тех друзьях-предателях, о той плохой для тебя компании, о том опасном месте, куда запрещала тебе ходить. Дети словно связаны с ней невидимой нитью.

А помнишь те моменты, как сегодняшний, когда было плохо? Кто был рядом? Кто тебе помогал? Помнишь те самые-самые крепкие объятия, подаренные мамой в минуты печали? А эти самые нежные руки, гладящие по головке? А эту самую милую и узнаваемую улыбку? А эти чудесные, залитые радостью глаза? Конечно, помнишь, это нельзя забыть! А я помню мамины милые веснушки, по-моему, самые лучшие из всех. Мама на протяжении всей жизни рядом.

А помнишь, она ушла в магазин? Как ты скучал, когда она задерживалась. А когда она возвращалась, и ты бежал ей навстречу? Любовь мамы не сравнится ни с чем. Да и не с чем её сравнивать. В этом нет необходимости.

А вы знаете как скучает она? Как отсчитывает часы, дни и недели до вашего приезда и звонка? А ты не можешь ей позвонить, у тебя работа. Она звонит сама. Ты ругаешься с ней. А ведь она просто хотела узнать, как твои дела. Тебя гложет чувство вины, ты срываешься с работы и бежишь к ней, просишь прощения. Она прощает, она всегда готова прощать тебя. Ты замечаешь слезинку на её лице, затмевающую улыбку. Ты обнимаешь её, и лучше ведь ничего не надо. Ты обещаешь ей, что всё будет хорошо и больше так не будет, но это повторяется вновь. А ведь это самая грубая ошибка. Дети – единственное, что может причинить самую большую боль матери.

Только взрослея, осознаёшь ценность материнской любви. Она не измеряется ни в чём. Она безгранична. Я помню, в детстве мне было страшно засыпать одной в темноте. Мама приходила ко мне, и мы долго разговаривали, пока я не засыпала. У нас было много счастливых моментов. Я ей говорила, что, когда вырасту, куплю нам большой дом на берегу моря. Но мечты часто растворяются в воздухе…

Иногда её так не хватает. Это самое ужасное чувство. В этот момент всё становится иначе. Словно тебя обокрали. Только украли не деньги, а душу. А ведь в жизни, к сожалению, так бывает.

Мама навсегда останется самым светлым воспоминанием в моей жизни. Я унаследовала от неё многие черты характера: доброту, скромность, трудолюбие. Веснушки тоже позаимствовала у мамули.

Сейчас я люблю рассматривать наши фотографии. Часто любуюсь её голубыми глазами и этой с детства знакомой улыбкой. Мамочка у меня самая красивая. Таких людей, как она, очень мало. Порой без неё так тоскливо. Сложно, когда есть воспоминания о счастливых моментах, которые нельзя повторить.

Я очень по ней скучаю и ещё сильнее люблю, она мой самый дорогой человек, именно поэтому, когда мне нужно забыть о проблемах, я нахожу утешение в маминой фотографии.  

____________________________________________________

Радионова Валерия

Сила памяти

Что такое «сила памяти»? Я считаю, что это что-то вечное, душевное. Это то, что заложено глубоко внутри. Это то, что может сломать тебя или помочь обрести новый смысл. Эта сила – наша самая уязвимая точка, с которой мы живём всю жизнь.

На сколько сильна эта точка? Что в ней такого, что порой становится так тяжело? Почему под её тяжестью ломаются очень сильные люди? Так много вопросов и так мало ответов.

У нас в голове хранится огромное количество воспоминаний, которые мы часто перематываем, как киноплёнку. Иногда мы задеваем что-то личное, какую-то боль или обиду, которая произошла с нами или нашими близкими. В этот момент бросает в дрожь, от боли ты скручиваешься и закрываешь глаза. И это не физическая боль. Та боль, которую мы испытываем в эти секунды, намного страшнее и сильнее её.

Мир застывает во времени, тебя уносит куда-то очень далеко, где пусто и холодно, где темно и неуютно, где одиноко. Там ты снова и снова перематываешь те моменты, становится всё больнее. Из глаз капают слёзы, ноги становятся ватными, ком в горле не даёт кричать, да и кричать совсем незачем, тебя там никто не услышит. Это сложно описать словами, да и я считаю, что это совсем не нужно, каждый человек понимает это чувство, ведь все проходили через него.

Именно тогда мы начинаем задумываться о нашем прошлом, об ошибках, о проблемах. Нас переносит немножко назад, к тому моменту, от которого так плохо, и ты остаёшься там, словно никогда и не уходил. Но спустя какое-то время всё это улетучивается, тебя возвращает назад, в тот самый мир, где кипит жизнь, в твоё настоящее. Вроде, всё становится хорошо, раны затягиваются, мысли вылетают, ты снова живёшь.

Но стоит только копнуть ещё раз, как тебя сразу не становится, душа покидает тело, ты снова беспомощен. Кого-то это ломает, а кого-то делает сильнее. Каждый ищет во всём свои плюсы и минусы.

Я уверена, что в этом и есть та самая сила памяти, которая сильнее всего, что есть в нашей жизни. Благодаря этой силе мы становимся более устойчивыми, мы учимся, мы передаём наши мысли и память другим, мы храним себя и наших близких, мы испытываем сострадание, помогаем другим, и это только потому, что мы можем помнить.

___________________________________________________________

Радионова Валерия

Невский пятачок

Не так давно в составе делегации от школы я ездила на экскурсию по маршруту «Дорога жизни – Дорога Победы» в рамках проекта «Мой родной край – Ленинградская область».

Больше всего из этого путешествия мне запомнился Невский пятачок. Правильнее будет сказать, его душераздирающее прошлое.

Когда-то с этого самого места советские войска шли в наступление на своего врага с целью прорвать блокаду Ленинграда. Сколько невинных людей погибло там! Более пятисот тысяч! Для кого-то эта цифра ничего не значат, а в кого-то она вселяет страх и горе.

Сейчас на дворе XXI век, и мы всё реже и реже вспоминаем те сложные времена. Мы становимся какими-то эгоцентриками, которые, услышав слово «война», пропускают это мимо ушей со словами «она уже прошла»! Друзья, нет. Для вас она, слава богу, не начиналась, ведь ни взрослые, ни дети, не жившие в те года, никогда не поймут значение этого слова.

Сейчас осталось очень мало стариков и старушек, которых мы называем ветеранами. Думаете, они тянулись к славе и почтению? Нет. Они хотели мира и свободы. У них не было ничего из того, что есть у нас. Нет, я сейчас не о компьютерной технике, я сейчас о родных и близких, о нормальном доме, о пище и воде, о спокойной жизни.

Вам когда-нибудь приходилось есть кашу из клея и опилок? А им – да. Вы когда-нибудь страдали от голода и холода так, как они? Думаю, нет. А у них просто не было выбора. Они даже родных похоронить нормально не могли, потому что не было на это не сил, не денег. Людей в считанные минуты становилось всё меньше и меньше. Они умирали, кто-то от голода, кто-то от холода, а кто-то от пуль и бомб. А ведь они хотели просто жить в покое, где растут цветы, где нет вьюг, где родные живы и здоровы, где есть еда и вода, где нет войны! А что получили в итоге? Они так долго страдали, ради чего? Самое главное, что они не сдавались, держались до самого последнего вздоха.

Сейчас ты говоришь, что у тебя не получится выйти на улицу, потому что там холодно, в тот момент, когда они в мороз минус сорок работали и жили.

А солдаты? Они были вынуждены воевать, за семью, за родину, за жизнь. Там были совсем молодые пареньки, которых дома ждали родные им люди, но они не возвращались. Они уходили в вечность, хороня с собой так много любви, материнской любви, любви к родному краю, любви к жизни. Сколько моментов в жизни они потеряли? Сколько любящих их глаз они не смогут больше увидеть? Они только начали жить, а тут всё оборвалось, наступила кромешная темнота, последнее, что они слышали, это не голос матери, а грохот взрывов.

Наступает рассвет. Война закончилась! Жизнь приобретает новый смысл, всё снова хорошо. Только жаль, что те, кто тогда погиб, больше никогда не смогут порадоваться первым лучам солнца. Для кого-то этот рассвет не наступил, но мы живём здесь и сейчас, храня память о тех ужасных временах.

Война унесла с собой много тайн и лиц, которые мы бы с радостью отблагодарили за подаренную нам жизнь. Я считаю, что Невский пятачок – это напоминание о тех людях, которые отдали вечность за нашу с тобой бесконечность! Этот плацдарм заставил все эти события провернуться во мне, он дал повод задуматься о жизни и радоваться каждому моменту.

Спасибо за такую замечательную экскурсию! Я узнала много нового о своём крае, о прошлом моей страны. Было очень интересно. Конечно, Невский пятачок – не единственное интересное место, которые мы посетили, просто для меня он намного больше, чем просто плацдарм, для меня, это самое героическое и трагическое место, которое показалось мне самым загадочным и заставляющим задуматься о прошлом и настоящем своей страны.

______________________________________________________

Братчик Фёдор

Мокрое дело

—Серьёзно, ещё один?

—Да, это ужасно, но мы не можем ничего поделать.

—Как не можем? Я же детектив, эта работа как раз по моей части!

—Ты сам знаешь, Яль, старейшина не даёт разрешения на начало расследования.

—Этот старейшина думает жабрами, раз не понимает, что грозит нашей деревне.

—Тут я с тобой не соглашусь, старик очень умён, у него наверняка есть свои причины.

Этот разговор проходил в норе Яля после четвёртого успешного покушения на жителя Леса. Уль — приближённый помощник старейшины, был так взволнован этим известием, что сам пошёл к детективу вместо того, чтобы отправить к нему Тетродуна. Через несколько минут он оставил Яля наедине с собой, а сам пошёл успокаивать родных жертвы.

Яль был вне себя от беспомощной ярости. Ещё бы — в первый раз за всю его, пока ещё недлинную, жизнь в Лесу произошло настоящее преступление, а староста делает вид, что серийный убийца — не повод для внимания! Это, по крайней мере, странно…

Дома было жарко, да и дела не ждут, пора наведаться в дом старейшины. Яль вылез из своей норы и направился в сторону главной площади, как вдруг на него упала огромная тень. «Высший!» — испугался детектив, и пустился наутёк. Но разве может он тягаться в скорости с этими огромными существами? Впрочем, гиганту не было никакого дела до какой-то букашки, ползавшей где-то под ним.

«Эй, страж порядка!» — услышал Яль откуда-то сбоку. Это был Тетродун. Он тоже был высшим, но размером с обычного жителя Леса, и поэтому его не боялись, и пользовались им, как посыльным. «Слышал — там ещё одного вашего, того — сцапали!» Шутка была неуместной, но этот лупоглазый деревенский юморист больше никак не умел разговаривать.

—Слышал, слышал, — раздражённо ответил Яль.

Они вошли в деревню. Тут всё шло своим чередом: Мужчины строили новые дома близ огромных криптокарин, листья которых уходили высоко вверх, дети играли в прятки в лабиринтах гигантского мха, и не уступавшей ему по размерам, сагиттарии, в общем, всё как обычно.

—А куда ты сейчас топаешь? — голос Тетродуна вывел Яля из задумчивости.

—В главное здание. Мы всё-таки должны принять какие-то меры.

—Это точно, мой амбициозный друг. Я тебя пока снаружи подожду.

Через несколько минут Яль уже спорил со старейшиной насчёт начала операции под кодовым названием «хищник».

—Выслушайте же меня! Лес в опасности! Если не начать действовать прямосейчас, мы все будем обречены на смерть!

—Яль, вы говорите, как ребёнок. Какая опасность? Этот… кхм… кто бы он ни был, либо скоро сам попадётся на своих преступлениях, либо просто уйдёт от нас, так как в теле жителя леса очень немного мяса, да и скрыто оно под панцирем.

—Староста, вы слишком наплевательски относитесь к своему народу. Я в вас разочарован.

Хлопнув дверью, детектив тут же наткнулся на сына Уля в ужасе бегущего от своего дома.

—Что случилось?

—Там… дома… папа… он куда-то делся...

—В два прыжка Яль очутился около двери своего друга, распахнул её и ужаснулся — повсюду были видны следы борьбы: стол перевёрнут, на полу валяются книги и тарелки, а посреди этого хлама — левая передняя лапка Уля. Детектив осел на пол. Такого удара он не ожидал. Его лучшего друга похитили, а может, уже и… нет, нельзя даже думать об этом. Нужно срочно спасти друга!

На главной площади собрался народ. Тут были все мужчины, за исключением старосты. Он сидел в своём доме с запертой дверью и не желал никого видеть. Сказать, что это странно — ничего не сказать.

—Друзья! — начал свою речь Яль, — все вы знаете об ужасных злодеяниях, произошедших за последние дни в нашем Лесу, но мало кто слышал о пропаже моего друга — Уля. Я призываю вас всех пойти на его поиски, а может, и на поиски самого разбойника.

Толпа одобрительно загудела.

—Я вижу, каждый из вас готов начать нашу операцию и пойти прочёсывать лес.

Через час в штабе, а точнее норе, наскоро вырытой под стволом нимфеи, состоялась следующая беседа:

—Тетродун, а что, если злодей — житель нашей деревни?

—Думай, что говоришь, голова! Вы же только водоросли и едите!

— А если он не для себя жителей Леса убивает, а кому-то помогает от нас избавиться?

—Ты про высших?

—В точку!

—Вы им как окуню — раковина, уже сто лет как не нужны, роете норы в своём иле, и ладно, им какая разница?

Дверь распахнулась, и в штаб, отчаянно жестикулируя всеми свободными лапками, ввалился один из тех, кто прочёсывал Лес.

—Там нашли его!

—Кого?

Но в дверях уже никого не было.

         Яль с Тетродуном вышли на улицу, и им предстала такая картина: толпа жителей деревни грозно гудела, и медленно обступала странного высшего. Его плавники находились не как обычно, по бокам, а на брюхе, тело было таким вытянутым, что все приняли его за змея. Рядом с высшим лежали… нет, этого не может быть! Рядом с ним лежали ноги Уля!

Толпа была готова в любую минуту разорвать змея на кусочки, но Яль решил, как истинный детектив провести допрос.

—Зачем тебе понадобилось убивать креветок?

—Чеего? — протянул высший.

—Креветок ты зачем убивал?

—Какиихкревееток?

—Ну которые на меня похожи.

—На тебяя?

—Да, чешуя мне в жабры!

—Ну и чтоо?

—ЗАЧЕМ ТЫ УБИВАЛ КРЕВЕТОК???

—Я никого не убиваал.

—Врёшь, гад!

—Яль, по-моему ты сейчас зря ерундой страдаешь, — хихикнул Тетродун.

—Ты уверен?

—Это ты можешь быть уверен или нет. Я никогда не имею постоянного мнения. Оп, и змей — бандит! Оп, и он невиновен!

—Ладно, я тебе верю. Вряд ли этот остолоп может пойти на такое преступление.

—Преступлеение — это плоохо — вдруг сказал змей — Когда плоохо, идут к Плиихту.

Оба сыщика повернулись к нему

—Кто такой, этот Плиихт? — спросил Яль.

—Я думаю, его зовут просто — Плихт, — поправил Тетродун

—Ладно, кто такой Плихт?

—Плиихтуумный!

—Допустим, что он умный. Можешь сказать, где он живёт?

—Плиихт может всёё сказать!

—Я не про это спрашивал! — снова стал выходить из себя Яль — скажи где он живёт!

—Плиихт живёт на другоом конце миира!

—Спасибо за информацию, но Лес находится в центре мира, а значит, фраза «На другом конце мира» не является точным адресом!

—Плиихт живёт в Большой пещеере!

—Вот это другой разговор! Вот это я понимаю!

—Плиихт — выысший!

—А вот это уже плохая новость. Всегда опасался высших.

—Что, и меня? — обиделся Тетродун.

—Ладно, поправлюсь — Всегда опасался высших, размером с половину нашей деревни. Кстати, какого размера этот Плихт?

Но змей успел улизнуть от продолжения допроса, и сейчас был уже за Лесом.

—Что ж, пойдём к Большой пещере.

Через пару часов ходьбы они увидели пещеру, окружённую зарослями анубиаса, и напоминающую огромный горшок, который был здесь оставлен очень давно. Путники вплотную подошли к пещере, как вдруг из тьмы на них уставились два огромных глаза.

Плихт был громаден. Факт о том, что есть на свете существа таких габаритов, никак не укладывался у Яля в голове.

—Зачем пожаловали, страннички? — спросил он удивительно высоким для себя голосом — Что вас привело в эту пещеру?

—Мы пришли за советом по очень серьёзному делу, Плихт. Говорят, ты очень умён. Не можешь ли ты сказать, кто из обитателей здешних краёв может воровать, и даже поедать креветок вроде меня?

—Слишком далеко пошёл ты за ответом на свой вопрос, мой дорогой друг, ведь этот самый ответ был всё это время у вас под боком.

С этими словами Плихт развернулся, и поплыл вглубь пещеры, плавниками создавая такие потоки, что Яля и его друга отнесло назад на значительное расстояние.

—Как ты думаешь — спросил Тетродун — что этот старик имел ввиду?

—Под боком, — Яль задумчиво теребил лапками. Не знаю, но по-моему, старик предлагает нам вернуться в деревню. Там наверняка будет какя-то зацепка.

—Ну тогда потопали.

Яль сидел ночью в своей родной норе и думал о словах, сказанных Плихтом.

—Может всё-таки этот злодей — креветка? — Размышлял он — Но тогда каков мотив этого преступника? Я ещё понимаю — Уль. Он как-никак приближённый помощник старейшины, и его место наверняка хочет кто-то занять. Но зачем тогда было убивать остальных? Нет, не сходится. А что если это старейшина? Ведь он стар, и потихоньку утрачивает свою влиятельность, а Уль — первый в списке кандидатов на должность управляющего деревней. Итак, старейшина убивает Уля, чтобы тот не попытался раньше времени занять его место, но опять же — причём здесь остальные четверо? Ну конечно! Чтобы факт о том, что умер именно приближённый помощник старейшины не показался таким подозрительным. Но тут есть ещё проблема: во время убийства Уля старейшина разговаривал со мной. Так. Наверняка у него есть свои помощники, и все похищения совершены не его лапками. Тогда и слова Плихта верны, и вёл старейшина себя как-то странно. Но что-то здесь не так. Зачем столько возни и риска, если можно просто снять Уля с должности? Да и вообще, старейшина слишком стар, чтобы провернуть такое дело. Кто же тогда?

Дверь распахнулась, и в нору вплыл Тетродун. Яль поприветствовал его и предложил сесть.

—Привет, страж порядка! Я пришёл к тебе перекусить, а то уже давно голодный хожу!

—Да-да, но у меня как раз закончилась вся еда, придётся сходить к соседу. Уверен, у него что-то осталось

—А ты знаешь, старина, я кажись,понял почему старейшина спрятался от всех в своём домишке. Старый хмырь просто боялся встать на пути у преступника. Никто не хочет, что бы его ноги нашли где-нибудь в лесу, верно?

—Хорошая версия, Тетродун.

—Обожди, я ещё не договорил. Тут такое дело, ты не был таким смышлёным, как старейшина, — его голос посерьёзнел — Ты решил во всём разобраться, и у тебя почти получилось, а хищнику неприятно, когда ему кто-то мешает охотиться

—Ты это к чему? — спросил Яль, и тут у него в голове что-то щёлкнуло: Подождите-ка! Старейшина никогда не был у меня под боком, с точки зрения иерархического строя он всегда был надо мной! Под боком в прямом и переносном смысле у меня всё это время был этот шутник. На момент моего разговора со старейшиной Тетродун был снаружи, и именно во время нашего разговора было совершено покушение на Уля. Ведь никто не видел этого прохвоста во время всех похищений!

Эта мысль пришла так внезапно, что Яль чуть не упал со стула. Нет, вы только подумайте — сыщику помогал в расследовании сам виновник всех преступлений! Но сейчас было не до этого, ведь перед ним сидит его противник, гораздо превосходящий его по силе и ловкости!

—Ты, кажется, хотел есть, но у меня закончилась еда, мне придётся сходить к соседу, повторил Яль, а ты пока что, посиди тут.

—Нет, ты меня не так понял, умник. Я пришёл поесть именно к тебе — медленно повторил Тетродун, уставился на него огромными выпуклыми глазами, и хищно улыбнулся.

Примечания

Данные события происходили в аквариуме автора 21 Января 2020 годас 10:00 до 18:00 по московскому времени.

У всех персонажей есть свои аналоги, существующие в реальном мире:

Уль, Яль и остальные коренные жители деревни — неокардины

Тетродун — тетраодон

змей — акантофтальмус

Плихт — птеригоплихт

____________________________________________________

Вебер Ксения

«Моя успешная мама»

Хлеб – всему голова. Это пословица имеет самое прямое отношение к моей маме. Вебер Надежда Александровна - современный пекарь. Хлеб, батоны, булочки, печенье, пироги, лепешки – всей этой продукцией славится Новософоновский хлебозавод, на котором и работает моя мама.

Действительно, как же без хлеба? Сейчас женщины не пекут его, как в старину, но в каждой семье на завтрак, обед или ужин ставится тарелочка с хлебом.   Так мама помогает современным хозяйкам.

А начиналось в 2004 году. Моя мама искала работу. Это было трудно. Вот приняли в одну малоизвестную пекарню. Началась сложная карьера моей мамы со стажировки.   Первое время ей было очень тяжело. Дома маленький ребёнок, но моя мама упорно училась и трудилась.

Через пять лет предложили ей работу на Новосафоновсом хлебозаводе. Ценный опыт пекаря пригодился. Работа стала более ответственной:   она следила за количеством приготовленного хлеба и принимала большие заказы в различные магазины.  

Здание завода пускай и невеликое, но уютное. На первом этаже самое важное, как говорит мама, сердце завода:   пекари делают разные сорта хлеба. Есть небольшая комнатка, где сидят диспетчера и принимают заказы. После чего сразу отдают их главному пекарю.

Я люблю приезжать сюда: здесь уютно,   везде аромат вкусного хлеба. Вижу маму немного другой, понимаю, почему она устает, иногда даже волнуется и переживает.

Недавно её повысили. Мама стала главным диспетчером. На работе она важная личность. Следит за работой других диспетчеров и сама трудится над заказами. Говорят: за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь, но у моей мамы хорошо получаются несколько дел сразу. Она не технолог. Но постоянно ищет рецепты, иногда придумывает сама, экспериментирует дома и дает идеи уже на работе. Завод должен выпускать что-то новое и обязательно вкусное, его продукция должна   приносить людям радость.       Это мама считает главным, в этом видит значимость своей работы, за это ее и любит. Она ответственно относится к своим обязанностям. Не было ни одного случая, чтобы   неправильно сделала заявки. Все, кто работает с этим заводом, знают, что Надежда Александровна никогда не подведет.

На городских ярмарках всегда выстраивается очередь к продукции этого завода. Более того, мама принимает заявки из магазинов соседних городов. Благодарности, только хорошие пожелания часто пишут на сайте предприятия, и в этом есть заслуга моей мамы. Я ею горжусь.

А недавно из школьного окна увидела хлебную машину завода. Как же я обрадовалась: в нашей столовой будет мамина продукция.

Конечно, вы можете сказать: «Подумаешь, хлеб, да его сейчас полно на любой вкус… Что же здесь важного?». Нет, это важно.

Человечество живет довольно долго, меняется многое в жизни, но от хлеба люди не отказываются. Как бы ни шагнул прогресс, и в будни, и в праздники всех радует свежая выпечка хлебозавода, на котором работает моя мама. Права пословица: «Хлеб всему голова!»

_______________________________________________________

Венедиктова Ксения

Мы с папой – лучшие друзья!

Мы с папой – лучшие друзья!

Где папа мой, туда и я.

Мы строим дом и куклам шьем,

Мы ловим рыбу с ним вдвоем.

Мы с папой любим погулять,

В кино сходить, грибы собрать,

Мы можем просто поболтать

И некогда нам с ним скучать!

Я знаю папы моего

Секреты все до одного.

Но нет! Пожалуй, есть секрет,

Которого секретней нет!

После работы папа мой

Как все отцы спешит домой.

Но иногда бывает так:

С работы нет его никак!

Я жду его, смотрю в окно.

Там может быть уже темно.

Я знаю точно: он придет.

Но где же он? Чего он ждет?

Быть может, он – супергерой?

Спасает мир ночной порой?

А может, в тайне от меня

Луну тушил он от огня?

Наверно, папа помогал

Единорогам! Он спасал

Их королевство от беды:

Они остались без воды!

А может, папа великан,

И к лилипутам он попал?

Еще, возможно, между дел

Он к дальним звездам улетел.

           Я знаю точно: папа мой

           Всегда спешит ко мне домой.

           И без причины, просто так

           Не опоздал бы он никак!

           Дел много важных может быть,

           И пап не стоит торопить.

           Их нужно просто подождать

           И не мешать им мир спасать.

______________________________________________________

Гаврилов Андрей

Сова прилетела

«Новый год в лесном календаре не зимой, а весной, – когда солнце вступает в созвездие Овна. Весёлые праздники бывают в лесу, когда там встречают солнце…», – так писал Виталий Бианки в «Лесной газете».

Каких только чудес не происходит под Новый год! Вот и сейчас, когда вот-вот наступит день весеннего равноденствия – Новый год по лесному календарю – тоже произошло маленькое чудо. В лесу одна сова отпраздновала с подругами-совами уход старого года. А потом прилетела к нам, людям, в гости. Поглядеть на радостные мартовские изменения в городе.

Один мальчик несколько лет назад приходил в Национальную библиотеку города Петрозаводска на День Совы. Там ему так много рассказали интересного про сов, что мальчик просто влюбился в этих красивых птиц. У него появилась мечта: хоть раз в жизни увидеть настоящую сову. И вот на днях, 14 марта, в город прилетела сова. Мальчик, конечно, сразу узнал об этом из новостей. И вот здесь, в центре Петрозаводска, он познакомился со своим новым другом Совушкой. И прислал нам в редакцию письмо и рисунок совы.

Дорогой мальчик! Мы очень рады, что твоя мечта осуществилась. Но мы просим тебя: не беспокойся за Совушку. Не волнуйся и не пытайся больше её поймать, чтобы отнести в лес. Сова не потерялась. Просто она решила полакомиться городскими мышками. Совы ведут ночной образ жизни, а днём сидят на ветках и отдыхают. Вот ты и подумал, добрый мальчик, что сова заблудилась.

Уважаемые петрозаводчане, не нужно ловить сов. Большинство хищных птиц занесены в Красную книгу. Они подлежат охране. Лучше всего – просто улыбнуться сове и пойти дальше по своим делам.

________________________________________________________

Даниленко Софья

Двоечник – вечное клеймо или уникальная особенность?

Признайтесь, наверняка вы много раз слышали или даже знаете лично случаи, когда двоечники добивались больших успехов в жизни, как говорят «выбивались в люди», чем их одноклассники – отличники?

Подобные примеры встречаются не только в современности, но и в давней истории. Уинстон Черчилль, Владимир Маяковский, Константин Циолковский, Томас Эдисон, Антон Чехов... Трудно поверить, но, когда эти великие гении были детьми, их ум и талант не были замечены и признаны миром лишь из-за того, что тем плохо давалась математика, чтение или письмо в школе. Известный факт: Менделеев - великий учёный, совершивший множество открытий в области химии - имел в школе тройки по этому предмету.

Возникает очевидный вопрос: почему драгоценные умы будущих знаменитостей не были замечены окружающими, учителями в школе или хотя бы родственниками этих детей с самого начала, с их детства? Первой, и самой очевидной причиной подобного диссонанса, конечно, является шалопайство и неприязнь к учебе, исходящая от самих гениев, которые, разумеется, тоже имели место быть.

Второй, менее вероятной причиной, является скрытое наличие у этих людей заболеваний влияющих на развитие способностей к нормальному обучению. Одним из таких расстройств является пока что мало известная дислексия. Наличие этой болезни в организме приводит к избирательному нарушению способности овладеванием навыками чтения, письма, арифметики и многих других. Известные дислексики нашего времени: Том Круз, Стивен Спилберг, Дженифер Энистон и Квентин Тарантино.

Третья же причина далеко не всегда рассматривается окружающими, хотя является гораздо логичнее и важнее перечисленных выше: это нелепая и странная система оценивания знаний в образовательных учреждениях нашей страны.

Сейчас вы можете задаться вопросом: как общепризнанная система оценивания в школах может быть странной и нелепой, ведь ею пользуется уже не первое поколение учителей и учеников нашей страны? Конечно, нельзя сказать, что она совсем уж плоха, раз беспроигрышно действует уже многие годы. Но и то, что она очень хороша для своего времени, вы утверждать тоже, наверняка, не поспешите.

Сильная недоразвитость и недоработанность нашего образования все же дает свои горькие плоды. Вы не задумывались над тем, сколько невероятных гениев погрязло в пучине объективных взглядов и мировоззрений! Только сильнейшие смогли выкарабкаться из нее, конечно, не без тяжкого труда и постоянной борьбы с миром. Особенно тяжело таким людям приходилось в детстве, когда никто не мог разглядеть в них потенциал, сквозь пленку клейма "двоечника".

Порой люди бывают очень жестоки и безразличны к юным гениям, ведь общество просто не готово принять их "особенности". В школах из-за плохой успеваемости их дразнят недоумками и глупцами как одноклассники, так и некоторые учителя, хотя в будущем эти потрясающие личности наверняка смогут открыть новые физические законы или, например, дать определение новому политическому строю и, наконец, получить свое заслуженное признание и вечную славу. Вся жизнь для этих людей вовсе не является "жизнью", а настоящим выживанием. Ведь, где, среди стереотипных взглядов и "нормальных людей", найдется место одиноким непризнанным гениям?

Данную проблему можно и даже нужно решить! Ведь она весомо влияет не только на благополучие отдельных личностей, но и благую жизнь всего государства!
_______________________________________________________________________

Дрогобужский Арсений

Победный пут

Вторая мировая война явилась одной из самых трагических страниц в истории человечества. Для жителей бывшего Советского Союза она стала Великой Отечественной, поскольку не только Армия, но и весь народ встал на защиту Родины.

            Жители никогда не забудут подвиг старшего поколения, грудью вставшего на защиту страны и спасшего мир от немецко-фашистских захватчиков. В те ожесточенные годы все народы-братья, составившие единую и сплочённую семью из более чем ста наций и народностей, встали плечом к плечу на защиту единой Родины, героически сражались и самоотверженно трудились.

            Враг напал внезапно. Над нашей Родиной нависла смертельная опасность. Война была жестокая и страшная. Наша страна превратилась в единый боевой лагерь. Тысячи людей добровольно ушли в Красную Армию, партизанские отряды, народное ополчение.

            «Нет в России семьи такой, где не памятен свой герой», - поется в песне из известного фильма. 05 марта 1942 годавойна ворвалась в нашу семью, как гром среди ясного неба. Мой прадед Парамонов Алексей Андреевич родился 5 марта 1923.Призван5 марта 1942 года- в день своего 19-летия, в Чекалинский РВК, Тульской области, воинская часть 89 сп 322 сдВорФ. И уже 11 марта отправился в свой первый и такой запоминающийся бой. Воевал пулеметчиком в 89-м полку 322 дивизии. Боевой путь: Сухиничи, Ростов-на Дону, Курская дуга.

            Свою первую, и как потом оказалось исходя из рассказов родственников награду, Орден Славы III степени прадед получил в тяжелом бою. Прадед был назначен помощником командира пулеметного взвода 89 стрелкового полка 322 стрелковой дивизии, в звании старший сержант, где получил легкое ранение. После чего, в том же полку был на Воронежском фронте и при форсировании реки Дон был ранен. Награжден за отвагу и храбрость, проявленных в боях с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной Войне. Боевой путь прадеда был тяжелый и тернистый. В бою на Курской дуге-получил ранение в живот и был контужен. Награжден Орденом Отечественной войны I степени.Множество ранений полученных в боях и сражениях, все равно ему не помешало отстоять в военные годы на фронте и отпраздновать с однополчанами Победу. Мой прадедушка награды бережно хранил и одевал только в День Победы. Сейчас эти награды бережно хранятся у моего дедушки Анатолия. Наград у прадеда много, но к сожалению, прадеда не стало 2008 году, я не успела с ним познакомиться и послушать рассказы о тех страшных временах.

Наш долг - сохранить всю память о Великой Отечественной войне, не оставить в забвении ни одного погибшего солдата, отдать дань благодарности за героический подвиг в Великой Отечественной войне ветеранам войны и трудового фронта.

Вот уже совсем скоро наша страна будет чествовать героев и победителей в Великой Отечественной войне. Нелегкой ценой досталась она, и мы не вправе забывать те дни. Придёт время, когда человечество отвергнет войну, но оно вечно будет чтить в памяти тех, кто в годы Великой Отечественной войны отстоял независимость своей Родины.

Вечная память, благодарность и гордость – это чувства, которые будут жить вечно в сердцах людей.

________________________________________________________

Егоров Максим

Эссе «Память как долг нашего поколения»

 

Война – жесточе нету слова,

Война – печальней нету слова,

Война – святее нету слова.

В тоске и славе этих лет,

И на устах у нас иного

Еще не может быть и нет.

(А. Твардовский)

Война никогда не перестанет волновать людей, а упоминание о том ужасе, который переживают во время военных событий, вызывает ненависть и непонимание.

"Война..." Сколько мыслей и эмоций вызывает это слово! Бомбят, стреляют, в глазах ужас, кровавый дождь в кровавых лужах, – вот какое представление рождает одно лишь упоминание о войне. В сознании отпечатаются вопросы: " Почему ?". Хочется кричать во всю Вселенную: «Почему должна стонать от боли земля? Почему вся природа плачет от жестокости людей ? Где ваше милосердие? Почему слышен плач невинных детей и гибель ни в чём неповинных людей?"
Время, когда происходит война, это время тяжелых испытаний, горестных мук, страданий. Осознавая, как страшна война, нельзя оставаться равнодушными к тем событиям, когда фашизм вновь поднимает голову.

В восьмилетнем возрасте я наизусть читал стихотворение "Варварство" Мусы Джалиля!". Меня до боли в душе затронули события, отраженные поэтом в его произведении, и мной овладел страх за тот ужас, что происходил по вине нелюдей. Пять лет назад я не совсем осознавал, почему же взрослые плачут, слушая стихотворение....Меня же потрясла шокирующая картина в этом произведении, когда маленький мальчик, стоя под дулом пистолета, в слезах произносит слова: "Я, мама, жить хочу!". Так пусть же эти слова ребенка прозвучат девизом для всех враждующих...Почему же у людей теряются чувства, переданные предками, которые столетиями сохраняли любовь к Родине, уважения и помощи к слабым. Как же это бесчеловечно...

Я никогда не смогу понять таких людей. Давайте, буквально на минуту, закроем глаза и представим падающие бомбы, разрушающие все вокруг, кровь и слезы, крики немощных стариков, плач детей, рыдания и проклятия матерей и просто... Просто раз и навсегда отчеканьте в свой памяти: "Нет войне! Мир во всем мире!".
Мы, молодое поколение, как никто другой, должны научиться ценить мир на земле, ведь именно за счастливую жизнь боролись на войне наши деды и прадеды. Зная историю своего народа, мы по-настоящему научимся любить свою Родину, быть патриотами своей страны.

Ведь никогда твердить мы не устанем: "На всей земле пусть мир настанет!".

Вот уже 75 год мы живем под мирным небом над головой. Память священна о тех, кто воевал за Родину, пожертвовал собой ради меня, всех нас и время бессильно, чтобы забыть какими громадными жертвами, покалеченными судьбами нам досталась победа. Разве соизмеримо человеческое горе и героизм наших предков. Война - это нечеловечно. Так пусть же от слова "война" останется негаснущий вечный огонь Победы, в память всем погибшим за мирную жизнь на земле. Пусть в наших сердцах и душах всегда горит огонь надежды на светлое мирное будущее, а в слезах от счастья отражается радуга любви людей всего мира.

"Человечество, стань против смерти,
Голос мира за мир подними!"

Пусть эти слова поэта заставят нелюдей задуматься над великим предназначением мирного сосуществования человека и пусть разум восторжествует над безумием!

_______________________________________________________

Егорова Юлия

На всё про всё

Ничего этого больше нет. Ни морса в большой эмалированной кружке (для папы!), ни красных резиновых сапог, чтобы ходить по лужам, ни самой вкусной на свете земляники в трёхлитровом бидоне (страшно гордишься собой!), ни полевых цветов, которые везёшь домой на мотоцикле из леса… Вот так бы закрыть глаза на двадцать лет назад и снова всё увидеть.

В ту весну

В ту весну мне исполнилось тринадцать. Мы возвращались из школы домой по Садовой — тихой улице в частном секторе — и представляли, какими будем в тридцать (прекрасный, нам чудилось, возраст). Мы не мечтали о больших делах, не хотели стать известными и великими, но ничего из того, что надумали себе тогда, всё равно не случилось. Безвозвратно ушла и юношеская устремлённость в будущее, и жадная радость жизни, которой, казалось, было через край, и вера в то, что всё это — высокое небо над головой и тёплая земля под ногами — никогда не закончится.

Попить чайку

Больше других свойств люблю в человеке умение принимать гостей. Не может человек, который первым делом чайник ставит, быть плохим.

Без «попить чайку» и тарелки супа из родительского дома никто не уходил. Из погреба, холодильника и шкафчиков доставалось на стол всё самое вкусное или всё, что было. Мне запомнился один случай.

К нам наведался Шарапуля, слесарь и известный пьяница, с которым папа работал на чулочно-носочной фабрике в одном цехе. Обычно Шарапуля приезжал на велосипеде, протягивал мне двумя пальцами (на обеих руках осталось только пять) карамельку, недолго говорил с отцом на кухне и уезжал. Дома его ждала лежачая жена-инвалид.

Ты почему чайник не ставишь? строго спросил папа.

К чаю ничего нет, неудобно как-то...

И заварки нет? И воды?

Мне сделалось стыдно. Папа, когда ему было лет столько же, сколько и мне, зимой, чтобы дойти до школы, забивал худые валенки старыми тряпками, а умел делиться как никто другой. Шарапули не стало практически сразу после смерти жены и единственного сына. Сын повесился из-за неразделённой любви: девушка высмеяла парня из семьи алкаша и инвалидки.

Когда приезжаю в город Л, часто вспоминаем с папой Шарапулю. Как он каждый день ездил на велосипеде к сыну и жене на кладбище, как покупал на всю бригаду сахар, конфеты и заварку, как, заканчивая смену, ставил для напарников чайник.

Лето всегда приходит одинаково

Лето всегда приходит одинаково. 

На грядке расцветают тюльпаны и нарциссы — в воздухе так вкусно, что щекочет в носу. Зреет первая ягодка, самая красивая, которую раньше родители оставляли для тебя, а теперь ты отдаёшь сыну. В парнике появляется первый огурец. Он такой тёплый, живой — забрать у земли не хватает смелости. Да, в огороде лета много. Но в лесу ещё больше. Знакомые с детства дороги уводят далеко, где мир надёжный и крепкий, где никто не сходит с ума. В котелках наперебой бурлит вода, в камышах спят утки, а всё, за что хотелось бороться, отступает. 

Заканчивается лето тоже одинаково. 

Заправляешь тёплое одеяло в пододеяльник, убираешь палатку на чердак, а морковь и свёклу — в яму; на место возвращаются ковры и пледы, холодные дожди, будто кожу, срывают листву — лес лысеет и готовится зимовать. Окончательно лето уходит с первыми заморозками и с первым снегом за шиворот, когда покидает последняя надежда на его вторую жизнь — бабье лето, когда всё кругом, оказывается, может обойтись без тебя. 

Так папа учил

На лыжне надо устать. Так папа учил. Чтобы по спине тёплая струйка и слёзы на спуске от ветра и свободы, которая вот здесь, у тебя за воротником.

Папа поставил на лыжи ещё в детском саду: выдал маленькие, а мечталось дорасти до больших, папиных. Снег выпал — мы в лес. Пробежим пятёрку, дома полбанки вишнёвого компота выпьем — и в баню. Для окончательного счастья.

В этом лесу всё такое же, как в детстве: будто нет никакого прошлого и только хорошее делается вокруг.

Мы поедем в лес, папа

Мы поедем в лес, папа. Ты будешь за рулём, а мне придётся снова трястись в коляске. Это потом, в 1998-м, мы купим «Ниву», а пока в гараже стоят «Восход», «Днепр» и «Урал». На последнем преодолеем тысячи километров лесных дорог: ты научишь меня ставить брезентовую палатку и мыть котелки песком. Но сначала, мне только исполнится два года, отправимся в моё первое путешествие с ночёвкой. Соберём два бидона земляники, увязнем в грязи и забудем взять сахар, чтобы засыпать ягоды (никто ведь не думал, что найдём столько). Вечером сядем есть суп у костра: ты отдашь мне свою телогрейку, а я тебе — куски тушёнки из своей тарелки.

Удивительно, но во всё это ещё можно запросто поверить: со снегом сходит усталость, апрельский ветер возвращает детство, и я как будто! первый раз в лесу.

Папины руки

Папины руки умеют колоть дрова, строить гаражи, бани и дома, сверлить стены, гнуть какое угодно железо, вырезать по дереву, паять провода, делать мебель, разводить в любую погоду костёр, ставить закрытыми глазами палатку, косить траву, штопать одежду, ремонтировать обувь, мыть полы, копать грядки, управлять мотоциклом и автомобилем, чинить «Ниву», превращать стиральную машину в соковыжималку. А ещё печь пироги, лепить пельмени, собирать ягоды, варить варенье, закатывать компоты, мариновать грибы, сажать деревья, обнимать детей и укачивать внуков.

Самый большой страх из детства

Самый большой страх из детства остаться одному.

Когда мне было лет пять-шесть, я подходила к спящей маме и щекотала пёрышком у неё под носом. Так я проверяла, живая ли мама. Хотя мама всякий раз оказывалась живая, страх не отпускал. Воображение часто рисовало страшные картины про то, как исчезают люди, как тебя никто не любит и тебе некого любить. Ещё я думала, что хорошо было бы сделать общую семейную фотографию. Но я не представляла, как сразу собрать полсотни самых близких родственников.

В 2005-м моя Иринка занялась памятниками. Камни стояли всюду: на веранде, в ограде, на кухне. Из каждого угла смотрели награвированные Высоцкий, Никулин, Есенин на поэтах и актёрах Иринка набивала руку. Поначалу всё это было дико, но, когда освоилась, сестра научила многим вещам и меня в сезон, на каникулах, работали вместе.

В ритуалку обращались не только родственники умерших: многие ещё при жизни выбирали себе гроб, примеряли костюм или платье для похорон, смотрели, удобно ли, хорошо ли сидит… Уставшие мужики-могильщики спали прямо в деревянных ящиках, среди венков и крестов пили чай, праздновали дни рождения. Многим такая работа нравилась. Администратор Марина точно знала, сколько гвоздей нужно на гроб в зависимости от размера, а если бралась оформлять ящик дешёвой тканью, то проявляла, как говорили мужики, «совершенный художественный вкус».

Иногда на чай забегал Антон. Он работал санитаром в морге: мыл трупы, зашивал раны, пилил черепа. Свою профессию он обожал (так и высказывался при случае): с покойниками находил общий язык без проблем, не то что с живыми.

За несколько лет причастности к похоронному бизнесу детский страх никуда не делся. Я много раз видела, как люди остаются одни. Это было больно, но все эти смерти были не мои, чужие. А теперь уходят свои. Недавно на дне памяти моего дяди смотрели старые фотографии. Некоторым снимкам больше ста лет в руках рассыпаются. Общие фотографии исключительно с похорон или кладбища: смерть единственный способ собрать всех вместе. Вечером того же дня умер другой мой дядя.

Фотографию, пока все были живые, мы так и не сделали.

Когда тебе пять

Когда тебе пять и ты забираешься к маме на колени, весь твой детский мир сужается до пределов одного человека. Ты маленький, мама большая. И она не может взять и закончиться. Мама покачивается всем телом и одной рукой похлопывает тебя по спине.

В шесть ты почему-то понимаешь: мама будет не всегда. Ты ничего про настоящую смерть не знаешь, но осознаешь. Чем дальше, тем больше.

К тридцати всё остается на местах своих: к концу, как и к началу жизни, нельзя приготовиться заранее. И хочется забраться к большой и тёплой маме и качаться, качаться…

Неприхотливые люди

Где-то лет с пяти единственное утешение разговоры с папой. Складывали дрова, на мотоцикле мокли под дождём, собирали черёмуху, утепляли мхом баню, пили чай в лесу у речки и говорили с ним о большом, значительном. Это было очень ответственно, и это помогало на всё смотреть всерьёз.

Говорили о разном. О труде, о совести, о голодном и раздетом папином детстве, о советской стране и о том, что никто не знает, как надо жить, а если знал бы, то всё равно так не жил. Героями наших разговоров были простые работяги, труженики. С тех пор я всем сердцем полюбила этот тип людей. Уставшие, незаметные, они не жалеют рук, но боятся потревожить свою душу переменами, потому что перемен к лучшему никогда не видели. Такие в родном городе Л водились на фабрике, получали по семь тысяч рублей в месяц (зарплата вязальщицы) и ни на что не жаловались. Теперь неприхотливые и натруженные ненужные люди. Отец, проработавший на чулочке 40 лет, передаёт очередную сводку: «Отключили отопление. Этажи заморозили. Библиотеку сдали в макулатуру». Не сегодня завтра фабрику настоящих людей закроют…

Утешают только разговоры с папой.

Вот ты и дожил

Вот ты и дожил, папа. Сколько себя помню, ты всё время говорил одно и то же: «Надо дожить». И никогда ничего на долгие дни вперёд не загадывал. Тогда, в детстве, мне казалось, что ты только и делаешь, что собираешься умирать, а сейчас я понимаю: ты тревожился, мучился, боялся опоздать, потому что понимал жизнь совершенно особенно, как другие не умеют. Все простые и понятые истины пришли к тебе ещё в начале пути и без чьей-либо помощи вот что удивительно.

Дело было в июле

В нормальный лес (когда едешь не отдыхать, а поработать, когда трава по пояс и ветки в лицо) этим летом выбрались с папой только однажды. Дело было в июле. Уехали за малиной, вернулись с вениками. За час, как раз до дождя, ветки перебрали, получилось 25 штук берёзово-мятных пучков, а это, считай, на ползимы. Я насобирала тарелку переспелых ягод, уселись чай пить. Руки пахнут берёзой, мятой, дождём…

Это хорошо, говорит отец, что нынче яблок нет, а то я с прошлого года их перерабатывать устал. Зато вишня есть, смородина и виктория. А что малины в лесу нет это плохо. По малиновому варенью я порядком соскучился.

___________________

Пройдёт год-другой, и это незначительное событие станет воспоминанием, редким и необыкновенно важным, таким, которым потом всю жизнь пользуешься.

На самом деле

В детстве казалось, что мы очень разные, что у каждого есть своё дело, другому не совсем понятное. Маму занимал процесс пикировки рассады помидоров, папа мог до пяти утра вырезать новые наличники на окна, сестра разводила волнистых попугайчиков и рисовала углём натюрморты. Общая платформа стала осознаваться намного позже, когда мы с сестрой обзавелись собственными квадратными метрами жилплощади.

Звонить домой тяжело. Папа об этом никогда не скажет, но я знаю: скучает. Говорим с ним о том, что ничего хорошего уже не выйдет, а хочется про другое, настоящее. Это в детстве казалось, что мы разные, а потому и любим всё разное. На самом деле любим мы одинаковое: лес, землю, воздух…

На всё про всё

На всё про всё даётся чудовищно мало времени: сегодня родился, а завтра уже умирать. Нет и минуты, чтобы опомниться, развернуться, забыть, что из себя все эти тридцать лет представлял. Надо как-то дальше идти, лететь, плыть. По городу Л скучаешь страшно. Не оттого, что там воздух чище и люди добрее (чушь собачья), а оттого, что там мама и папа. Я слышу в телефонной трубке, как они стареют…

На всё про всё даётся чудовищно мало времени.

___________________________________________________________

Зайцев Егор

Солдат

Развевается флаг под безоблачным небом,

Здесь солдаты стоят, охраняя покой.

И над мрамором пламя колеблется ветром,

И на мраморной плитке здесь надпись: «Герой».

Он дошёл до Берлина из Сталинграда,

Всё он видел: и кровь, и солдатов тела.

Ничего ему было другого не надо,

Лишь бы Родина снова жить мирно смогла.

Сколько братьев его там погибло,

Ввек оставшись в русской земле,

Но живёт теперь Родина мирно,

Ведь солдаты не зря жизнь отдали в войне.

Обелиски и мемориалы, и огонь, что вечно горит —

Наша всё благодарная память

                                     и надежда на мир без войны.

Номинация «Рассказ из будущего»

 

Прошлое и будущее

Рано с тонущего корабля бежать,

Пока его не настигла бездонная пропасть…

Нужно бедствующих спасать,

Пока вертится самолёта лопасть…

Нужно верить, что счастье вот-вот

Выйдет откуда-то с дальней пристани.

И прибудет к тебе пароход,

Что одарит счастьем так искренне.

Нужно помнить о том, что всегда

Надо смелым быть, но осторожным.

Вот уж скоро пройдут времена,

Когда нам расслабиться можно.

И умчатся в далёкие грани

Годы наши веселые, юные,

Когда были ещё пацанами

И девчонками милыми, буйными.

Будем знать мы, надеясь на лучшее,

Что прекрасное у нас будущее.

Будем помнить о том, что хорошее

Было у всех у нас прошлое…

Номинация «О самом важном»

О том, как важна человеческая жизнь

На скамейке, согнувшись, оперевшись на трость,

Старушонка сидела в платке старом, рваном.

Не держа на людей и на мир этот злость,

Век почти дожила свой, и о том она знала.

Она думала много, в чем польза её.

«Ты своё отжила, ты теперь не нужна!», — повторяла.

И страна прожила бы и впрямь без неё,

Только счастья страна б однозначно не знала.

Свои годы труду отдала, не робея.

И в тылу на войне, и при мире поле пахала.

И ни разу не думая и не жалея,

Что покоя и отдыха в жизни не знала.

Да, в стране — человек — капля в море,

Но без капли и море не будет рекой.

И любой, кто на благо трудился, одно знать достоин —

Что страна без него не была бы страной.

Номинация «свободная тема»

Притча. Старик и рассвет

Мрамором белым колышется море

В свете уснувшей луны,

Ласково шепчут волны прибоя,

И далеко до зари.

А на другом берегу, где малина

Небрежно раскинула цвет,

Старик наблюдает за тем, как долина

Нежно встречает рассвет.

Каждое утро встаёт он пораньше

И собирается в путь.

Годы идут, он всё старше и старше,

Тоньше становится грудь,

Серые пряди на тёмном затылке,

Руки иссохли давно,

И на лице лишь сплошные морщинки,

Но ходит к рассвету старик всё равно.

Молча садится он в лодку,

Молча он вёсла берёт

И не спеша, потихоньку,

К берегу снова плывёт.

Там забирается выше,

Туда, где малина цветёт,

Чтоб рассмотреть и услышать,

В долине когда рассветёт.

Что же касается цели,

Просто ведь всё, что судить?

Нужно лишь в силы поверить,

Рано вставать, уходить…

Плыть через море на берег,

Чтоб каждый день наблюдать…

Нужно лишь в силы поверить,

Чтоб сильным действительно стать!

_____________________________________________________________

Казаров Вячеслав

Борьба России за выход к Балтийскому морю

Глава 1. Ливонская война

Раньше у России не было военно-морского флота, а был только торговый. Балтийское и Чёрное моря были для флота закрыты. Пока Россия боролась с ордынским игом, то земли Прибалтики у нее отторгли шведы, а земли у Чёрного моря – турки, крымские татары и литовцы.

Первым вернуть России земли Прибалтики попытался Иван III. Границы в это время между Русским централизованным государством и Ливонским орденом проходили по реке Нарве. На ее берегу, который принадлежал Ливонскому ордену, ливонцы построили крепость Нарву. На противоположном берегу реки Иван III приказал построить свою крепость и назвать ее в честь себя Ивангородом. Русские из Ивангорода постоянно обстреливали ливонцев в Нарве. А затем русские взяли крепость Нарву штурмом. Тогда ливонцы заключили мир.

Однако по Ливонскому ордену нужно было нанести сокрушительный удар. Это пытался сделать Иван IV Грозный. После присоединения к России Казанского и Астраханского ханств он не сомневался в успехе. Война с Ливонским орденом началась в 1558 году. Начало было удачным для русских. За год русские забрали у ливонцев Нарву, Дерпт и другие крепости. Иван Грозный уже предвкушал победу. По совету главы правительства Адашева он перевел большую часть своих войск из Ливонии на юг России бороться с крымскими татарами, а с Ливонским орденом заключил перемирие на полгода. Но за время этого перемирия Ливонии отдала свою оставшуюся территорию Польше и заключила с ней союз. Также был заключен союз с Данией и Швецией. Но у русских до сих пор были удачи. На юге Крымскому ханству был нанесен большой урон. А на севере был отнят у Ливонии замок Феллин. В это время умер польский король, и в Польше началось очередное безвластие.

Но последствия ошибки Ивана Грозного не заставили себя ждать. В Польше взошёл на трон новый король Стефан Баторий. Этот король был талантливым полководцем. Он отнял у России Смоленск, Полоцк и Великие Луки. На юге у России тоже начались неудачи. Крымский хан Дивлет Гирей пошёл в поход на Россию и сжёг Москву. Однако русские ответили крымскому хану таким же сокрушительным ударом. В битве с крымскими татарами под Москвой в 1572 году русские победили с помощью своей передвижной самодельной крепости Гуляй-город. В этом сражении были убиты сын и внук Дивлет Гирея. Крымское войско спасалось бегством, и русские преследовали его до самого Серпухова.

В августе 1581 года на севере России Стефан Баторий осадил Псков. Началась героическая оборона Пскова. Во время первого штурма Пскова войско Стефана Батория медленно теснило осаждённых псковичей. А затем захватило на псковской стене опорные пункты – Покровскую и Свиную башни. Но среди псковичей нашлись храбрецы, которые подорвали Свиную башню вместе с врагами. Ободренные этим русские оттеснили войско Батория от стен Пскова. После этого Баторий долго не решался снова штурмовать город и всё осаждал его. Псковичам было тяжело переносить осаду, но они держались. Следующий штурм Пскова Баторий предпринял поздно осенью. По льду реки поляки пытались добраться до стен Пскова, но псковичи расстреляли их как уток. Дальнейшая осада Пскова не приносила Баторию успеха, и поэтому он снял осаду и заключил перемирие с русскими. Этот мир стоил дорого для них – не удался выход к морям.

Глава II. Предыстория Северной войны

Однако русские и после поражения в Ливонской войне прорывались к морям. Такие попытки часто делали казаки. На Чёрном море они нападали на турецкие суда и грабили их. В своих походах они не раз доходили до самого Стамбула. Особенно грандиозен был поход казаков на турецкую крепость Азов в 1637 году. Казаки дождались момента, когда турецкий султан повёл свои войска на очередную войну. Они напали на крепость Азов и захватили её. Они всё отбивали атаки больших турецких войск. Однако силы казаков иссякали. Им нужна была поддержка государства. И поэтому они попросили русского царя Михаила Романова включить крепость Азов в состав России. Но Михаил и его правительство отказались сделать это. Они боялись очередной войны с турками. А войны этой допускать было никак нельзя. Россия только недавно пережила Смутное время и не могла сопротивляться такому сильному государству как Османская империя. Русский царь приказал казакам немедленно покинуть крепость Азов и вернуться на Дон. Пришлось подчиниться воле царя.

Однако у русских были и удачи. Фактически открыло выход к Чёрному морю присоединение Украины к России. Но это привело к очередной войне с поляками, шведами и крымскими татарами в 1654 году. Во время этой войны велись активные действия против шведов на Балтийском море. У шведов были отвоёваны многие города, ранее принадлежавшие России. Эта война закончилась победой русских.

Как видим, Россия очень слабо в это время пробивалась к морям. Но всё коренным образом изменилось тогда, когда в России воцарился Пётр I. История того, как Пётр решил развивать Россию, началась ещё в его детстве, когда он нашёл ботик своего деда Михаила Романова. Пётр плавал на этом ботике по реке Яузе. Однако он решил изменить место плаваний. Новым местом он выбрал Плещеево озеро, большое и обширное. На этом же озере стали проводиться учения первых военных кораблей.

После смерти царя Алексея Михайловича Пётр Iстал думать, как России выйти к морям. И поэтому он приказал построить в Воронеже верфь, где начали строить военные корабли. Пётр решил начать с войны с Османской империей и похода на крепость Азов. Из воронежской верфи корабли отправились по Дону в Азовское море. С первого раза в 1695 году крепость взять не удалось. И поэтому в следующем году Пётр I предпринял новый поход на крепость Азов. Со второй попытки крепость была взята. В результате был открыт выход к Азовскому морю. Пётр приказал на мысе Таганий Рог построить город Таганрог. Строительство этого города было как бы генеральной репетицией перед строительством Санкт-Петербурга. После этих событий Османская империя заключила мир, и русские выиграли войну.

Глава III. Начало Северной войны

Итак, выход к Азовскому морю был открыт, но России нужно было ещё и Балтийское море, чтобы иметь экономическое и культурное сообщение с Европой. Пётр I решил начать новую войну со шведами. Для ее ведения он обзавёлся союзниками: Данией и Речью Посполитой. В 1700 году война началась. Шведский король Карл XIIполучил извещение о начале войны прямо во время охоты. Он немедленно собрал войско и двинулся в поход на союзников. Сначала он напал на Данию. В это время основных датских войск не было в Копенгагене и поэтому нападение Карла оказалось неожиданным. Датский король, боясь разгрома, заключил союз со шведами. Затем Карл XII напал на короля Речи Посполитой Августа, который осаждал Ригу. Август решил избежать сражения и отступил.

Затем Карл решил напасть на крепость Нарву, которую уже захватили русские. Они не знали об этом походе. Удар шведов получился неожиданным. Русские сражались отчаянно и могли бы победить. Но шведы отрезали связь солдат с их командованием, и в результате одержали победу. Шведы дали русским полкам «золотой мост» к отступлению. В первый день по нему прошли Преображенский и Семёновский полки. Но на следующий день Карл XIIнарушил договорённость. Он приказал, чтобы все остальные полки перед тем, как перейти по мосту, сдавали своё оружие. Таким образом, шведам достались богатые трофеи. В крепости находилась почти половина оружия, которым воевали русские в Северной войне.

Но Пётр не пал духом после такого поражения. Он приказал делать новое оружие и тщательно готовиться ко второму периоду войны. Но его приказы были очень пагубны для церкви, так как не хватало чугуна для литья пушек, и поэтому в пушки переливали колокола. Пётр скорей хотел подготовить Россию к войне и поэтому старательно отбирал хороших мастеров и наказывал лентяев и бездельников. Его приказы порой были очень жестоки. Вот один из них: «Повелеваю хозяина оружейной фабрики Корнилу Белоглаза бить кнутом и сослать на работу в монастырь, понеже он, подлец, осмелился войску государеву негодные пищали и фузеи продавать. Старшего альдермана Фрола Фунса бить кнутом и сослать в Азов на галеры – пусть не ставит клейма на плохие ружья»
[3, с. 45-46]. Но если представить солдат, которые воюют с плохим оружием, то получится, что этот приказ не такой уж жестокий.

Но пока Россия укреплялась, Швеция вела войну с Речью Посполитой. Шведы победили. Им удалось добраться до верховной власти страны. Они сменили короля. Вместо Августа Карл XII посадил на престол Станислава Лещинского.

Но Россия в это время не бездействовала. Война со шведами продолжалась. Были активные действия в Прибалтике. У шведов отвоевывали города и крепости. Особенно замечательным было взятие крепости Нарва. Для ее отвоевания у шведов Пётр и Меншиков решили использовать хитрость. Преображенский полк во главе с Петром I переоделся в военную форму шведов, потому что было известно, что шведы ждут подкрепления. Бой начался. «Шведы» стали прорываться к крепости Нарва и им «препятствовали» русские. Тогда неприятельские войска решили помочь своим так называемым собратьям прорваться к крепости и вышли из неё. Но «шведы» набросились на них вместе с другими русскими полками. С помощью этой хитрости крепость Нарву удалось отвоевать. Также русские взяли крепость Орешек, которую шведы захватили у России во время Смутного времени и переименовали в Нотебург. Когда русские отвоевали ее у шведов, Петр переименовал крепость в Шлиссельбург, что в переводе означает «ключ к морю». Также он велел построить на устье реки Невы город Санкт-Петербург. Изнурительным было его строительство для русского народа. Много людей погибло в болотах, строя город. Но, несмотря на трудности, Санкт-Петербург был построен в 1703 году. Город стал новой столицей России.

Глава IV. Вторжение шведов в Россию. Полтавская битва

Швеция стала предпринимать активные действия в войне. Шведская армия вторглась в Россию. Она разделилась на две части. Первая часть – самая большая, во главе с самим шведским королём Карлом XII отправилась из литовского города Гродно, а меньшая часть во главе с генералом Левенгауптом вышла из Риги. Из Гродно Карл XII вышел в Сморгонь, а оттуда в Минск. Первое сражение второго периода войны произошло возле деревни Головчино. Русским войском командовал князь Репнин. Он поставил своё войско так, что его со всех сторон окружали болота. И ни свои, и ни враги не могли к нему добраться. Однако шведы сделали понтонный мост через болото и, переправившись по нему, атаковали позиции русских. Но Репнин струсил и отступил, бросив пушки. Пётр наказал князя Репнина за трусость. Он разжаловал его из генерала в рядового. Однако в целом он был доволен исходом сражения, так как у шведов были в нём большие потери.

После сражения у Головчино шведам точно нужно было подкрепление. Левенгаупт был уже близко к главным силам шведской армии. Но Карл XIIне дождался его и двинул свои войска на юг, на Украину. Почему Карл принял такое решение? Скорее всего, это был хитрый маневр. Карл наверняка решил специально оторваться от главных сил русской армии, чтобы потом с юга атаковать Москву. Но он не сказал об этом своим генералам. Видимо, боялся, что они не примут его мнение. По-моему, это было глупо. Левенгаупт был уже неподалёку, можно было ещё немного подождать и получить подкрепление и солдатами, и продовольствием. Карлу нужно было иметь больше терпения, и тогда у шведов было бы больше шансов на победу в войне. Конечно же, такие действия шведской армии влекли за собой разгром подкрепления.

Левенгаупт решил идти осторожно, чтобы не показаться русской армии. Но это у него не получилось. Произошло сражение у деревни Лесной. Сражение шло целый день с небольшими перерывами и переменным успехом. К ночи бойцы сильно устали и не могли сражаться. Наутро русские войска увидели, что шведов нет на их позициях. И тогда погнались за ними. Шведы, увидев погоню, в спешке побросали телеги с боеприпасами и продовольствием и стали переправляться через реку. Тех, кто не успел переправиться, истребляла русская и калмыцкая конница. Это было одним из главных сражений Северной войны, которое еще больше научило русских хорошо воевать, разрабатывать тактику и побеждать. Спустя некоторое время Пётр I назвал это сражение матерью Полтавской битвы.

Надежды Карла пока оказались тщетными. На Украине было очень мало запасов продовольствия. А Левенгаупта разгромили русские. Карл XII хотел получить больше, а потерял то, что у него было. Но шведам обещал дать подкрепление предатель - украинский гетман Мазепа. Он повел шведские войска в Батурин, где располагалась его армия. Однако русская армия тоже двигалась на юг вместе со шведами. Русская конница под командованием Меншикова атаковала Батурин и взяла его штурмом. Когда к городу подошла шведская армия, то город был полуразрушен, и в нём не было подкрепления.

На пути шведов предстал городок Веприк. Карл предложил гарнизону сдаться. Но командир гарнизона полковник Юрлов отказался это сделать. Шведы пытались взять штурмом городок два раза, но неудачно. Но у гарнизона были большие потери, поэтому на втором предложении сдаться Юрлов согласился. Несмотря даже на эту победу, у шведов не было от неё удовлетворения. Они потеряли в этом сражении много солдат, много также было контуженых.

Тогда Мазепа посоветовал Карлу идти еще южнее к Полтаве, чтобы взять её штурмом. По его словам, там было запасено много оружия и продовольствия. Тем более что от Полтавы открывалась дорога к Москве через Харьков. Шведы всяческим образом пытались взять Полтаву. Они отправляли своих парламентеров-барабанщиков с предложением сдаться, делали подкопы, штурмовали, но все тщетно. Конечно, защитники тоже были довольно сильно потрепаны, им нужно было подкрепление. Первым осаду пытался прорвать Меншиков. Он занял ближайшее к Полтаве село. Но шведы выгнали его оттуда и снова вернулись к Полтаве. Также пытался прорваться к крепости генерал Головин. Его солдаты, переодетые в шведские мундиры, подошли к Полтаве. Головин по-немецки стал объяснять шведам, что солдаты пришли для того, чтобы рыть подкоп под крепость. Но «шведы» вдруг неожиданно напали на врага. Началась сеча, в которой русские выиграли и прорвались в Полтаву. Радости гарнизона не было конца, тем более что каждый солдат принес по мешочку пороха. И так с помощью этой прекрасной хитрости, повторенной уже второй раз, русские добились победы.

Но эти действия русской армии были не очень активные. Надо было побеждать шведов. Когда положение осаждённых в крепости стало опасным, русская армия заняла позицию на поле неподалеку от деревни Яковцы. Позиция прикрывалась рекой Ворсклой, болотами и лесами. Только с северо-запада позиция была неприкрыта. Там оставался коридор между лесами. Там Пётр приказал возвести редуты. Там же, где были главные силы, возводился лагерь. Шведы в третий раз не решились штурмовать Полтаву, потому что у них было мало пороха. Они решили выбить русскую армию с её позиции.

Ещё ночью шведы построились и выдвинулись из своего лагеря. Русский гонец оповестил Петра об этом. Уже утром шведы были на месте. Когда они проходили мимо редутов, то по ним открыли огонь. Крайние колонны шведов под командованием Росса и Шлиппенбаха откатились в Яковецкий лес. Взять редуты с ходу шведам не удалось. Тогда Карл XII приказал солдатам протискиваться между редутами. Однако после этой команды потери в шведском войске ещё более увеличились. Тогда был для шведов такой приказ: обогнуть редуты с севера через Будищенский лес. Но когда они вышли на опушку, то их атаковала русская конница под командованием Меншикова, которая была в засаде в Будищенском лесу. Конница сражалась храбро. Меншиков слал к Петру одного гонца за другим со шведскими знаменами и другими трофеями, и также с просьбой прислать подкрепление. Он был уверен, что если прибавить еще немного солдат, тогда шведы будут окончательно разгромлены. Однако Петр ответил ему, что Меншиков должен, отступая, вести шведские войска к главным позициям русских. В конце концов, он послал Меншикова на другое дело – разгром Росса и Шлиппенбаха, для которого, по его словам, как раз и нужна была храбрость. Командование кавалерией Пётр поручил генералу Боуру. Боур в четкости исполнил приказ. Он стал медленно отводить шведов к русскому лагерю. Когда же он довёл их до него, то слился с остальными войсками. Сами же шведы, когда подошли к русскому лагерю, были сильно обстреляны. В панике они бросились бежать назад, на север к Будищенскому лесу. А что же тем временем делалось в Яковецком лесу? Там Меншиков нашел Шлиппенбаха и разгромил его конницу, а его самого пленил. Идя по лесу дальше, Меншиков наткнулся на резерв шведов, который тоже был им разгромлен. И вот вдали показалась пехота Росса. Росс, завидев вдали солдат, подумал, что это свои. Но когда солдаты подошли, то оказалось, что это были русские, которые сейчас же окружили пехоту. Войско Росса сдалось в плен.

Но тем временем возле Будищенского леса Карл XII и Реншельд ещё раз построили шведскую армию и бросили её в бой. Началась главная часть битвы. Шведы прорвали строй русских войск там, где стоял необстрелянный Новгородский полк. Пётр, увидев это, срочно поспешил с подкреплением. Шведы были отбиты, а строй восстановлен. Русские войска пошли в наступление. Шеренги шведов распадались и ломились. У всех шведов появилось только одно желание –выжить. Также произошел ещё один случай, повергший в смятение шведскую армию – возле носилок Карла (его ранили в ногу казаки ещё перед сражением) разорвалось ядро. Он упал с носилок, и солдаты подумали, что король умер. Но Карл был жив. Но тогда же к нему подбежал фельдмаршал Реншельд и сказал, что пехота потеряна. Увидев рядом русских, он закричал: «Спасайте короля!» и сам кинулся бежать, но его взяли в плен. Началось паническое бегство. Битва была выиграна. После неё русским досталось много трофеев. Однако Карлу XII удалось бежать.

Глава V. Морская часть войны

После Полтавской битвы и блистающего разгрома «непобедимой» армии шведов театр военных действий перенёсся ближе к Швеции на Балтийское море. У русских были успехи и на южном, и на северном берегах. Были взяты города Пернов, Рига, Ревель, Гельсинфорс и многие другие. Главным сражением в морской части войны было Гангутское. Пётр и генерал-адмирал Апраксин решили осуществить морской поход в крепость Або, чтобы дать подкрепление Голицыну, который там находился. Крепость находилась на северном берегу Балтийского моря, в Финляндии. Пётр возглавил парусные суда, а Апраксин галеры. Они двинулись. Неподалеку от Кронштадта корабли разъединились: парусные суда двинулись в Ревель, а галеры – в шхеры у берегов Финляндии. Шведский адмирал Ватранг узнал о походе русских и сосредоточил свои корабли у мыса Гангут. Галеры тоже вскоре подошли туда. Тогда же к русским судам приплыл из Ревеля Пётр. Во время разведки он обнаружил перешеек, на котором было мало крупной растительности. Он решил построить там переволоку, чтобы переволочить через мыс несколько галер, дабы избежать крупного столкновения с Ватрангом. Однако местные жители увидели это строительство и сообщили Ватрангу. Тогда у него родился план: он отправил контр-адмирала Эреншельда на противоположный берег мыса, чтобы помешать переволочить галеры. Вице-адмирал Лилье был направлен туда, где стояли русские галеры. Ватранг рассчитывал таким образом окружить галеры и уничтожить их. Но не тут-то было.

Рано утром следующего дня авангард галер вышел из бухты и двинулся на прорыв. Когда корабли прорывались, то шведы заметили их и открыли огонь. Но уничтожить русские корабли у них не получилось. В то время был штиль, и поэтому шведские парусные корабли не имели хода. Ватранг приказал тянуть корабли лодками, но это происходило очень медленно, и русские галеры прошли целыми и невредимыми. В этот день к Ватрангу вернулся Лилье. Из-за штиля его корабли не доплыли до назначенной цели. Простояв полдня без хода, они по приказу вернулись назад. Наутро следующего дня опять повторилась та же история с прорывом главных сил русских – центра и арьергарда. И на этот раз большие парусные корабли шведов, лишенные хода, не смогли ничего сделать. Русские корабли добрались до места, где стоял Эреншельд, и заблокировали его в бухте. На следующий день сражение началось.

Галеры русских сначала пытались прорваться к шведам по центру, но у них это не получилось. Тогда они атаковали шведов, выстроивших свои корабли полумесяцем, с флангов. Эта атака была удачной. Хотя шведы сражались мужественно и самоотверженно, их корабли опускали флаги один за другим. Наконец, галеры добрались и до шведского фрегата «Элефант». На нем вспыхнул пожар. Эреншельд пытался спастись в лодке, но его пленили. В этом сражении у обеих сторон не было уничтожено ни одного корабля. Все корабли шведов были взяты в плен. В Гангутском сражении русские научились побеждать «непобедимый» флот шведов. Подкрепление в Або было доставлено, и русские захватили у шведов Аландские острова.

Театр военных действий перенёсся еще ближе к Швеции. Через несколько лет в тот же день, что и Гангутское, произошло ещё одно знаменитое сражение – Гренгамское. В море Голицын заметил большую шведскую эскадру под предводительством адмирала Шеблата. Увидев грозную силу, Голицын решил отступить. Шеблат погнался за ним. Однако отступление было хитрым манёвром. Русские парусные корабли завели шведские в шхеры между островами. У больших шведских кораблей стало мало хода. Русские, воспользовавшись этим, атаковали. В этом сражении шведы были разгромлены.

Близился конец войны. Дипломаты сели за стол переговоров. Был заключен мир, по которому Россия получала доступ к Балтийскому морю. Ей отдавалось южное побережье Финского залива и возвращались Карельские земли, утерянные ещё в Ливонской войне.

Так в результате Северной войны русские получили доступ к Балтийскому морю, а значит – к развитию экономики и культуры. Также русские армия и флот становились сильнее. Они научились бороться с врагами и побеждать их не только военным искусством, но и хитростью. Русская армия и флот стали одними из самых сильных в Европе. С таким преимуществом русские смогли разгромить турок и крымских татар, а значит – выйти к Чёрному морю и другим морям. Слава России, ее армии и флоту!

___________________________________________________

Калинина Анна

ВОЙНА 41-ГО ГОДА

.

Пропавшие порохом тучи неслись,

Пролившись свинцом с небосвода,

«Ни шагу назад! И ни пяди земли!» -

Касается каждого взвода.

Но Киев захвачен, в кольце Ленинград,

Бои на пороге столицы:

Бессонные ночи, кровавый закат,

Суровые, скорбные лица.

Часы отступлений, как вы нелегки!

Ведь каждый считал: «Он - виновен»…

И только на Волге, у кромки реки,

Был враг, наконец, остановлен.

А дальше – сраженья и ночью, и днём,

За каждую русскую хату.

Приказ был – на Запад,

Под шквальным огнём,

Всё было под силу солдату!

Свобода тому лишь до гроба верна,

Кто предан идее народа.

Священная шла мировая война –

Война 41-го года.

___________________________________________________________

Капустина Ксения

ЦНО. Блуждающие

Ночь. Тёмное небо заволокли иссиня-чёрные тучи. Тяжёлые капли дождя беспрерывно барабанят по крышам, асфальту и редким листьям, оставшимся на деревьях. Ветер злыми, резкими порывами налетает на дома, деревья и на замершего на крыше высотки человека. Человек не нравится ему больше всего. Ветер яростно толкает его в спину, ближе к краю, отчаянно кидает листья, землю и ледяные капли ему в лицо, пробирается под одежду и щекочет своими мёртвенно-холодными щупальцами, но человек не обращает на него никакого внимания. Он неподвижно стоит на крыше и не замечает буйства природы вокруг. Но стихии не успокаиваются и злятся сильней. Ветер, раз за разом пытающийся сбросить его вниз, дождь, который хочет смыть весь этот город: людей, их машины, магазины и дома, - нещадно тарабанит по всему и не кончается, гром, который своим недюжим басом ругает всё вокруг и яркие молнии, которые всё время попадают только туда, где стоит человек. Они пытаются уберечь его от непоправимого, но он не понимает их.

- Принёс? – раздался тихий, спокойный, но в то же время ледяной голос сзади.

- Да. Здесь всё, - в тон голосу ответил человек, обернувшись, и передал пришедшему какой-то предмет на цепочке, похожий на флэшку.

- Хорошо, - обладатель ледяного голоса кивнул, взял протянутый ему предмет и исчез во тьме.

Через минуту на крыше не осталось никого, а разозлённые стихии скрыли все следы.

Пять часов спустя. Кабинет начальника ЦНО

- Ну?

- Всё плохо. Мы не успели. Они подготовились и ждали нас. «Крысы» знали все наши ходы наперёд, будто им кто-то помог.

За круглым гладко отполированным чёрным столом из редкого дорогого дерева собралась элита ЦНО. «Блуждающие» - команда, собранная из одних одиночек и их Шеф. Они опять обсуждали «Дело № 235», единственное дело, с которым они вот уже несколько месяцев не могут покончить. Несколько неудач подряд сильно нервировали, каждого, кто был сейчас в этой комнате. Это неимоверно злило их, но в данный момент они не могли ничего сделать. Если б поймать предателя. Все были уверены, что это кто-то из своих. Но кто? Ответа на этот вопрос не знал никто…

- Это пятая неудачная операция подряд! Это не может быть совпадением! – Ворон – бледный, худощавый парень с волосами цвета вороного крыла, никогда раньше не показывал своих эмоций.

- Значит, у нас появился «крот».

Сидевшие за столом мрачно переглянулись.

- А где Том? Он не участвовал ни в одном штурме. Почему? Это не может же быть он? Или… - говорившая чёрноволосая девушка резко оборвала себя.

Кошка – младшая сестра Ворона и Мрака – отличалась от братьев мягким золотистым цветом кожи и яркими голубыми глазами, впрочем, она всегда носила цветные линзы, и мало кто знал какого цвета они на самом деле. Она первая решила высказать свои предположения.

- Он всегда больше всех интересовался шагами операций. Записывал все, даже самые бредовые, предположения. Досконально изучал все материалы. По нескольку раз пересматривал корректировки планов, - через секунду продолжила она. Она говорила и не верила в свои слова. Всё-таки Том был её лучшим другом. Он не мог так поступить. Или мог? И всё то дружелюбие, с которым он всегда ко всем относился – обычная маска? Том был среди Охотников дольше неё, и Кошка была уверена, что искать «крота» надо среди новичков, но факты говорили об обратном.– Только он трясся за успех операций и имел доступ ко всем архивам, и только он не участвовал ни в одном штурме…

Договорить она не успела. В дверь постучали, и через секунду в кабинет вошёл хмурый тёмноволосый парень.

- Пять часов назад на крыше Ток-стоуна видели Тома… и Кора. Он передал «Слуге Крыс» слэт.(Прим. автора:Слэт – мини флэшка, которая есть у каждого Охотника. На ней можно хранить гигантские объёмы информации, и никто не может узнать, что она скрывает, если хозяин слэта сам не захочет этого. Определённый плюс слэта – это то, что его невозможно потерять, взломать и уничтожить. Ну, уничтожить можно, только об этом знают единицы – те, кто работал над созданием слэтов, а таких всего двое.)Полчаса назад его нашли мёртвым в «Каблуке». На его плече обнаружили символ основателей «Крыс», а на левой лопатке – знак отречения. Тома убили «Крысы».

В кабинете повисла гробовая тишина. Всё встало на свои места, и теперь многое прояснилось, в том числе и то, почему Том всегда носил непроницаемые чёрные толстовки с длинными рукавами. Где-то вдали завыла сирена, но никто не обратил на неё внимания. Все были нокаутированы этим известием.

Предателем был Том.

____________________________________________________

Касенкова Анна

Эссе « Колбы счастья»

«Один миг, мгновение бывает лишь раз, а воспоминания мы храним всю жизнь…»

Ты бежишь куда-то вперёд, навстречу солнцу. Перед тобой лежит целый мир, и этот мир играет яркими, неповторимыми красками. Солнечные блики словно накрывают тебя с головой, не оставляя места ничему другому. Счастье. Свет. Жизнь. И больше ничего.

В такие моменты хочется остановить время, а потом просто сидеть на одном месте, мечтать и улыбаться. Хочется смотреть на небо с мягкими шершавыми облаками. Хочется достать слегка потрёпанный временем винтажный фотоаппарат и запечатлеть этот момент хотя бы на плёнке. А ещё хочется писать длинные и атмосферные тексты, чтобы хоть сквозь них подарить себе немного солнца в ненастный день…

А что, если все самые лучшие, яркие и светлые воспоминания можно было бы поместить, с любовью разложить по маленьким баночкам, колбам, пробиркам?

Откроешь крышку — и оп! Ты оказываешься на море, а через секунду под дождём, смотря широко раскрытыми глазами на яркую радугу.

Теперь в любой момент можно очутиться именно в том месте, куда тебе хотелось, было бы хорошо…

Мне кажется, тогда люди начали бы усердно оберегать, защищать, скрывать