Поиск  

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Метки
   
Бесплатные шаблоны Joomla

Дорогие друзья, здесь размещены работы, принятые на второй этап конкурса в декабре 2018

Алямкина Мария

Очерк

Незабываемая сказка под названием «Артек»

Артек - это самое прекрасное место. Артек - это незабываемая сказка, куда мечтает попасть каждый ребенок. Артек - это много новых друзей, это постоянные развлечения, это самые добрые вожатые, это легенды Крыма перед сном, это история твоего лагеря, это последний миг прекраснейшего детства. Артек - это место, откуда не хочется уезжать, ведь здесь ты получаешь самые яркие впечатления в жизни.

Я побывала в этой сказке в 10 смену, под названием, «Dissendio». В Международный детский Центр «Артек» детский лагерь «Хрустальный» я приехала вместе с делегацией из Мордовии в числе двадцати победителей всероссийского конкурса «Вода и Здоровье» Акции «Сделаем вместе!».

Попали мы все в разные отряды, я оказалась в профильном туристическом отряде. По моему мнению, это самый интересный отряд. Это элитный отряд лагеря Хрустального, который пользуется большим успехом. Здесь мы прошли посвящение в туристы, где нам были повязаны туристические галстуки, мы дали клятву туриста, разучили и пели туристические песни.

За три недели смены я побывала в самых прекрасных местах Крыма, узнала много интересного, нашла много новых друзей. Каждый момент этих трёх недель останется в моей памяти на всю жизнь. Потому что для меня здесь было всё ново, потому что это Артек, потому что я была здесь первый раз. Всё было удивлением, начиная от общеартековской зарядки, заканчивая отрядным кругом.

Каждое утро начиналось с зарядки. Все 3500 детей выходили на костровые площадки своих лагерей, инструктор включал музыку и показывал упражнения. А мы, все без исключения, с удовольствием их выполняли.

Потом все шли на завтрак, а затем у нас были профильные занятия, подготовка к соревнованиям.

После обеда мы все должны были спать. Это время называлось «Абсолют». Казалось бы, что это очень странно, когда так называется тихий час. Но нет, в Артеке есть легенда о нём. Абсолют - это маленький гномик, который живет на Аю-Даге, или Медведь-горе. Он приходит к детям и исполняет их желания, но только в том случае, если артековцы крепко спят на тихом часе. Конечно же, понятно, что в это верят только маленькие дети, поэтому-то они изо всех сил и пытаются заснуть. А мы хоть и не верили в эту легенду, всё равно крепко спали, а всё потому, что у нас в Артеке не было ни одной свободной минуты, было много разных дел, на которые тратилось много сил и энергии. И мы, понятно, уставали, поэтому дневной сон помогал всем восстановить силы, необходимые для участия в различных конкурсах, соревнованиях и мероприятиях.

Однажды дети разыграли нашу вожатую. Как то на «Абсолюте» они подбежали к ней с криком: «Женя, Женя, побежали скорее, к нам Абсолют пришел, честно». Вожатая, конечно же, не поверила им и попросила пойти их спать. Но они настаивали на своем и в итоге добились того, что она пошла с ними. Зайдя в комнату, дети уже со смехом показывали на лежащую, на полу зубную пасту «Абсолют». Вожатая, конечно, не ожидала такого, но для нее это тоже оказалось смешным. Все долго смеялись над шуткой.

В столовой Артека кормили нас очень вкусно, но, не смотря на вкусный обед или ужин, все сломя голову бежали на «Анимацию». Услышав это слово, все думают, что это мультфильм. Но, нет, «Анимация» - это когда в углу столовой стоит повар и печет блинчики, а ты подходишь и видишь, что там ещё и сок, сгущенка, варенье, пряники, зефирки и много-много других вкусностей. После обеда на «Анимацию» всегда были огромные очереди, порой и человек по пятьдесят. Все ждали горячие блинчики, их давали обычно по два, но за исполнение какого-нибудь творческого номера их давали и больше. Обычно наш отряд пел русско-народные песни, за которые мы получали вкуснейшие всеми любимые блинчики. Это было очень вкусно, но, к сожалению, не каждый день у нас было время на «Анимацию», иногда вожатые срочно звали всех на какое-нибудь мероприятие или тренировку, или отрядной сбор…

Очень интересной оказалась поездка на Торопову дачу. Это прекрасное место, где было тихо, спокойно, где чудесная природа с неповторимой красотой и чарующей мелодией звуков. Ночь в палатках, песни у костра, интересные легенды, рассказанные вожатыми, секреты девочек… Там мы научились играть в артбол, игру, похожую на наши вышибалы. Там было очень здорово, но, к сожалению, мы там пробыли всего сутки…

Развлечения – это хорошо, но мы ходили еще и в школу, которая, кстати, не зря называется Хогвартс, как в книге про Гарри Поттера. Это очень интересная школа, внешне похожая на большой лабиринт, в которой много лестниц, где очень легко можно заблудиться. Уроки в школе проходили довольно увлекательно. Но самая главная прелесть школы в том, что мы посещали её всего пять раз за всю смену, в день было по четыре урока. Но ещё мы посещали СОМы, так называемые сетевые образовательные модули, которые были очень интересными и запоминающимися, направленными на развитие творческих способностей детей. Часто они проходили в форме экскурсии или игры. Мы ездили на экскурсии в Массандровский дворец, Воронцовский дворец, подземный бункер Севастополя, на диораму осады Севастополя, на Поляну сказок.

Самыми запоминающимися событиями смены для меня стали посвящение в Артековцы и Лесная битва туристов. Посвящение в Артековцы должны пройти все школьники, которые находятся в Артеке. В начале смены мы встали в четыре часа утра и пошли всем лагерем на гору Аю-Даг. Мой отряд шел первым, ведь мы туристы. Когда мы дошли до середины пути, у нас был привал. Оглянувшись по сторонам, я увидела замечательный пейзаж Гурзуфа и прекраснейший рассвет над морем. Поднявшись на вершину горы, мы произнесли клятвы Артековцев и нам на лице нарисовали символы Артека. А после покорения Аю-Дага нам торжественно вручили туристическую форму, она отличалась от форм всех других отрядов лагеря Хрустального. Мы с гордостью носили её всю смену.

Лесная битва – самое главное соревнование туристов. В предпоследний день смены было соревнование между туристическими отрядами всех лагерей Артека, где победил наш отряд и мы завоевали легендарный кубок Лесной битвы. Мы достойно показали себя во всех соревнованиях Лесной битвы, таких как прохождение по канатной дороге, ориентирование на местности, расшифровка топографических знаков, краеведение, спасательные работы. В дисциплине «Ориентирование на местности» мы заняли 2 место и были награждены серебряными медалями «За спортивные достижения». Но мы не только победили, мы ещё установили и три новых рекорда Артека, в соревнованиях под названием «Узлы», «Кокон» и «Полигон».

Наша победа не была случайной. Мы выиграли потому, что каждый день много и упорно тренировались, мы были настроены на победу. Но мы победили ещё и потому, что у нас была единая сплочённая команда, где все во всём поддерживали друг друга. Вожатые были очень впечатлены, ведь кубок Лесной битвы Хрустальный лагерь не завоёвывал уже 9 смен, и вот она наша долгожданная победа! Наш туристический отряд порадовал весь наш лагерь Хрустальный.

Это был самый знаменательный день в жизни Артека за три недели смены, ведь в этот день вожатые стали называть нас победителями, нас приветствовал весь наш лагерь, нас поздравляли все отряды.

Важным событием в жизни Артека было выступление замечательного артиста Александра Олешко с ансамблем Домисолька, которое проходило перед всеми участниками смены на Артек-арене. У нас было много мероприятий, которые проходили там.

Каждый вечер мы собирались на «отрядный круг». Вместе с вожатыми мы становились в круг, и каждый из нас рассказывал о своих впечатлениях за прошедший день, радостных моментах, своих маленьких проблемах, которые мы пытались решить сообща. Мы сплачивались каждый день, у нас не было такого, чтобы кто-то был в отряде один, за три недели мы стали не просто командой, не просто друзьями, мы стали настоящей семьёй, где один за всех и все за одного.

Впечатляющим оказалось Общеартековское закрытие смены, где был зажжён костёр и все пели артековские песни. Мальчики вручили розы девочкам. По лицам ребят текли слёзы. Всем раздали на память угольки от Артековского костра.

И когда мы уезжали из Артека, мы плакали не потому, что не вернемся в это замечательное место, мы плакали от того, что больше не увидимся, ведь мы разбросаны по разным уголкам России. И даже сейчас, когда прошло уже несколько месяцев, мы всё также хорошо общаемся в социальных сетях. Даже сейчас наш вожатый, который работает в Артеке уже 3 года, пишет нам, что мы первый отряд, который был так дружен.

Помню, как я плакала, прижавшись к маме перед уездом в Артек, потому что я не хотела ехать. А сейчас вспоминая все эти моменты, у меня наворачиваются слёзы от того, что я не могу туда вернуться, что не могу увидеть своих соотрядников, вожатых и друзей…

Мы привезли с собой подаренные вожатыми нашего отряда туристские галстук и панамку с символикой «Артека», а также очень дорогой для меня подарок наших вожатых – репик (репетиционный шнур), на котором в Артеке каждый из нас учился делать всевозможные туристические узлы, и с помощью которых, мы сдавали зачёт по вязанию узлов.

Всем нам, кто был участником 10 смены «МДЦ «Артек», была подарена книга «Алиса в стране чудес», которая была настольной книгой всех артековцев нашей смены.

Но самое главное, что от этой поездки у меня остались яркие и незабываемые впечатления, ведь у нас были самые лучшие вожатые, у нас был самый дружный и сплоченный отряд…

_________________________________________________________________________

Денисов Сергей

Очерк

Старинный жёрнов – память о прошлом

В нашей школе есть интересное место, которое не может оставить равнодушным никого. Это краеведческий музей. Здесь собрано много старинных вещей. Мне всегда было интересно побывать в нашем музее. Однажды во время одной из экскурсий я увидел очень интересный экспонат, который меня заинтересовал настолько, что я решил побольше узнать о нём. Этот экспонат – предмет старины – старинный жёрнов. Оказалось, что его передал в школьный краеведческий музей житель нашего села Стародевичья Лячин Владимир Матвеевич. Это было во время основания школьного музея в 1978 году.

Основателем нашего школьного краеведческого музея была Лячина Лидия Алексеевна, учитель биологии и организатор воспитательной работы в школе. Лидия Алексеевна вместе с учениками занималась сбором старинных вещей для школьного музея.

Я решил узнать об истории этого экспоната. Много про него мне рассказала Кяшкина Елена Владимировна, учитель биологии и экологии. Раньше этот жёрнов принадлежал их семье. Она рассказала много интересного и о своих предках.

Этот старинный жёрнов был изготовлен Лячиным Василием Яковлевичем (1864 г рождения), столярных дел мастером ещё в довоенные годы. Семья Лячина Василия Яковлевича жила в пятистенном каменном доме, построенном на две семьи сыновей Матвея и Трофима. Василий Яковлевич со своей женой Лукерьей жил вместе с сыном Матвеем. Трофим с семьёй жил в этом же доме, через стену.

У Василия Яковлевича и Лукерьи Родионовны были ещё дети: сын Егор, который жил отдельно (в последствии уехал в Горький, где и обзавёлся семьёй. Сын Егора стал военным и служил в Москве, в Кремле. И две дочери Наталья и Евдокия. Дочь Евдокия осталась жить в родном селе. Наталья уехала жить в Среднюю Азию.

Лукерья – женщина тихая, работящая, почитала мужа. Она была хорошей женой и заботливой матерью.

В хозяйстве были корова, овцы, куры. Сада не было, только большой огород, где выращивали картошку, капусту, тыквы.

Василий и Лукерья жили в доме с сыном Матвеем и снохой Матрёной. После того как Матвея забрали на фронт, вместе ждали его с войны. В 1942 году на Матвея пришло извещение, что он пропал без вести. Это было страшное известие, но они не теряли надежды, что Матвей жив. Жена Матрёна ждала мужа с фронта и не верила в его гибель, даже после того как сообщили, что он погиб. Сообщение о братской могиле под Смоленском пришло после войны.

Так и жила Матрёна со свёкром и свекровью, вместе вели хозяйство, вместе воспитывали детей. Василий Яковлевич был мастеровой человек, хороший столяр, изготавливал разную домашнюю утварь: буфеты, столы, шкафы, лавки, табуретки, оправу для зеркал, резные наличники для окон. По заказу делал иконостасы для церквей. Василий столярное мастерство передал и своим сыновьям, которые тоже неплохо справлялись с такой работой.

В подвале его дома была своя столярная мастерская, где стоял механический столярный станок. Когда возникала надобность работы на нём, в подвал спускались по двое: сам Василий и кто-то из сыновей, или жена Лукерья. Электричества в ту пору не было, поэтому станок приводился в действие вручную: помощник крутил рукоятку, а Василий Яковлевич вытачивал нужную деталь для стола, или другой домашней утвари. Василий Яковлевич слыл хорошим мастером. Кто только к нему не обращался с просьбой смастерить различные вещи!

Лячин Владимир Матвеевич, внук Василия Яковлевича родился 15 июля 1939 года в селе Стародевичье в крестьянской семье. Его отца Матвея Васильевича забрали на фронт когда ему было всего два годика, а старшей сестре Марусе около шести лет. Семья жила в доме с дедом Василием и бабкой Лукерьей. Мать Матрёна Леонтьевна была женщиной тихой, трудолюбивой. Она ни в чём не перечила свёкру и свекрови. Надо сказать, что и они относились к ней хорошо, как к родной.

Лячин Владимир Матвеевич очень хорошо запомнил деда Василия и бабушку Лукерью, хотя в то время был ещё совсем маленьким. Бабушка Лукерья была очень доброй и тихой женщиной. Заботилась обо всех. Дед Василий был спокойный, трудолюбивый, никогда не ругался. Он воевал на Японской войне, имел три креста, которые с гордостью показывал своим внукам.

В послевоенные годы жёрнов очень пригодился семье Лячиных. Время было голодное, и мука, которую получали благодаря ручному жёрнову, была очень кстати.

Владимир Матвеевич помнит, как будучи маленьким мальчишкой сам крутил жернов, чтобы намолоть муки на обед. Насыпали зерна понемногу, приходилось долго крутить рукоятку тяжёлого жёрнова. Занятие это было не из лёгких. В семье зерна было мало. Мать Матрёна Леонтьевна работала в колхозе, денег за работу не платили, а за трудодни выдавали небольшое количество зерна.

«Муки получалось мало, поэтому её очень берегли. В основном мололи муку из пшеницы, ржи, ячменя и кукурузы. Мука получалась грубой, но в то голодное время и такая мука была на вес золота. Из полученной муки пекли лепёшки, часто вместе с лебедой или мезгой. Варили похлёбку с добавлением муки. Выживали в голодное послевоенное время как могли», – рассказывает Владимир Матвеевич.

Помнит Владимир Матвеевич и как ходили на поля собирать оставшиеся после сбора урожая колоски. Не всегда могли хоть немного колосков взять домой, чаще за такое били кнутом.

В морозные зимние дни не хватало дров и часто приходилось собирать ветки и сучья в саду, чтобы хоть как то поддержать плюсовую температуру в избе. Часто топили печки соломой. Этого не хватало, чтобы протопить хорошо избу, и углы промерзали, покрывались инеем. Спали в фуфайках, кутались в тулупы. Любил маленький Володя забираться на печку, самое тёплое место в доме. Вот так зиму и перезимовали, выдержали и голод и холод.

Мать Матрёна Леонтьевна – женщина трудолюбивая и рукодельная, сама шила одежду, перешивая из старых вещей, вязала носки, валяла валенки.

В хозяйстве были корова, две овцы, которых держали в основном для шерсти, куры. Несмотря на большие налоги, семья ещё сдавала на фронт яйца, молоко, шерсть. Отправляла на фронт вязаные варежки и валенки.

Был огород, где выращивали картошку, капусту и тыквы. Владимир Матвеевич помнит, как в один из неурожайных послевоенных годов картошки уродилось мало. Её ссыпали в подвал дома, туда, где раньше была столярная мастерская. В подвале была железная решетчатая дверь, закрывающаяся на огромный амбарный замок. Так вот однажды мать Матрёна Леонтьевна, спустившись в подвал за картошкой, обнаружила, что картошка вся рассыпана по полу и истыкана гвоздём. Оказалось, что соседские мальчишки длинной палкой с гвоздём на конце пытались натаскать картошки себе на обед. Виновных искать не стали, так как Матрёна Леонтьевна была женщиной добросердечной.

Рассказал Владимир Матвеевич и о других своих бабушке и дедушке по материнской линии. Их дом стоял на этой же улице, неподалёку. И он, будучи мальчишкой, ходил в гости к своей бабушке Неониле и деду Леонтию Киняевым. У них был большой сад и бабушка Неонила всегда угощала очень крупными и вкусными яблоками. У Лячиных сада не было. Только потом, став взрослым и обзаведясь семьей, Владимир Матвеевич сам посадил первые яблони у себя в саду.

Особенно маленький Володя любил праздник Покров, когда все собирались за большим столом и бабка Неонила и дед Леонтий всех угощали вкуснейшим мёдом от своих пчёл.

О жёрнове вспоминает и Кяшкина Елена Владимировна, правнучка Лячина Василия Яковлевича: «Жернов всегда стоял у нас в сарае. Когда я была маленькой, я часто расспрашивала свою бабушку Лячину Матрёну Леонтьевну о нём. Иногда я подходила к жёрнову и крутила рукоятку. Как-то раз я решила попробовать, как же мука может получиться из зерна? Я насыпала в отверстие в центре жёрнова зёрна пшеницы и стала крутить рукоятку. Было тяжело вращать жёрнов, мука получилась не такая, какая продаётся в магазине сейчас. Мука была не очень мелкая, зернистая на ощупь. Набрав муки в миску, я побежала показать её бабушке. Она удивлённо сказала: «Надо же, столько времени прошло, а жёрнов всё ещё работает!» И помолчав, добавила: «И мука такая же почти получилась, как раньше». Бабушка Матрёна украдкой вытерла платком глаза. Видимо эти нахлынувшие воспоминания были не очень радостные. Мне стало жаль бабушку, и я обняла её за плечи, погладив по руке.

Когда моя мама Лячина Лидия Алексеевна, основатель школьного краеведческого музея, стала вместе с учениками собирать экспонаты, то жёрнов решили отдать в музей. Помню, как мы вместе с мальчишками – старшеклассниками несли жёрнов в музей. Жёрнов был очень тяжёлый, хорошо, что наш дом был не так далеко от школы».

Я много узнал не только о старинном жернове, но и о семье, в которой он был создан, о событиях той эпохи. Старинный жернов имеет свою историю, напоминает нам о том времени, когда был необходимой частью быта крестьян, а сейчас он всего лишь экспонат школьного музея, хранящий память о прошлом.

______________________________________________________________

Морозова Алла

     Петербуржец

Открой глаза и медленно дыши.

Вдохни туман гранитных берегов.

Вглядись в цветные зеркала Невы –

В них растворилось время прожитых эпох.

На языке дождей подслушай диалог

Двух светских дам, идущих не спеша

Покраешкубулыжной мостовой…

«Bonjour, machere!». – «Bonjour, сommentcava

Внимай искусству греческих богов

В осеннем Александровском саду.

Геракл и Флора кружат листопады,

Исчезнув с постаментов поутру…

Встань засветло. И в Валентинов день

В сугробах первым протопчи тропинки.

От Поцелуева моста во все концы,

Чтоб повстречались валентинки!

Нарушь обыденный мыслительный процесс

Туриста с колоннадыМонферрана,

Когда он спросит у тебя, что тамвдали,

Ответь таинственно: «Сосновая поляна».

Под шквалом дерзких с севера ветров,

Теплолюбивый! Все же выстой тут!

Как львы зеленые Дворцового моста,

Как Пржевальского верблюд!

И если крылья ты не потерял,

Расправь сейчас – и в журавлиный клин!

Ты – Петербуржец! Гордый Аксакал!

Земли и Неба Славный Господин!

____________________________________________________________

Стрепкова Полина

И если отправят тебя на войну


И если отправят тебя на войну

Я умру. Но умру с тобой

Хоть в огне, хоть под пулями, хоть в бреду.

Души наши вернуться.

Не засыплет нас снегом, не заметёт,

Как других, что лежат в земле.

Помнишь девушку юную у ворот,

Что давала нам тёплый хлеб?

Всё тот же румянец на её щеках,

Всё та же улыбка.

Смерть будто к лицу ей.

Всё в руках увядшей берёзы ветвь

Но мы не боимся с тобою зимы, Она нас не заберет,

Вон, глянь только, посмотри:

Девочка стоит у ворот.

Всё тотже румянец ,улыбка та же.

Все та же березы ветвь.

Ну что же, любимый, и нам пора

Наш новый дом смотреть.

______________________________________________________

Сибилев Д.В.

РАДИ ПОБЕДЫ

Для тех, кто грудью Родину закрыл,
Ходил в разведку в ночь и на рассвете,
Кто пол страны окопами изрыл
Я посвящаю строки эти…


Это было под Ростовом.
Штабу нужен «язык» стал.
Я с Семённом Коротковым

На задание попал.

Мы надели масхалаты

И, дождавшись темноты,
Передернув автоматы,

Поползли к фашистам в тыл.

Где ползком, а где пригнувшись,

Добрались мы до леска

И, немного отдохнувши,
Стали ждать там «языка».

Только солнце засветило,
Смотрим – ой как нам везет!
Вот что значит подфартило –

В руки сам «язык» идет.

Ловко в кустик занырнули,
Фрица взяли как в клещи,
Рот пилоткою заткнули:
В плен попал – не верещи!

Только – только мы решились

С немцем к нашим ковылять,
Как фашисты всполошились,

Стали вдруг по нам стрелять.

– Видно важного павлина
Нам представилось добыть!
За простого, за кретина

Так не стали бы палить!

Мы как зайцы заскакали,
За кусты, за деревца.
В Короткова вдруг попали –
Повезло не до конца...

Сёмка немца подзывает:
«Поднагнись-ка!» - говорит,
На спину к нему влезает

И вперед идти велит.

Так мы к нашим и примчались –
Фриц с Семеном, рядом я,
Все в окопах улыбались:
«Вы как лучшие друзья!»

Только Короткову Сёмке

Уже было все – равно

Восемь дырок в гимнастерке,
Видно, он погиб давно.

Как же я не понял сразу!
Как ругался я потом!
Он же «языка» заразу
Спас собою как щитом!

   
   
© ALLROUNDER