Поиск  

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Метки
   
Шаблоны Joomla здесь

Ласточкина Наталья

Мне бабушка моя поведала рассказ

Мне бабушка моя поведала рассказ,  

О крае том, где солнце тонет в море, 

Где каждый человек сияющий алмаз, 

О крае, что видал так много горя. 

Она твердила,что там птицы пели, 

А ветер сильный, расплетал ей косы, 

Еще она бурчала…«Там сидели», 

Бурчала это, вытирая слезы. 

 Ей стало трудно говорить, до жути… 

Как было тяжко согреваться там зимой, 

И все твердила - «Согревали меня люди», 

Не побежденные суровой Колымой. 

И рассказала мне, что там кругом туманы, 

Что сопки разрезают небеса, 

О серых стенах, что хранили столько драмы, 

Но в этих стенах , были теплые дома. 

Она б, наверное, могла часами говорить , 

О крае том, где родилась , жила, 

Она б, наверное, могла его боготворить, 

Но говорила правду, что была так тяжела. 

И слезы , вытерев с морщинистой щеки, 

С искрой в глазах ,совсем не по годам, 

Она сказала, сняв свои очки, 

«Ты знаешь , милый, я б вернулась в Магадан»

___________________________________________________________________

Ласточкина Наталья

                        Мы разучились.

Люди разучились писать письма,

И разучились ждать на них ответ

Как говорится пропал у нас дух авантюризма,

А письма заменил нам интернет

Люди разучились совершать поступки,

Не то чтоб на показ, а для себя

Все обещания, слова они ведь хрупкие 

Об этом надо говорить скорбя.

Люди разучились по-просту любить,

Без громких фраз, заезженных скандалов,

Мы только можем, что друг другу жизнь травить

Пытаясь в ком-то здесь найти идеалов.

Молчать друг с другом, тоже разучились,

Мы научились уходить, хлопнув дверьми,

Мы всем наукам в мире обучились,

Но разучились просто быть людьми.

______________________________________________________________

Бормотова Наталья

Тихая моя любовь

Не передать словами тот момент, когда твоя нога ступает последний шаг перед тем, как оказаться на вершине горы. Ты словно забываешь обо всем на свете: такие виды открываются твоему взору! Куда посмотреть сначала? Направо или налево? Вверх? Вниз? Голова кружится, а глаза разбегаются. Какая-то сказка!

Становится так легко дышать. Очень легко. В горах воздух свежий и легкий, как перышко. Пахнет холодной, искрящейся речкой, тенистыми кронами деревьев. Чувствуешь себя одним целым с природой, ощущаешь ее прикосновения кончиками пальцев. Царившая здесь тишина настолько объемна, что, кажется, слышишь свои мысли. Облака так близко, будто бы до них можно достать рукой. А теплые, ласковые лучики солнца просачиваются сквозь них.

«В тебе столько тепла и радости. Я люблю тебя, солнце!» — шепотом говорю я. И вдруг так хорошо становится! Словно солнце стало близко-близко и взяло меня за руку. Я боялась сделать лишнее движение и только улыбалась в ответ. «Юлька, ты любишь солнце?» — спросила сестру я. «Люблю, с солнцем всегда лучше настроение становится», — посмотрев на меня, сказала она. «И солнце нас любит. Скажи ему что-нибудь доброе. Ведь самое важное на свете — быть доброй». Юля, как обычно, отмахнулась от меня и пошла дальше.

От прозрачного солнечного света, от причудливых горных трав, от бескрайних небес мое сердце бьется громко и очень часто. Я так рада, что могу видеть всю эту красоту, слышать пение птиц. Господи, спасибо тебе, что я умею так много чувствовать! Так жаль, что у меня не получается высказать все то, что наполняет меня до самых краев. То, что живет во мне и заставляет мое сердце петь.

У меня внутри пение птиц и цветущий сад, с таинственными уголками и деревцами, на листьях которых живет солнечный свет. У меня внутри пахнет пионами, магнолией и свежестью дождя. У меня внутри восторженный, тонкий, нежный остров с цветущими вишневыми деревьями.

Я так рада, что хочется обнять всю землю, людей и солнце. В сердце не хватает места для переполняющих меня эмоций, оно больно сжимается и хочется плакать. Все слова теряются и превращаются в облако. Оно плывет высоко на ярко-голубом небе, над горами, морем и над нами. И в этом облаке — тихая моя любовь.

«Сельские дни»

Легкий, теплый ветерок обдувает лицо и руки, словно обнимает и радуется встречи. Благоухающий аромат цветов разносится повсюду. Он легкий, чарующий и с нотками свободы и счастья. Неспешно идешь по улочкам Палеха, чувствуя себя как в сказке. Есть в этих улицах что-то таинственное: диковинные, деревенские домики с резьбой на окнах и крыше, бескрайнее поле с нежными луговыми цветами, прозрачный, гулкий шум проснувшейся реки, запах величественного, манящего леса. Прогуливаясь по селу, создается ощущение, словно находишься в путешествии в далекое, светлое, солнечное воспоминание. Умиротворяющую безмолвность лишь изредка нарушает колокольный звон, да петушиный крик. Провинциальная тишина и неспешность кладет руки тебе на плечи, говоря: «Радость моя, не торопись, не спеши. Я с тобой, теперь все будет хорошо, слышишь? Дыши по-настоящему глубоко, вбирай в себя солнечные нити, терпкий запах трав, птичий щебет и саму весну». А ты почти не можешь дышать… слишком много воздуха, слишком много чуда и радости. Май кружит голову, и земля уходит из под ног. Легонько глажу листочки, дотрагиваюсь пальцами до серединок цветов, на пальцах остается золотая пыльца. Все во мне наполняется пузырьками счастья, словно от газировки. Сердце не выдерживает всей этой красоты, становится большим-большим, что хочется плакать. Предчувствуется что-то новое и неведомое, но ты точно знаешь, что, обязательно, радостное и доброе. Мне теперь не хочется говорить слишком много, хочется хранить все впечатления и ощущения в своей душе, словно в шкатулке с сокровищами.

Дурманящий май нежно будит просыпающуюся природу, она оживает и расправляет крылья. И ты просыпаешься вместе с ней и, как дерево, раскидываешь ветви. Я так люблю деревья. Мне очень жаль, когда у них ломаются ветви или их срубают. Недавно под окном моей комнаты срубили яблоню. Я, выглянув в окно, не заметила ее так привычных глазу ветвей, и, вскоре, поняла, в чем дело. Она могла бы расти и еще больше раскинуть ветви, птицы бы звонкой трелью пели, сидя на ее ветвях. Мне было грустно расставаться с ней, человек ведь привязывается к подобным вещам, не так ли?

«Смотри, какая палка здоровая! — восхищенно смотрит то на землю, то на меня Ира, — возьму с собой, положу в комнате, чтобы красиво было». «Зачем она тебе?» — смеюсь я. Так тепло и светло становится внутри, когда гуляешь с друзьями и видишь их счастливые глаза.

Мы выходим на поле, а оно все усыпано лиловыми люпинами, словно в сказочной стране. Чудо! «Так красиво, сейчас умру», — восхищаюсь я и бегу собирать букет. Девочки бегут со мной.

«Что это там такое стоит?» — замерев с цветком в руке, спрашивает Даша. «Да, индюк», — как бы, между прочим, отвечает Надя, не придавая этому факту никакого значения. Будто бы услышав, что разговор идет про него, индюк начинает кричать. Да не просто, кричать, а устрашающе орать в голос, будто бы увидел конец света, не меньше. Так необычно видеть живого индюка, а не индюка на картинке в «окружающем мире». Не думала, что они такие огромные и страшные.

Перепугавшись, мы собираемся возвращаться с поля обратно, домой. Индюк неизбежно приближается, как танк, и непонятно толи он нас заклюет, толи засосет, а может ему просто захотелось выплеснуть эмоции и покричать. Интересно, индюки могут испытывать эмоции? Может он нас сам боится, но мы его опасаемся гораздо больше. Индюк все ближе и ближе. Почти что перекрыл собой нашу единственную тропку домой. Перепуганные до ужаса глаза. Беспорядочное метание из стороны в сторону. Индюк орет, орем и мы.

И вдруг тело становится легким и таким воздушным, что, не успев ничего толком разобрать, мы молниеносно несемся. Через пару минут, оказываемся почти у здания общежития, хотя шли на поле мы минут десять. От страха мое тело забыло, что при беге нужно уставать и совсем не устало. «Вот это пробежка, жалко, что физрук не видел», — улыбаясь, говорит Альбина. Мы смеемся в ответ.

Вот они, счастливые сельские дни.

___________________________________________________

Бормотова Наталья

Дождь пахнет облаками

     Ночь. Незнакомый город. Темная улица, окруженная спящими глыбами-домами. Дождь. Лужи повсюду, уже даже успели найти себе место в ее кроссовках. Ручейки бегут быстро- быстро, словно торопятся, боятся не успеть куда- то. Они мудрее людей, понимают, что все в этом мире не навсегда, и если не двигаться сейчас, то вскоре высохнешь, не успеешь. Самая главная ошибка человечества считать, что есть время и откладывать свой бег, свою жизнь «на потом».
   «Думаю, дождь пахнет свежестью елей и облаками, - поделилась обрывками своих мыслей Она, - Ты хотел бы подержать в руках облака?» - сказала, посмотрев на его ладони, с которых каплями стекала вода. «Облака...», - задумчиво улыбаясь, посмотрел на нее Он.
Удивительно, ведь в это самое время кто-то живет в мире сна, кто-то вновь не спит, переживает и ждет, когда вернется домой дочь, кто-то сидит на лавке, подкидывая носком ботинка пустую пластиковую бутылку, а кто-то стоит, крепко прижавшись к друг другу. Ветер заботливо убирает прядь с Ее лица, заплетает волосы в косичку, улыбается, смеется.
   Город дышит поздним августом. Его шепот в ночное время холоден, а долгое дыхание дождя обнимает до дрожи. «Как же холодно снаружи, но как тепло внутри»,- думает Она. Внутри так полно и светло, что запас света разливается по всему телу, не давая замерзнуть. Внутри так полно и светло, что Ей не хочется болтать без остановки, молчание кажется более глубоким, чем слова.
   Свет фонаря, августовская ночь, отблеск куполов в луже, крупные капли воды на листьях, пустой вокзал, теплые руки, птица, смех - богатства, ради которых стоит жить.
Глядя на все это, Она чувствует себя так, словно в руки положили все алмазы земли, а Она растерялась, смотрит на все и не знает, как сохранить это в себе, как забрать, куда положить.

________________________________________________________________________

Вопилов Савелий

РЕВДА БУДУЩЕГО

Я живу в городе Ревда в Свердловской области. Наш город небольшой - всего 62 тысячи человек. Это один из старейших городов Урала. 1 сентября 1734 года на Ревдинском железоделательном заводе, построенном Акинфием Демидовым, был произведён пуск первой доменной печи. Эта дата и считается днем рождения моего города. У Ревды богатая история, неразрывно связанная с металлургией, и ее очень интересно изучать.

В ревдинском районе много красивых уникальных природных мест, например, памятники природы Старик-камень и Шунут-камень, Платонида. Именно на территории нашего городского округа река Чусовая разделяет Уральский хребет. Это единственная река, которая смогла пробиться из Западной Сибири сквозь толщу горного массива в европейскую часть России.

Но, к сожалению, часто можно услышать от жителей, что город умирает и делать в нём нечего. Много молодёжи мечтает после школы уехать из Ревды в более крупные города. А мне нравится мой город своей историей, зеленью улиц и парков. Я хочу, чтобы он развивался и становился лучше! Каким я мечтаю видеть его через 50 лет? А вот таким!
Мой любимый город очень зелёный. В нём много различных деревьев, кустарников и растений. А в 2070 году он будет признан самым экологичным городом.
Каждое здание будет производить энергию от солнца. На крышах домов будут небольшие ботанические сады, которые насыщают город кислородом. Также на стеклах этих домов будут датчики. При свете солнца датчики будут срабатывать и отключать свет. В домах розеток не будет. Электричество будет распространяться беспроводным путем, поэтому все гаджеты и мобильные устройства будут заряжаться или работать автоматически без подключения к розетке.

Сотовая связь к этому времени уже устареет и уйдёт в прошлое. Люди будут общаться по средствам телепатии, поэтому ни каких специальных устройств для этого не потребуется.Люди будут передавать сигналы с помощью мысли, и общение станет на много интереснее и выразительнее не требуя дополнительных приборов и устройств.
Интернет в Ревде будущего станет на много мощнее и самостоятельнее. Всемирная сеть получит искусственный интеллект. Интернет будет управлять нашими домашними приборами и бытовой техникой программируя их под наш образ жизни. Охранные системы в домах и на улицах так же будут работать под управлением искусственного интеллект, поэтому в городе станет на много безопаснее.Камеры охранных устройств будут полностью сканировать человека и передавать всю информацию в общую базу города.

Транспорта в нашем городе практически не будет. На улице будут установленный телепортальные будки, с помощью которых можно будет перемещаться по городу без помощи транспорта. А вместо дорог посадят деревья и цветы.
Городские парки будут настоящими лесами, и в этих парках будут обитать разные животные. Не будет «Красной книги Ревды», потому что люди научатся бережно относиться и сохранять уникальных животных и растения, которые растут только в нашем округе.

Развлекаться можно будет в 5D парках. Каждый может выбрать свою программу развлечения и погрузиться в неё.

Но нельзя забывать о занятиях спортом, их никто не отменял. Поэтому каждое утро в городских парках можно будет увидеть ревдинцев, делающих зарядку, а вечером - проведение разных активных, интерактивных и даже праздничных мероприятий, организованных самими горожанами.

Больницы в городе останутся и врачи тоже. Но только, чтобы ставить верные диагнозы и заниматься профилактикой. К тому времени будут придуманы лекарства от всех болезней. Даже вода из-под крана будет лечебной! В трубопроводе будут стоять фильтры, очищающие воду, и до потребителя она будет доходить с теми природными свойствами, которыми славятся ревдинские родники и сейчас.

Вся еда будет содержаться в тюбиках. Мне кажется это удобным. Любые продукты можно будет изготовить химическим способом. И, что очень важно, они будут безвредны для здоровья человека.

Одежду и вещи можно будет заказывать на специальных 3Д порталах виртуальной реальности. Можно удаленно примерить одежду и подобрать подходящий размер или покрутить приглянувшуюся вещицу в руках до её покупки.

А вот вшколу в 2070 году ходить всё-таки придётся. Но занятия в будущем будут на много интереснее и современнее. Появится много разных гаджетов для изучения определенных наук. Можно будет интерактивно проводить уроки. Например, микроскоп будущего будет воспроизводить 3D проекцию, а на уроках истории мы увидим виртуальные конструкции и модели значимых объектов и личностей.

Да, современных технологий 2020 года пока недостаточно, чтобы создать такой город. Но верю, что в будущем всё будет именно так! Как же всё-таки здорово будет жить в таком в городе! 

________________________________________________________________________

Дейтер Яков

МАТЬ

Вчера погиб боевой товарищ.

Он мать просил: «К приезду щи сваришь?»

Теперь мать одинокая.

Своей душою глубокою

Живет и поживает,

Те самые щи доедает,

Не спит она каждую ночь.

Никто так не смог ей помочь.

В один пасмурный день сообщают:

«Фашисты все отступают!»

И в пасмурный этот день

Усевшись на скамейке своей,

Та мать нехотя умирает.

Сына своего в Раю встречает…

Спустя недели две

На неубранной грязной печи

Скисли те самые щи.

Теперь эта мать одинокая,

Своей душою глубокою

Не живет и не поживает,

Скисшие щи не выливает…

_____________________________________________________________________________

Кирышева Александра

                                             О САМОМ ВАЖНОМ

- О книге, несущей свет. О мысли, этим светом освещаемой. О том первом, важном и сокровенном, что в нас пробуждает мир описаний, повествований и рассуждений.

«Дом, в котором нет книг, подобен телу, лишённому души» - Цицерон.

           Человеку не раз приходилось держать в руках книги побитые, изодранные, с отсутствующей страницей или обложкой. Есть в них что-то человеческое, своя трагедия и лирика, свои отвага и мужество, свое уникальное «я». Мы любим их нежно, с робостью ранней весны, с внезапностью первых летних гроз. За их истории, за пальцы, которые касались их, любовно переворачивая страницы, вдыхая пряный аромат корешков. Смакуя слово за словом, впитывали ли вы в себя, подобно губке, это сочное обилие нового? Нет на свете другой вещи, подобной книге, так сильно действующей на человеческое сознание, так явно формирующей его и так явно придающей ему форму.

Ощущали ли вы хоть раз, что слишком инертны, закрыты, неуверенны, нерешительны, неспособны управлять собой, что не умеете вовремя остановиться? Не держите темп, отстаете, погрязли в быту и интеллектуальных дебрях? Не находя путей для своего возрождения, вы боитесь, бесконечно боитесь найти, узнать, почувствовать, сотворить, а порой и лишний раз осмелиться подумать. Наслаждались ли вы хоть раз по-ор настоящему, искренне и честно, как ребенок, как человек, который, будучи в жизнь влюбленным, не может ей насытиться? Наилучшей панацеей от равнодушия являлась, является и будет являться книга. И ничто и никогда не изменит это ее положение.

Пока есть книга, существует и мысль, соответственно существует и личность, существует всеобщее и нескончаемое человеческое «я». Недаром Федор Михайлович Достоевский говорил: «Перестать читать книги — значит перестать мыслить». Тысячи слов, сотни и десятки, описывающие все блага и печали, все радости и горести предстают перед нами на страницах сотен тысяч людей, воплощающих себя в своих произведениях через невидимые друг другу образы.

Невозможно представить всю бескрайность, ценность человеческой мысли, не имеющей срока годности. Годы не сделали ее изношенной, потерянной, несвежей. Она есть и будет. И пока существует книга, существует и она. Живет долго-долго и человек – автор.

Книги влияли на меня с самого раннего детства, обтачивали мой разум, формировали мышление и давали слова для самовыражения. В большей степени обозначив то, что я могу назвать формирующимся человеком, они дали моему внутреннему «я» возможность чувствовать, рассуждать и говорить. Обретя голос, ты не сможешь его потерять. Обретя книгу, ты уже не останешься прежним.

Я бесконечно долго «общалась» с натуралистами и публицистами, прозаиками и лириками, авторами маленьких очерков и больших романов, трудов о человеческой психологии и детских поучительных рассказов, и никогда не откажусь от повторного выбора наставника, который сможет обогатить мою душу. Благодаря книгам, я живу бесчисленным количеством судеб и характеров, однако формируюсь самостоятельно и индивидуально. Хочу узнавать больше, хочу думать, рассуждать и говорить больше прежнего. Однажды напившись, не могу остановиться и поглощаю жизненную влагу, не зная меры. А мерила, позволяющего сделать вывод об «остановке», не существует и существовать не может. Книги – феномен по своей природе. Только в них «неимоверное желание поглощать»имеет положительную окраску. Только они учат и наставляют пассивно, но неимоверно эффективно.

Я бесконечно благодарна людям, подарившим мне книгу. Подарившим мне средство «быть», «существовать» и «воплощаться». Ценный подарок, ставший одним из основополагающих начал, на которые я продолжаю опираться и сейчас. Я нахожу себя, своих знакомых и близких друзей на страницах неистощимого запаса мировой литературы и никогда не скучаю, никогда не останавливаюсь и не остановлюсь.

Читайте, друзья, читайте! С рвением беритесь за хорошие книги, вчитывайтесь в мысли людей, оставивших нам этот бесценный подарок. Чтение – это источник новых знаний, путь к самосовершенствованию и самопознанию. Это дорога к постижению своих внутренних, еще неизвестным самому человеку, черт.

«Любите книгу, она облегчит вам жизнь, дружески поможет разобраться в пёстрой и бурной путанице мыслей, чувств, событий, она научит вас уважать человека и самих себя, она окрыляет ум и сердце чувством любви к миру, к человечеству» - говорил Максим Горький.

Мысль прорезает и время, и пространство, она не имеет продолжительности, ей недоступно само понятие «время». Она беспечно дрейфует от поколения к поколению. В этом и ценность. Мы живем в бесконечных потоках информации, в мире прямых и обратных связей. Однако мы всегда связаны со своим прошлым. Мы неотделимы от прошлого и с ним неразлучны. Опыт литераторов засевает и облагораживает нашу внутреннюю «почву». Бесконечные внутренние миры произведений создают наше «сейчас». Мысли человека, зафиксированные и проходящие сквозь время, дают свои плоды в настоящем. И эта следственная связь «мыслей» и «современного мира» поистине уникальна.

Люди воплощаются в своих словах, смотрят на нас сквозь века и никто не знает, что будет в конце. Однако мы знаем. Пока есть книга, пока жива литература, человек продолжает оставаться человеком по праву: разумным и думающим, мечтающим, смеющимся, плачущим. И это по-настоящему прекрасно!

___________________________________________________________________

Киселёва Вероника

Сердце природы

Еще один типичный летний день. Или не совсем типичный? Именно в это воскресенье моя семья решила съездить в деревню. 
В наушниках играла какая-то тихая мелодия, а мимо окон нашего такси мчались одинокие, заросшие борщевиком и травой мрачные дома и бесчисленные деревья. 
Наконец, мы завернули к дому... Отчужденный, отдаленный ото всех и скрытый за деревьями, он напоминал один из тех заброшенных, которые я видела ранее. 
Не обращая внимания на жару, я выкарабкалась из машины и сразу побежала к полю. 
Как ни удивительно, эти места были такими знакомыми, что казались чужими... Поле, ныне заросшее, которое виделось мне больше футбольного поля, стало таким маленьким сейчас. Столетний дуб тихо шумел и, скрипя, покачивал ветвями, как будто встревоженный моей внезапной переменой. Окраина темного беспросветно-синего леса казалась ещё заманчивее, так и хотелось убежать туда. Листья и травы трепетали, как моя душа, стремясь разгадать тайну чащи. В воздухе было душно от запаха цветов, но порыв ветра с равнин вновь наполнял лёгкие воздухом. Все вокруг шумело и раскачивалось, уводя в мир воспоминаний. 
Я ощущала себя в самом сердце природы: трепещущем, замирающем и в то же время набирающем темп, чтобы выплеснуть накопившиеся эмоции. Как будто бы это сердце человека, который в порыве гнева произнесёт резкие слова, но все равно окажется первым, кто будет буквально умолять простить его. Это тот самый человек, который никогда не скажет, что ему нужна помощь, но сделает все, чтобы помочь. 
Я думаю, нам следует чему-то поучиться у природы…

_______________________________________________________________________

Киселёва Вероника

К небу

…Наконец-то выдалось несколько свободных часов, чтобы выйти на улицу погулять по Горке. Я захватила камеру, телефон, и, надев на бегу куртку, захлопнула за собой дверь…

Несколько эхом отзывающихся в звенящей тишине пыльного подъезда шагов, и я уже у двери во двор.

Свет ударил по глазам, и небо нежной голубой гладью расплылось по стенам, по деревьям, по земле, кажется, до самой магмы, пропитанной машинным маслом…

В первые секунды очень важно успеть почувствовать как можно больше, потом это уже не будет восприниматься так хорошо.

Вечер на Горке пахнет особенно: тяжёлая пыль на дорогах, сухие цветы, едва уловимый запах кошачьей шерсти на сетчатых оградах… Стоит поднять голову вверх и… Человеческое зрение, кажется,не может охватить красоту этого нового мира над головой,эти оранжево-розовые переливы пушистых букетов из облаков, явно контрастирующих с ярко-голубым небом, которое,кажется, дышит этими облаками, составляет с ними одно целое, но, в тоже время, они совершенно раздельны друг от друга… И вся эта гамма цветов и запахов только в первые секунды.

Дальше предстоит самое интересное: звуки. Сначала слышен только чей-то недовольный крик, смех ребёнка, лай собаки…

Но звук многослоен. Стоит прислушаться, и вот уже слышен шум пролетающего в вышине самолёта, нещадно прорезающего себе путь в шёлковых цветах,стук колёс поезда, где один человек едет туда, где никогда не сможет быть счастлив, а другой готов бежать впереди поезда, чтобы достичь того, к чему он стремился многие годы…

И шорох тишины в облаках…Под одним и тем же небом сейчас миллиарды человек: одни любят, другие проклинают, третьи благословляют, четвёртые безразлично проходят мимо. Такие разные, и всё же братья, сёстры, сыновья и дочери одного-единственного отца с огромным любящим сердцем, готовым вместить в себя весь мир…

И если кто-то спросит, на кого я хочу быть похожей, я отвечу: «На Небо». И пусть каждый поймёт по-своему, я готова до конца идти по пути человека любящего и бесконечно терпеливого, такого, как наш Отец и Учитель.

_____________________________________________________________________________

Корчинский Сергей

История награды

…Этот вечный огонь,

Нам завещанный одним,

Мы в груди храним…

Всё дальше уходит от нас Великая Отечественная война, но память о ней жива в сердцах и душах людей. В самом деле, как можно забыть наш беспримерный подвиг, наши невосполнимые жертвы, принесённые во имя победы над самым коварным и жестоким врагом – немецким фашизмом?! Прошло много лет, но героизм  и мужество  русского народа навсегда останутся в нашей памяти. Нет ни одной семьи в нашей стране, в чьей жизни война не оставила бы свой кровавый след.

И в нашей семье есть свой герой Великой Отечественной войны, о котором рассказал моему отцу мой прадед, а историю подвига я узнал уже от своего отца. Речь пойдёт о брате моего прадеда, Колобанове Зиновии Григорьевиче, танкисте, Герое Советского Союза.

Как и многим его сверстникам, Зиновию пришлось рано приобщиться к крестьянскому труду. По окончании школы он поступил в техникум, с третьего курса которого был призван в ряды Красной Армии.

Он начинал службу в пехоте, но армии нужен был опытный и бесстрашный танкист. И его, как способного молодого солдата, отправили в бронетанковую школу имени Фрунзе, которую в 1936г. Зиновий окончил с отличием и в звании лейтенанта был призван на службу в Ленинградский военный округ.

        Боевое крещение З.Г. Колобанов принял на советско-финской войне 1939-1940г.г.В этот период он трижды горел в танке и каждый раз возвращался в строй. Онбыл награждён орденом Красного Знамени.

        Но скоро началась Великая Отечественная война, и З.Г. Колобанов вновь был призван на военную службу в Ленинградский военный округ. Его дивизия подошла к городу Красногвардейску (ныне Гатчина), который был важным узлом железнодорожных и шоссейных дорог на подступах к Ленинграду. Обстановка складывалась крайне неблагополучно, так как части, обороняющие рубеж, были отрезаны от главных сил, а резервы из тыла ещё не подошли. Фашисты наступали с огромными соединениями танков и пехоты, стремились с ходу захватить город.В бою З. Г. Колобанов отличился: его экипаж уничтожил танки и орудия противника. Вот как это было.

…19 августа 1941 года после тяжёлых боёв З. Г. Колобанов прибыл в 1-й батальон 1-го полка 1-й танковой дивизии, которая была пополнена новыми танками КВ-1 с экипажами, прибывшими из Ленинграда. Командир 3-й танковой роты 1-го танкового батальона старший лейтенант З. Г. Колобанов был вызван к командиру дивизии, от которого лично получил приказ прикрывать три дороги, ведущие к Красногвардейску: «Перекрыть их и стоять насмерть!»В тот же день рота З. Г. Колобанова из пяти танковвыдвинулась навстречу наступающему противнику. Важно было не пропустить немецкие танки, поэтому в каждый танк было загружено по два боекомплекта бронебойных снарядов и минимальное количество осколочно-фугасных.

На следующий день, 20 августа 1941г., экипажи первыми встретили немецкую танковую колонну на Лужском шоссе, записав на свой счёт пять танков и три бронетранспортёра противника. Днём после авиаразведки экипаж З. Г. Колобанова беспрепятственно пропустил немецких разведчиков-мотоциклистов, дождавшись подхода основных сил противника. В колонне двигались лёгкие танки. Выждав, пока головной танк колонны поравнялся с двумя берёзами на дороге, З. Г. Колобанов скомандовал: «Ориентир первый, по головному, прямой выстрел под крест, бронебойным — огонь!». После первых выстрелов три головных немецких танка загорелись, перекрыв дорогу. Затем огонь был перенесён на хвост, а затем и на центр колонны, тем самым лишив противника возможности уйти назад или в сторону. На узкой дороге, по обеим сторонам которой находилось болото, образовалась давка: машины, продолжая движение, натыкались друг на друга, съезжали на обочину и попадали в болото, где полностью теряли подвижность и могли только вести огонь из башен. В горевших танках противника начал рваться боекомплект. Немецкие танкисты вели ответный огонь, даже все завязшие в болоте танки противника пришлось подавлять огнём. В башню танка Колобанова попали 114 немецких снарядов. Но броня башни КВ зарекомендовала себя с самой лучшей стороны. За 30 минут боя экипаж З. Г. Колобанова подбил все 22 танка в колонне.

По приказу комдива экипаж занял второй подготовленный танковый окоп в ожидании повторной атаки. По-видимому, на этот раз танк был обнаружен, и немецкие танки огневой поддержки  начали обстрел КВ-1 с дальней дистанции, чтобы отвлечь внимание на себя и не позволить вести прицельный огонь немецким по танкам и мотопехоте. Танковая дуэль не принесла результата обеим сторонам: З. Г. Колобанов не заявил ни об одном уничтоженном танке на этом этапе боя, а у его танка разбило внешние приборы наблюдения и заклинило башню. Ему даже пришлось дать команду выехать из танкового окопа и развернуть танк, чтобы навести пушку на немецкие противотанковые орудия, подтащенные во время боя к танку на близкую дистанцию.Тем не менее, экипаж Колобанова выполнил поставленную задачу, связав боем немецкие танки огневой поддержки, которые не смогли поддержать продвижение вглубь советской обороны второй роты танков, где она и была уничтожена группой танков КВ-1.

Таким образом, в результате экипажем старшего лейтенанта З. Г. Колобанова было подбито 22 немецких танка, а всего его рота записала на свой счёт 43 танка.В сентябре 1941 года за этот бой все члены экипажа З. Г. Колобанова были представлены к званию Героя Советского Союза.

Я стал кадетом Петрозаводского президентского кадетского училища, чтобы быть похожим на Зиновия Григорьевича Колобанова.

_____________________________________________________________________________

Лаздан Анастасия

Звезд немеркнущих свет

Давно людей манили дали,

Чей ночи черный небосклон

Звезд мириады усыпали.

О, звезды! Множество погон

Вы украшали в свое время

И, как с небес, слетали с плеч.

За что, как проклятое бремя,

Навис, грозя, Дамоклов меч

Над русскою землей свободной?

За что веками метит враг

На нашей Родине дородной

Поднять победоносный флаг?

Что ж, видно, звезды наши ярко

Сияют среди звезд земли.

И всяк, кто порывался жарко

Собрать их, так и не смогли

Рукою жадною и властной

Накинуть рабские бразды

На земли вечной и прекрасной

России, что любой звезды

Мощней. На черном небосклоне

Не меркнет славы нашей свет.

Никто в неистовой погоне

Не превзойдет наших побед!

________________________________________________________________

Лисовская Екатерина

О моем прапрадедушке

Мой прадедушка был на войне,

Был он коком на крымском линкоре.

Он кормил и поил моряков,

Защищавших Черное море.

В душном камбузе, даже когда

В наш линкор летели снаряды,

Прадед мой старался всегда,

Чтоб его моряки были рады.

Чтобы сытыми были они,

Хоть провизии было немного.

Чтобы прочь прогнали они

Всех фашистов с края родного.

Но в сорок втором году

В Севастополе было ужасное:

Все в дыму и огне, а враги

Наступали и били опасно.

На линкор тогда много пришлось

Вражьих выстрелов и увечий.

И прадеда, как и линкор,

Эти выстрелы покалечили.

Так пришлось отступать морякам,

А прадеда отправили в госпиталь.

Удалось отвезти его в тыл,

В дальний город Сарапул в Удмуртию.

Здесь он вылечился, а потом

Продолжал свою помощь фронту:

Воевать в строю он не мог,

Но зато чинил самолеты.

Золотые руки его сотворяли новые крылья

Самолетам, которых в бою как-то где-то фашисты подбили.

С новой силой навстречу Победе

Вверх взмывали с аэродрома

Починенные мои прадедом

Советские самолеты.

И Победный Великий день

Мой прадедушка встретил в Сарапуле.

Здесь нашел он любовь и жену,

А потом родилась у них моя бабушка.

____________________________________________________________

Лисовская Екатерина

РОСТОК

Крошечное семечко было у меня,
Я в горшок с землей его закинула шутя.
Думала – забуду, но стала поливать.
Удивилась - семечко стало прорастать!
День за днем тянулся вверх
Тонкий стебелек.
Через месяц листья он первые извлек.

Чуть не съел росточек мой пушистый кот,
Подняла повыше я горшочек на комод.
К солнышку лучистому, чтобы поскорей
Стебелек мой тоненький стал еще сильней.

За ростком следила я, обильно поливала, 
Случалось даже вечером – стихи ему читала.
Вытянулся крепким мой росточек за год,
И в горшочке маленьком тесно ему стало.

Высадила я росток на лесной опушке,
Будут у него теперь елочки-подружки.
И я буду приходить, поливать по дружбе.
Кедру, чтоб большим расти, много воды нужно!

Вырасту сама вместе с кедром я,
А потом появится у меня семья.
И уже с детишками в этот лес придем,
Покажу свой кедр, шишек наберем.



Будет возвышаться зеленый исполин,

Расскажу я детям про то, каким он был.

Рецепт совсем не сложный: семечко, земля
Дети кедр вырастят, как и я – шутя

И моим праправнукам расскажут про меня.

____________________________________________________________________

Мухина Юлия

Посвящается прапрабабушке Дружининой Анне Авдеевне и нашим родственникам Дружининым погибшим на фронтах войны и умершим от ран. Их было 43, самому старшему - 44 года, а самому младшему - 18. Занесены в книгу памяти Юринского района Республики Марий Эл.

Крест и вера

Последнего сыночка на войну,

Кровиночку свою мать провожала.

От бед и смерти, Боже, сохраню,

Не для погибели его рожала!

Перекрестилась и с себя сняла,

Надела на него нательный крестик.

Для коммуниста ноша тяжела!

А вдруг дойдут до комиссара вести?

Сначала крест мешал и жег его,

Но стал вдруг неотъемлемой частицей.

«Да что там, - думал, - если суждено

Мне умереть, то и с крестом случится…»

В бою нежданном встретились враги

Лицом к лицу: штыки и автоматы.

«О, Господи, помилуй, помоги,

Во многом пред тобою виноват я!»

Солдат бежал, колол, кричал «ура!»,

И пуля не брала его как будто.

Кругом земля кровава и сера.

От пота, крови видится все мутно.

За Сталина! За Родину! Вперед!

О, Господи, за что такие муки!

Сейчас те крики вряд ли кто поймет,

И не поймут читающие внуки.

Он падает, и видно уж не встать…

На серый лоб карабкается жук.

Его б стряхнуть со лба или достать.

А может просто умереть без мук?

Нет! Сила жизни снова поднимает,

И от бессилья смерть визжит над ухом.

Фашист пока еще не понимает,

Что не железом мы сильны, а духом!

А в небе тучи словно из свинца,

Кругом все корчится и мрет от взрывов.

Жестокой схватке будто нет конца,

Из пуль и ядер огненным приливам.

Сверкнула молния, ударил гром

И хлынул дождь, смывая кровь людскую.

Такая сила, ярость была в нем!

Гроза грозу людскую полоснула!

Солдат стоял, подняв лицо к Нему,

И слизывая с губ кровавых слезы, дождь,

Он понял силу веры, глубину:

«Коль любишь жизнь, то точно не умрешь!»

А жизнь солдата - это те видения,

Что заставляют жертвовать собой,

Свой дом родной, любимой пение

Или петух на жердочке кривой.

Песчаный яр и разноцветье поля,

И банька с веничком, да пожарчей,

Кому-то снится солнечное море,

Кому-то жар мартеновских печей.

Все те видения Родиной зовутся,

Усладой сердца можно их назвать!

Нам надо жить, за жизнь уметь сражаться,

И даже ради жизни умирать…

За годы те в чистилище войны

Солдат прошел все муки испытаний.

Он понял: люди верою сильны,

И нет дороже веры дарования!

Крест медный легче пули во сто крат,

Но как броней случалось закрывал он.

Крестом заставить пушки замолчать

Возможно точно, так в войну бывало.

Крест дьявола в обличии врага

Изгнал с земли российской в сорок пятом.

В войну жить Русь без веры не могла,

В народе русском в Бога вера свята.

Так крестик с шеи материнский всем

Двойную силу придавал и верность

Земле родной, семье, а это не эдем

Для человека, больше - многомерность.

Надев на шею крест как божий дар.

Как символ жизни, православной веры,

Мать защищала сына от всех кар,

Защита та была сильна без меры.

И он вернулся, раны затянулись,

Рубцы на сердце, в памяти остались.

Как хочется, чтоб все мы оглянулись

Назад и все представить попытались…

Крест просто символ, сила вся в душе:

В тебе, во мне, во всех любовь несущих!

А мир не так уж прост, не ты его вершил,

И не стремись во всем быть вездесущим.

Постичь бы людям мудрость бытия:

Все начинается с любви, с порога.

И жизнь в том случае прожил не зря,

Коль верой устлана твоя дорога.

________________________________________________________

Поливаха Анастасия

Последний день Помпеи

1.

- Я буду протестовать, - громко кричал Вася, - и все равно принесу телефон. А если у Брайн Мопса начнётся прямая трансляция на перемене? Я не смогу её просмотреть.

- Я тоже буду протестовать, - поддержал Васю Матвей, - если у меня не будет смартфона, то Костян обгонит меня в "BrawlStars".

Это было после родительского собрания. Родители пришли домой и радостно сообщили своим чадам, что скоро вся школа откажется от мобильных телефонов. Класс шумел всю перемену, только Лодя как-то странно улыбался и смотрел на своего друга Васю.

А потом все пошли на географию.

География.

"Объясните Лоде, что надо делать", - закатив глаза, сказала учительница географии.

В классе повисла гробовая тишина.

Через две минуты Мариночка объяснила недоумевающей Серафиме Борисовне, в чем дело.

- Он нас всех ненавидит. Мы ему ничего объяснять не будем.

- Почему-то меня это даже не удивляет, - сказала учительница и обречённо начала в пятый раз объяснять задание.

А пока Серафима Борисовна добросовестно выполняет свой учительский долг, мы расскажем, кто такой Лодя и почему он всех ненавидит.

Растегаев Всеволод Богданович, он же Сева, он же Лодя, родился в интеллигентнейшей семье потомственного петербуржского реставратора. Его прадедушка был реставратором, его дедушка был реставратором, его отец был реставратором, и сам Лодя иногда тоже хотел повторить подвиг своего деда.

Именно Борис БальтазаровичРастегаев, дедушка нашего Севы, в 1985 году бросился спасать "Данаю" Рембранта от серной кислоты, промывая полотно водой.

Реставрационные работы продлились 12 лет, так что к ним скоро присоединился и Богдан Борисович, отец Лоди. Сам Лодя присоединиться к работам не успел, так как к тому времени его даже в планах не было. Но, появившись на свет, маленький Сева часто ходил по залам Эрмитажа с деревянным мечом и ждал, когда откуда-нибудь выбежит душевнобольной вандал.

От своих родственников Сева унаследовал не только благородную бледность лица, тягу к подвигу, пренебрежительное отношение к гаджетам, но и любовь к ИЗО.

На уроке рисования, пока все малевали одну картину, Сева успевал создать три портрета учительницы рисования, один оригинал, две копии, провести экспертизу и отреставрировать несколько работ одноклассников.

Девочки просто обожали смотреть, как Сева рисует. Процесс рисования напоминал танец. Казалось, что Сева рисует не грифелем карандаша, а всем телом.

Так самозабвенно рисовать Севу научил его отец Богдан Борисович, которыйнесмотря на то что был реставратором, закончил Муху и был профессиональным художником. Отец Лоди часто рассказывал сыну о своих студенческих годах. И это казалось чем-то необычным. В рассказах отца все дружили друг с другом, общались, ходили в походы, работали над совместными проектами, ездили в поле убирать турнепс.

Маленький Лодя еще не знал, что такое турнепс, но ему уже очень хотелось его убирать, потому что у турнепса есть только поле, лес, чистый воздух и дружная компания. И никаких тебе смартфонов и wi-fi.

Серафима Борисовна так и не успела объяснить Севе задание. Прозвенел звонок. Сева как всегда первый скинул все в портфель, крикнул: "Мне в столовую!" Хлопнул дверью и исчез. За ним с топотом побежал низенький толстенький Василий. Все синхронно глубоко вздохнул и пошли на следующий урок, оставив Серафиму Борисовну в печали.

Математика

Сева считал, что школа должна была закончиться в 4 классе. Весь пятый класс он недоумевал, что происходит. Почему каждый день по шесть уроков, почему столько домашних заданий? От всех этих мыслей и страданий Лодя так уставал, что засыпал, чаще всего на математике. Вот и сегодня он мирно похрапывал на последней парте. Никому не мешал, и ему никто не мешал. Все наслаждались тишиной и новой темой "Рациональные числа", которую объясняла Глафира Петровна. А Сева спал.

- Я вообще не понимаю, как можно быть таким наглым. Я даже ему в некоторой степени завидую, - шепнула Марина своей соседке Яночке Черновой.

Яночка брезгливо фыркнула и закатила глаза. Сева вдруг дёрнулся, как будто его ошпарили кипятком, но продолжил спать дальше…

2.

На следующий день перед входом в школу всех обыскивали металлоискателем. Изъятые телефоны складывали в огромную прозрачную пластиковую коробку. Где они грустно сияли своими серебряными яблочками. Дети без телефонов сидели в классах на стульях, как овощи. Только Лодя был очень доволен. Он в припрыжку пробежал мимо металлоискателя, переодел сменку, пробежал по ступенькам и вошел в кабинет биологии.

Урок за уроком пролетела неделя.

- Мне хорошо. Интернета нет, а мне хорошо, - ни с того ни с сего шепнул Вася Лоде.

- А я начала быстрее делать уроки. И папа не ворчит. А не перемене я учусь рисовать портреты. Нарисовала Пушкина, - поддержала Васю Яночка Чернова.

- У Пушкина тоже не было Интернета, - улыбнулась Мариночка.

- Точно. И я стал быстрее писать. Все успеваю. А пойдемте сегодня после школы играть в снежки, - предложил Матвей.

Все ребята в классе сидели вокруг Лоди и говорили, говорили, говорили.

- Завтра поедем собирать турнепс, - сказала классная руководительница Ольга Павловна.

Наконец-то сбылась мечта Лоди. Вокруг друзья, все общаются, а завтра он с классом поедет собирать турнепс.

Лодя довольно потянулся, он был счастлив. Стоп! Турнепс? Снежки? Зима? Лето?

- Что? – закричал Лодя.

И сквозь крик услышал вкрадчивый голос Глафиры Петровны:

- Всеволод Богданович!

- А! Что? - дёрнулся Сева и проснулся.

Лодя оглянулся. В классе никого не было. Стояла такая тишина, что на минуту показалось, что он в пустыне, дует ветер, а мимо катится перекати-поле.

Только очки Глафиры Петровны бликовали на фоне белого потолка. А может, это были предательские слезы, наворачивающие на глазаЛоди.

- Сон. Это был сон, - нервно шептал он, выходя из кабинета математики.

А неделя прошла незаметно. Запрет на телефон решили вводить мягко и для начала запретили доставать телефоны на уроках. Все по-прежнему на переменах зависали в виртуальной реальности. А Лоди не было в школе уже несколько дней. Он заболел.

Когда болезнь отступила, Лодя пришел в школу. Его присутствие не заметили так же, как и его отсутствие. Только Вася радостно пожал ему руку перед первым уроком и снова продолжил играть в «BrawlStars».

Перед уроком литературы Лодя печально посмотрел по сторонам. Девочки сидели в соцсетях, мальчики рубились в игрушки.

- Ничего не изменилось, - грустно подумал Сева, - «Последний день Помпеи». И главное - ничего не исправить, не реставрировать.

- Эй, ты чего такой грустный? А я вот на новом уровне. Стотысячную корону собрал, – услышал Лодя довольный голос Васи

В руках друга сверкал новенький айфон. Лодя смотрел на надкусанное яблока на айфоне, и ему показалось, что это яблоко стало расти, расти и сейчас бы поглотило всю школу вместе с Васей.

Он выхватил телефон из рук друга и с размаху кинул его на пол.

- Хрясь, - послышался звук разбитого стекла.

Но кровожадного Лодю это не устроило. В гневе он бил по айфону ногой, топтал его и кричал:

- Ненавижу!

В дверях класса показалась удивленная Ольга Павловна, классная руководительница и по совместительству учитель литературы. Все замерли.

Прозвенел звонок.

- Эх! – вздохнула Ольга Павловна, - Лодя, Лодя. Борешься с ветряными мельницами. Намерен вступить с ними в бой и перебить их всех до единого.

- Это война справедливая, - сквозь зубы прошептал Лодя.

- Где вы видите ветряные мельницы? Что за война? - закричал обиженный Василий, собирая обломки свой виртуальной жизни.

Ольга Павловна подошла к своему столу и как ни в чем не бывало спокойно сказала:

- Сегодня жду вас после уроков на внеурочных занятиях. Подробности после. Для Васи и Лоди явка обязательна.

3.

Неделя за неделей пролетел год.

Все ребята в классе сидели за круглым столом. Так было всегда, каждую пятницу. Все внеурочные занятия начинались одинаково: сдвигали школьные парты и садились за один общий стол. Пили чай, смотрели друг другу в глаза и говорили. О чем? Об всем подряд. Вспоминали детство, говорили о своих мечтах, о будущем и настоящем. Рассказывали о своих любимых питомцах, о младших братьях и сестрах, о радостях и проблемах. О своих снах, страхах и турнепсе. А еще вместе ходили в музеи, походы и просто гуляли по городу. Все материалы, собранные за год, собирали в один журнал и выпускали в школе. А в этот раз решили провести эксперимент: «Отказаться от интернета на неделю». Поддержать нашего Лодю. Это была его мечта. Все согласились не сразу, но раз уж мы решили, что один - за всех и все - за одного, то надобыло поддерживать друг друга.

- Мне хорошо. Интернета нет, а мне хорошо, надо будет почаще устраивать себе такие недельки отдыха от виртуальной жизни, - сказал Вася, когда сидел в пятницу на внеурочном занятии.

- А я начала быстрее делать уроки. И папа не ворчит, - поддержала Васю Яночка Чернова.

- Точно. И я стал быстрее писать. Все успеваю. А пойдемте сегодня после школы играть в снежки, - предложил Матвей.

- Завтра поедем собирать турнепс, - сказала Ольга Павловна.

- Нет! – закричал Лодя.

И все засмеялись.

_____________________________________________________________________________

Сучков Степан

По праву памяти

…О, память сердца!

Ты сильней

Рассудка памяти печальной…

К.Н.Батюшков

9 Мая ежегодно отмечается важный для нашей страны праздник – День Победы в Великой Отечественной  войне. С той поры прошло много лет, но героизм  и мужество русского народа навсегда останутся в нашей памяти. Нет ни одной семьи в нашей стране, в чьей жизни война не оставила бы свой кровавый след. Общее горе сплотило тогда всех людей.Война всегда жестока, всегда уносит человеческие жизни, и поэтому нужно, чтобы мы помнили и почитали тех ветеранов, которые живы, и тех, которых уже нет. Война - это трагедия всего народа и каждого человека в отдельности. Именно поэтому судьба одного человека в масштабах огромной страны показывает всю трагедию непобедимого народа.

Я хочу начать свой рассказ издалека…

19 сентября 1909 года (пятого сентября по старому стилю) в семье чувашского крестьянина Константина Самсонова третьим   ребёнком родился мальчик Фёдор. Событие это произошло в селе ХодарыКазанского уезда Симбирской губернии. Это чувашское село известно с начала XVII века. Затерявшееся в дремучих лесах, в дореволюционное время оно представляло собой одно из наиболее глухих уголков Симбирской губернии. Избы топились по-чёрному, ежедневно, два раза в день - утром и вечером – они были наполнены дымом, освещались лучиной, во всей деревне – одна баня. Должность сельского фельдшера исполнял почтмейстер. Все жители этого села, кроме священника, выписывающего газету, были поголовно неграмотными, вплоть до 1870 года XIX века, когда инспектором народных училищ Ильёй Николаевичем Ульяновым (отцом В. И. Ленина) была открыта одноклассная инородческая школа для крестьянских ребятишек.

По указанию И. Н. Ульянова в школу был направлен учитель Александр Рождественский, знавший чувашский язык. Занятия он вёл на родном языке учащихся. По настоянию Ульянова в школе было введено преподавание гончарного дела, также в школе овладевали навыками чтения и решения задач, связанных с крестьянским бытом. В 1873 году было построено специальное здание школы, которое функционировало до60-х – годов XX века (сейчас там музей). По данным подворной переписи 1910-1911гг., в селе насчитывалось 163 хозяйства, и проживалo 914 человек.

Мой прадедушка Самсонов Фёдор Константинович учился в школе, организованной Ульяновым, четыре года, затем продолжил образование в средней школе в соседнем селе, после чего уехал в столицу республики, окончив задолго до начала войны Чебоксарский торговый техникум. Далее была срочная служба в армии по призыву и работа на промышленных предприятиях. Характерно, что до призыва в армию прадедушка говорил только на чувашском языке, по-русски стал свободно разговаривать и писать только во время службы в РККА.

            В 1942 году Самсонов Федор Константинович был призванпо мобилизации в действующую армию. Доподлинно известно из сохранившейся красноармейской книжки, что с пятого мая 1943 года по пятое июня 1944 года прадед был командиром взвода пеших разведчиков 4-го отдельного стрелкового батальона 158-й стрелковой бригады. После окончания войны с Германией прадеда не демобилизовали, войну он закончил в звании сержанта на Дальнем востоке, в Маньчжурии, где участвовал с первого дня, то есть с 09.08.1945 года, в войне с Японией. Он принимал участие в боевых действиях в составе 72-ой танковой бригады1-го Дальневосточного фронта и освобождал эту землю от японских империалистов.

К сожалению, уже не у кого спросить, каково ему было на той войне (воевал и против немцев и против японцев), о чем он думал и что чувствовал. Моя мама вспоминает, что и в послевоенное время, когда жизнь в стране уже наладилась, прадедушка очень редко говорил о той поре, не считал свое нахождение на фронте чем – то необычным и геройским, а, скорее, делом и вовсе обыкновенным, потому что воевали миллионы таких, как прадед. Вероятно, тот факт, что он служил во фронтовой разведке, не позволял ему многое рассказывать об увиденном.

Одна из самых редких наград, полученных им в тот период, – медаль «За победу над Японией» - последняя награда, учрежденная во время войны. Участники сражений на Дальнем Востоке получили право на награждение этой медалью в 1945г. Мой прадед получил эту награду за освобождение г.Янсцзы в Манчжурии в 1947г., когда был командиром взвода пеших разведчиков. Разведчики всегда были очень отважными, надёжными и героическими людьми, поскольку при выполнении боевого задания им приходилось быть очень осторожными, практически незаметными. Мой прадед был именно таким человеком. С 1 августа по 1 сентября 1945г. он много раз ходил в разведку и добывал важные сведения, за что был отмечен важной и редкой правительственной наградой.

После окончания Великой Отечественной войны его демобилизовали только в конце 1946 года, а вернулся он к себе на родину в Чувашию к началу 1947 года. Вот дорогу домой эту длинную и тяжелую, в вагонах – теплушках, растянувшуюся на несколько недель, он вспоминал часто. Еще с обувью было трудно, размер ноги у него был 41 – ый, а сапоги часто были не по размеру, меньше (носил сапоги 39 – го размера, те, которые были на складе).

За мужество и героизм, проявленные моим прадедом во время Великой Отечественной войны, оннаграждён орденом Великой Отечественной войны 2-ой степени, медалями « За победу над Германией», « За победу над Японией» и другими наградами, всего – более десяти.

В послевоенное время он много лет трудился на заводе имени Чапаева в городе Чебоксары. От полученных осколочныхранений во время войны начала болеть его нога, и ему ампутировали правую ногу ниже колена, что не давало ему повода не работать со всеми: ходил он с двумя тростями, а поскольку жили в своем доме, то, кроме работы на заводе, приходилось очень многое делать по хозяйству. Прадед воспитал двух сыновей, занимался и общественными делами, лет двадцать был председателем уличного домового комитета пяти улиц в своем поселке в Чебоксарах.

Все дальше и дальше, безвозвратно уходит то время. Три четверти века прошло с окончания войны, но мой прадед навсегда останется героем, которым я очень горжусь и на которого хочу быть похожим.

___________________________________________________________

Труженикова Вероника

Вспоминая победу…

Тема: Летопись Победы (к 75-летию со дня Победы в ВОВ)

Утро… Рассвет… 22 июня… Как много говорят эти слова. Ведь именно утром 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная Война – одна из самых страшных войн в истории нашего государства. Эти ужасные годы оставили глубочайший след в душе и сердце каждого человека нашей огромной страны.

С этого дня не осталось ни одного дома, ни одной семьи, которую бы обошла стороной эта большая беда. На фронт уходили все: сыновья, братья, отцы и деды. Эта война унесла миллионы человеческих жизней, и мы всегда должны помнить о тех, кого нет рядом с нами. Именно их мы должны благодарить за подаренную нам свободу. Каждую семью коснулась эта война. Но благодаря подвигу тех, кто отдал всё за наше светлое и мирное будущее мы все получили возможность счастливо жить.

В память об этой войне у нас остались пожелтевшие фотографии, которые мы бережно храним в семейных альбомах. На меня смотрят незнакомые лица, но они дороги мне.По рассказам мамы и бабушки я узнала, что это мой прадедушка Овчинников Павел Петрович. С первых дней войны он был призван на фронт. Воевал на Ленинградском фронте в 45 стрелковом полку, был рядовым стрелком – красноармейцем. Но воевать ему довелось недолго. 4 сентября 1941 года прадедушка попал в плен, а освобожден был лишь в 1945 году. Вскоре он вернулся домой, в родную деревню Петраково, где и прожил всю оставшуюся жизнь, воспитал восьмерых детей, одним из которых был мой дедушка. Прадедушка редко рассказывал о войне, но иногда вспоминал тех, кто бок о бок пережил с вместе с ним все немецкие унижения, холод, голод. Умер прадедушка 24 декабря 1992 года, похоронен на деревенском кладбище, мы всей семьей каждый год приезжаем на его могилу.

У прадедушки был младший брат Овчинников Иван Петрович, который родился в 1923 году в деревне ПетраковоЮрлинского района, там и вырос. Когда началась война, тоже был призван на фронт. Он воевал на западном фронте с июля 1942 года. Военное звание – лейтенант медицинской службы. Должность – командир санитарного взвода. В те трудные времена никто никогда не говорил плохого про врачей, потому что они были на вес золота и нужны были как воздух, на них молились и их уважали… Спустя два года, 29 октября 1943 года мой прадед был награжден медалью «За боевые заслуги». Как было написано в наградном листе из архива «Подвиг народа»:«За период пребывания на фронте показал себя инициативным, смелым и находчивым медиком. В период наступательных действий дивизии Иван Петрович находился в боевых рядах наступающих. За период боёв Овчинников лично вынес с поля боя четырех человек раненых. Эвакуировав, садился на их место и продолжал поддерживать связь с частями наступления. Нередко он сам выбегал на линию и устранял повреждения». Только сейчас я понимаю, как страшно было находиться там, где взрываются снаряды,где повсюду стон и крики, но мой прадедушка, несмотря ни на что, продолжал выполнять свой воинский долг во имя свой Родины, и ничто не могло его остановить.Погиб прадед в бою 16 апреля 1945 года. Похоронен в деревне Гросс-БарнимБранденбургской провинции,Германия.

9 мая, в день празднования победы в Великой Отечественной войне я принимала участие в шествии «Бессмертного полка» с фотографией прадедушки. Подняв голову, я видела, как на меня улыбчиво смотрят лица моих прадедов – Павла и Ивана. Тогда в моей груди разгоралась гордость, любовь и преданность тем, кто спас нас от врагов. Их дело не забыто. С каждым часом они преодолевали себя, чтобы мы, дети их детей, могли жить и наслаждаться голубым небом и ярким солнцем над головой.А в 2020 году отмечается 75-летие со дня окончания Великой Отечественной войны, и я уверена, что в этой акции примет участие всё больше и больше людей. Тех людей, родственники которых тоже принимали участие в этих страшных битвах и сражениях.Я считаю, что мы всегда должны помнить наших героев. Никогда и никем не будет забыта эта война, ведь победа в ней досталась нам огромной ценой.Вечная память, благодарность и гордость – всё этобудет жить вечно в наших сердцах. Память, благодарность и гордость за тех сыновей, братьев, отцов и дедов, которые не побоялись отдать свои жизни и встать на защиту Родины во имя тех, кто сейчас живет в мирной и свободной стране.

_________________________________________________

Хакимов Тимур

Летопись победы "Нет в России семьи такой, где не памятен был свой герой"

Спасибо Вам, Ваш подвиг вечен,

Пока жива моя страна,

Вы в душах наших, в нашем сердце,

Героев не забудем, Никогда!

(Рыбаков Д.С.)

Проходят годы. Все дальше отдаляется то время, когда окончилась Великая Отечественная война. С каждым годом остается все меньше ветеранов, прошедших ее. Но памятники, посвященные людям, победившим в той страшной войне, напоминают ныне живущим о высокой цене, которую заплатила наша страна за мир на земле. Нынешнее поколение должно быть достойно памяти павших. Очень хотелось бы, чтобы слова «Никто не забыт, ничто не забыто» претворялись в жизнь. Нужно свято чтить память тех, кто защищал мирную жизнь на Земле.

4 ноября 2019 года в моем родном городе Волжсксостоялось торжественное открытие мемориального комплекса «Стена Памяти» на Памятнике-обелиске воинам, погибшим в годы Великой Отечественной войны 1941-1945гг., который поможет сохранить памятьобессмертном подвиге советского народа над фашизмом.

Как сказал маршал Советского Союза Константин Рокоссовский: «Только тот народ, который чтит своих героев, может считаться великим».

9 мая в день празднования 75-летней годовщины Великой Победы волжане придут к новому мемориалу, чтобы почтить память своих семейных героев, возложить цветы, с гордостью найти имена своих родных.

На одной из гранитных плит «Стены Памяти» высечено имя и моего прадеда Мельникова Виктора Александровича, воевавшего в годы Великой Отечественной войны на Тихоокеанском флоте.

Он служил с 1940 по 1947 год. Большую часть службы он провел на эскадренном миноносце «Решительный». Дважды он тонул, был спасен и в составе сборной военной части во время сражения с японцами в сентябре 1945 года был ранен и попал в госпиталь.

Виктор Александрович, выполнив свой тяжелый и благородный солдатский долг, вернулся домой героем после 7 лет службы.Он дожил до преклонных лет, несмотря на ранение, заслужив уважение родных и близких, сослуживцев и коллег.

Ковал победу и советский тыл – незаметные герои Великой Отечественной войны. В селах на земле, в цехах заводов и фабрик у станков героически трудился советский народ в годы войны, внося свой непосильный и подчас бесценный вклад в Победу над вероломным врагом. Их имен нет на обелисках и монументах, но каждый из их них герой, достойный благодарной памяти потомков.

Имени моего второго прадеда Рязанова Анатолия Петровича нет на новом мемориале, он не был военным, но самоотверженно, до изнеможения трудился в тылу: сначала в блокадном Ленинграде, а затем в российской глубинке.

Мой рассказ посвящен не только близкому и родному человеку, он о любви к родине и семье, твердости духа и самопожертвовании, вере в победу и силу русского народа.

Говорят, что в каждой семье и в каждом доме есть своя семейная реликвия - вещь, которая досталась нам в наследство от уже ушедших предков и хранящая светлую память о них. Эти вещи наполнены смыслом, они помнят руки наших предков и могут многое поведать нам о них. В любой семье должны быть свои традиции, устои и реликвии, передающиеся из поколения в поколение.

И каково же было мое удивление, когда на вопрос о наших семейных ценностях, мама положила передо мной старую пожелтевшую от времени тетрадь. Это был дневник прадеда Рязанова Анатолия Петровича, который он вел в дни блокады в осажденном немецкими войсками Ленинграде. Я, конечно, неоднократно слышал от мамы об этом дневнике и даже помню некоторые факты, но увидел его впервые.

       Простая ученическая тетрадь, а сколько в ней боли, надежд, страха за жизнь своих близких, за судьбу своего родного города и великой страны. В этой тетради описана жизнь огромного числа людей, переживших все тяготы блокады Ленинграда в годы Великой Отечественной войны.

Этот дневник одна из немногих вещей, которые удалось вывезти семье из блокадного Ленинграда во время эвакуации.

Мама впервые прочитала его лет в одиннадцать. К тому времени ее деда и бабушки уже не было в живых, и эта тетрадь стала связующим звеном между поколениями. Уникальность этих записей состоит в том, что они отражают конкретные исторические события эпохи Второй мировой войны, сделанные очевидцем. Факты, о которых ты слышишь из чужих уст, часто остаются лишь сухими фактами. А реальные события, описанные твоим предком, не могут оставить тебя равнодушным, заставляют задуматься о прошлом, вовлекают в водоворот истории. Так случилось и со мной. Этот дневник дал мне больше знаний о Великой Отечественной войне, чем все годы учебы в школе. И чем дальше я погружался в прошлое, тем больше и больше мне хотелось узнать.

Для нашей семьи Ленинград (прошу прощения, но я намеренно буду так называть Санкт-Петербург) – это город, имеющий глубокие исторические корни, это наш родной город! Пусть я, мама и дед родились в Республике Марий Эл, но Ленинград навсегда останется в наших сердцах и в наших воспоминаниях. Мой дед всегда много и увлеченно рассказывает о Ленинграде. В этом городе долгое время прожили его родители и многочисленные родственники. С Ленинградом связано его детство и юность. После окончания войны прабабушка и прадедушка не стали возвращаться в Ленинград, они прочно обосновались в столице Марийской АССР городе Йошкар-Ола, куда были эвакуированы.

ВосвобожденныйЛенинград, в брошенную квартиру вернулась только прапрабабушка. Поэтому связь с Ленинградом не прервалась. Неведомая сила влекла их снова и снова в родной город, в дом №5 в Мытнинском переулке, где остались воспоминания о счастливом довоенном времени,где было пережито столько отчаянья, страха и боли от потери близких и родных, и где судьба дала им возможность выжить вопреки страшному голоду, холоду и бомбежкам.

Недавно мы с дедом поехали в Санкт-Петербург. Это было первое путешествие-знакомство с моими историческими корнями, с родиной моих предков. Я посетил много памятных мест: дом, в котором они жили, завод, на котором работали, университет, в котором учился прадед, Волковское кладбище, на котором захоронен прах предков.    

К началу войны Анатолию Петровичу Рязанову было27 лет, проживал он в Ленинграде на Петроградской стороне в Мытнинском переулке в коммунальной квартире со своей женой – Анной Васильевной (24 года), дочерью Ириной (1год) и мамой Анной Сергеевной (45 лет).

Жили просто, но дружно и весело. Анатолий Петровичс женой работали на Ленинградском государственном заводе имени А.А.Кулакова. Ранее это был Петроградский телефонно-телеграфный завод им. тов.Кулакова «бывший Гейслера». Имя А.А.Кулакова было присвоено заводу в честь Алексея Афанасьевича Кулакова – столяра завода, геройски погибшего в борьбе с белогвардейцами на Дону.

     Анатолий Петрович был инженером и к началу войны заканчивал заочное обучение в Ленинградском институте точной механики и оптики – ЛИТМО. По воле рока защита его диплома была назначена на 22 июня 1941 года. Диплом он так и не получил, потому что чертежи и дипломная работа были утеряны во время войны, а на их восстановление после войны не осталось ни сил ни времени.

Анна Васильевна окончила школу фабрично-заводского ученичества – ФЗУ и работала на том же заводе, что и муж. Но к началу войны она была домохозяйкой, воспитывала маленькую дочь.

И вот я держу в руках дневник, и с невероятным трепетом начинаю читать. Первая запись сделана 25 ноября 1941 года.«Сегодня я решил в настоящей тетради записывать ежедневно все события, которые приходилось нам переживать в Ленинграде в период его осады немецкими войсками». К этому времени город находился уже в полном окружении, а фронт проходил непосредственно в городе – фронт в Ленинграде.

       Анатолий Петрович в этот день пишет: «Пройдет год, а может быть и больше, и все те записи, которые сделаны в этой тетради, наверное, покажутся фантазией, однако это все совершенно правильно. Правильно то, что мы получаем в день 125 грамм хлеба, 25 грамм крупы, 5 грамм сахара, 15 грамм мясопродуктов, 20 грамм растительного масла…Как видно норма мала и даже очень мала».

Вот она Ленинградская норма хлеба в 125 гр. для детей, иждивенцев и служащих в дни блокады!       

А это карточки на рабочего и служащего

Каждая страница давалась мне с трудом. По многу раз перечитывал одни и те же строки. Нет, дело не в почерке или выцветших чернилах. Здесь в каждой строчке сражение за жизнь, битва со смертью, негодование и скорбь, нескончаемая скорбь о людях, которые проиграли в этой неравной битве со смертью.

Согласно директиве Гитлера 1601/41 Ленинград подлежал полному уничтожению. Город систематически подвергался воздушным бомбардировкам. С 8 сентября 1941 года немецкие войска ежедневно бомбили город, подвергали его артобстрелу из дальнобойных орудий, сбрасывали огромное количество фугасных и зажигательных бомб. К «зажигалкам» народ привык и совершенно перестал их бояться. Прадед лично наблюдал, как артснаряды превращают в груды развалин многоэтажные жилые дома.

В квартире, где они жили, были выбиты практически все стекла. Вместо них вставлена фанера, которая очень плохо держит тепло. Дом был поврежден попавшим снарядом.

       Население города с начала блокады пережило очень много трудностей: явный недостаток продуктов питания, топлива и медикаментов. Но, несмотря на все тяготы, несмотря на голод и лютые морозы 1941-1942 годов люди продолжали работать. Все предприятия города работали в три смены. Рабочие самоотверженно трудились по 11-15 часов, выполняя заказы для фронта, для общей Победы.

       Конечно, резко изменилась специализация заводов, они перешли на выпуск всего того, что необходимо фронту (снаряды, оружие, гранаты и т.д.). Перестали изготавливать товары народного потребления. С июля 1941г. на заводе им. Кулакова было налажено производство пистолетов-пулеметов Дегтярева – ППД. Именно Анатолий Петрович Рязанов принимал непосредственное участие в изготовлении первых образцов оружия по полученным чертежам. Несмотря на сложнейшую обстановку, завод уже в октябре передал фронту первую партию ППД. К декабрю 1941г. производство ППД достигло запланированного уровня. В 1942г. разработан и налажен выпуск аппаратуры «Нева» и «Волга» для специальной закрытой правительственной и войсковой связи.

Но с каждым днемпроизводственная жизнь на заводе осложнялась, причиной этого был голод. Многие инженера уходили работать в цеха на станки, в основном по причине снабжения их по первой категории. Руководство завода изыскивало самые невероятные пути добавочного питания. Для восстановления сил наиболее истощенных работников завода в феврале 1942г. был открыт заводской лечебный стационар, благодаря которому удалось спасти жизнь десяткам людей. В буфете при столовой появился противоцинговый напиток, который готовился из хвои.

За время блокады Ленинград сильно изменился. Многие здания были разрушены или повреждены, общественный транспорт перестал ходить, было отключено отопление, канализация, водоснабжение и практически полностью электричество, которое хоть изредка, но включали. Прадед отмечал, что основным развлечением было радио, и в те дни, когда радио молчало (и даже не щелкал метроном), казалось, что наступил конец света. Отсутствие связи с внешним миром было страшнее всего. С наступлением морозов в ход пошла буржуйка, которую им изготовили за 50 рублей из бака для кипячения белья. Анатолий Петрович сам мастерил свечки-коптилки, которые вполне оправдывали свое название. А позже, как это ни парадоксально, в ход пошли лучины. Вот при свете этих «ламп» зачастую вел он свои записи.

Город бомбили постоянно. В иной день сигналы воздушной тревоги подавались с 12 часов дня и до вечера. А хочется отметить, что бомбоубежище находилось в подвале, и было всегда переполнено. Вместо 21 человека, на которых оно было рассчитано, убежище посещало до 170 человек. Теснота была ужасная. Ленинградцы перестали любить хорошую погоду, светлая лунная ночь стала предвещать только усиление бомбежек и авианалетов. Блокада Ленинграда немецко-фашистскими войсками, длившаяся 872 дня, изменила северную столицу до неузнаваемости.

Читая строки о том, как проходили авиабомбежки, я сам невольно ощущал появление «мурашек» на спине и сильно вжимал голову в плечи. Вот так падая на землю или прижимаясь к стене дома, затаив дыхание прадед неоднократно пережидал бомбежки.

А какой отвагой обладали женщины, которые с 2-3-х часов ночи шли занимать очередь за продуктами, хотя магазины открывались только в 6 часов 30 минут. И это несмотря на то, что в городе действовал комендантский час с 22 часов до 5 часов утра. Нужно полагать, что для домашних хозяек законы были не писаны.

Есть несколько семейных легенд, связанных с войной которые хранятся в нашей семье. Вот некоторые из них.

Моя прабабушка Анна Васильевна с раннего утра уходила из дома в «поисках» продуктов питания. Она выстаивала огромные очереди за хлебом и другими продуктами и очень часто возвращалась ни с чем. Ведь вовремя блокады продукты не раздавали, а их нужно было выкупать за деньги (надо сказать, что зарплату в войну урезали и очень сильно), отстояв огромные очереди на морозе. Но зачастую даже эти установленные мизерные нормы своевременно не выкупались по той причине, что продукты просто не привозили. И вот однажды Анне Васильевне удалось выкупить на карточки хлеба, она поспешила домой, но на нее напали преступники и попытались отнять хлеб (такое часто случалось в то страшное время). Она упала на землю, прижав к себе хлеб и как ее не били, как не терзали, - хлеб отобрать не смогли, потому что для нее этот хлеб означал жизнь мужа и единственной дочери. Преступники в клочья изорвали на ней шубу, но хлеб она отстояла.

Вот другой случай. Ленинград на протяжении всей блокады подвергался массированным обстрелам и воздушной бомбардировке. К великому чуду дом, в котором жили мои родные, уцелел, но вот однажды, когда прадед при наступлении воздушной тревоги уже не имел сил спускаться в убежище, бомба попала в рядом стоящую школу. Дед сидел на кровати, и осколок разорвавшегося снаряда пролетел прямо над головой и застрял в стене. Этот «осколок смерти» извлекли уже после войны во время ремонта. Он до сих пор хранится в нашей семье.

Положение в городе с обеспечением продуктами питания с каждым днем становилось все тяжелее. В записях прадеда сообщается, что к концу ноября 1941 года были съедены кошки и собаки, голуби, поговаривали о случаях каннибализма. Жутко даже представить отчаяние, с которым ленинградцы пытались выжить. Большой популярностью пользовалась «дуранда» (или жмых), из которой варили похлебку, пекли лепешки, из столярного клея варили холодец, варили кожаные ремни и кожаные подметки. Старожилы говорили, что голод 1941 года был в несколько раз хуже голода 1918-1923 годов. Усугубило ситуацию еще и то, что в городе находилось в два раза больше людей, чем до войны вследствие эвакуации жителей из близлежащих к городу населенных пунктов.

Голод страшнее всяких бомб, так как спутниками голода становились заразные заболевания и особенно сыпной тиф. Многие начали опухать от голода, появился диагноз «сердечная слабость». Вследствие голода и бомбежек увеличилась смертность. Прадед пишет, что в Ленинграде ежедневно умирало свыше 3 000 человек (ужасающая цифра). В городе не хватало гробов и могильщиков. Зачастую люди умирали прямо на улицах и даже на рабочих местах. Для уборки тел жертв обстрелов и голода были созданы специальные похоронные бригады. Поэтесса Ольга Берггольцв стихотворении «Февральский дневник» писала:

Скрипят полозья в городе, скрипят…

Как многих нам уже недосчитаться!

Но мы не плачем: правду говорят, что

Слезы вымерзли у ленинградцев.

С каждым днем состояние здоровья Анатолия Петровича ухудшалось. Диагноз «дистрофия 1 и 2 степени», сердечная слабость и туберкулез легких не оставляли надежд. Маленькая дочь также угасала с каждым днем. Многие родные умирали от голода и сопутствующих ему заболеваний.

Он писал: «Умирать бесцельно не хочется. Исторически известно, что русский народ страдал всегда больше всех и всегда все переносил, так на этот раз наверняка он так же все перенесет, вытерпит и снова воспрянет духом. Уж больно русский человек выносливый и терпеливый!». Вот они слова настоящего Ленинградца-блокадника! Ничто не могло сломить волю советского народа.

Примечательна запись от 25 декабря 1941 года: «Сегодняшний день для всех Ленинградцев праздник. Увеличили норму выдачи хлеба в день. Рабочим вместо 250 гр. -350 гр., а всем остальным вместо 125 гр. – 250 гр. Уже сразу легче! Интересное впечатление произвела прибавка на людей. Некоторые плакали, другие смеялись детским смехом».

Новый 1942 год встречали невесело, голодные, в холоде и темноте. Но каждый из них верил, что все изменится и Новый 1943 год они смогут встретить по-настоящему! Они верили, что выживут!

В дневнике описаны интересные факты. Люди ходили в театры, но не всегда чтобы насладиться искусством, а чтобы выкупить на карточки в буфете чего-нибудь вкусного: печенья или конфет. В общем, во время блокады театры и кино продолжали работать, правда, не все и не постоянно.

В годы войны каждый член нашей семьи трудился во имя победы и на благо родины, и каждый из них заслуживает внимания и уважения. Дядя Анатолия Петровича (по материнской линии) Михаил Сергеевич Викторов 1892 года рождения всю войну прошел в действующей армии в звании майора медицинской службы (начальник санчасти 84 отдельного батальона химзащиты). За свои заслуги 23.11.1944 года он был награжден Орденом «Красной Звезды», а ранее медалью за «За оборону Ленинграда». Полная информация и наградной лист размещена в Центральном Архиве Министерства Обороны.

Двоюродный брат Анатолия Петровича Павел Васильевич Рязанов жил в Москве, работал конструктором и в 1942 году стал лауреатом Сталинской премииза создание нового образца боеприпасов. На испытаниях образов новоготоплива он получил ранение.

С начала 1942 года люди стали массово эвакуироваться из города, но военнообязанных не выпускали. Для Рязановых вопрос эвакуации стоял очень остро. В связи с ухудшением здоровья всех членов семьи жена настаивала на скорейшей эвакуации из Ленинграда. Разрешение специалисту военного завода долгое времяна это не давали. Стояла задача эвакуироваться только всем вместе - всей семьей.   Как долго они этого ждали, каким чудом смогли дожить до этого дня!

7 апреля 1942 года,Благовещение Пресвятой Богородицы! Это было чудесное спасение, ибо переправа осуществлялась по опасному льду Ладожского озера на машинах. Наверное, это были последние машины, увозившие людей из блокадного Ленинграда по ледовой дороге. Прабабушка вспоминала, что ехать было страшно, но остаться в городе означало умереть. Ехали, не останавливаясь, под нескончаемым обстрелом тяжелой артиллерии врага на машинах с открытыми дверями, вещей с собой минимум. Если соседняя машина проваливалась в полынью или попадала под обстрел, то никто даже не пытался им помочь. Таков был приказ. Они не знали, смогут ли пережить этот длинный путь. «Дорогой жизни» они добрались до эвакуационного пункта д. Кобона на восточном берегу Ладожского озера. Через эту маленькую деревеньку прошло более полутора миллиона тонн грузов для блокадного Ленинграда и до 15 апреля 1942 года были эвакуированы 554 186 человек. Для осуществления этих перевозок был создан Кобоно-Кареджский порт. Временным пристанищем для нашей семьи стала каменная церковь Святителя Николая Чудотворца.

Они выжили! Они спаслись! Но состояние здоровья Анатолия Петровича и его дочери Ирины было крайне тяжелым и вызывало опасения. По прибытии в Кобону всем эвакуированным выдали по буханке свежего хлеба. Из рассказов прабабушки: «Муж отобрал эту буханку хлеба и спрятал ее. Мы с матерью умоляли его отдать хлеб, чтобы накормить хотя бы Ирину. Он нам отщипнул лишь по кусочку корочки. Мы всерьез опасались тогда за его здоровье. Думали, что от голода он потерял рассудок. И только через день мы поняли, что он спас нас, потому что все, кто наелся свежего хлеба, начали умирать». Как страшно узнавать такие факты. Сначала люди умирали от голода, а насытившись, умирали в страшных муках.

И все же они вынесли все уготованные им испытания, но какой ценой! Из Кобоны их отправили поездом. В пути дочь Ирина умерла от воспаления легких, а прадед был настолько ослаблен, что его посчитали умирающим и со словами: «Мы покойников не возим», высадили на станции в Ярославской области. И вновь провидение помогло Анатолию Петровичу выжить. Деревенская жительница сумела его выходить и как только он смогсамостоятельно передвигаться, они снова тронулись в путь.

Волею случая они оказались в городе Йошкар-Ола Марийской АССР. И здесь началась их новая жизнь, жизнь после блокады. Было трудно не только потому, что прибыли на пустое незнакомое место, но трудно и потому, что тот небольшой скарб, который им удалось вывезти из Ленинграда, у них украли на вокзале. Остался лишь небольшой чемоданчик с фотографиями и дневником, который вел мой прадед в блокадном Ленинграде. И вот теперь эта семейная реликвия находится у меня в руках. Теперь я осознаю, что это самое дорогое, самое ценное, что могло достаться мне от предков. Дневник Рязанова Анатолия Петровича будет всегда особо чтимой и хранимой в моей семье реликвией, как память о прошлом, память о подвиге ленинградцев, о подвигенашего народа, «чтоб в будущем все наши поколениямогли б гордиться предками своими!».

Анатолий Петрович и Анна Васильевна Рязановы вопреки всем трудностям военного времени смогли встать на ноги и наладить новую жизнь. За вклад в победу они были награждены медалями «За оборону Ленинграда, орденом «Знак почета» и другими наградами.                   Рязанов Анатолий Петрович, будучи высококлассным инженером и грамотным управленцем стал руководителем Марийского машиностроительного завода (ММЗ), который в годы войны выпускал танковые телескопические прицелы (ТМФД-7), артиллерийская стереотруба (АСТ), снайперские винтовочные прицелы (ПУ, ППУ), зенитный дальномер (ЗД).

Участвовал в создании первой заводской футбольной команды«Спартак», серьезно занимался коллекционированием, любил охоту, принимал активное участие в общественной жизни города.

Обладая поэтическим талантом, он писал стихи, и даже небольшие пьесы, чаще всего сатирического содержания, которые печатали в городских газетах и журналах. Потребность ощутить связь со своими корнями и передать знания о них потомкам подвигла прадеда создать генеалогическое дерево, которое стало еще одной бесценной семейной реликвией.

В семье Рязановых родилось двое детей, у каждого из которых есть свои дети и внуки. И именно благодаря им мы смогли узнать историю нашего рода. А записи в дневнике помогли нам осознать, что жизнь человека бесконечна, если о ней помнят потомки. События, описанные в дневнике необходимо не только сохранить, но и донести до следующих поколений, чтобы сберечь память о наших героических предках.

«Я не напрасно беспокоюсь,

Чтоб не забылась та война,

Ведь эта память – наша совесть,

Она как сила, нам нужна»

Ю. Воронов

      

9 мая мы вновь пройдем в Бессмертном полку с фотографиями своих прадедов,возложим цветы к вечному огню и вспомним каждого героя поименно: «Подвигу предков – память потомков!».

______________________________________________

Юнусов Степан

ЧЕЛОВЕК И ВОЙНА

Война – то худшее на свете,

Что человек осуществил.

Ведь в ней страдают даже дети…

Зачем войну он сотворил?

Страдают многие народы.

Собратьев человек винил,

И умирали миллионы…

Зачем войну он сотворил?

Сражались люди месяцами,

Один другого долго бил.

И многие из многих пали…

Зачем войну он сотворил?

А ведь могли прожить все в мире,

И враг врагу бы все простил…

Но изменить человек уже не в силах.

Лишь бы он этого не забыл.

   
   
© ALLROUNDER