Поиск  

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Метки
   
Статьи и обзоры nachodki.ru

Работы, прошедшие во второй тур конкурса

 

Кулагина Анна

Человек - созидатель

Каждый день мы встречаемся с необходимыми и нужными профессиями. Любая профессия важна по-своему.  Невозможно не оценить работу строителя: от рядового каменщика до инженера-архитектора и работника министерства строительства. Руками этих людей возводятся прекрасные города, и ранее необжитые места становятся настоящими райскими уголками.

       Я хочу рассказать о своём прадедушке Богачёве Геннадии Петровиче, который внёс весомый вклад в строительство Лебедяни - моего родного города. Он родился в 1937 году в Лебедяни и всю свою жизнь посвятил строительству и благоустройству города и района.

Прадедушка Гена окончил Воронежский строительный техникум и вернулся на свою малую родину. В десять лет он потерял отца, поэтому был основным кормильцем и хозяином в доме. В 1961 году женился и вскоре стал заботливым, любящим, ласковым отцом.

Всю свою трудовую деятельность прадедушка посвятил строительству.
Долгое время отработал главным инженером в ПМК-288. Наша семья живёт в доме, который строила организация под руководством прадедушки.
Когда мы с ним гуляли и встречали его коллег по работе, то я видела, что люди относились к нему с большим уважением.

Под руководством моего прадедушки построены  многие объекты нашего района: детские сады, школы, магазины, поликлиника, санэпидстанция, очистные сооружения, техникумы, молочный и сахарный заводы. И этот список можно продолжать и продолжать. Масштабы строительства жилищного фонда и других зданий в годы существования ПМК были намного больше, чем в наше время.

Прадедушка Гена был очень талантливым организатором,   знающим своё дело профессионалом, уважаемым человеком в городе, районе и области. К своей работе он относился ответственно и с гордостью. Много раз ему приходилось ездить в министерство строительства в Москву. Дипломатические способности помогали успешно решать производственные вопросы и находить общий язык свысокопоставленными людьми из министерства, и прадедушка всегда приезжал оттуда с положительными результатами. Он не боялся отстаивать свою точку зрения в вопросах строительства и всегда оказывался прав.

Он самоотверженно отдавал себя работе. Рабочий день у него начинался с шести часов утра. Он объезжал все стройки, часто поднимался на крыши. Один раз чуть не погиб на объекте из-за обрушения наземного слоя на строящемся сахарном заводе. Работа строителя почётна, но требует осторожности и внимательности на объектах. Часто одеждой для главного инженера были высокие резиновые сапоги и телогрейка.

В 2013 году, во время празднования 400-летия Лебедяни, прадедушка Гена был награждён грамотой и медалью «За заслуги перед городом и районом». Это стало для него очень дорогим подарком. Как он был счастлив! Мы делили эту радость с ним вместе. Он был замечательным отцом, дедушкой и заботливым, любящим прадедушкой. Он был главным человеком в нашей семье, очень скромным, добрым, пунктуальным, не бросающим слов на ветер.

Моего любимого прадедушки не стало в апреле 2015 года, но память о нём живёт в сердцах его земляков и близких ему людей.

В нашем городе Лебедяни посмотри вокруг - и увидишь результаты плодотворных трудов ПМК-288, где работал мой прадедушка Гена главным инженером. Мой прадедушка был созидателем, тружеником, человеком большого сердца.

________________________________________________________________

Кулагина Анна

Имён в России славных много»

Знаменитые личности прошлого. Е.И.Замятин – земляк и писатель.

Кто любит своё Отечество,

тот подаёт лучший пример любви к человечеству.

А.Суворов.

Моя малая родина – это город Лебедянь. Он расположен в живописном месте на реке Дон, в сердце России. Название городу дали белокрылые грациозные птицы – лебеди.Небольшой провинциальный городок богат своей многовековой историей и именитыми земляками.

Мощь и сила России – это её люди. Каждый гражданин, где бы он ни жил, старается своим трудом и способностями прославить и сделать краше свою Родину. Мои земляки не являются исключением. Каждый лебедянец, любящий свою Родину, является патриотом своей страны и вносит посильную лепту в её процветание и развитие.

В истории страны много славных имён, но мне хочется рассказать о незаурядной личности –писателе-земляке Евгении Ивановиче Замятине. Вы спросите: «Почему же о нём?» Я отвечу: «Евгений Иванович Замятин известен своим творчеством больше за рубежом, чем на родине, а мне хочется, чтобы о нём и моей Лебедяни знали все россияне».

С именем Е.И.Замятина я познакомилась в 2011 году, когда впервые пришла в Дом-музей писателя на Покровской, ныне улицеСитникова. Атмосфера старинного уникального дома творческая, удивительная и очень комфортная. Меня, восьмилетнюю девочку, сам писатель «пригласил» к себе в гости. Благодаря опытному экскурсоводу Плехановой Людмиле Фёдоровне я очутилась в далёком прошлом. Людмила Фёдоровна заинтересовала меня историей жизни и творчества моего земляка-писателя.

«Знаменитые писатели рождаются в больших городах: Москве, Петербурге, в уездных городах, в Орловской губернии, а реже –в Лебедяни»,–запомнились мне первые слова экскурсии. В комнатах дома-музея я увидела непривычные для моего времени предметы мебели, кухонную утварь, картины. Когда я ходила по комнатам, то слышала через время мелодии Шопена, которые играла на рояле мать писателя – Мария Александровна, лежала на любимом диванчике четырехлетнего хозяина дома, спускалась к Дону, сидела на травке и ела сочную антоновку, наслаждаясь красотами Лебедяни.

           Эпоха того времени поразила меня своей торжественностью и неповторимостью взаимоотношений и взглядов. В тоже время я находилась, как и сейчас, в Лебедяни, где ходят куры по улице, поют петухи и лают собаки.

«Вы увидите очень одинокого, без сверстников, ребёнка на диване, животом вниз, над книгой – или под роялью, а на рояле мать играет Шопена, и уездное – окна с геранями, посреди улицы поросёнок привязан к колышку и трепыхаются куры в пыли. Если хотите географии, вот она: Лебедянь, самая разрусская-тамбовская, о которой писал Толстой и Тургенев…»–читаем в воспоминаниях Е.И.Замятина.

Семья Е.И.Замятина была образованной и православной. Мать, Мария Александровна Платонова, была воспитана на лучших традициях того времени и в таком же духе воспитывала своих детей. Род Платоновых – это потомственные священнослужители. Отец, Иван Дмитриевич Замятин, – священник Покровской церкви. Союз двадцатидевятилетнего Ивана Дмитриевича Замятина и восемнадцатилетней Марии Александровны Платоновой является примером создания православной русской семьи.

В 1884году, 20 января (2 февраля), у Замятиных родился сын Евгений. Мальчик рос способным, любознательным, разносторонне развитым. Его интересовало все: игры, чтение, учёба, посещение святых мест.

«В 1892 году Евгений Замятин поступил в первый класс Лебедянской мужской прогимназии, в которой успешно учился, о.Иоанн был доволен своим сыном», –пишет Нина Сергеевна Замятина всвоих воспоминаниях.

С 1896 года Евгений продолжил образование в Воронежской гимназии, которую окончил в 1902 году с золотой медалью. Золотую медаль ему пришлось заложить в ломбард в Петербурге, вернуть её так и не удалось.

«В гимназии я получал пятёрки с плюсом за сочинения и не всегда легко ладил с математикой, – писал Замятин. – Должно быть, именно поэтому (из упрямства) я выбрал самое что ни на есть математическое: кораблестроительный факультет Петербургского политехникума».

«Специальность, которую все знали, – это сочинения по русскому языку, а которые никто не знал – различные усилия над собой», –говорил Замятин. На факультет политехникума было принято всего двадцать человек – среди них был Замятин.

            В 1905 году произошло восстание на броненосце «Потёмкин», о чём Е.И. Замятин написал в рассказе «Три дня» (1913год).Молодой писатель вступил в партию большевиков, принял участие в революционной деятельности, за что был арестован и помещён в одиночную камеру.

            После этих событий отец Замятина Иван Дмитриевич сильно заболел.В музее есть письмо, написанное Замятиным из камеры своему отцу, где он говорит, что эти события дадут отцу силы пережить горе, а автору – веровать.

            В мае 2018 года исполнилось 105 лет повести «Уездное», где Замятин отобразил лебедянскую жизнь, а многие жители Лебедяни того времени стали прототипами героев произведения.

            В Петербургском политехникуме собирались знаменитые писатели. Как и сейчас в доме Замятина, они читали свои произведения. Каждому отводилось определенное время. На одном из таких собраний Евгений Иванович читал «Уездное». Прочитав отведённое время, он закрыл рукопись. Ему предлагали читать до четырёх раз. Кто-то из присутствующих сказал: «Родился новый Гоголь».

            Перу Евгения Ивановича Замятина принадлежит ещё много замечательных произведений: «На куличках», «Русь», роман «Мы» ….

«Мы» – социальная антиутопия. Это роман-предсказание, боль автора, в нём отражены исторические ошибки государственного правления. В этом произведении поднимается проблема обезличивания человека, обобществление его, потеря душевных и телесных переживаний. Роман – это сорок записей в дневнике главного героя. У персонажей нет имён, фамилий, а есть номера, все они живут за стеклянными стенами и не имеют права на чувства. Но человеческое начало всё равно проявляет себя, желая показать свою индивидуальность. Рушится система «обезличивания и уравнивания». После выхода в свет романа «Мы» Замятину было запрещено писать. Уж очень много было в этом произведении неприятной правды. Пребывание в России стало тяжёлым для писателя. И тогда в 1932 году Максим Горький помог Замятинуи его жене уехать во Францию.Долгое время Е.И. Замятин работал в Англии, в совершенстве выучил английский язык.Имя Замятина широко известно за рубежом, на его произведениях успешно защищаются иностранные студенты.

            Евгений Иванович был знаком с выдающимися людьми, например, с художником Б. М. Кустодиевым.

            Замятин говорил, что Москва и Петербург – это Россия, а Лебедянь и Елец– это Русь. По приглашению Замятина посмотреть эту Русь приехал в Лебедянь Кустодиев вместе с женой. Семья художника жила неподалеку от Замятиных – на улице Елецкой.С балкона дома Кустодиев написал три картины с видами Лебедяни. Одна хранится в Третьяковской галерее, вторая – в Русском музее, а третья – в частной коллекции.

            Замятин был прекрасным драматургом. Его пьеса «Блоха» шла в театре, а эскизы для костюмов делал Кустодиев.

При участии Замятина как кораблестроителя было построено для России несколько ледоколов на верфях Ньюкасла, Глазго, Сандерлена. Евгений Иванович был одним из главных проектировщиков ледокола «Святой Александр Невский» (после революции «Ленин»).

10 марта1937 года Евгения Ивановича не стало. Похоронили его в небольшом городе Тие, что в окрестностях Парижа. Сердце писателя всегда рвалось на родину.

            С именем Евгения Ивановича Замятина я связана в течение семи лет. С моим земляком я иду по дороге творчества.

Ежегодно в усадьбе Е. И. Замятина проходит Фестиваль литературно-художественного творчества. В этом году он в седьмой раз собирает своих друзей –писателей, поэтов, художников Лебедяни, района и области, гостей, заинтересованных творчеством и личностью Замятина. Лебедянский театр «Улыбка» обязательно демонстрирует постановки по произведениям Замятина. 29 сентября 2018 года на Покровской проходилюбилейный праздник областного значения, посвящённый роману «Мы».

Я являюсь постоянной и активной участницей этих мероприятий, читаю свои произведения и участвую в художественно-литературных конкурсах.Мне посчастливилось быть знакомой с внучатой племянницей писателя – Замятиной Ниной Сергеевной, которая постоянно приезжает к нам на праздники и обязательно рассказывает что-то из биографии своего именитого родственника. Меня очень тронул рассказ Нины Сергеевны о том, как отец писателя Иван Дмитриевич вырастил ёлочку около дома,на Рождество её украшали, а дети –Евгений и его сестра Саша –радовались и веселились около неё. Также гордость и восхищение вызвал у меня рассказ о пребывании Евгения Ивановича Замятина, как когда-то прапрадеда Михаила Алексеевича, в Иерусалиме, на Святой Земле, в Храме Гроба Господня, в Вифлеемской Пещере.

«Значение Замятина в формировании молодой русской литературы первых лет советского периода – огромно. Им был организован в Петрограде, в Доме Искусств, класс художественной прозы», – так писал в воспоминаниях русский критик Ю.Анненков.

        В Дом-музей Евгения Замятина в Лебедяни каждый день приходят люди, влюблённые в творчество писателя. Много лебедянских поэтов посвятили Е.И.Замятину свои стихи – это В.Королёв, В.Башарин, А.Смоляков, Л.Бахтина, М.Рассказова, П. Пономарёв, С. Петров,А. Кулагина и многие другие. Это доказывает, что интерес к личности писателя и его творчеству не ослабевает.

Открытию музея в Лебедяни в родовом доме писателя способствовал историк-краевед Михаил Николаевич Петри.В 2013 году у Дома-музея был поставлен бюст писателя. На открытии собралось много почитателей таланта земляка, творческих людей. Во дворе усадьбы посажен молодой фруктовый сад, такой же, как был во времена Замятина.

           Е.И.Замятин внёс огромный вклад в развитие литературного наследия России. Это историческая личность, и я горжусь тем, что родилась в одном городе с таким знаменитым человеком.

В современной Лебедяни много творческих людей, которые останутся в списках имён, прославивших свой край и Россию.

______________________________________________________

Кулагина Анна

Имён в России славных много»

Знаменитые личности прошлого. Е.И.Замятин – земляк и писатель.

Кто любит своё Отечество,

тот подаёт лучший пример любви к человечеству.

А.Суворов.

Моя малая родина – это город Лебедянь. Он расположен в живописном месте на реке Дон, в сердце России. Название городу дали белокрылые грациозные птицы – лебеди.Небольшой провинциальный городок богат своей многовековой историей и именитыми земляками.

Мощь и сила России – это её люди. Каждый гражданин, где бы он ни жил, старается своим трудом и способностями прославить и сделать краше свою Родину. Мои земляки не являются исключением. Каждый лебедянец, любящий свою Родину, является патриотом своей страны и вносит посильную лепту в её процветание и развитие.

В истории страны много славных имён, но мне хочется рассказать о незаурядной личности –писателе-земляке Евгении Ивановиче Замятине. Вы спросите: «Почему же о нём?» Я отвечу: «Евгений Иванович Замятин известен своим творчеством больше за рубежом, чем на родине, а мне хочется, чтобы о нём и моей Лебедяни знали все россияне».

С именем Е.И.Замятина я познакомилась в 2011 году, когда впервые пришла в Дом-музей писателя на Покровской, ныне улицеСитникова. Атмосфера старинного уникального дома творческая, удивительная и очень комфортная. Меня, восьмилетнюю девочку, сам писатель «пригласил» к себе в гости. Благодаря опытному экскурсоводу Плехановой Людмиле Фёдоровне я очутилась в далёком прошлом. Людмила Фёдоровна заинтересовала меня историей жизни и творчества моего земляка-писателя.

«Знаменитые писатели рождаются в больших городах: Москве, Петербурге, в уездных городах, в Орловской губернии, а реже –в Лебедяни»,–запомнились мне первые слова экскурсии. В комнатах дома-музея я увидела непривычные для моего времени предметы мебели, кухонную утварь, картины. Когда я ходила по комнатам, то слышала через время мелодии Шопена, которые играла на рояле мать писателя – Мария Александровна, лежала на любимом диванчике четырехлетнего хозяина дома, спускалась к Дону, сидела на травке и ела сочную антоновку, наслаждаясь красотами Лебедяни.

           Эпоха того времени поразила меня своей торжественностью и неповторимостью взаимоотношений и взглядов. В тоже время я находилась, как и сейчас, в Лебедяни, где ходят куры по улице, поют петухи и лают собаки.

«Вы увидите очень одинокого, без сверстников, ребёнка на диване, животом вниз, над книгой – или под роялью, а на рояле мать играет Шопена, и уездное – окна с геранями, посреди улицы поросёнок привязан к колышку и трепыхаются куры в пыли. Если хотите географии, вот она: Лебедянь, самая разрусская-тамбовская, о которой писал Толстой и Тургенев…»–читаем в воспоминаниях Е.И.Замятина.

Семья Е.И.Замятина была образованной и православной. Мать, Мария Александровна Платонова, была воспитана на лучших традициях того времени и в таком же духе воспитывала своих детей. Род Платоновых – это потомственные священнослужители. Отец, Иван Дмитриевич Замятин, – священник Покровской церкви. Союз двадцатидевятилетнего Ивана Дмитриевича Замятина и восемнадцатилетней Марии Александровны Платоновой является примером создания православной русской семьи.

В 1884году, 20 января (2 февраля), у Замятиных родился сын Евгений. Мальчик рос способным, любознательным, разносторонне развитым. Его интересовало все: игры, чтение, учёба, посещение святых мест.

«В 1892 году Евгений Замятин поступил в первый класс Лебедянской мужской прогимназии, в которой успешно учился, о.Иоанн был доволен своим сыном», –пишет Нина Сергеевна Замятина всвоих воспоминаниях.

С 1896 года Евгений продолжил образование в Воронежской гимназии, которую окончил в 1902 году с золотой медалью. Золотую медаль ему пришлось заложить в ломбард в Петербурге, вернуть её так и не удалось.

«В гимназии я получал пятёрки с плюсом за сочинения и не всегда легко ладил с математикой, – писал Замятин. – Должно быть, именно поэтому (из упрямства) я выбрал самое что ни на есть математическое: кораблестроительный факультет Петербургского политехникума».

«Специальность, которую все знали, – это сочинения по русскому языку, а которые никто не знал – различные усилия над собой», –говорил Замятин. На факультет политехникума было принято всего двадцать человек – среди них был Замятин.

            В 1905 году произошло восстание на броненосце «Потёмкин», о чём Е.И. Замятин написал в рассказе «Три дня» (1913год).Молодой писатель вступил в партию большевиков, принял участие в революционной деятельности, за что был арестован и помещён в одиночную камеру.

            После этих событий отец Замятина Иван Дмитриевич сильно заболел.В музее есть письмо, написанное Замятиным из камеры своему отцу, где он говорит, что эти события дадут отцу силы пережить горе, а автору – веровать.

            В мае 2018 года исполнилось 105 лет повести «Уездное», где Замятин отобразил лебедянскую жизнь, а многие жители Лебедяни того времени стали прототипами героев произведения.

            В Петербургском политехникуме собирались знаменитые писатели. Как и сейчас в доме Замятина, они читали свои произведения. Каждому отводилось определенное время. На одном из таких собраний Евгений Иванович читал «Уездное». Прочитав отведённое время, он закрыл рукопись. Ему предлагали читать до четырёх раз. Кто-то из присутствующих сказал: «Родился новый Гоголь».

            Перу Евгения Ивановича Замятина принадлежит ещё много замечательных произведений: «На куличках», «Русь», роман «Мы» ….

«Мы» – социальная антиутопия. Это роман-предсказание, боль автора, в нём отражены исторические ошибки государственного правления. В этом произведении поднимается проблема обезличивания человека, обобществление его, потеря душевных и телесных переживаний. Роман – это сорок записей в дневнике главного героя. У персонажей нет имён, фамилий, а есть номера, все они живут за стеклянными стенами и не имеют права на чувства. Но человеческое начало всё равно проявляет себя, желая показать свою индивидуальность. Рушится система «обезличивания и уравнивания». После выхода в свет романа «Мы» Замятину было запрещено писать. Уж очень много было в этом произведении неприятной правды. Пребывание в России стало тяжёлым для писателя. И тогда в 1932 году Максим Горький помог Замятинуи его жене уехать во Францию.Долгое время Е.И. Замятин работал в Англии, в совершенстве выучил английский язык.Имя Замятина широко известно за рубежом, на его произведениях успешно защищаются иностранные студенты.

            Евгений Иванович был знаком с выдающимися людьми, например, с художником Б. М. Кустодиевым.

            Замятин говорил, что Москва и Петербург – это Россия, а Лебедянь и Елец– это Русь. По приглашению Замятина посмотреть эту Русь приехал в Лебедянь Кустодиев вместе с женой. Семья художника жила неподалеку от Замятиных – на улице Елецкой.С балкона дома Кустодиев написал три картины с видами Лебедяни. Одна хранится в Третьяковской галерее, вторая – в Русском музее, а третья – в частной коллекции.

            Замятин был прекрасным драматургом. Его пьеса «Блоха» шла в театре, а эскизы для костюмов делал Кустодиев.

При участии Замятина как кораблестроителя было построено для России несколько ледоколов на верфях Ньюкасла, Глазго, Сандерлена. Евгений Иванович был одним из главных проектировщиков ледокола «Святой Александр Невский» (после революции «Ленин»).

10 марта1937 года Евгения Ивановича не стало. Похоронили его в небольшом городе Тие, что в окрестностях Парижа. Сердце писателя всегда рвалось на родину.

            С именем Евгения Ивановича Замятина я связана в течение семи лет. С моим земляком я иду по дороге творчества.

Ежегодно в усадьбе Е. И. Замятина проходит Фестиваль литературно-художественного творчества. В этом году он в седьмой раз собирает своих друзей –писателей, поэтов, художников Лебедяни, района и области, гостей, заинтересованных творчеством и личностью Замятина. Лебедянский театр «Улыбка» обязательно демонстрирует постановки по произведениям Замятина. 29 сентября 2018 года на Покровской проходилюбилейный праздник областного значения, посвящённый роману «Мы».

Я являюсь постоянной и активной участницей этих мероприятий, читаю свои произведения и участвую в художественно-литературных конкурсах.Мне посчастливилось быть знакомой с внучатой племянницей писателя – Замятиной Ниной Сергеевной, которая постоянно приезжает к нам на праздники и обязательно рассказывает что-то из биографии своего именитого родственника. Меня очень тронул рассказ Нины Сергеевны о том, как отец писателя Иван Дмитриевич вырастил ёлочку около дома,на Рождество её украшали, а дети –Евгений и его сестра Саша –радовались и веселились около неё. Также гордость и восхищение вызвал у меня рассказ о пребывании Евгения Ивановича Замятина, как когда-то прапрадеда Михаила Алексеевича, в Иерусалиме, на Святой Земле, в Храме Гроба Господня, в Вифлеемской Пещере.

«Значение Замятина в формировании молодой русской литературы первых лет советского периода – огромно. Им был организован в Петрограде, в Доме Искусств, класс художественной прозы», – так писал в воспоминаниях русский критик Ю.Анненков.

         В Дом-музей Евгения Замятина в Лебедяни каждый день приходят люди, влюблённые в творчество писателя. Много лебедянских поэтов посвятили Е.И.Замятину свои стихи – это В.Королёв, В.Башарин, А.Смоляков, Л.Бахтина, М.Рассказова, П. Пономарёв, С. Петров,А. Кулагина и многие другие. Это доказывает, что интерес к личности писателя и его творчеству не ослабевает.

Открытию музея в Лебедяни в родовом доме писателя способствовал историк-краевед Михаил Николаевич Петри.В 2013 году у Дома-музея был поставлен бюст писателя. На открытии собралось много почитателей таланта земляка, творческих людей. Во дворе усадьбы посажен молодой фруктовый сад, такой же, как был во времена Замятина.

           Е.И.Замятин внёс огромный вклад в развитие литературного наследия России. Это историческая личность, и я горжусь тем, что родилась в одном городе с таким знаменитым человеком.

В современной Лебедяни много творческих людей, которые останутся в списках имён, прославивших свой край и Россию.

_____________________________________________________________

Кулагина Анна

Родной язык, ты лучший в мире

     Здравствуйте, друзья! Сегодня мы продолжим наш разговор о книгах и чтении. Я предлагаю вам познакомиться с художественными произведениями о нашем родном русском языке. К этой теме обращалиськлассики литературы, ей посвящают свои произведения современные писатели и поэты.

Первое произведение, о котором я вам хотела рассказать,- это стихотворение в прозе Ивана Сергеевича Тургенева «Русский язык».Оно небольшое по объёму, но содержание и смысл его огромный.Писательутверждает, что русский язык «великий, могучий, правдивый и свободный».

Это действительно так.

Русский язык великий, потому что на нем говорили наши знаменитые поэты и писатели - Александр Сергеевич Пушкин, Михаил Юрьевич Лермонтов, Николай Алексеевич Некрасов, Лев Николаевич Толстой, полководцы - Александр Васильевич Суворов, Михаил Илларионович Кутузов, Георгий Константинович Жуков, ученый Михаил Васильевич Ломоносов и другие великие русские люди.

       Могучий, потому что именно русский язык может передавать характер человека, его любовь к родине, красоту окружающего мира. Люди сохранили, несмотря на кровопролитные войны, в течение всей истории свой родной язык, не отдали его на поругание врагам.

Свободный, потому что его знают и на нем разговаривают не только на территории России, но и в других государствах. Произведения нашего земляка Евгения Ивановича Замятина за рубежом включены в программу обучения в университетах.

Русский язык правдивый, потому что в нем выразились все чаяния простого народа. Наш родной язык красивый, точный, гордый и душевный.

Я горжусь тем, что говорю на русском языке, на котором разговаривал и писал И.С.Тургенев.

Наряду с классиками, тему русского языказатрагивают современные поэты, например, наша землячка, лебедянская поэтессаМаргарита Рассказова. Как бы продолжая мысль Тургенева, в своём стихотворении «Родное слово» она говорит о могучей силе русского языка:

Монголы, немцы и французы

Язык не смели побороть.

Безверья временные узы

Родной язык смог расколоть.

Автор подчёркивает большую роль русского языка в жизни современного общества:

…Родное слово – щит в разлуке,

Язык наш Русский – есть отец.

С тобой считаются науки,

В литературе - ты венец…

       Поэтесса утверждает, что родная речь является матерью народов, которые заселяют наш огромный край, что наш язык очень мелодичный и красивый.

…Родное слово, речь родная,

Язык наш Русский – щит и меч.

Тебя чужим не засоряя,

Должны потомкам мы сберечь.

После прочтения стихотворения в прозе И.С.Тургенева «Русский язык» и стихотворения М.Г.Рассказовой «Родное слово»невольно задумываешься о ценности русского языка, о величии русской речи. Я тоже пишу стихи, и у меня родились поэтические мысли на эту тему:

           Родной язык, ты лучший в мире,

Пою с тобой, подобно лире!

Берегите, любите и цените наш родной язык и читайте больше!

     Спасибо за внимание! До новых встреч!

______________________________________________________

Кулагина Анна

Русский нрав

Свой плащ-«багряный листопад» -

К нам в «дом» приносит осени наряд.

Кленовых роз букет кровавый

Укроет Русь. Народ наш бравый

Уверен в жатве урожая,

С улыбкой лето провожает,

Готовит жизнь к зиме суровой

И запасает всё в кладовой,

Чтоб в стужу, сидя у печи,

Есть с мёдом, маком калачи,

Забыв про летние забавы.

В санях с холма упав в канаву,

Продрогнувши, пить чай из трав,

У нас характер – «Русский нрав».

В мороз едим мы калачи,

Сидим у огненной печи.

В страду – душа землёй больна,

Трудом Русь-Матушка сильна.

________________________________________________

Арент Валерий

Спорт родом из детства

Вот на катке трёхлетний карапуз еле передвигает ноги в коньках, а родители с умилением смотрят на будущего хоккеиста. Возможно, также выглядел мой папа в детстве: заниматься он начал ещё до школы. Однажды в очереди за рыбой он спросил своего отца, когда его отдадут в секцию хоккея. Этот разговор по счастливой случайности услышал тренер Борис Сергеевич и пригласил прийти на тренировку прямо на следующий день. Тогда была весна, и поэтому мой папа только тренировался по ОФП и бегал вокруг хоккейной коробки с будущей командой. Играл он в команде «Урал» под номером «13». Вскоре их команда и тренер присоединились к клубу «Эра», к тому самому, где сейчас я занимаюсь журналистикой, а моя сестра – черлидингом. В «Эре» папиной команде выдавали хоккейную экипировку. Возле хоккейной коробки был вагончик, где ребята переодевались. Но сначала у них была квартира в доме напротив, только потом тренер настоял, чтобы поставили вагончик.

Мой папа сбегал из дома, чтобы пойти тренироваться. В то время сотовых телефонов не было, и родители звали своих детей домой, просто крича из окна. Однажды папа долго гулял – весь день, так как ещё был на хоккейной тренировке. Поздно вечером пришел домой, но его мать была сильно обижена, сказала: «Иди туда, откуда пришёл!» и не пустила домой. И он, уставший и голодный, пошёл ночевать к бабушке. В школе тоже иногда доставалось за увлечение хоккеем. Любовь к этому виду спорта у папы не прошла с возрастом, наоборот, он передал её мне. Чтобы лучше узнать, каким был мой папа в детстве и как он начал занимался хоккеем, я взял у него интервью:

– Почему именно хоккей?

– Выбора особого не было. В то время все ходили смотреть хоккей во Дворец спорта «Юность», там играла хоккейная команда «Трактор». Меня водил отец, и я полюбил этот спорт.

– Со скольких лет начали заниматься хоккеем, кто привел в этот спорт? Какие были кумиры?

– Лет с шести папа меня поставили на коньки, и в это же время он меня отдал в хоккей. Особых кумиров не было – просто ходил с отцом, смотрел матчи челябинской команды «Трактор», покупал программки и читал. Больше всего запомнил таких хоккеистов, как Гамаляка (тренер), Мыльников (вратарь), Равиль Гусманов (нападающий), из «Трактора» – Макаров. Также был кумиром Каменский из ЦСКА, я тоже играл под номером «тринадцать», как и он.

– Какие были запоминающиеся случаи на тренировках?

– Раньше в хоккее особенной защиты для игроков не было, особенно в дворовых командах. На тренировке я неудобным хватом клюшки попытался забить гол, но шайба угодила нашему защитнику прямо в лоб, и потом у него была большая шишка.

–Да, шайбой в лоб неприятно, а какие еще были неприятности из-за спорта?

– Помню, когда мы уезжали на соревнования, нам выдавали справки в школу. Но, забыв отдать вовремя, я её принёс после соревнований. И в конце четверти учительница вспомнила это и наказала меня, я стоял целый урок, а мои одноклассники сидели на своих местах.

– Чем запомнился тебе твой первый тренер?

–Моего тренера звали Борис Сергеевич Гермонов. Когда наша пятёрка сыграла плохо на соревнованиях, Борис Сергеевич заставил нас сидеть на лавке, пока другие тренировались. Помню, мы всегда на тренировку приносили школьные дневники, и если там была плохая оценка, то тренер наказывал – тоже сидели на лавке, страшнее наказания не было!

– В какие города вы ездили на соревнования?

– Ездили в основном по Челябинской области. Ездили в Златоуст, Миасс. Как-то жили на территории Ильменского заповедника. Участвовали только по области, дальше мастерства не хватало, вот и не проходили. Когда мы играли на области и остановились в посёлке Рощино, нас поселили во Дворце культуры, поставили панцирные кровати и выдали спальные мешки. Мы ходили питаться в другую школу. За Дворцом была хоккейная коробка, и мы там тренировались и играли.

– Что ещё запомнилось из спортивного детства?

– Игры. Соревнования. Хоккей был более доступным, чем сейчас. Много было детских хоккейных команд, хоккейных коробок во дворах.

– Как совмещали школьные занятия и спорт?

– Так же, как и сейчас другие дети, которые занимаются спортом. Когда учились в первую смену, ходили на тренировки после школы. Учились мы с восьми до двух, а на тренировку ходили к четырём часам. Если учились во вторую смену, а это с двух до полседьмого, то на тренировки ходили с десяти утра до полпервого.

– Где доставали экипировку?

– Было три возрастные группы. Клюшки покупали, коньки покупали. Помню, когда выиграли городские соревнования, нам выдали на всю команду клюшки стеклопластиковые и коньки. Ещё, когда дома не было родителей, я над газовой плитой загибал изгиб клюшки (клинок), чтобы лучше шайбы поднимать: расплавленный клинок я вставлял между стеной и плитой – и висел на клюшке, пока она не остынет.

Экипировку нам выдавал клуб «Эра», правда, она была сильно изношенная и старая. Форма передавалась из поколения в поколение. Мы с мамой её штопали, чинили. Грели на газу иголку, протыкали пластиковые щитки – латали. Мама на работе вышивала мой номер.

Коньки и клюшки мы покупали сами. Первые коньки отец взял с рук, отдельно лезвия и ботинки. Вечером отец с дядей на кухне клепали лезвие к ботинку.

– Занимался ли другим спортом, ходил в кружки?

– Помимо основного спорта – хоккея, я занимался в различных секциях и кружках: настольный теннис, шахматы, также ходил на фотодело рядом с домом, на конструирование, в школе был баскетбол, чуть-чуть постарше начал заниматься карате, но не пошел у меня этот спорт. Ходил с друзьями на греблю, но меня хватило только на зимний период, мы плавали в бассейне, на воду я ни разу и не вставал. Затем качал железо в спортзале, но приоритетом был хоккей!

– Были ли травмы?

– Три раза ломал одну и ту же руку – правую.

– Ты ведь продолжаешь заниматься хоккеем?

– Играю в команде таких же любителей, как и я. Мы играем в Ночной хоккейной лиге. Наша команда называется «Рекорд». Один раз заняли первое место в городе. Дальше поднялись на ступеньку сложности выше, где уровень игроков сильнее. Я играл также в матчах болельщиков против команды «Трактор».

Хотя я занимаюсь другим спортом – стрельбой из лука, но хоккей мне очень нравится. Весело ходить на хоккейные матчи или смотреть, как папа играет со своей командой.

______________________________________________________________________

Бакин Кирилл

Пример для подражания

Много в нашем Подмосковье красивых лесов, лугов и полей. Но главным его достоянием стали люди. Именно наши земляки в делах, трудах и подвигах прославили малую Родину, родное Подмосковье. И с гордостью славим мы тех, кто жизнь посвятил своему народу и родной земле. На них мы равняемся.

В прошлом году в гимназии произошло замечательное событие. Наши юнармейцы открыли Клуб вертолетчиков «Стрекоза». Именно в этот день мы и познакомились с Героем Советского Союза, летчиком-испытателем Н.П. Бездетновым, который был нашим гостем.

Как только он вошел в наш класс, я сразу понял, что перед нами настоящий военный. И хотя сейчас ему уже 85 лет и ходит он с палочкой, но не заметить его военной выправки невозможно. С первых минут нашего с ним знакомства, я понял, что это человек огромной силы воли, стойкий и мужественный. Несмотря на пожилой возраст и больные ноги, в течение целого часа он разговаривал с нами стоя, ни разу не позволив себе расслабиться и присесть.

А потом мы с ребятами начали спрашивать его о том, как он стал летчиком и Героем. Оказалось, что когда началась война, Николай Павлович пошел в 1 класс. Сначала не очень ему давалась математика, но потом, когда стал дополнительно заниматься с отцом, то начал понимать все темы. И даже полюбил решать сложные задачи. Конечно, эта любовь к математике помогла Николаю Павловичу в сложной работе летчика-испытателя. А еще он рассказывал, что очень любил ходить на охоту и зимой, и летом. И всегда с ним приключалась какая-то история. Вот однажды заблудился. Долго искал дорогу домой, не только сам еле передвигался от усталости и голода, но и тащил на себе раненую собаку. Говорит, что думал только о том, как дойдет, наконец, до дома. Решил – больше на охоту не ходить. Но не выдержал. Так он любил лес.

Когда учился в 10 классе, вызвали в военкомат, хотели направить учиться в Высшее Ленинградское военно-морское училище. Но будущий Герой сам попросился в авиацию, потому что родной брат, который был старше на 8 лет, тоже после Великой Отечественной войны стал летчиком. В авиацию попасть хотели тогда многие ребята, но Николая взяли одного из класса, потому что было у него отменное здоровье, ведь все время он учился преодолевать таежные тяготы. Впервые полетел на самолете, когда ему было всего 16 лет!

А потом долгие годы учебы. Служба в Советской Армии с сентября 1952 года. В 1956 году окончил Энгельское военное авиационное училище лётчиков, после чего служил в строевых частях ВВС. Начал летать на самолёте Як-18, позже были Ил-28, Ли-2, Ил-12. Учился быть истребителем, налетал целых 50 часов. Но когда отбирали бомбардировщиков, и генерал на комиссии спросил о том, кем он хочет стать, то, по совету брата, Николай Павлович сказал, что хочет в бомбардировщики. Это была очень серьезная профессия. На пятом году лётной службы получил предложение перейти на работу лётчика-испытателя вертолётов. Нравилось кувыркаться в небе и, кроме того, как говорит сам Николай Павлович, американцы делали атомные подводные ракеты, а мы противолодочный вертолет, чтобы можно было найти под водой ночью цель и поразить ее. Это для него было очень важно.

В апреле 1961 года капитан Бездетнов Н. П. находился в запасе и начал учёбу в школе лётчиков-испытателей, которую окончил в том же 1961 году. Тогда конструкторское бюро авиаконструктора Камова Н. И. разрабатывало новый вертолёт Ка-15, в его испытаниях и принял активное участие Н. П. Бездетнов.А дальше он участвовал в испытаниях Ка-15, Ка-18, Ка-22, Ка-25, Ка-32 и других вертолётов. Об этом я прочитал уже в книге «Энциклопедия испытателей». Поднял в небо и провёл испытания Ка-27(1973), Ка-50(1982), первых серийных вертолётов Ка-26 (1968), Ка-27 (1977) и Ка-27ПЛ (1979) производства Кумертауского вертолётного завода.

В 1979 году Николай Павлович Бездетновудостоен почётного звания Заслуженный лётчик-испытатель СССР.

Но больше всего я был удивлен, когда узнал о том, что самый знаменитый вертолет, опытный образец боевого многоцелевого ударного вертолёта Ка-50 («Чёрная акула»), открывший новую страницу боевого вертолетостроения, поднял в воздух именно Бездетнов Н.П. 17 июля 1982 года.Однажды, во время испытаний, лопасти Ка-50 попали во флаттер. Быстро выросли колебания, и лётчик-испытатель успел только выключить двигатели и предотвратить пожар. Опытный образец «Чёрной акулы» был спасён, а несколько дней спустя испытания были продолжены, но уже без Н. П. Бездетнова, которому врачи категорически запретили летать.

В Интернете я прочитал, что за время работы в ОКБ имени Н. И. Камова лётчик-испытатель Бездетнов выполнил около десяти тысяч полётов, налетал почти 6000 часов на вертолетах: Ми-2, Ми-4, Ми-8, Ка-15, Ка-18, Ка-22, Ка-25, Ка-26, Ка-27, Ка-32, Ка-50.

За мужество и героизм, проявленные при испытании новой авиационной техники, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 июля 1985 года лётчику-испытателю Бездетнову Николаю Павловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11531).

Когда мы с ребятами спросили Николая Павловича о том, за что он получил орден Мужества, Герой ответил: «За много серьезных дел, за мужество и героизм при испытаниях серьезной авиационной техники». А потом пояснил: «Главное испытание ждало нас на Севере, где 3 месяца темно. Постоянно над землей стоит плотный туман, поэтому летать опасно. Но перед нами стояла задача – попробовать ледовую разведку. И мы эту задачу выполнили, несмотря на трудности».

Вот в таких сложных ситуациях и помогала летчику-испытателю математика, которая научила его мыслить, предвидеть и прорабатывать все опасные ситуации и с успехом из них выходить. Не раз он повторял нам одни и те же слова: «Учитесь! Учитесь! Учитесь! Преодолевайте себя, свою лень, болезнь и скуку! Развивайте свой ум, ведь если бы я не имел запаса знаний, то давно уже разбился бы. Чтобы продвигать вперед технику и жизнь – нужно учиться!» Это правильно. Наверное, только прикладывая так много старания, можно стать настоящим Героем.

И сейчас, когда Николаю Павловичу исполнилось 84 года, он не сдается и постоянно преодолевает себя. Оказывается, у него в ноге стоит металлический сустав, потому что через два месяца после аварии на Чернобыльской АЭС, в июне и августе 1986 года, он участвовал в ликвидации ее последствий в качестве летающего корректировщика. Сейчас ему очень тяжело ходить. А он еще и на автомобиле сам до сих пор ездит! Вот такой наш Герой! Мужественный и терпеливый!

Сегодня он живёт в городе Люберцы Московской области. После ухода с лётной работы был ведущим инженером по безопасности полётов в ОКБ имени Н.И.Камова. Имеет множество наград: «Знак Почёта», Трудового Красного Знамени, Заслуженный лётчик-испытатель СССР, орден Ленина, орден Мужества, медали.

Но когда я его спросил о том, хочет ли он сейчас летать, Николай Павлович ответил, что не только хочет, но и полетел бы с удовольствием. А во сне летает до сих пор. И всегда видит те ситуации, которые не происходили, но могли произойти. Но ведь главное – уметь их преодолеть. А Николай Павлович, точно, умеет «не упускать жизнь, не малодушничать, а работать»! Именно этому больше всего хочется у него научиться! Это я понял сразу, как только увидел Николая Павловича. И еще я понял, что хочу быть таким, как он, - сильным и мужественным. Вот поэтому, увидев, как проходят полосу препятствий юнармейцы нашей гимназии, я решил тоже вступить в Юнармию. Конечно, пока я не умею так быстро, как ребята, разбирать и собирать автомат Калашникова, не могу правильно надевать противогаз, но зато я научился не бояться преград и препятствий и всегда идти вперед. Думаю, в армии мне это очень поможет. И еще думаю, что я смогу быть до конца жизни верным и преданным своей малой Родине и народу, как Николай ПавловичБездетнов – гордость Подмосковья!

Список использованных источников

1. Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь / Пред.ред. коллегии И. Н. Шкадов. — М.: Воениздат, 1987. — Т. 1 /Абаев — Любичев/.

2. Симонов А. А. Заслуженные испытатели СССР. — Москва: Авиамир, 2009.

3. Вертолет N1 2009г. Дело всей жизни.

4. Философия летной безопасности / Н. П. Бездетнов, В. В. Алексеев. - Москва : 2014.

______________________________________________________

Водовскова Дарья

Новичков Александр Григорьевич.

1921 - 1984 год

Этой весной наша страна будет праздновать День победы в 74-й раз.

Мы будем поздравлять ветеранов, вспоминать какой ценой досталась великая победа! В моей семье тоже есть о ком вспомнить! Я расскажу о моем прадедушке - Александр Григорьевич Новичков, у него очень интересная судьба. Я, конечно, знала, что он участник войны, имеет награды, но мне захотелось как можно больше узнать о его жизни.

Вместе с мамой мы решили , насколько это возможно восстановить основные события в жизни прадеда. В этом нам помогли воспоминания бабушки и дедушки, сохранившиеся документы и фотографии, и конечно, большое желание. Я чувствовала себя настоящим исследователем.

Александр Григорьевич Новичков, мой прадед родился в 1921 году в селе Курдюки Тамбовской области, после окончания школы учился в Железнодорожном техникуме. Но в 1941 году в его жизни ворвалось страшное слово "война".

В спешном порядке его отправили в Киевское танково-техническое училище, где в военное время учили очень быстро. Так что воевать он начал младшим лейтенантом. Мама говорила, что прадед был очень горд, что участвовал в боевых действиях с первых дней войны. Воевал он в 26 танковой дивизии на Западном фронте, где 11 июля 1941 года был тяжело ранен разорвавшейся миной. По словам бабушки, прадед рассказывал, что танк, в котором он находился, несколько раз горел, приходилось преодолевать - голод, холод и страх ...

Дед подлечился и снова в бой к своим однополчанам, но уже на Калининградский фронт и уже помощником командира роты по тех.части. Но недолго он провоевал, и второй раз его снова ранило. Не знаю много или мало, но думаю, что на той страшной войне каждый прожитый день ценился на вес золота. За это время прадедушка прошел путь от младшего лейтенанта до капитана, получил два ордена Отечественной войны, третьим он был награжден уже после войны. Вот таким был мой прадед!

После войны он остался в армии, учился на юридическом факультете, служил в войсках МВД. Бабушка рассказывала, что по долгу службы ему приходилось бывать и в тюрьмах и в лагерях. Он всегда старался помочь невинно осужденным людям, особенно бывшим фронтовикам. А тогда это было опасно. Один из таких людей стал его другом. Несмотря на все ужасы войны ,пережитые моим прадедушкой он не переставал любить жизнь. Он все время был чем-нибудь занят, мастерил затейливые приклады для охотничьих ружей и рукоятки ножей, любил охоту и содержал много охотничьих собак. Любил свой сад и прививал деревья, выводил новые сорта. Держал кроликов, их у него было около ста. Сам своими руками смастерил улья, занимался пчелами. Жаль, что мне не пришлось с ним познакомиться. Прадедушки не стало, когда ему было всего 63 года. Смерть его была ужасной. Прадед возвращался из магазина, на нем был пиджак с орденами медалями и уже почти около дома на него напали бандиты, отняли деньги и ударили так, что он потерял сознание и его уже не смогли подлечить. Какая же не справедливость, что там, на войне, где было трудно - прадед выстоял, а в то время ради мира в котором он сражался - ему выжить не удалось.

Из всех праздников прадед любил День победы, наверное, потому что он был выстрадан. Узнавая новые факты из жизни прадеда, я старалась запомнить все как можно лучше. Бабушка назвала мои, собранные по крупицам сведения - шкатулкой драгоценных воспоминаний. И из этой шкатулки я всегда смогу достать то, что мне поможет в моей жизни - мудрость, доброта, человеческое тепло, порядочность, честь и мужество, любовь к Отечеству и уважение к памяти. Теперь я твердо знаю, что наша страна одержала Победу благодаря таким людям, как мой прадед. Я горжусь им и рада, что я рассказала вам, каким Человеком был мой прадед. И не будет больше войны, если все мы будем помнить о таких людях и равняться на них!

________________________________________________________

Малинина Софья

Волгоград

Над Волгой стоит величаво
Широким простором объят,
Увенчан солдатскою славой
Город-герой Волгоград.

Войну отстоял ты твердо
И был в эти годы таким-
К врагу непреклонным и твердым.
Стал павшим героям родным.

Был бой беспощаден и страшен.
Смешалось все: люди и дым.
Оставив для памяти нашей
Лишь пепел вчерашних руин.

Но Родина-мать в небо меч подняла,
Ведь люди устали от горя и зла!
И крик ее слышится сквозь времена:
За Родину- мать поднимайся, страна !

И в этом городе на Волге
Все свято помнили о долге.
И верность родине храня,
Сложили головы в боях.

Но подвиг героев не будет забыт.
Его для потомков Курган сохранит.

Бродя по улицам, хранящим память,
Лишь на секунду оглянись.
У площади «Стоявшим насмерть»
На время ты остановись.

Вглядись ты в лица тех солдат,
Что под руинами лежат.

В глазах у них не ужас и не страх,
А ненависть к врагу и жажда мести.
За то, что смерть родных узнав,
Они решили мстить. А это- дело чести.


Какими были вы? Веселыми, смешными?
Кудрявыми, русыми или седыми?
Мы, память вечную о вас храня,
Стоим и молчим у святого огня.

Не все отысканы могилы,
Но места всем в земле хватило.

И сколько вам лежать без вести?
Никто не может угадать.
Лет, может, сто, а, может, двести,
Чтоб дань любви людей принять.

Сохрани, Волгоград,
Души павших солдат!

Ты славен победами, славен делами.
Воскресший из пепла и принявший бой.
Ты смог возродиться из груды развалин.
Ты гордость и слава! Ты город-герой!

________________________________________________________

Гузнова Дарина

О любви

Ты так любил молчать, смотреть, как я читаю,

Иль слушать, как романскакой-нибудьпою;

Всегда мне говорил, что в облаках витаю

И никогда не произнёс: «Люблю…»

Беседы заводил о том, чего не знаю,

И злился на меня за то, что я молчу...

Но я, как ты, в игрушки не играю,

И я – как ты – с любовью не шучу...

Ты уходил надолго, до рассвета,

Тебя искать – увы! – уж не осталось сил.

Всю ночь по городу гулял ты где-то,

Ходил, бродил, хоть дождик моросил...

А утром, возвратясь, ты снова извинялся,

Просил прощения, как просят лишь в кино.

И после этих сцен по-новому влюблялся,

По-новому шутил – так остро и смешно...

И снова ты молчишь, глядишь, как я читаю

И снова слушаешь, как я пою романс.

Теперь мы вместе в облаках витаем,

Всегда: вчера, и завтра, и сейчас!

*   *   *

В душе Париж, а за окном Казанский.

И ты сидишь, ждёшь самый светлый час,

Когда забудутся невзгоды и несчастья,

И вновь увидишь взгляд любимых глаз.

И вот уже весна, цветёт сирень,

А ты все так же в облаках витаешь.

Мерещится крадущаяся тень,

К которой нежность тайную питаешь.

В душе Париж, а за окном – Фонтанка,

И поле Марсово сквозь Летний сад сквозит.

В своей стране ты словно иностранка,

Хотя в твоих дверях любовь стоит.

Большой берет, тельняшка, шарф из ситца,

И на губах горит алеющий закат.

Ты в мыслях – в переулке Руаяль, тридцать,

Вдыхаешь круассанов аромат.

* * *

Когда страдаем – крепче любим.

И с нашим сердцем так всегда:

То уязвимы мы, то грубы,

То робко-нежны иногда...

Нам тяжело забыть, простить,

Взглянуть в глаза родному человеку.

Зачем? Ведь можно просто ныть,

Что не вернуть нам больше негу эту.

Любовь, ты так жестока иногда!

Ты заставляешь сердце разрываться

На части. Мучаешь. Беда!

Но разум не готов ещё сдаваться!

Что с нами ты, любовь, творишь?

И почему других мы губим?

«Все просто, – сердцу говоришь, –

Когда страдаем – крепче любим.»

       * * *

Я тебя ненавижу всем сердцем.

Не могу тебя видеть и слышать,

Наблюдать, как садишься погреться

Звездным небом на старенькой крыше,

Слышать стук твоих черных ботинок,

Ненавистных мне с первой минуты,

Видеть нежность лучистых улыбок,

Посылаемых «барби» надутым.

Я терпеть не могу лицемерья,

Не люблю то, что ты обожаешь.

Как искусно людское доверие

В прах и пепел ты вмиг превращаешь!

Женщину ты считаешь игрушкой.

Пусть прекрасной, наивной, манящей…

Месяц встреч – называешь простушкой.

Не пойму, ты когда – настоящий?

Пыл любовный в тебе угасает –

И ты ищешь ещё одну жертву:

Пусть, влюбившись, мечтает и тает,

Будет верной до гроба – и смертной.

Я тебя ненавижу всем сердцем.

Ты меня называешь простушкой,

Пусть прекрасной, наивной, манящей –

Но игрушкой. Всего лишь игрушкой…

_____________________________________________________________

Данилова Алина

Баскетбол.

Когда мне было 7 лет, я впервые увидела своего будущего тренера, она пришла, чтобы набрать девочек в секцию баскетбола. Это была женщина среднего роста с очень добрыми глазами, внушающими доверие. Она сказала, что была бы рада видеть всех в своей секции. Мы с подругой решили попробовать, вдруг получится? В скором времени, я поняла, это игра для меня. Мы с командой часто выезжаем за пределы Республики, чтобы посоревноваться с другими командами, результаты были как хорошие, так и плохие. Но мы не теряли надежды.

Время шло, мы подрастали, менялись наши взгляды, поведение, но мы по – прежнему любили баскетбол. С первых занятий тренер учил нас настраиваться на каждую игру, будь она легкая или сложная, всегда верить в себя и свои силы.

Когда нам было 12 лет, она сказала, что вскоре будут проходить соревнование на уровне России и нам представился шанс сыграть и показать все, чему мы научились за годы тренировок. Эмоции переполняли нас. Каждый прыжок, каждый финт, каждая комбинация, каждый заброшенный мяч на тренировках был шагом на пути к грандиозной победе.

Сейчас я не представляю своей дальнейшей жизни без занятий спортом. Баскетбол для меня как второе дыхание. Игра вдохновляет на дальнейшие победы! Когда нет сил, когда хочется взять и все бросить, раз и навсегда забыть обо всем, я вспоминаю, что у меня есть команда, которая надеется на меня и верит, что я не остановлюсь на полпути, а буду бороться до финального свистка.

Мое жизненное кредо можно представить словами известного баскетболиста Кевина Гарнетта: «Мы должны сделать невозможное, но это возможно. Баскетбол – это моя жизнь».    

______________________________________________________________________

Серебряков Кирилл

Эссе. Два лейтмотива Войны

Помню, как много лет назад – на очередных посиделках у бабушки, которые мы тогда устраивали раз в неделю – она вдруг начала что-то усердно искать в своих ящиках, достала всякие сверкающие предметы, похожие на звёзды, банты и начала их чистить, аккуратно раскладывая по подушкам. Затем поставила свечу на шкаф, где был какой-то портрет, которого я в силу своего роста никак не мог нормально рассмотреть, и начала плакать. Плакать как-то очень странно: неистерично, негромко (подрагивали плечи, глаза скрывались за накрахмаленной белой салфеткой, впитывая своими кончиками её помаду, причуду, от которой бабушка не смогла отказаться даже на пенсии).

Когда я спросил, что же это всё значит, бабушка мне рассказала, что наступает 9 мая, что это важный для каждого дома и семьи праздник Победы и силы, что она исполняет наказ, данный её отцом-партизаном: «Люда, помни, что люди красны своей человечностью, а лучшим её проявлением является память. Береги её, это лучшее, что можно сделать». И тогда в моей голове многое встало на свои места: почему на улице развешано столько красных флагов, а вокруг стало больше красных гвоздик и оранжево-чёрных ленточек, почему у людей стало такое приподнятое настроение, а майский ветер задувал в окна не просто ароматы пыли и пробуждающейся, набирающей силу природы, а дух приподнятого настроения и ощущения чего-то масштабного.

И тогда впервые у меня только-только закралась мысль, не пустив ещё глубоких корней. Если победили люди, то побеждает тогда и человечность, про которую они и говорят? Шли годы, а мысль эта, периодически закрадывающаяся в мою голову, всё крепла…

***

Война, пожалуй, один из процессов парадоксального свойства. Безусловно, по спине пробегают мурашки, когда мы вспоминаем о любых её последствиях, жертвах, пройденных Батыем, что называется, территориях, но при этом импульс, который она даёт нам, носит самый что ни на есть конструктивный характер и привязывает наше существование к реальности как никогда прочно. И импульс этот – человечность, вечность, заключённая в людях, то, что позволяет им твёрдо стоять на земле и не стирать своё видовое бинарно-номенклатурное имя из истории Земли, и наиболее ярким проявлением которой является память.

Несмотря на то, что войны развязывает сам же человек, зовущий себя homosapiens, отметим, что заканчивает их также он. И какой человек развязывает войну? Это вопрос сложный, примерно настолько же необъяснимый, как заданная в рамках современной философии потребления загадка о том, кого же мы можем назвать «родителем» выходящей с конвейера здесь и сейчас машины марки «Форд»? Инженер, настроивший систему кондиционирования? Рабочий, сделавший колесо? Технолог, создавший прототип автомобиля?

Так кто же развязывает войну? Это огромный аппарат людей, называемый государственной машиной, от её имени выступает призыв к мобилизации, от её имени развязывается война. Это институты начинают такие масштабные процессы, движимые в рамках идей, брожения сотен умов, отлаживающих работу машины и тех технологий, которые они используют. Т.е., по сути, такие масштабные события производятся, условно говоря, машиной, механизмом, стремящимся всё человеческое и человечное вынести за рамки своего существования,что в корне, безусловно, неверно и ведёт к соответствующим социальным дисбалансам. Это то, что экономист Герман Дали называл «распространённой ошибкой, подобной попыткам понять животное только по его системе кровообращения, не замечая, что у него также есть пищеварительный тракт, который крепко связывает его с обеих сторон с окружающей средой».

Механицизм, техницизм – это процессы, которые носят двоякий характер. С одной стороны, внедрение их позволяет оптимизировать работу институтов, нашей жизнедеятельности, но другим полярным моментом является та плата, которую мы вносим за реализацию подобного рода принципов – отрыв от реальности и от тех максим, с которыми мы живём, которые позволяют человеку оставаться человеком, самоощущать себя, свою фундаментальную идентичность. Яркий пример, это то, что война живёт стратегиями и стратегами, которые вершат каждый её шаг. Это постоянно улучшающиеся приёмы ведения боя, способов разведки, картографии, это своего рода аналог башни из слоновой кости, кабинетная работа, где солдат превращается в «живую массу», или в «цифру», или в фишку, или ещё во что-то (но не в кого-то). Это масштабное отделение стратега от реальности и это сердце и мозг войны. И когда спустя время мы открываем учебники истории, то сталкиваемся не с бытовой, человеческой стороной войны, а с её технической составляющей. Как это было у Бродского: «Только Время оценит вас, ваши Канны, флеши, каре, когорты. В академиях будут впадать в экстаз; ваши баталии и натюрморты. будут служить расширенью глаз, взглядов на мир и вообще аорты.».

Однако механицизм нужен человеку как никогда, его человечность обычно реализуется в пространстве символов, которыми он себя окружает (категориями чести, достоинства, нашивками и наградами, книгами и смыслами, которыми окружается любая история, любой ретроспективный рассказ). Символы – способ самовыражения людей, код, которым они отделили себя от остальной планеты, шифр, познавая который ты понимаешь, что это «свой». Символы – универсальная составляющая, объединяющая столь разных людей и заключающая в себе секрет сохранения человечности и памяти. И реализация эта в пространстве символов может проистекать только посредством технологий и инноваций, которые позволяют эти символы генерировать, масштабировать, накапливать и хранить. Книга как технология, когда была изобретена, сохранила бесчисленные символы и пазы мысли тысяч и тысяч мыслителей, язык и его усовершенствование, способы ограничения и коммуникации, создание слов, выражающие различные интенсивности эмоций вообще стал формообразующим для создания более глобальных сообществ и общностей. И каждая война в своём стремлении обогнать, перегнать, в конце концов, победить, становится катализатором новых инноваций, новых способов генерации символов. Великая Отечественная война и ежи с ней Вторая Мировая не стали исключением, подарив миру компьютер, который сейчас совершил грандиозный скачок в нашем развитии.

Тогда получается парадоксальная ситуация. Техницизм, с одной стороны, искореняет человечность как атавизм своей реализации, отрывает человека от реальности, но, с другой, и задаёт стандарт инновации, которая необходима для существования символов, в мире которых и реализуется человечность как таковая, ширится и крепнет в сознании, при этом возвращая человека к реальности. В голове сразу возникают древние символы наподобие Уробороса или постоянного противоборства Инь и Ян, создающих вечное движение Бытия. Действительно, ситуация чрезвычайно похожа. И позволяет нам сказать, что человечность и техницизм (механицизм) есть лейтмотивы войны, взаимодействие которых хоть и порождает ужасные пороки и бедствия, но носит и характер конструктива, ведь воюют люди и они возвращают любому процессу его человечность и прелесть реального. И война этой человечностью завершается…

***  

Пожалуй, самым огромным бедствием для института воюющего государства можно назвать тот незамысловатый факт, что в военных действиях принимают участие люди: на фронте и в тылу, на боевых сценах культурного закулисья и с маяковых площадок эмиграции. Именно человек с его привычками, привязанностями, идеалами и желаниями, опасениями и представлениями о высоком принимает участие в масштабном марафоне смерти. И этот факт никак нельзя нивелировать. И именно это для любой «механики» создаёт непоправимые помехи со всё возрастающими флуктуационными колебаниями добра, консолидации и терпения, с героическими порывами и задушевными мелодиями под цигарку в свободную минуту. И эти всё наращивающиеся процессы, силящиеся со временем, т.к. все солдаты и тыловики сближаются друг с другом, знакомятся, дружат, начинают работать на единый результат, вместе скучают по другой, оторванной войной стороне (мужу, сыну или внуку, ушедшим на фронт, по любимой жене, сестре и матери, ждущих в родном селе) и тем самым производят человечность, являют её миру, усиливают и они завязывают войну жгутом морального и вечного, оканчивают её, запечатлевают в памяти светлое.

Великая Отечественная война, кажется, с лихвой это всё восполнила, те годы, которые выпали на долю страны, лишь её укрепили, народ сплотили и дали мощный фундамент для формирования национально-государственной идентичности. Уроки этой Войны прочно укрепили веру в силу человечности, того, что можно назвать духом каждого гражданина СССР, каждого русского человека. Победа забрезжила только тогда, когда чувство справедливости взяло верх, когда «механика» быстро исчерпала свой внутренний потенциал, т.к. не могла предложить для своего доминирования более качественного «топлива» (кроме как изобретений, которые морально устаревали, которых обходили смекалкой или перебивали более сильным орудием), когда машина немецкой рациональности стала давать сбой. И как итог – знамя поверженной новации было водружено на русло гуманности, даже такой итог научной работы, как атомная бомба, ведь наличие ядерного оружия и ядерной угрозы в будущем позволило начать реализовывать принципы мягкой дипломатии, боязнь ядерной войны настроила людей на человечное взаимодействие, уже больше семидесяти лет сдерживая угрозу новой глобальной войны. И не права была Ханна Арендт в своём философском трактате «О насилии», что война — это физическое уничтожение неядерным оружием. Это гораздо более широкое понятие и глубокое, оно фундаментально человечно, как и не менее фундаментально извращено, принимая в действительности самые низменные формы. Да, мы содрогаемся от судьбы жертв Хатыни, от чисел, которые нам предоставляет государственная статистика с ежегодными и всё более ужасающими коррективами, со слезами на глазах мы вспоминаем блокаду Ленинграда, с отдающимся эхом «Немецкого марша» в начале самой известной симфонии Д. Шостаковича, и т.д.

Человечность советских людей не знала границ, кажется, будто некий генетический код позволил им встать плечом к плечу, оберегать чужого ребёнка как своего, стремиться спасать жизни любого, кто «свой». Зов душевности исходил и из «землянки» у Листова, и в крике «журавлей» у Френкеля, и в ожидании на передовой всегда жизнерадостного и по-отечески доброго А. Серафимовича, зов простирался в звуках тысяч станков, в залпах «Боевой подруги» Марии Октябрьской, мстящей за смерть мужа, он приютился в подлесках партизанской Смоленщины, в сводках Информбюро.

Не обошёл этот призыв стороной и русскую эмиграцию, выкристаллизовавшись в Фонд помощи русским Зворыкина, вступление в ряды французского Сопротивления ГайтоГазданова, прошедшего через все закопчённые круги ада Парижа, в укрытии Буниным русских на своей квартире.

Это был единый подвиг и единое дыхание столь многочисленного народа, это была невероятная по своему импульсу человечность и доброта, ощущение общности, невероятное чувство справедливости, желание жить, но жить вместе с Родиной, вместе с пространством, которое дарует тебе чувство безопасности, самоощущение, разрубающее целый ворох Гордиевых экзистенциальных узлов. Тут ненароком вспоминается африканское племя кочевников-фульбе, чьи жрецы на месте каждой стоянки проводили сложный ритуал «завязывания рта лесу» с целью обезопасить пространство и нейтрализовать зло, исходящее из динамичного внешнего мира. Только после него, почувствовав прилив сил, остальные соплеменники начинали производить коммуникацию, помогать друг другу и строить помещения. Они нуждались в своём безопасном пространстве, оно было формообразующей конструкцией для всех интеракций, для всех остальных символических процедур, сближающих людей. Внутри этого пространства нельзя было убивать, клеветать и вносить иные действия, вызывающие сообщественный раздор. Так и здесь. Желание сохранить своё пробудило и усилило чувства, возвращая людей снова к реальности, усиливая её, привязывая снова к земле, к корням, к человечности как жизнеобеспечивающей константе…

***

И закономерной платой за возвращение к реальности и окончание боевых действий, безусловно, выступает память, высшее проявление этой самой человечности, настолько масштабное и могущественное свойство, что без наличия её не было бы ни фундамента техницизма, ни самоопределения человека как человека. Ведь кто мы без памяти? И накопленного ею опыта? И насколько бы мы были при этом гуманными, цельными, развитыми? Это минное поле вопросов без ответов с отголосками пробивающихся предположений, но уж никак не твёрдое поле фактов, столь привычное для исследователя и тем более необходимое для исследователя общественных процессов.

Память, буквально, есть всё, заплечная сума человека, с которой он «вбрасывается» (по едкому замечанию М. Хайдеггера) в мир. И это последняя ниточка, чтобы с этим миром оставаться на связи даже после смерти (вспомним разговоры Тильтиль и Митильсо своими покойными родственниками в Стране Воспоминаний). Память и наш опыт – это то, что мы есть год от года, это они суть возраст, это они заключают нас и являются субъектами, а не наоборот (в таком интересно-модернистском ключе пытался выразить свою сентенцию ГудбергурБергссон в своём романе «Лебедь», позиции которого я склонен здесь и сейчас разделить). Поэтому охрана памяти, памятование, способность её иметь – это лучшее проявление гуманного в нас, это метка добра и мощной преобразующей силы мира, это созидательная воля и лучшее основание для человеческих поступков. Оглянись назад, читатель. И ты увидишь, что позади оставлено столько, что разбегутся глаза, а этим «прошлым» протоптано столько на ниве символической голографии в миропознании, что никакой экспертной оценки не хватит, чтобы посчитать, насколько же потенциал человечности неисчерпаем, кумулятивен и широк…

***

И вот мы с бабушкой каждой год стоим перед шкафом (портрет на котором теперь я отчётливо вижу), аккуратно протирая боевые медали моих прадедушки и прабабушки, ставим свечку, аккуратно оставляем две красных гвоздики и вспоминаем… Год от года я всё больше узнавал о них и поражался, насколько же силён их человеческий стержень, насколько сильны чувство долга, простая, но крепкая любовь, верность слову, долгу, себе, сослуживцам. Я узнавал, что мой прадед руководил партизанским соединением на Смоленщине и что о нём писали книги. Я узнавал, как он познакомился с моей прабабушкой, как ей немцы прострелили ноги и как прадед оставался с ней до прихода помощи, зарывшись в снег и держа её крепко-крепко, лишь бы не заметил неприятель. Я узнавал о том, как рисковали люди, как прадеда приютила в одной деревне крестьянка и как она прятала его от оккупационных властей. Я узнавал, как после взятия деревни прадедушка снимал трупы с дерева-эшафота устрашения. Я узнавал, как моя бабушка вынуждена была оперировать сослуживцев пилой, без анестезии, и как она умоляла тех бедолаг держаться, терпеть и верить. И после всех этих историйя понимал, что за четыре с лишним года войны у прадеда с прабабушкой человеческое лицо потеряно не было, скорее наоборот, они гораздо лучше поняли, что значит быть человеком, что значит гуманность, а также какова её цена в жизни. И это поистине великое знание и это поистине значимый мотив для сохранения памяти.

Вот мы с бабушкой достаём письмо с благодарностями прадедушке от его сослуживцев, она всегда плачет, читая его вслух, я же стою с заранее подготовленным графином. Потом мы забираемся в ноутбук и смотрим по сайтам-архивам, нашли ли что-то активисты там по прадеду с прабабушкой. Мы надеемся, верим в силу необъятной Интернет-сети. И потом молча сидим, обдумывая свои мысли, заметки и отдавая минутой молчания должное предкам, прошедшим через войну, через два её лейтмотива.

Сейчас уже подрастает мой племянник и он также постепенно начинает осознавать этот мир, я уже читаю в его глазах удивление от развешанных флагов, майской пыли предзнаменований, заряженного памятью воздуха. И скоро он также будет посвящён в великое таинство памяти, в апогей человечного в нас. Может быть, тогда я, вложив ему в руку георгиевскую ленточку, попытаюсь объяснить какими двумя лейтмотивами живёт война: в чём её огненная человечность и фениксно-пепельный потенциал техницизма и почему чувство памяти так ценно, трепетно и необходимо. Скоро, это будет совсем скоро, а пока нам остаётся помнить. Помнить и чтить.

_____________________________________________________________________________

Дорошенко Никита

Новогодняя сказка об одной эксклюзивной семейной традиции

В одном старом-старом лесу жила семья Березовых. На первый взгляд они были самой обычной, ничем не примечательной семьёй, но на самом деле всё было не так просто.

Это была семья волшебников, и чтобы их тайну не раскрыли, они притворялись обычными людьми. На земле таких, как они, в действительности много, но ради гармонии и равновесия в мире каждый волшебник в день совершеннолетия даёт клятву в том, что никому не выдаст свой секрет. Так вот, приключилась с ними одна занимательная предновогодняя история.

В каждой семье есть новогодняя традиция. У Березовых она тоже была. Каждый год в ночь с 30 на 31 декабря они рассказывали друг другу всю правду и раскрывали обманы, накопившиеся за год. Они знали: чем искреннее будешь в признаниях, тем радостнее наступающий год. Чем больше утаишь, тем тяжелее и строже будет наказание.

Обиды нужно успеть простить до наступления нового года. Не сможешь – тогда и тебя, и признавшегося в обмане ждут двенадцать долгих безрадостных месяцев. А если возникали сомнения в чьей-либо правдивости, в ход шли волшебные конфеты. Кладёшь такую в рот – и скрыть ничего не получится.

В канун Нового года собралась семья Березовых за столом. Старший сын не очень любил эту ночь, так как за целый год мог так нахулиганить, что самому удивительно было – когда успел? Откровенничать ему не хотелось.

Младшая сестра «шалила» гораздо меньше брата, она даже с листочком пришла, чтоб похвастаться, как много она сделала хорошего и как мало – плохого. Что касается самой младшей, то ей только месяц назад исполнился год и говорить она не умела, поэтому её в расчёт не принимали. Мама с папой были уже за столом и ждали, когда дети расскажут о своих ошибках и заблуждениях, когда раскроют обманы, вольные и невольные. При этом сами взрослые откровенничать не собирались: считая, что они не совершают ошибок. Поэтому родители отвели себе роль строгих, но беспристрастных судей.

– Ну что же! Сначала чай, а потом приступим к делу, – сказала мама с улыбкой и начала разливать горячий ароматный напиток по кружкам. Дождавшись окончания чаепития, она привычным жестом отправила посуду в мойку. Вид летящих по воздуху чашек и блюдец позабавил детей, но не особенно удивил: подобное они видели каждый день.

– Ну что, кто первый? – спросил отец, выразительно глядя на старшего.

– Почему это, интересно, я всегда первый? – возмутился тот. – Впрочем, так и быть. Признаюсь, в этом году я оторвался по полной. Во-первых, порядком посмеялся над своими одноклассниками. Видели бы вы их лица, когда с ними происходило что-то совершенно необъяснимое (хотя и не всегда приятное). Они и не догадывались, что я незаметно подколдовываю. Во-вторых, без спроса слетал в горы, позвал своего друга Йети, и мы с ним пугали взрослых и детей. Смешно!

Родители ещё долго слушали своё непутёвое чадо. Было ещё и в-третьих, и в-четвёртых, и в-шестых. Наконец поток откровенных признаний иссяк. Мама с папой покивали, но продолжали смотреть на своего старшего отпрыска с ожиданием, будто знали или догадывались, что он что-то скрывает.

– Теперь я! – сказала младшая дочь. – В этом году я была очень хорошей девочкой. Даже ела на завтрак нелюбимую кашу. Правда, несколько раз раскрасила нашего кота, но это не считается, я ведь просто хотела сделать его красивым… Девчушка села на стул и подняла глаза на родителей, наблюдала за их реакцией. Мама, казалось, была вполне довольна. И только папа смотрел на дочку, как будто знал что-то ещё.

– Ну, теперь вы! – хором сказали брат и сестра родителям.

– А нам нечего вам сказать, мы и так ничего от вас не скрываем. Да и откуда взяться секретам и недомолвкам? У нас времени хватает только на то, чтобы на работу ходить да за вами присматривать. Мы никогда друг друга не обманываем, и вас – тоже.

Берёзовы даже не подозревали, что за их семейной идиллией наблюдали. Кто бы вы думали? Ни за что не догадаетесь! Дед Мороз! Его всегда интересовали новогодние традиции, тем более такие редкие, можно даже сказать, эксклюзивные!

Оставаясь незамеченным, Дед Мороз внимательнейшим образом выслушал всё, нахмурился и сказал:

–Да, обман налицо. Надо будет заглянуть к ним перед тем, как начну развозить подарки.

На следующий день вся семья собралась отметить Новый год, к этому времени были уже готовы конфеты правды. Родители не сомневались в том, что они совершенно необходимы.

– Ну что же, приступайте! – сказал отец, протягивая детям волшебные сласти.

И тут раздался стук в дверь.

– Кто там? – спросила мама.

– Это я, Дед Мороз, – раздался в ответ зычный голос. Берёзовы удивлённо переглянулись, но дверь всё-таки открыли.

– Босс? – удивлённо произнёс папа. – Какими судьбами?

– Да так, решил заглянуть на огонёк, посмотреть, как вы волшебные конфеты есть будете.

– Не надо конфет! Мы и так всю правду расскажем! А борода настоящая? А подарки будут? – закидали вопросами Дедушку Мороза дети.

– Посмотрю на ваше поведение! – ответил он.

– Мам, помнишь, ты мне запрещала пользоваться перемещательным зеркалом? Так вот, я не послушался. Мне хотелось с Йети пообщаться, – признался старшенький. – Мы с ним часто видимся, он прикольный...

Сестра не отставала:

– Пап, помнишь, ты говорил, что кашу надо есть обязательно, а я каждое утро превращала её в пирожное, и только потом ела.

Услышав их признания, родители и Дед Мороз улыбнулись и тут же простили.

– Правду говорить легко и приятно, не так ли? – сказала мама.

– А вы? – обратился Дед Мороз к родителям. – Вы будете говорить?

– Но нам нечего сказать, мы ничего не скрывали и никого не обманывали, – практически хором ответили папа и мама.

– Неужели? А разве не вы, благородный отец семейства, должны были организовать встречу Дедов Морозов и Санта Клаусов по обмену опытом, а вместо этого поехали на рыбалку? А на службе сказали, что у вас аллергия на конфетти и бенгальские огни? – обратился Дед Мороз к папе.

– А вы? – строго посмотрел Дед Мороз на маму. Разве это не вам поручили накрыть все лесные и садовые цветы снежной периной, чтобы они не вымерзали, а вы вместо этого решили прошвырнуться с подругами по заоблачным магазинам!

Родители опустили глаза и залились краской. Повисла напряжённая пауза. И тут в звенящей тишине раздался нежный детский голосок:

– А-я-яй!

Это неожиданно для всех заговорила самая младшенькая. Она произнесла свои первые в жизни слова. И все засмеялись.

Новогодняя история закончилась хорошо: всеобщим примирением, подарками и символическим поеданием волшебных конфет, чьи сказочные свойства теперь интересовали Берёзовых гораздо меньше, чем вкусовые качества. А всё это означало только одно: грядущий Новый год будет счастливым, причём не только для семейства Берёзовых, но и для многих и многих других семей. Да что там для многих – для всех, в которых любят друг друга и не боятся говорить правду.

_____________________________________________________________________________

Дунюшкин Александр

Мудрость

            - Вот что, ребятки, - сказал старик, задумавшись, - мудрость-то вся от Бога идёт. Я вот полжизни валандался, счастья себе искал, а как к вере в светлое пришёл, так сразу и понятно стало всё! У вас вот у всех головы-то светлые, молодые вы ещё, так и не совершайте моих ошибок, не тратьте жизнь впустую.
- Эх, старик, старик, дурной ты, как петух без головы! – посмеиваясь, сказал комбайнёр.
            Уже почти наступила ночь. Под холмом, на поляне горел костёр. Около него удобно расположились четыре человека: ребёнок, студент, комбайнёр и старик, который слегка опешил от эффекта, что произвели его слова.
- А ты чтой-то тут расселся? – язвительно спросил он, - Жена там тебе, небось, пожрать приготовила, или ты от работы не устал?
            Комбайнёр давно уже не любил жену и домой возвращался по привычке. Иногда в нём разгоралась искра юности, и он пытался развиваться, как умственно, так и душевно: во время свободных часов и отпуска читал книги, ездил в город. Коллеги и соседи в такие минуты многозначительно говорили: «Иваныч-то опять, того!». Впрочем, проходила неделя, и всё возвращалось на свои места: работа, попойки, дом, сварливая жена. Но сегодня был именно такой день, когда комбайнёр решил, что жизнь, в общем-то, прекрасна, хоть и понимая, что этот настрой будет длиться недолго.
- Не обижайся так, - посмеиваясь, сказал он старику.
            Но тот быстро умолк, поняв, что после этого, весь эффект от произнесённой им мудрости как-то быстро улетучился.
- В каком-то смысле ты прав, разумный старик, - неестественно медленно и спокойно сказал студент.
            Он был крашеным блондином с волосами до пояса, причудливо сплетёнными в косы разноцветными резинками. В ушах у него болтались большие круглые серьги, а руки звенели при каждом перемещении из-за обилия колец и браслетов. Мешковатая одежда, в которой преобладали красные и оранжевые цвета, дополняла его стиль. Увидев его днём, деревенские парни приблизились к нему, угрожающе сжимая кулаки и нахально улыбаясь, но комбайнёр их прогнал. Он с дружелюбием и снисходительностью относился к студенту, который решил устроить путешествие по стране, чтобы стать просветлённым. У костра он сыпал словами и терминами, понятными лишь комбайнёру. Студент называл себя дзен-буддистом, но когда комбайнёр спросил его, к какому из пяти домов Южной школы дзен-буддизма тот принадлежит, он, растерявшись, заметно приутих.
            - Но Бог, - фальшиво-проникновенно продолжил студент, чётко выговаривая каждое слово, - находится внутри каждого человека. Если вам некомфортно и неприятно жить, то это оттого, что у вас нет гармонии в душе и...
- Скажи это полярникам! – насмешливо перебил его комбайнёр.
- И если вы не можете плюнуть на все ваши грязные стремления и амбиции, - продолжил он, делая вид, что ничего не произошло, - то вас ждут страдания!
            Воцарилось молчание. Старик задумчиво почёсывал бороду. Он, наверное, первый раз в жизни усомнился в собственных взглядах и самооценке. Еще, будучи ребенком, он держал себя несколько обособленно от других детей. Но, поскольку и они были не особенно рады приглашать его в свою компанию, то у него быстро сформировалось убеждение, что он выше большинства людей. Ему оставалось только укрепить своё мнимое превосходство интеллектуально. И, как и все люди такого типа, прочитав несколько книг, он сразу же мысленно присвоил себе титул великого мудреца и философа. Впрочем, может, природа и наделила его большим умом, но из-за высокомерия и гордыни, он навсегда остался в деревне, время от времени занимаясь хозяйством и замечая престарелой жене, сыну – великовозрастному бездельнику и соседям, какие они все дураки. И почему-то именно в этот момент, глядя на потрескивающий костёр, он понял, что давно уже является объектом насмешек, и что никто не воспринимает его всерьёз.
- Пойду я, - тихо сказал он и начал быстро подниматься вверх по холму.
- В ночь? Куда?
- К чёрту! – донёсся крик из-за холма, больше похожий на рёв пойманного зверя.
            После недолгого молчания, комбайнёр начал:
- Есть у меня одна история. Когда я ездил в город, один мой знакомый устроил застолье. Было нас человек восемь, пили мы, ели, шутили. И один гость с самого начала мероприятия сидел мрачнее тучи, а потом, как вскочит, весь такой красный и злющий: «Надоели мне эти пьянки, самодовольные рожи, унылые пятиэтажки и тупость! Вот я сейчас такое сделаю, сразу поймёте, до чего человека можно довести!». Выбежал из квартиры и решительно зашагал к мостовой. Мы, конечно, пошли за ним, думали, что утопиться собрался. А он забрался на широкие каменные перила одного из мостов и сел в позу лотоса. Выходные, центр города, народу много, быстро вокруг него столпились люди и начали снимать на камеру и фотографировать. На удивление, его никто не прогнал. Так просидел он до ночи и знаете, что было потом?
- Что?! – оживился студент с неподдельным удивлением, - Он обрёл в Нирвану?
- Куда там! – ответил комбайнёр, едва сдерживая смех, - тогда была поздняя осень, камни-то холодные! Вот и подцепил наш буддист простуду!
            Студент вскочил, оскорблённый за свою религию, но не успел ничего сказать, так как не рассчитал траекторию движения и, не замечая ничего, кроме острого желания высказаться, наступил в костёр. Тут почти просветлённый отпрыгнул и выкрикнул такое страшное ругательство, что по окраине деревни прошёл собачий лай. Обиженный, он пошёл вверх по холму, следом за стариком, сопровождаемый давящимся в груди, невзрачным смехом комбайнёра.

***      Заря. Утренний туман охватил холмы и густой лес на окраине деревни. В ближайших зарослях слышалось невнятное бормотание и хруст ломающихся веток. То был старик. Где-то изрядно надравшись ночью, он решил повеситься, (конечно, в трезвом состоянии он бы никогда не принял такого решения, скорее, отправился бы снова заливать своё горе алкоголем) ведь выпитое спиртное подталкивало к глупым и решительным действиям по избавлению от проблемы бессмысленно прожитой жизни. К счастью, а может и к сожалению, сооружённая им виселица оставила бы его инвалидом до конца оставшихся ему дней, но не убила бы: она представляла собой полусгнившую верёвку с петлёй, кое-как намотанную на сук хилой берёзки. Старик бы достиг своей цели, если бы не приближающиеся из леса осторожные и боязливые шаги.
***       Озябший и бледный студент думал, что упадёт на землю замертво от холода и что не сможет выбраться из леса. Когда он, обиженный выходкой комбайнёра, ночью ушёл от костра, то забрёл в чащу, в ожидании, что его кинуться искать. Но этого не произошло, и он попытался вернуться. Не найдя выхода из леса, он всю ночь бродил по нему, пытаясь выбраться и гневно проклиная своё намерение отправиться в это злополучное путешествие (о буддизме он, конечно, и не вспоминал). Под утро, измученный ночным холодом и изъеденный комарами, уже совсем отчаявшийся, студент готов был в очередной раз разрыдаться, как вдруг услышал, как что-то мычит и шевелится в кустах. Осторожно, готовясь убежать в случае опасности, он приближался к зарослям. Раздвинув их дрожащими руками и просунув в них голову, он увидел человеческий силуэт в тумане. Вдруг силуэт покачнулся, повалился на землю и начал издавать какие-то странные звуки. Он не пытался встать, но находился в такой неестественной позе, что студент сразу вспомнил йогов, которых он видел в Индии. К тому же у силуэта были растрёпанные волосы, скудные одежды.
- Буэээ... Уаа.. – кряхтел он, протягивая руки к студенту.
- Будда Гаутама?! – взволнованным шёпотом спросил студент.
- Хошь, дам те совет? – с трудом проговорил новоявленный будда, не обращая внимания на слова студента.
- Ты поведаешь мне великую мудрость?
- Ага!
            Но подвыпивший Гаутама к этому моменту совершенно потерял контроль над мышцами рта и заговорил (точнее, замычал и закряхтел) настолько непонятно и невнятно, что даже самый учёный логопед едва бы понял треть из его слов. После своей нравоучительной (наверное) бравады, не опохмелившийся Шакьямуни тяжело повалился на землю и, кажется, заснул, но взбудораженному воображению студента показалось, что он растворился в тумане.
* **             День. Солнце ярко светилось высоко в небе. Поле дышало духотой и зноем. На его окраине стоял комбайн, который внимательно осматривали два человека.
- Эх, завтра начнётся сезон работ, Иваныч, - сказал первый, щуря на солнце глаза.
- Последний день весны, - задумчиво проговорил второй, - нужно настроиться на труд, ведь завтра придётся пахать.
            Он был тем самым комбайнёром, который сидел у костра ночью. Теперь он занимался налаживанием оборудования для работ в поле. Вдруг он увидел человека, идущего к нему через поле. Приглядевшись, комбайнёр узнал в нём студента, несущего свои пожитки в рюкзаке через плечо. «Что посеешь, то и пожнёшь», - подумал Иваныч, глядя не то на студента, не то на поле. Приблизившись к комбайнёру, он рассказал ему о своих ночных похождениях и встрече с Буддой Гаутамой.
- Кого бы ты ни встретил в лесу, - сказал тот, комментируя историю студен-та, - это верно: все стремятся познать мудрость, вот только продиктована она языком, не известном людям, которые интерпретируют её по-своему.
            Они ещё немного поговорили, потом студент попрощался с комбайнёром и направился в следующую деревню, совсем позабыв о том, что недавно потерялся в лесу. «Что посеешь, то и пожнёшь» - всё ещё думал Иваныч, глядя не то на поле, не то на удаляющегося студента.
            - Посеяли-то мы, но пожинать нам уже поздно, а, Михалыч?
            - Чего?
            - Забудь. Не бери в голову.
***      Похоже, все участники привала у костра забыли о мальчике, который всю ночь сидел с ними, а под утро ушёл восвояси. О нём и так почти никто не помнил и не знал. Его родители были беспробудными пьяницами, от которых он убежал. Эти люди тосковали о нём неделю, спрашивая прохожих, не встречали ли они ребенка, но вскоре их поисковый энтузиазм закончился, они занялись привычными делами. Только несколько человек знали, что мальчик поселился в маленьком домике на отшибе у местного учителя на пенсии – тихого и интеллигентного старичка, который не отдал его родителям, зная об их алкоголизме. Когда-то он преподавал математику, но давно ушёл на пенсию. Вечерами он учил мальчика многим школьным предметам, которые тот познавал с удовольствием. Спустя месяц он дал своему воспитаннику письмо к старому другу в городе – известному профессору, с просьбой приютить умного не по годам ребёнка. «Подобные ему люди будут жить на планете гораздо позже», – написал добрый старик, и именно эта особенность, видимо, давала мальчику внутреннее чувство чего-то уникального, что должно с ним произойти, великого предназначения.
            Вечер. Уже почти выйдя на дорогу, ведущую в город, он услышал, как кто-то, спотыкаясь, пытается бежать за ним. Это был старик.
            - Вот он, - торжествующе взвизгнул преследователь, - будущее цивилизации! Но, может, для меня ещё не всё потеряно!
            Сказав это, он тоже пошёл по дороге, но на самом последнем клочке земли, где кончалась деревня, он споткнулся, упал и уже навсегда остался в её владениях. А ребёнок бодро шагал вперёд, навстречу большому городу. Был последний день весны, ему нужно настроиться на труд, ведь завтра придётся пахать.

__________________________________________________________________

Егоров Ярослав

Мой класс.

Мой класс очень дружный. У нас замечательный коллектив, который сообща решает различные задачи. А задач у нас, как правило, много: нужно участвовать в соревнованиях, жизни школы, готовить выступления, мероприятия для родителей, посещать музеи или выставки. У каждого в классе есть обязанности, мы все стараемся их прилежно выполнять. Мы заняты в работе пяти штабов: «Информация и печать», «Здоровье и спорт», «Труд и порядок», «Культура», «Знание».

Все вопросы мы обсуждаем на классном часе с нашим классным руководителем. Как правило, мы предлагаем идеи, а потом все вместе рассматриваем наилучший вариант. Где мы только не побывали вместе! Ездили в театр в город Ижевск, посетили представления цирка, были поездки в город Казань, Кунгур, экскурсия в город Елабугу. В нашем классе присутствуют взаимопомощь, обычно мы стараемся помочь друг другу. В моём классе все весёлые и дружелюбные, и поэтому мне нравится проводить время со своими одноклассниками. Мои товарищи – настоящие звёзды. Среди нас есть гимнасты, хоккеисты, футболисты, баскетболисты (завоевали 1 место в республиканской и российской игре), мы занимаемся лёгкой атлетикой, греко – римской борьбой, игрой в шашки и шахматы, учимся в музыкальной школе и Школе искусств, в театральной студии.

Иногда в нашем классе могут возникать небольшие ссоры или разногласия, но это вполне нормально, так как в семье, обществе иногда возникает недопонимание. Но мы стараемся как можно скорее разобраться во всём и не обижаться друг на друга.

Я считаю, что очень важно, чтобы в классе царила дружба, взаимопомощь и взаимопонимание.

______________________________________________________________

Заболоцкая Софья

Побег.

Мягкий тёплый свет от лампы, стоявшей на прикроватной тумбочке, рассеивал тьму от страниц книги и рыжеватой макушки девочки, удобно устроившейся на кровати. Мало кого можно было в 2040 году застать за прочтением бумажной книги. Теперь их заменили электронные. Но прогресс не остановился только на книгах. В мире появились человекоподобные роботы – андроиды.

Сейчас такой «электронный человек» гремел на кухне, пока девочка увлеклась чтением, отвергая тот факт, что её ждёт домашнее задание. В восьмом классе задавали довольно много.

- Мира, ужин готов, - приоткрывая дверь в комнату, сказал андроид.

Мирослава вышла в тёмный коридор. Из комнаты брата доносились какие-то громкие возгласы возмущения. Покосившись на дверь, она прошла вслед за андроидом на кухню.

- Приятного аппетита, - пожелал Олег, ставя перед Мирой тарелку с макаронами.

- Спасибо,- ответила девочка и начала быстро уплетать свою порцию.

- Надеюсь, хотя бы сегодня обойдётся без каких-либо криков,- печально подумала Мирослава. Руслан начинал срываться из-за мелочей, что сильно её пугало и настораживало.

В кухню вошёл брат и, как будто услышав ее мысли, злобно пробурчал: «Опять макароны? Ты не могла сказать, чтобы эта пластиковая микроволновка приготовила что-нибудь другое?»

Мира промолчала, подняв на несколько секунд свои серые глаза.

-Чего вылупилась? Я же по глазам вижу, что ты мной вечно недовольна! А я виноват, что мать бросила нас и уехала в свой Питер? Конечно, это же для нашего блага! «Я каждую неделю буду отправлять вам деньги! Я вас не брошу!» А от самой не слуху, ни духу! - передразнивал слова матери на повышенных тонах Руслан.

Андроид стоял в стороне, наблюдая за происходящим. Датчик, шедший неширокой полосой по шее, беспрерывно горел белым.

-Не смей так говорить про маму! Она хочет как лучше для нас! – не выдержала Мирослава.

Ком подступал к её горлу. Она защищала мать, которую не видела с 9 лет.

-Не нравиться жить со мной? Так иди на улицу! – заорал Руслан, опрокинув стол.

Тарелки, стоявшие на нём, упав, со звоном разлетелись в дребезги.

-А вот захочу – пойду! – всхлипнула Мира, пытаясь встать со стула.

Вдруг что-то обожгло ее щёку.

- Мерзавка неблагодарная! – взревел парень, замахиваясь во второй раз.

- Нет! Перестань! – внезапно вмешался андроид, хватая руку Руслана.

-Ты, мусорное ведро, поломалось видимо. Но ничего, сейчас починим! – переключаясь на машину, начал угрожать парень.

В ту же секунду Руслан толкнул робота в стену.

- Олег, нет! – вскрикнула, испугавшись Мира.

Но андроид не собирался сдавать позиции. Удар за ударом Олег принимал по своему полимерному корпусу и лицу. На щеках и руках робота виднелись серебристые просветы вместо кожи.

-Ты, посудомойка, никогда, слышишь, никогда не будешь указом для человека! –держа робота за горло, шипел Руслан.

Раздался очередной звон стекла. Только на этот раз разбилась тарелка о голову Руслана.

Парень рухнул на пол, а за ним по стенке сполз светловолосый андроид.

- Олег! – падая рядом на колени, позвала напуганная девочка.

Из носа машины текла серебристая жидкость, а полоса на шее горела красным.

- О боже,- закрывая рот и нос ладоням, прошептала Мира.

-Это ничего страшного, - успокоил её андроид, поднимаясь на ноги, - Главное ты цела.

-Что же я наделала, - озираясь вокруг, всхлипывала девочка.

Страх и чувство вины начали грызть изнутри.

-У тебя не было выбора, ты защищалась, - стирая с лица серебристую струйку, обнадёжил робот.

- Он же теперь тебя разобьет, а меня просто за шкирку отсюда выкинет! – уже в голос начала рыдать Мира.

- Выбора нет. Нужно ехать в Питер,- присаживаясь рядом на колени, уверенно сказал Олег.

- Куда? Я не знаю, где живёт мама! К тому же у меня нет денег!

- Я знаю, куда нам нужно и где достать деньги. Иди, одевайся. Времени мало.

Мира, убежав к себе, начала натягивать свитер и джинсы, а андроид направился в сторону комнаты Руслана.

По всему полу валялись вещи. Преодолев эти завалы, Олег подошёл к прикроватной тумбочке и открыл её.

В ящике лежал белый конверт, а рядом какой-то пакетик с синим порошком.

- Синяя лилия? – подумал робот, просканировав содержимое. – Не думаю, что Мире будет приятно это знать.

Недолго думая, андроид схватил конверт и по пути посчитал заветное содержание.

- Семь тысяч. Должно хватить.

А в тумбочке, стоявшей в прихожей, робот нашёл документы Мирославы Ветровой.

Пока всё шло по плану.

Но теперь Олег не был послушной машиной, а тем, кто сломался. Теперь он должен стать человеком.

С трудом, но андроид вырвал индикатор из шеи. За несколько секунд место бывшей полосы покрылось имитацией кожи.

Он взял старую тёмно-синюю куртку Руслана. Новая одежда скрыла фирменную чёрную футболку, с белыми полосами и серийным номером ОLK38.

В этот момент прибежала Мира.

- Готова?

- Да. Ты совсем как человек,- натягивая белую шапку, сказала девочка, оценивающе взглянув на Олега.

- Так должно быть, - помогая надевать темно-зелёную куртку Мире, буркнул робот.

- Теперь всё позади,- перешагнув через порог подъезда, подумала Мира. Под кроссовками заскрипел ранний для Адлера первый снег.

_________________________________________________________________________

Загудаева Алиса

*   *   *

Я виновата – долгие сборы.

Просто в рёбрах запутался ржавый нож.

Давай отложим гневные споры.

Надо бежать. В Питере снова дождь.

Укроемся в здании старой библиотеки

И заведём читательские билеты.

Меня захватили древние греки,

А ты не находишь в кирпичных романах ответы.

Пора убегать, ты не думаешь? Прямо сейчас, на улицу,

Скорее, смотри, солнце нежится в облаках.

Я похожа, наверное, на нелепую мокрую курицу

А ты так сияешь, как новенький медный пятак.

Это слишком неправильно и восхитительно странно

Мы с тобой обнимаемся так, что болит душа,

И в твоих глазах море плещется нежно-коварно…

Мне правда пора, я уже ухожу. Не спеша…

_________________________________________________________________

Кипке Виктория

Однажды папа показал мне очень интересные документы которые он нашел в районном архиве, когда пытался выяснить какие-то вопросы связанные с оформлением документов, и это оказались очень старые метрики наших предков, они были такие старые, что буквально рассыпались в руках, а чернила местами выцвели настолько, что прочесть написанное было очень сложно.

     Мне стало интересно, а с чего началась история нашей семьи, ведь история семьи – это летопись истории нашей страны, и знать ее необходимо, так как без прошлого нет будущего.

     Я стала расспрашивать родителей, дедушку, бабушку и прабабушку и выяснила очень интересную историю нашей семьи.

     Далекие предки нашей семьи при Екатерине II были присланы из Германии для развития немецкой культуры России и осели в Саратовской губернии.

       Прапрапрабабушка Мелингер Луиза Генриховна умерла 1968году, прапрапрадедушка Мелингер Иван Фридрихович расстрелян в 1938году, проживали в Саратовской области у них было 7 детей, одним из детей была моя прапрабабушка Мелингер Эмилия Ивановна (1914 – 2001). Семья была большая и детей с ранних лет приучали к работе. Эмилия работала у евреев служанкой они помогли ей с изучением русского языка, так как проживая длительное время в России , немцы селились в так называемых немецких слободах и сохраняли свой язык и культуру, поэтому зачастую родившись и прожив всю жизнь в России многие из них не знали русского языка. Потом, по словам прабабушки, они сделали ей какие-то документы, она переехала в Баку и вышла замуж за Гергерта Адама Ивановича, там в 1935 году родилась моя прабабушка Гергерт Нина Адамовна. Когда началась Великая Отечественная война их выслали в соответствии с указом ВПС ССС от 28.08.1941г. как лиц немецкой национальности в Новосибирскую область, они находились на спецпоселении сначала в Тогучине с 1941 по 1942 год, затем до 1943 года в Томской области, а с 1943 по 1956 снова в Новосибирской области, они работали на заводе Сибсельмаш.

   В 1956 году прабабушка вышла замуж за Кипке Эвальда (Ивана) Александровича, тоже переселенца немецкой национальности с Украины. Из Запорожья его выслали в Кемеровскую область, затем в Новосибирскую область в совхоз №2, ныне это наше село Чистополье. У них родилось двое детей, один из них мой дедушка Кипке Александр Иванович (1960), в 1982 году он женился на моей бабушке Дьяковой Галине, а в 1985 году родился мой папа Кипке Евгений Александрович.

     Сейчас пока жива моя прабабушка у меня есть возможность узнать больше об истории своей семьи, ведь прошлое, настоящее и будущее неразрывно связаны между собой, история моей семьи неразрывно связана с историей моей Родины. Каждое поколение своим трудом старалось сделать будущее своей Родины лучше, счастливее.

_____________________________________________________________

Рассказова Мария

***

Когда началась Великая Отечественная война моему прадедушке было два года. Его звали Харитонов Алексей Михайлович. У него была большая семья. В ней было семь детей: пять мальчиков и две девочки. Их отец умер еще до начала войны, а матери – Харитоновой Анне Михайловне пришлось одной воспитывать детей.

В 1943 году, когда война с фашистами шла уже два года, ее старшему сыну Анатолию было 20 лет. Но в армию его не взяли, потому что он работал на военном заводе в городе Горький, и у него была бронь. Второму сыну – Василию, исполнилось 18 лет, и его забрали в армию.

Мой прадедушка знает о своем брате Василии совсем немного.

Харитонов Василий Михайлович родился в 1925 году в селе Антоново Спасского района Нижегородской области. Образование у него было четыре класса. С 14 лет работал в колхозе. Забрали в армию его в феврале 1943 года. Сначала он проходил подготовку три месяца в Гороховецких лагерях, недалеко от города Дзержинска. Потом он попал на фронт.

Три раза он был ранен не очень тяжело, но каждый раз возвращался на передовую, в строй. Ему было присвоено звание младший сержант. Василий воевал на Украинском фронте. В марте 1944 года он был ранен в лопатку, задето было легкое. 22 апреля 1944 года он умер от ран в госпитале в городе Смоленске. 3 марта 1944 года его матери прислали извещение о смерти, в котором говорится: «Ваш сын, младший сержант Харитонов Василий Михайлович… в бою за Социалистическую родину верный военной присяге, проявив геройство и мужество, был ранен и умер от ран 22 апреля 1944 года. Похоронен в г. Смоленск Братское кладбище».

Мой прадедушка бережно хранит письма своего старшего брата, которые он писал с фронта.

Каждый год 9 мая мы с мамой ходим в парк на аллею Славы и возлагаем цветы к Вечному огню. В этот день мы вспоминаем всех наших родственников, которые погибли или пропали без вести на фронтах Великой Отечественной войны, защищая нашу Родину от фашистов. Живым из них не вернулся никто.

_____________________________________________________________

Негодяев Егор Васильевич

Много лет прошло со дня  Победы  в Великой Отечественной войне, и совсем недавно я узнал от бабушки о том, что   в этой  страшной войне  участвовал мой прадед Негодяев Егор Васильевич, который родился 6 марта 1915года в Пензенской области, Нижнеломовского района, селе Пешая Слобода.

Беспартийный, учился в сельской школе, окончил всего 2 класс. Основная гражданская специальность пилорамщик. Был женат на Негодяевой Дарье Андреевне.

12 июня 1942года , в возрасте27 лет, был призван по мобилизации Нижнеломовским Районным военкоматом в 233 стрелковый полк- стрелком.

В июле 1942года , учавствовая в военных действиях, произошло легкое ранее в шею. Он попал в госпиталь № 3405 на лечение по ранению, где пробыл по август 1942 года. Попав в 1108 стрелковый полк, в августе1942 года был снова ранен в кисть правой руки. Его госпитализировали на лечение в госпиталь №75. В сентябре 1942 года выйдя из госпиталя , моего прадеда, снова отправляют в 1108 стрелковый полк , где его назначают командиром стрелкового отделения.

10 мая 1943 года Егор Васильевич, принимает военную присягу . В июле 1944 года опять произошло ранение в левое плечо . Успешно пройдя лечение в госпитале, в августе 1944 года его направляют в 35 стрелковый полк, где он и, находится , учавствовая во многих боевых действиях по 9 мая 1945года.

Во время войны Егор Васильевич был награжден орденом «Отечественной войны»1944г., орденом «Красной звезды»1944г., получил « Медаль за отвагу» 1943г., « Медалью за отвагу 1944г.

Демобилизовался он 10 ноября 1945 года.

Я всегда буду помнить , и гордиться своим прадедом. Ведь благодаря ему и другим людям, принявшим участие в Великой Отечественной войне, все мы живем под мирным небом.

_____________________________________

Верстакова Виктория

Колокольный завод братьев Приваловых

Содержание

  1. I.Введение.
  2. II.Основная часть.
  • Литье колоколов.
  • Династия Приваловых.
  • Колокольный завод в Нижнем Ломове.
  • Колокольный завод в кадре.
  • Еще звонят Ломовские колокола.
  1. III. Заключительная часть.
  • Выводы.
  • Практическая значимость проекта.
  • Мое отношение к теме исследовательского проекта.
  • Используемая литература.

I. Введение

В старину люди говорили, что для абсолютного счастья человеку необходимо славное Отечество. В нашем современном мире эти слова по-прежнему актуальны. Мы согласны с тем, что воспитание человека, испытывающего гордость за свою страну, начинается с углублённого познания своей малой Родины. Малая Родина – это огромная ценность для каждого русского человека. Это не только природа, но и еще человеческие взаимоотношения, уклад жизни и традиции, язык, вера и определенные склонности. Это «родимые пятна» каждого человека!

Актуальность проекта заключается в изучение малоизвестных фактов о существовании колокольного завода братьев Приваловых.

Цель проекта:выяснить,где находился колокольный завод и как он выглядел узнать о его владельцах и продукции, которую выпускали на заводе.

Задачи проекта:

  • узнать об истории развития колоколитейного производства в России;
  • познакомиться с биографией династии Приваловых;
  • собрать и обобщить информацию об истории колокольного завода братьев Приваловых;
  • составить презентацию по выступлению;
  • воспитывать уважительное отношение к духовному, историческому прошлому своей малой Родины.

Объект исследования:колокольный завод братьев Приваловых в городе Нижний Ломов.

Гипотеза: доказать, что на фотографии 1919 года изображен колокольный завод братьев Приваловых.

Методы исследования:

В работе применялся метод исследования – изучение информационных источников по теме с помощью теоретического исследования и анализа источников, описание. В качестве информационных источников использовались книги, газетные материалы, сеть интернет.

 

                                                  II. Основная часть

Литье колоколов

Литьё колоколов – это целое искусство!

Считается, что первое упоминание о колоколах на Руси содержится в Третьей  Новгородской летописи и датируется 1066 годом. А первое летописное свидетельство об отливке колоколов на русской земле относится к 1259 году, когда князь Даниил Галицкий перевёз из Киева в Холм колокола и иконы.

 На Руси отлив колоколов поначалу заказывали иностранцам – мастерам из Европы. Однако в конце 15 века русские мастера сами овладели секретом изготовления колоколов, да так быстро продвинулись в своем мастерстве, что превзошли своих западных коллег и по красоте и по качеству звона колоколов.

Но не всегда колокола услаждали слух христиан. Почти семьдесят лет молчали колокола на Руси. Казалось бы, невозможно было их изъять из российской жизни, а в советское время изъяли.

Советская власть к церкви относилась весьма негативно и к колоколам в том числе. Все храмы перешли в распоряжение Местных советов, которые могли «использовать их по своему назначению, исходя из общественной и государственной нужды».

Колокола разделили свою судьбу с судьбой русского народа, их не обошли стороной «ужасы, доселе невиданные и неслыханные».

Великая Отечественная война 1941-1945гг. В сердцах советских людей зазвонили набатом колокола! Они призывали на защиту своей Родины, как это делали в прошлые века Александр Невский, Дмитрий Донской, Минин и Пожарский, Александр Васильевич Суворов и многие другие герои нашего Отечества.

Война унесла миллионы человеческих жизней. Фашизм не щадил никого ни детей, ни стариков, ни женщин! В помять о всех замученных, погибших в концлагерях и на поле брани, в Бухенвальде звучит колокольный набат. Это была великая битва. Выстоял русский народ. Выстоял и русский колокол.

Таким образом, колокол – это один из символов Руси, её силы, веры в будущее и памяти о прошлом. Колокола, проделав большой исторический путь, стали для России частью истории, и народа, и страны.   

   В России в результате многовековой практики сложилась традиция, когда большинство мастеров старались отливать колокола с «русским» профилем, которыйимеет определённые соотношения диаметра, толщины и высоты и даёт большой тембр (благозвучие) и большую длительность звучания (певучесть). Нужно провести много очень точных расчётов, для того, чтобы получить определённый звук.

Заимствованное за границей применение колоколов для богослужения разрослось и окрепло на русской почве, и нет места в России, где стройный и мощный звон колокола, то веселый и радостный то печальный и торжественный, не возвещал бы людям о ином мире, о иных заботах и радостях...

XV веке в России появились собственные заводы по отливке колоколов. А органичное включение звонов в христианский православный обряд стало решающим фактором их распространения и развития. И к XVI веку колокола уже звучали по всей стране. Русские мастера изобрели новый способ звона - языковый (когда раскачивается язык колокола, а не сам колокол, как было в Западной Европе), это позволило отливать колокола очень больших размеров.
О размахе колокололитейного дела в России можно судить по фотографии с Нижегородской ярмарки.

В советские годы тысячи русских культовых колоколов были варварски уничтожены, а литье их прекращено[2], Андрей, Алексей, Леонид и дочери Надежда, Александра, Мария, Валентина.(Рис.3)

В многодетной семье И. А. Привалова в 1891 году родился Иван Иванович Привалов, впоследствии всемирно известный выдающийся математик. Его именем названа одна из улиц в Нижнем Ломове. В этом же году братья Приваловы открыли новый завод в селе ГордеевкеБалахнинского уезда Нижегородской губернии.

В 1907 году Иван Андреевич с семьёй переехал в село Канавино (ныне часть города Нижний Новгород), где находились главные приваловские «Колокольные заводы Поволжья», но завод в Нижнем Ломове продолжал работать.

Нижнеломовский краевед Борис Пастухов считает, что с 1904 года Приваловы жили попеременно то в Нижнем Ломове, то в Нижнем Новгороде, и окончательно переехали в НижнийНовгород в 1907 году, после закрытия колокольного завода в Нижнем Ломове. При этом их сын Иван учился в Нижегородской мужской гимназии и лишь на каникулы приезжал к родителям в Нижний Ломов.

Рис.3 Надя, Маня и Леня Приваловы, 1903 год, Нижний Ломов.

из личного фонда Приваловой в ЦАНО

Колокольный завод братьев Приваловых

Далеко за пределами Нижнего Ломова был известен колокольный завод купцов второй гильдии Ивана и Константина Андреевичей Приваловых. Датой основания завода братьев Приваловых обычно называется 1817 год. В статистических материалах по Пензенской губернии указывается 1880 гг. На заводе работало 9 человек, и все они являлись искусными мастерами.

Почему-то считается, что в 1907 году И. А. Привалов продал Нижнеломовский завод, но так ли это? Если полистать газету «Пензенские епархиальные ведомости», то можно встретить такое рекламное объявление:

«Склад продажи колоколов Нижне-Ломовского завода братьев Приваловых в г. Пензе на Базарной площади, против дома Оболенского» (1912 год) или такое: «Колокольные заводы Поволжья. Бр. Приваловы. В Н.-Новгороде, Канавино и Н.-Ломове Пензенск. губ.фирма сущ. с 1817 года. Готовые колокола для продажи от 15 ф. до 300 пуд.и на заказ из высших сортов меди и англ. олова от 10 ф. до 1 000 пуд. Гарантия за благозвучность и прочность колоколов. Доставка их по жел. дорогам и поднятие на колокольни за счёт завода. Разсрочка платежа. Благодарственные отзывы и высшие награды на выставках…»[4]

Колокольный завод

Годы

Производство тыс. п. в год

Оборот,

тыс. руб. в год

Число

рабочих,

чел.

Выручка на

одного работника, тыс. руб.

братьев Приваловых 1895–1917 1,5 23,3 20

2,1

Самыми крупными предприятиями Нижегородской губернии по изготовлению колокольной продукции были:

• меднолитейный завод колокольчиков и бубенчиков Е. С. Клюйкова в Балах-

нинскомуезде Нижегородской губернии;

• колокольный завод братьев Ивана Андреевича и Константина Андреевича

Приваловых в Балахнинском уезде Нижегородской губернии.

Они попали в четвертую группу колокололитейных заведений, обозначенных как «небольшие предприятия», с годовым объемом производства в натуральном выражении от 1 до 2 тыс. пудов, среднегодовым оборотом 15–30 тыс.

руб., числом работающих 5–15 человек.

Остальные литейные заведения, по которым обнаружены статистическиеданные, относились к разряду мелких.На Всероссийской промышленно-художественной выставке в Нижнем Новгороде в 1896 году продукция фирмы была отмечена бронзовой медалью.

В 1901 годузавод братьев Приваловых из г. Нижнего Ломова Пензенской губернии принял участие в Нижегородской ярмаркеколоколитейного производства, которая ежегодно проводилась с 1873 до1916 г.

Колокольный завод в кадре

     Как же выглядел колокольный завод Приваловых? С этим вопросом мы обратились еще в прошлом году в Нижнеломовский краеведческий музей (при исследовании работы «Колокольные звоны»), но никаких изображений и фотографий на тот момент не было. Летом работники музея, работая в архиве, обнаружили фотографию «Торжество 1 мая» 1919 года.(Рис. 4)Рис. 4

Эта фотография и стала началом в создании исследовательской работы «Колокольный завод братьев Приваловых».

Она была сделана в районе начала улицы Московская. Изучая изображение, они увидели строение на заднем плане. Увеличив фрагмент, увидели, что небольшое строение напоминает – колокольный завод) (предприятие), который по данным документов находился в районе, где сейчас располагается кирпичный завод. Что бы точно говорить, является ли строение колокольным заводом, я провела исследование.

         Во-первых, сравнила изображения других колокольных заводов того периода времени. Есть схожесть в строениях различных предприятий.

       Во-вторых, для производства колоколов требовался такой материал как глина. А в этой части города, как раз находился глиняный карьер.

Еще звонят Ломовские колокола…

Колокола колокольного завода братьев Приваловыхотливали для храмов и церквей по всей России. Историю некоторых колоколов мы узнали из разных источников…

В собрании колоколов Новгородского музея-заповедника наиболее значи-

тельную часть составляют отливки русских колокольных заводов ХIХ - начала ХХв.

Редкими для нашего региона и вообще мало сохранившимися являютсяи колокола приваловских заводов, работавших в Нижнем Новгороде и Нижнем Ломове Пензенской губернии. Колокол завода братьев Приваловых, отлитый вНижнем Ломове Пензенской губернии оформлен опознавательнойнадписью завода, поставленной в нижней части тулова, а также двумя поясами орнамента в верхней и среднейчасти тулова. Это достаточнотрадиционный, известныйс XVII в., мотив т. н. семилистника с треугольными (городковыми) завершениямив верхней части и полукруглыми фестонами в нижней частифриза. Верхний фриз зеркально повторен в поясе орнамента, идущего по центру колокола.

       Один из таких колоколов находится в экспозиции Нижнеломовского краеведческого музея г. Нижнего Ломова

Еще один колокол из коллекции музея отлит на заводе И. А. Привалова вН. Новгороде. Он оформлен двумя широкими, зеркально отраженными декоративными фризами, обнесенными с одной стороны жемчужником, с другой — треугольными фестонами ромбовидных листьев, соединенных со своеобразным рокайльным раппортом.

Музейный колокол этого завода возможно датировать началом ХХ в.

Над церковью Всех СвятыхКазанско-Богородицкого мужского монастыря.
Нижнеломовского района, села Норовка (Монастырское)
(Рис. 8)была главная монастырская колокольня высотой 47 ар­шин (33,5м), шириной 7,5 аршина (5,3м) и длиной — 18 аршин (почти 13м). На коло­кольне висело 12 колоколов. Первый боль­шой колокол был в 191 пуд и 25 фунтов (более 3-х тонн) с надписью: «1801 год Февраля... дня перелит сей колокол в Нижнеломовский Богородичный монас­тырь благословением Преосвященнейшего Феофила, Епископа Тамбовского и Шацкого священно*Архимандритом и ректором Тамбовской семинарии Досифеем».

17 мая 1889 года, по благосло­вению Преосвященнейшего Антония II, тщанием казначея игумена Анатолия, ко­локол был вновь перелит старанием нижнеломовских заводчиков купцов братьев Приваловых, и имел в себе весу 317 пуд. 20 фун. (более 5-ти тонн). Колокол сей превосходил все городские и окрестные колокола мягкостью и приятностью звука.

Второй колокол был полиелейный, весом в 115 пуд. 34 фун. (около 2-х тонн). Тре­тий — вседневный, весом в 73 пуда (более 1 тонны), с надписью на нем: «Лил сей колокол мастер калужский купец Васи­лий Холщевников в сей же монастырь 1766 года Декабря 28-го»; в середине колокола надписано: «во имя Отца и Сына и Святаго Духа».

Прочие 9 коло­колов небольшие, общим весом 60 пудов (около 1 тонны). На колокольне были ба­шенные часы с минутным и четвертным боем в 6 колоколов, наподобие часов на колокольне Троице-Сергиевой Лавры.

Во время советской власти колокола перенесли в город Нижний Ломов, устано­вили на тюремной деревянной колокольне, откуда они позднее были похищены.

Храм Рождества Христова села ЛещиновоНижнеломовского района(Рис. 9). Большой колокол, изготовленный для колокольни, весил 360(приблизительно) пудов, его язык - пудов. Везли его из Нижнего Ломова, где он был отлит на колокольном заводе купцов Приваловых. На санях, куда впрягали несколько десятков лошадей, а по бокам за верёвки тянули сани люди - так доставили колокол в Лещиново. «Поднимали колокол на колокольню жители 4 сёл под руководством мастеров. Звонил из него отдельный звонарь, а остальными колоколами разных размеров управлял другой. Далеко разливалась переливчатая музыка колоколов…… Пожарный колокол оповещал о беде, во время снежных буранов били в него всю ночь, чтобы помочь заплутавшимся путикам»         

              (По воспоминаниям А.А. Резвова, 1923 г.р.).

В 1933-34 году церковь была «раскуртожена» - были сброшены колокола, сожжены иконы, а из больших деревянных икон делали школьные парты(Рис.10). Позже церковь использовалась в качестве склада для зерна и называлась голубинкой. Это и сохранило само здание храма.

Жива легенда о том страшном времени, легенда-предание о Колоколе, которая записана со слов П.К.Проскуряковой, 1902 года рождения: «Когда внутри всё раскуртожили, полезли снимать Большой Колокол. Уронили его- и зашёл он немного в землю. Когда хотели сдвинуть его, он ушёл ещё глубже… При каждой попытке он уходил всё глубже, и наконец земля над ним сомкнулась. Так до сих пор и не знают, где сейчасколокол».

                                               Из источников архива известно, что 20 сентября 1903 года там был отлит колокол для церкви Архистратига Михаила села Тарханы Чембарского уезда (Рис. 11). Его вес составлял 172 пуда 30 фунтов (почти 2,8 тонны!). 6 октября сто человек на 19 лошадях успешно преодолели все подъёмы и спуски, доставили тяжёлый колокол в село и установили на колокольне. 7 октября он радостно зазвенел.

До сих пор колокола вылитые на колокольном заводе в городе Нижнем Ломове звонят в Чувашской республике.

III.       Заключительная часть.

            Не повезло колокольным заводамв России в XX в. Колокольный завод братьев Приваловых просуществовал до 1917 года, так как продукция не имела спроса в данный период времени в нашей стране.

Рушились храмы – творения рук человеческих, в огне костров горела древнерусская живопись, книги, низвергались устремленные ввысь колокольни, а вместе с ними гибли колокола. И не только войны были тому причиной. Страшнее оказалось людское невежество, ханжество, воинствующая злоба на всех и вся.

В начале 30-х годов в Нижнеломовском уезде перешли к планомерному уничтожению церквей. В результате половина церквей было разрушено полностью. Остальные использовали под склады или мастерские. В городе Нижний Ломов все церкви монастырские и приходные были полностью разрушены, даже следов не осталось. Это единственныйиз всех райцентров области, где не сохранилось ни одной церкви. И на весь уезд для верующих была оставлена только одна церковь в селе Козлятское.

     Но прошло время, и мы все начинаем понимать, что, лишившись корней, дерево не выживет. А православная вера и являлась одним из могучих корней жизни русского народа. Если не было бы тех страшных событий в истории нашего города Нижнего Ломова и всей страны… Мы могли бы сейчас созерцать всю ту красоту, которая была воздвигнута не одним поколением наших предков, живущих в городе.

Выводы

 

     Цель, которую я ставила перед собой, «выяснить, где находился колокольный завод и как он выглядел узнать о его владельцах и продукции, которую выпускали на заводе», достигла. Тема мне показалась интересной и трудоёмкой. Я много узнала об отливке колоколов, о колокольных заводах и их значении в жизни людей, об истории родного города Нижнего Ломова.

     Гипотеза, которую мы выдвинули в начале исследовательской работы, подтверждена найденными фактами.

Практическая значимость проекта

     Материалы проекта могут найти применение на уроках истории Пензенского края, музыки, и окружающего мира, и, конечно же, на внеклассных занятиях.

Мое отношение к теме

исследовательского проекта

 

Я думаю, работу по изучению истории своей малой Родины нужно продолжать, так как она приводит к приобщению к культуре своего народа, воспитанию патриотизма, любви к своему родному краю и в конечном итоге личностному духовному росту.

«Милая малая Родина!

Крепкими узами связаны

Мы с этой доброй землёй.

Мы ей навеки обязаны

Всей нашей жизнью земной…»

            Автор стихотворения: Тамара Залесская

 
Используемая литература

  1. Православный колокольный звон. Теория и практика / Сост. И.В. Коновалов, Н.И. Завьялов.- М.: Триада плюс,  2002.
  2. Пыляев М.И. Исторические колокола. Исторический вестник, СПб, 1890, т.XLII, октябрь (статья перепечатана в сборнике "Знаменитые колокола России", М., "Отечество-Крайтур", 1994).

3.Словарь русского языка. С. И. Ожегова, М.1989г.

4.         Устав церковного звона, - М.: Издательский совет Русской Православной

Церкви, 2002

5.         колокольный мир

   6.     domogarov.com

7.         zvon.ru

8.         колокола.ру

_______________________________________________

            Полякова Дарья

***

К ней мы обращаемся в молитвах,

Просим: «Богородица, спаси!»

И в труде, в семье, на поле битвы

Матерь Божья, нам ты помоги.

В час, когда беда стучится в двери,

Просим: «Богородица, спаси!»

И когда в спасение не верим,

Все равно мы молим: «Помоги!»

Злому Тамерлану ты явилась

И ему привиделась в ночи.

Должен он оставить поле битвы,

Так ему сказали мудрецы.

Это русских воинов молитвы

К небу вознеслись: «Спаси, спаси!».

Убежала вражеская сила,

И ушли татары на заре.

Матерь Божья русских защитила.

Слава, Богородица, тебе!

***

Над Родиной моей, Россией,

И в прошлом, да и в наше время

Простерся плат, как небо, синий- синий,

Снимая с нас, людей, лихое бремя.

То Богородица родная

Нам помогает всем молитвой,

И Русь святую окормляет

И в радостях и в разных битвах.

Безмолвная заступница земли,

Она всем нам грехи прощает.

Младенец чудный на ее руке

Своей рукой ей шею обнимает.

Щекой прижался он к ее щеке,

И взором ласковым взирая,

В ее глаза и на ее лицо

С любовью смотрит он, играя.

Его она придерживает нежно,

И дева та прекрасна и безгрешна.

Мы припадаем к ней со слезами

И просим: «Богородица, будь с нами!»

____________________________________________________

Саутина Вероника

Как сгодиться в этой жизни?

Какой же сегодня снегопад. Ажурные снежинки, вальсируя, пробираются к пушистым сугробам. Вот бы так же лететь и с высоты смотреть на дома, людей. Как же тут хорошо, всё близко, знакомо. Это моё родное Кубенское. Здесь я родилась, здесь хочу жить рядом с родителями, бабушкой и дедушкой. Где – то я читала, что Кубенское древнее, чем Вологда. Когда- то в центре села был прекрасный архитектурный ансамбль, представленный Дмитриевским и Ильинским храмами с колокольней в центре. Вот, наверное, была красотища. Но главное – то люди, отзывчивые, добрые, готовые всегда помочь.

Здесь моя школа имени дважды героя Советского Союза Александра Фёдоровича Клубова, мои друзья, и уже наступает возраст, когда начинаешь осмысливать существующую вокруг тебя действительность, встаёт вопрос: кем ты и с какими знаниями хочешь пройти свою жизнь, чтобы оставить после себя достойные воспоминания у своих земляков на своей малой родине? А ещё проще: как сгодиться в этой жизни?  

Мои прапрадедушки: Обухов Николай Евгеньевич 1890 года рождения и Всеволодов Алексей Васильевич 1900 - были крестьянами. Но когда потребовалось защищать Родину, не задумываясь пошли на фронт. Только Обухов Н.Е. воевал ещё в 1- Мировую войну 1914 года, был ранен, имел боевые награды, Всеволодов А.В. в Великую Отечественную войну был танкистом, погиб в феврале 1943 года, место захоронения не установлено. Его сын, мой прадед - Всеволодов Василий Алексеевич, родился в 1928 году, с 1950 года работал в сельском хозяйстве Вологодского района- трактористом, вместе с моей прабабушкой, которая была агрономом, воспитали пятерых сыновей, которым всем дали сельскохозяйственное образование. Некоторые до сих пор продолжают трудиться на полях и фермах Вологодского района. Мой дедушка - Всеволодов Николай Васильевич, родился в 1954 году . Свою трудовую жизнь начал в 1974 году, в качестве инженера по механизации животноводческих ферм. Бабушка - Всеволодова Татьяна Николаевна с 1972 года трудилась медицинским работником Кубенской больницы. Они воспитали 2-х дочерей, которые обе получили высшее сельскохозяйственное образование. И продолжают трудиться в Вологодском районе. Всего, по настоящее время, семьей Всеволодовых отработано в сельском хозяйстве около 300 лет. Нет такой специальности и должности в сельском хозяйстве, где бы не работали мои родные. Дедушка закончил трудовую деятельность в качестве Начальника департамента сельского хозяйства Вологодской области. Постоянно ведёт общественную работу, с 1997 года до настоящего времени избирается депутатом Представительных органов областного, районного и местных советов.

Мои родители: Саутин Андрей Александрович и Всеволодова Светлана Николаевна являются для меня образцом семейных отношений, они никогда не ссорятся, папа всегда поддерживает маму в её начинаниях, которые в неё никогда не иссякают. Папа работает в строительной газовой отрасли, сварщиком. У него есть допуск, как на строящиеся газо - нефтепроводы, так и на действующие магистрали, поэтому он много времени находится в командировках по всей России. Он участвовал в строительстве « Северный поток №1», « Сила Сибири», осваивал месторождения сжиженного газа на полуострове Ямал. С папой всегда интересно беседовать о людах с которыми ему приходится общаться в период работы, из разговора с ним я всё больше узнаю обычаи и характеры людей моей многонациональной Родины. У моей мамы Всеволодовой Светланы Николаевны не менее важная и ответственная работа, чем у папы, она работает специалистом МФЦ Вологодского района. Ежедневные встречи и общения с людьми, у которых в жизни возникают те или иные проблемы, для решения которых необходимо вмешательство региональных, федеральных или местных органов власти, заставляют маму постоянно следить за изменением Законодательства во всех направлениях социальной защиты граждан. Она обязана до каждого посетителя донести правомочность как его обращения, так и отказа в том или ином обращении. Работа с людьми это интересная, необходимая, но в тоже время и очень ответственная, требующая постоянного контроля над собой служебная деятельность.

Имея перед собой результаты трудовой деятельности целого поколения моих родных, на протяжении века. В ближайшие годы мне предстоит сделать выбор: где, на каком виде деятельности я смогу выложиться и дать на благо Родины больший результат? Учитывая, то что народно- хозяйственный комплекс страны развивается на основе государственно- частного партнёрства, а мои родные и близкие в основном люди служивые, я склоняюсь к тому, что буду полезна Государству на служебной деятельности. Но я понимаю, что в современных условиях жизни человек должен обладать разносторонними знаниями, поэтому в последнее время стала чаще интересоваться профессией медицинского работника. Беседы с бабушкой о строении человека. Об устройстве его внутренних органов интересуют меня всё больше и больше. Я с удовольствием изучаю биологию, преподаваемую Ириной Валериевной Латышевой и думаю, что я сделала правильный выбор на благо Родины.

__________________________________________________

Кулагин Глеб

                                         Бой начинается!

Бой начинается! В бой!Попал! Подбит! Мех-вод контужен! Рикошет! Гусеница сбита! Движение невозможно! Танк уничтожен! Меняю танк. Снова в бой! Попал! Подбит! Мех-вод контужен! Рикошет! Гусеница сбита! Движение невозможно! Танк уничтожен!

- Васенька, сынок, ну сколько можно сидеть у компьютера, время обеда, а ты даже не завтракал! Сколько ещё раз я должна повторить? Вася!

- Сейчас, мам, ещё один бой сыграю!

Из открытого окна комнаты доносился тихий шорох, будто что-то звало его туда. Повеяло свежестью и прохладой. Дождь… Василий на мгновение повернул голову в сторону окна, наслаждаясь и завороженно прислушиваясь за барабанной дробью дождя.Но звуки игры были настойчивы:

- В бой! Попал! Не пробил! Танк горит! Орудие повреждено, точность стрельбы снижена! Готов! Танк уничтожен! Опять! Бой начинается… Дождь… Бой… Дождь…

И вдруг адский грохот резко ударил мальчику в уши. Вася от страха зажмурился.

- Мужики, вы как, все живы? - послышался приглушенный бас откуда-то со стороны.

«Где я, что со мной?» – подумал мальчик и медленно открыл глаза и обмер… Трое неизвестных в комбинезонах, на лицах копоть. Чудовищный грохот. Трясёт.

- Да вроде все живы, командир! - тихо прозвучало снизу.

Темнота. Свет слегка проникает через небольшую щель. Страшно! Мальчик закричал громко и неистово. Кто-то потряс его за плечо:

- Васька, что с тобой?

Мальчик продолжал кричать.

- Наверное, контузило! - послышалось снизу.

«Кто эти люди? Откуда они меня знают? Что со мной?» – суматошно пульсировало в голове Василия. Крик сменился прерывистыми всхлипываниями, заставляя тело мальчика нервно содрогаться.

-Васька, пересядь! - сказал какой-то человек приглушенным басом.

Мальчик неуклюже перебрался на его место, трясясь от страха. Что-то отдалённо громыхнуло. Василий вздрогнул и судорожно закрыл глаза. Выстрел. Все тот же бас громко и торжествующе крикнул:

-Готов!  

И тут же машина наполнилась грохотом металла.  

- И нам досталось, гусеницу перебило! Всё, мы встали! - озлобленно прохрипел голос.

Один из людей быстро выбрался из темного пространства, открыв люк, на мгновение озарив изумленное и испуганное лицо Василия светом. Снаружи послышались равномерные удары по корпусу, болью отражаясь в ушах мальчика. Неизвестно сколько времени прошло с того момента, когда обладатель хриплого голоса вылез из люка и скрылся за бронёй, как люк снова открылся и в машину влез тот самый парень.

-Командир, можем двигаться!

Бас скомандовал:

-Полный назад! Приказано отходить к лесу!

         -Есть! - ответил вновь прибывший.

Вокруг постоянно гремели взрывы, земля содрогалась под их ударами. Машина медленно пятилась… Оглушительный грохот... Тишина…

-Это просто сон! – утешал себя юноша, - вот сейчас я проснусь, и всё кончится!

Вася слегка приоткрыл глаза. Он лежит на траве под березой. Яркий свет солнца режет глаза. Над ним склонились люди. Кто-то трясет его за плечо.

- Васька! Ты как, живой? Вася! - всё тот же уже знакомый хрипловатый голос настойчиво стучался в голову мальчика.

- Нет, это не сон! – с ужасом подумал Василий, - нет, нет, н-е-е-ет!

- Где я? – уже вслух произнёс юный солат.

- Э-э-э, браток, ты на войне! - усмехнулся обладатель баса, крепкий мужчина, в чёрном замасленном комбинезоне.

По голосам Вася понял, что это те же ребята, с которыми он находился в адском железном ящике.

- К-как, на войне? Она же давно кончилась!

- Эко тебя долбануло, твои слова да богу в уши, эх…второй уж год воюем, и конца и края нет.

- А какой сейчас год?

- У-у-у, сейчас сорок второй! - пробасил улыбчивый мужчина.

- Н-но как такое возможно! -растерянно произнёс Вася, -А вы кто?

- Во те раз, мужики, ему походу память отшибло! Надо его в санбат!

- Да, Васька, давай пойдем я тебе помогу, а там тебя подле…

- Фрицы! – резкий крик прервал речь улыбчивого обладателя баса. Засвистели пули. Прямо на глазах испуганного до ужаса Василия пулемётная очередь ударила в спину кричащему солдату. Он упал убитый. Все начали бежать к окопу и хватать всё, что стреляет. Вокруг гремели взрывы. С неба падала земля. Танкисты, пригибаясь от заполонивших почти все пространство   пуль и осколков снарядов, устремились к танку.

-Васька, беги! Беги, спасайся! - кричал надрывно голос.

Вася лежал почти в беспамятстве, свернувшись калачиком и закрыв голову руками. Сердце бешено стучало и уходило в пятки. Земля содрогалась. Слышны были стоны раненых. Начался дождь… Дождь.. Бой.. Дождь… Он словно верный друг помогал мальчику… Вася пополз куда глаза глядят. Внезапно из леса показались танки и бронеавтомобили с фашистской свастикой. Раздался хлопок, и запахло палёным. Рядом загорелся танк. Взрыв. Грохот. Васю обсыпало землёй. Наконец он дополз до окопа и стал рыть руками землю, как зверь, роющий себе нору, чтобы спрятаться от всего кошмара, творящегося вокруг. Дождь, подобно невидимой стене закрывал Васю от этого страшного боя. Скорей бы всё закончилось! Кто-то подпихнул его в бок:

-Солдат, вставай! В атаку! У-р-а-а-а-а!

Но трясущийся от страха Василий еще больше зарывался в землю.

-Мама, мама… -шептал мальчик, прячась в спасительном окопе. Лишь дождь тихо бил по его испуганному лицу, лицу мальчика, оказавшегося на войне…

Над головой зловеще усиливался свист. Гул канонады… Темнота… Тишина…

Вася слегка приоткрыл глаза. Он лежал на траве. Береза. Солнце. Над ним склонились люди. Кто-то теребит его за плечо:

-Васька! Ты как, живой? Вася…

            -Что происходит? Где я? Что со мной? - снова болезненно запульсировало в голове Василия.

Он тяжело приподнялся и осмотрелся вокруг. Несколько незнакомых людей в запачканных комбинезонах улыбались ему. Где-то я уже это видел! Как? Не может быть! Этот сон уже был со мной. Василий недоумённо всматривался в грязные от копоти лица людей. Что? Опять война?! Когда же это закончится?! Я не хочу больше воевать, я хочу домой! Мне страшно!

-Фрицы! -пронёсся крик.

Как в жутком сне всё стало повторяться. Опять стрельба. Взрывы. Стоны. Крики. Танки. Ливень. От ужаса Вася пополз к окопу и спрятался, накрывая голову руками. Множество струй дождя вновь закрывали мальчика. Что делать? Как мне остановить это? Я больше не могу так! Господи, помоги мне! Кто-то настойчиво крикнул:

-Солдат, вставай! В атаку! Ураааа!

Василий робко поднял голову. Перед ним лежал убитый солдат. Василий выхватил автомат из его сжатых рук. Сначала шепотом:

-Ура, - а потом всё громче и громче призывно зазвучало: – Ура-а-а! Юноша ринулся в атаку. Плохо понимая, куда и зачем, но бежал, бежал со всеми. Дождь вдохновляюще омывал его вмиг повзрослевшее лицо.

-Васька, быстрее в танк! Где тебя носит?!

Василий побежал на голос, вскочил на броню и быстро нырнул в открытый люк. Он плюхнулся на единственное свободное место. Где-то я это уже видел… Что делать? Что делать?

-Васька, заряжай! Бронебойный!

От растерянности Василий нащупал снаряд и, каким-то чудом, запихнул его в оказавшееся перед его носом отверстие. Получилось!

-Готов или нет?!- прокричали ему басом.

Да! - неуверенно ответил юноша

Грохот металла.

-Бронебойный!

В движениях Василия стала появляться уверенность, а в душе всё больше и больше прорастали смелость и сила. Грохот… Удар… Машину качнуло… Темнота… Тишина…

            Василий медленно открыл глаза. Дом. Комната. Всё тот же дождь тихо шумит за окном.Компьютер. Мальчик лежит лицом на клавиатуре. Звук оглушительно бьёт в уши.

-Дак это был всего-лишь сон…

На экране призывно:

-В бой!

Мамин голос:

-Сынок, ты же у меня уже большой, почти взрослый мужчина, а все играешься, ну сколько тебя можно ждать…

-Да, мама, прости, я уже иду.

-В бой! -яркими переливами светилось на компьютере.

Василий на мгновенье задумался и закрыл окно. Капли дождя настороженно застучали по стеклу, словно предупреждая об опасности. Взволнованный стук сердца юноши и тревожный танец бисера как- будто слились в унисон.

- Нет! Я уже наигрался! - громко вслух произнес юноша и решительно удалил манящую приключениями и победами игру.

С меня войны хватит! Бой окончен!

___________________________________________________________

Малинина Софья

Мой дед

Я молча со стены сниму портрет,                                                                                                                                  Протру его тихонечко, любя.                                                                                                                                                     Со старой фотографии мой дед                                                                                                                                         Сквозь годы смотрит строго на меня.

Люблю я морщинки до боли родные,                                                                                                                                Лица его старого добрый овал.                                                                                                                                     Сейчас я готова отдать вам все в мире,                                                                                                                         Чтоб дедушка только бы мне рассказал

О том, где учился и где он трудился,                                                                                                                      И что на веку он своем повидал.                                                                                                                                            Как юность прошла, как он женился.                                                                                                                                     А, может быть, он в самолете летал?

И как будто услышав, радушно                                                                                                                                          Дед с портрета мне подмигнет,                                                                                                                            Усмехнется: «Ну, внучка, слушай».                                                                                                                                                               И неспешно рассказ свой начнет.

Я родился в обычной глубинке

И по крышам гонял голубей.                                                                                                                                                   Жили мы, как и все, по старинке                                                                                                                                                                        И трудились на благо людей.

Мне было шестнадцать. Война началась…                                                                                                        Мальчишкой пришел на завод наш трудиться…                                                                                                                       Тяжелой ценой нам победа далась,                                                                                                                                          Но честно. И этим можно гордиться.

Хоть я не видел той войны                                                                                                                                                                          И не стрелял в врага,                                                                                                                                                                                                        Но ради дела всей страны                                                                                                                                             Стоял я у станка.

К победе шли четыре года.                                                                                                                                                         И вот последний бой…                                                                                                                                                      Победа! Родина! Свобода!                                                                                                                                                                          Звучит над всей страной!

Дед замолчал… Задумавшись, как будто.                                                                                                                       Слеза скатилась тихо по щеке.                                                                                                                                                И я читала по глазам потухшим:                                                                                                                                  «Свой подвиг трудовой дарю тебе!»

Спасибо, дедушка, мой дорогой.        

__________________________________________________

Мотрук Артём

«Не нужно быть шаблонным, нужно быть собой».

Мир журналистики обширен и интересен. Многие старшеклассники выбирают профессию журналиста. Но ведь это не так просто! Как и в любом начинании придётся пройти длинный и трудный путь. Я решил взять интервью у уникального человека, с которым познакомился в саратовской детско - юношеской телестудии «Облака». Дарья Вячеславовна Савельева – журналист, телередактор, корреспондент радио «Серебряный дождь». Она лауреат всероссийских конкурсов (Всероссийский конкурс «Доверие», двукратный обладатель спецприза всероссийского фестиваля региональных вещателей «Вместе – радио», лауреат всероссийского конкурса «СМИротворец» и другие), а также обладатель гран-при фестиваля «Гагарин.Doc». Дарья Вячеславовна мой наставник в медиа - школе «Облака».

- Где Вы родились?

- Я родилась в Казахстане. Можно сказать, моя семья – это переселенцы, которые во время перестройки оставили свой родной город и приехали в Саратов. Тогда всё очень менялось, была очень сложная национальная политика в бывших советских республиках. Родители понимали, наверное, что для будущего их детей лучше переезжать в Россию. Поэтому я оказалась здесь в возрасте двух с половиной лет.

- Кто Ваши родители?

- Мои родители по образованию педагоги. Могу сказать, что я стопроцентный ребёнок в учительской семье, т.к. не только родители, но и моя бабушка талантливый, заслуженный учитель. Конечно, это оказало влияние на то, какая получилась в итоге я. Мы даже смеёмся с сестрой, что у нас какой-то ген преподавания. Отчасти это сейчас привело меня в наставничество.

- Кем Вы мечтали стать в детстве?

Я мечтала стать учительницей. Меня воодушевлял пример родственников всегда. Моя бабушка, да и мои родители, никогда не были односторонними людьми. Они преподавали математику, занимались точными науками, и в тоже время были людьми очень просвещёнными, которые интересовались искусством, литературой, музыкой. И всё это в каком-то «большом котле» кипело у нас дома, и я считала, что это нормально.

- Как Вы учились в школе?

- Я - отличница и золотая медалистка. Всё банально. Возможно, возникает образ какой – то «заучки». Но на самом деле учение давалось мне легко. Я даже бесила этим некоторых одноклассников. Почему-то всё, что я делала, я делала в «кайф», т.е. с радостью. Получалось, что это были пятёрки, которые приносили мне удовольствие.

- Что Вам больше всего запомнилось из студенческой жизни?

- Не поверишь, вот я только что открыла свой альбом, потому что сейчас идёт «Челлендж «2009-2019» - что произошло с тобой за 10 лет. А я 10 лет назад была как раз студенткой, я училась в СГУ. У меня остались огромные фотоархивы. Я могу сказать, что каждый год был исключительным, потому что они были наполнены общением с очень крутыми людьми. Это были мои однокурсники, преподаватели, которые тоже в корне поменяли меня и во многом сделали такой, какая я есть.

- Кто вам запомнился из наставников - преподавателей?

- У нас был очень интересный преподаватель по истории отечественной литературы и литературы зарубежной, известный переводчик, антрополог, и, вообще, крутой специалист Вадим Юрьевич Михайлин. Если говорить о наставниках, тех, кто нас принял и как-то «окунул» в мир журналистики, то это Сергей Аничкин – наш куратор, который сейчас занимается студенческим телевидением в Академии права, и Роман Павленко. Они были молодыми студентами-аспирантами, очень энергичными, которые нас сразу взяли в оборот и заставили с первых шагов в университете заниматься тем, на что мы пришли учиться.

- Каков Ваш путь от начала в профессии до успешного журналиста?

- Первый шаг, что я поступила в СГУ. Я не предполагала, что окажусь там, и что я буду учиться на журналиста. С первых шагов мы, студенты, начали приобретать какой-то профессиональный опыт. Мы участвовали в различных тренингах и проектах, совершали поездки в Москву на федеральные конкурсы, где развивали свою студенческую редакцию. То есть опыт понемногу-понемногу накапливался, и уже в университете у нас была своя редакция, она называлась «TR-way», т.е. «ТВрадио-путь». Мы занимались немножко радио, немножко телевидением и учились делать сюжеты, впоследствии сотрудничая с какими-то уже саратовскими телеканалами. Занятия на старших курсах проходили на площадке ГТРК «Саратов», в том числе сотрудничали с ТНТ каналом. Было очень-очень интересно, продуктивно и сближено с реальной журналистикой.

- Что Вы считаете главным в профессии журналиста?

- Я всегда об этом говорю. Главное – это максимальная открытость миру. Но это очень опасная позиция, когда ты максимально открыт, то максимально доверчив. Это не всегда хорошо, не всегда полезно, может повлечь за собой какие-то неприятности. Так или иначе, это необходимый элемент для того, чтобы быть журналистом. Журналист это тот человек, который может даже самое простое банальное событие, происходящее рядом с тобой каждый день, облечь каким-то смыслом, сделать из этого настоящее медиа-произведение, медиа-продукт и увидеть какую-ту там закономерность, систему, увидеть что-то новое для нашего времени, и это что-то такое, что заслуживает внимания. Нужно быть очень внимательным к миру и к людям. У нас в университете был курс актёрского мастерства, который вела Римма Белякова, заслуженная артистка России. Она говорила: «А я никогда не выключаю голову, я всегда смотрю. Я замечаю людские жесты, походки, фразы, слова».

И ты всё это собираешь, это такая твоя маленькая энциклопедия, маленькая копилка, помогающая лучше понимать какие-то вещи. В дальнейшем у тебя появляется потребность поделиться с другими людьми своими открытиями, мыслями, опытом. Вот это лично для меня является каким-то журналистским чутьём, желанием рассказать о том, о чём люди вокруг меня, может, и не догадываются.

- Некоторые старшеклассники, выбирая профессию журналиста, считают, что стать успешным можно лишь в Москве или Петербурге. Что Вы об этом думаете?

- Конечно, играет большую роль масштаб. В крупных городах масштабных событий естественно больше. И тебе не нужно прикладывать много усилий, чтобы написать что-то чрезвычайно интересное. К тебе в руки плывёт эта твоя «рыба», твои сети, твой невод постоянно полон какими-то информационными поводами, событиями. Но малая событийность в провинции, например, закаляет тебя ещё больше, потому что ты должен уметь на такой почве, не такой плодородной, взрастить свой интересный сюжет, найти повод для размышления. Поэтому я считаю, что это только учит быть максимально увлечённым и креативным. Я для себя не выделяла никогда большого различия между региональными и столичными журналистами. Конечно, у федеральных журналистов есть узнаваемость, это бонус приятный. Что для меня никогда не являлось критерием, абсолютно. То есть мне было важно быть полезной, интересной, делать то, что мне по душе. Меня регион в этом смысле никак не ограничивал. Реализоваться, я считаю, можно на 100% и здесь, просто для этого, конечно, нужно прикладывать усилия. Всё зависит как всегда от человека.

- Что Вы больше всего любите в своей профессии?

- Людей. Мне нравится общаться с людьми. В нашу профессию чаще всего приходят и задерживаются в ней чрезвычайно интересные, неординарные, талантливые, яркие, разносторонние, очень любопытные люди, которые заставляют меня расти над собой. Как обыкновенно говорят: твоё окружение делает тебя. И ты попадаешь в ту среду, которая тебя мотивирует двигаться дальше, развиваться и становиться лучше, и это важно. Статус человека, попавшего в твой объектив, не важен. Как-то я разговорилась с женщиной, кормившей кошек на улице. Она стала действительно очень интересным персонажем. Я написала маленькую заметку о её судьбе, об этом ежедневном ритуале одинокой женщины, живущей в Уфе. Люди самого разного масштаба могут дать тебе новое понимание каких-то важных вещей.

- Что Вам дала журналистика?

- Журналистика дала мне долю так не хватающей мне смелости. Тебе приходиться быть человеком достаточно пробивным, не стеснительным. Также, наверное, какой-то креативности, т.е. умения создавать оригинальную мысль в своей голове, творческую, законченную единицу. Когда ты приходишь в журналистику, ты должен создавать 100% оригинальный текст. Еще профессия меня научила экспериментировать. Лучше брось вызов самому себе, напиши статью, у которой логика, абсолютно обратная тексту, который мы привыкли видеть, и это возможно будет революция. Все революционные жанры-информаты, которые сейчас появились в журналистике, это был путь от обратного. Есть шаблон, и люди по нему пишут, пишут, потом раз, всем уже надоело это делать. Находится смельчак и говорит: мне без разницы, что вы будете думать обо мне, я считаю, что это оригинально и интересно. Не нужно быть шаблонным, нужно быть собой, это очень важно.

Дарья Савельева – прекрасный журналист и, по сути, уникальный человек, у которого всегда есть потрясающие идеи, оригинальные мысли, мотивационный настрой. Для своего интервью я выбрал её не случайно, я знал, что именно её мысли будут полезны и интересны.

_________________________________________________________________

Ламухин Владимир

Антонио Вивальди

Времена года, Соч. 8, Концерт № 3 фа мажор, RV 293 "Осень": II.
Adagio molto

I

           Сентябрь. Раскаленное солнце светило и грело землю, словно летом. Небольшая деревня, стоящая под могучим скалистым хребтом , была погружена в заботы перед приближающейся зимой, которая в тех местах была продолжительная и суровая.
           Большая семья, окончив работы в приусадебном участке, вышла во двор. Мать первым делом принялась раздувать угли в самоваре, дети побежали к ручью, мыть собранные с гряд свежие овощи. Отец широким шагом прошел к столу и стал разделывать вареную курицу.

           Спустя недолгое время, все собрались за большим столом. Младший сын Федя, быстро оглядел всех: старшего брата Ваню, красивого и доброго юношу; своего отца Павла, работающего с самого рассвета до темных сумерек; и, конечно, свою мать, с красивыми янтарными глазами. Он был счастлив и рад этому моменту, и не переставал радоваться , хотя и знал, что они также соберутся сегодня, завтра, и нет ничего, что может помешать его счастью. Оглядев всех, Федя приступил к трапезе. Докушав свой обед, по прошению отца, он начал читать толстую, оббитую кожей книгу. Слогами лились слова : «Бо-г е-с-ть- лю-бо-вь…» … Скрипнула калитка…
- Здоровья , теть Маш. Привет дядя Паша ,- здороваясь с Ваней, кричал Игнат- сосед, близкий друг Вани. Он был невысокого роста, худощавый, светловолосый мальчик, с самых ранних лет почти рос в их семье.

-Привет, Игнатка- щурясь в улыбке, сказал отец.
-Вань, пойдем к тёте Кате, помнишь, она обещала нас варенцом угостить?-
-Ма-ааа-м,- плавно поворачиваясь на стуле , протянул Иван. Не успел он договорить, как услышал одобрительный , мягкий голос матери. Быстро собравшись, они ушли и направились к соседнему селу, в двадцати верстах от Радуницы.

            Пройдя несколько верст под хребтом, путники свернули к нему, и стали взбираться по отвесным скалам. Не первый раз они карабкались по этой седловине. Соревнуясь друг с другом, Иван и Игнат пытались быстрее перебирать руки, местами прыгать. И вот , уже почти забравшись на вершину, Ванина рука содрогнулась, он не смог ухватиться за торчавший камень, и ничком полетел к основанию горы. В ужасающий предсмертный стон превратился крик : «Игна…». Это был крик надежды, что чудо свершится, что Игнат сможет остановить его падение, и спасен будет.

           Игнат покрепче ухватился за скалу, и взобрался на нее. Лишь взгляд его пришелся на упавшего Ваню – градом стали падать слезы. Громкий скорбный крик раздался и отражался от курумов.

         Кинжалом в сердце Марии вонзился этот крик. Лишь дальний отголосок был слышен в деревне, но и его было достаточно для понимания, что случилось непоправимое.

II

           Вся деревня собралась на прощание с Иваном. Плач женщин, мужчин, детей сливался в один, и с жаждой летел к небесам. Жажда узреть Бога, где он был, почему не спас и не защитил бедного юношу. Почему его- доброго, ласкового, не успевшего пожить ,безусого раба призвал он к себе?
           Не плакал лишь Федя. Он был грустен, но не плакал. Его подводили к гробу, чтобы он сказал , подумал о важном. Чтобы успел посмотреть последние дни своего горячо любимого брата. Но , посидев около накрытого чела , притронувшись к омытым от мирской пыли ногам, Федя вышел во двор. Он был один. Солнце уже заходило за горы, спускались сумерки. Подойдя к стойлу, в котором уже засыпали гнедые, взгляд ребенка поймал стоящий рядом старик. Этот старик стоял, держа в руке кадку.
- Лошадей напоить нужно, пока солнце не спряталось,- с неописуемой добротой и улыбкой сказал он, протягивая кадку, которую с осторожностью взял Федя.

- Я вас не видел дома, вы только пришли?- с тоской спросил он.

- Я уже ухожу. А то – чую , где ночую, да не знаю, где сплю,- сказал все с той же доброй улыбкой, поклонился, чем и вызвал удивление у малого. Поклонился дому, и лошадям, и отправился в уже сгущающиеся сумерки.

             Федя набрал в колодце воды, налил лошадям. Зашел в дом, в котором уже стали стихать рыданья, оставался лишь слышен стон Марии , по ушедшему в вечность сыну.


III

             Настал день похорон. Он объединил всех, кто приходил за прошедшие скорбные дни. Перед погребением, каждый старался сказать свое слово, попросить прощения за прегрешения, сказать недосказанное. Игнат, пришедший на кладбище, упал на колени в сырую землю, рядом с гробом. Громкий плач калечил души всех стоявших, и без того искалеченных.

- Прости! Прости-иии! Не уберег я тебя! Соврал я родителям твои-иии-м! Люблю я их, как родных, и тебя люблю! Нет мне прощения… - со спины к нему подошла Мария, мать Вани. Она обняла его, и со слезами, собирая осколки своего материнского сердца успокаивала : «Он простил тебя, он тоже любил тебя. Ты нам как сын…» , и упав рядом на колени целовала Игната, лаская по голове, которую он успел измарать в пыли, когда в поклоне бил ею кладбищенскую землю.

             Похоронили. Мать с отцом каждый день вспоминали Ваню, его глаза, его всепрощающий характер, его смелую и ласковую улыбку.

             Наступил ноябрь. Снег завалил многие тропинки, ведущие в лес. Кора деревьев трещала от мороза, пытаясь удержать толстеющие ото льда стволы. Придя поздно вечером от тёти Кати, Павел , наколов дров затопил печь, и забравшись на нее, приготовился ко сну. Федя, лег на лавку, укрывшись войлоком, заснул под треск горящих дров. Мать поцеловала его, тихо прошептала – прости. Закрыв засов дымохода, она залезла на печь, обняв мужа уснула.

               На следующий день, в их дом пришел Игнат. Он с порога почувствовал сладкий запах дыма. Его голова начала кружиться. Открыв дверь, он увидел уснувшую вечным сном семью.

               Родственники похоронили их. Люди также приходили и плакали. Лица умерших были умиротворенные, и лишь истинная радость была у Феди. Он был рад воссоединению с братом.

IV

               Спустя недолгое время, все собрались за большим столом. Младший сын Федя, быстро оглядел всех: старшего брата Ваню, красивого и доброго юношу; своего отца Павла, работающего с самого рассвета до темных сумерек; и, конечно, свою мать, с красивыми янтарными глазами. Он был счастлив и рад этому моменту, и не переставал радоваться , хотя и знал, что они также соберутся сегодня, завтра, и нет ничего, что может помешать его счастью. Оглядев всех, Федя приступил к трапезе. Докушав свой обед, по прошению отца, он начал читать толстую, оббитую кожей книгу. Слогами лились слова : « Бо-г е-с-ть- лю-бо-вь…» … Скрипнула калитка…

- Здоровья , теть Маш. Привет дядя Паша ,- здороваясь с Ваней, кричал Игнат- сосед, близкий друг Вани. Он был невысокого роста, худощавый, светловолосый мальчик, с самых ранних лет почти рос в их семье.

-Привет, Игнатка- щурясь в улыбке, сказал отец.

-Вань, пойдем к тёте Кате, помнишь, она обещала нас варенцом угостить?-

-Ма-ааа-м,- плавно поворачиваясь на стуле , протянул Иван. Не успел он договорить, как услышал мягкий голос матери,

-Вы не заблудитесь?

- Не волнуйтесь, я покажу им дорогу,- улыбаясь, добрым голосом сказал старик.

Наступила ночь. Быстро собравшись, они ушли и направились к соседнему селу, в двадцати верстах от Радуницы.

----------------------------------------------------------------------------------------------------

Антонио Вивальди
Времена года, Соч. 8, Концерт № 2 соль минор, RV 315 "Лето": I.
Allegro non molto

                                                              I

           Пасмурнело. Он шел по старой тропинке вдоль болотных кочек; зависших на маленьких островках земли молодых стволов, с полураспущенными косами берёз, уныло склоненными к земле. Скопивши утреннюю росу, березы плакали, роняя кристально чистые слезы к ногам юноши.

           Ваня шел, грустно оглядывая окрестности: вдали был густой лес статных, как генералы в мундирах – елей. Они были невысокими, но их густая темно-зеленая хвоя придавала им праздность и торжественность, а толстые и могучие основания- величественность и могучесть, возвышая себя, свою долгую и праведную жизнь над мирской. Справа от юноши , за болотом, находился луг, но густой туман, скрывал его удивительное соцветие.

           Сын местного плотника, он часто бывал в том лесу. Но в этот день, его сердце терзала злость, он был обижен за наказание на своего брата, который часто помогал отцу, снимая кору с деревьев и обтесывая их. Утром, когда вся семья еще спала, Ваня выбежал во двор, к еще необтесанным деревинам, взяв в руки сруб, начал снимать кору, подражая движениям своего брата. Но не заметил он, как уже подобрался к началу бревна, основание которого подпирал огромный камень. Сруб слетел , сорвав последний лоскут коры, и полетел в камень. Во двор вышел брат, посмотрев на затупившийся инструмент с погнутым в некоторых местах лезвием, он выдернул прут из метлы, смочил в ведре с дождевой водой. Свист со щелканьем пролетел несколько раз , но ни единого звука не издал Ваня. Он терпел, лишь желание выбежать из тела, исчезнуть из него не то чтобы из двора.

II

           Дойдя до леса, юноша зашел в его глубь. Перед ним открывалась чудесная тайна- лес, весь укутанный тяжелым туманом, дремал. Ни одна птица не пела, ни одна ветка не колыхнулась. Это вечное спокойствие лишь злило жесткое сердце. Бродя между елей, Ваня увидел выбившееся из общей массы одинокое дерево. С одной стороны у него не было ветвей, только потресканная серая кора защищала его от невзгод природы. Казалось, вся душа загадочного, скрывшегося за густыми хвойными ветвями, леса открывается миру в этой полуголой ели. Подняв с земли прут, замахнувшись на дерево, желая выдать всю свою боль , Ваня хлестнул по незащищенному стволу, рука приготовилась ко второму удару, как вдруг, сквозь скопившиеся у глаз слёзы, кусочки коры стали соединяться в образ. Как в мозаике слились все кусочки, и перед юношей открылась икона Умиления. Боль стихла, но на ее место восстали сокрушение, страх, сменяясь на чувства святой любви ко всему, и вины за свой удар. Луч света пробил и отогнал грозовые тучи, затянувшие толстым одеялом небо. Свет озарил икону, все сильнее колотилось сердце. Ваня осмотрелся, лес пробудился ото сна, птицы перебором запели, словно колокола во храме. Необыкновенно простое , но всеобъемлющее чувство поселилось в душе юноши. Второй елью он замер перед образом , вглядываясь в него. Смотря, как с огромной любовью Младенец обнял свою Маму, Ване казалось, что Младенец обнимает и вековое дерево, и посылает любовь к нему. Огромной теплотой и лаской наполнилось некогда жесткое сердце.

III

           Небо разъяснилось. Ваня шел по той же дороге домой. Уже другим, новым взглядом смотрел на природу. Березы разбросали чудесного русого цвета косы, с ярко зелеными венками. На лугу показались нежно-голубого окраса букеты горечавки; волшебные корзинки синего василька; жесткие, фиолетовые цветы окопника; и еще много белых, красных, розовых , сиреневых цветов на ярко-зеленом травянистом покрывале.

IV

           Придя домой, во дворе его встретила вся семья, что-то бурно обсуждавшая. Ванины щеки раскраснелись, все обратили на него внимание, в ожидании каких-то слов.

- Простите меня , я ведь с любовью…- ссутулившись, сказал он. Не дождавшись ответа, он поднял взгляд и увидел добрых , любимых и любящих родных людей. Удивительно нежный смех брата отозвался лаской в сердце юноши. Рассмеявшись и сам , Ваня с улыбкой посмотрел в небо, в котором, отражая яркий солнечный свет летел белый голубь, озаряя наполненные искреннею добротой и любовью земли.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Судьбы

I

       Большая семья Скалкиных. Она состоит из: обычной мамы Кати, веселого папы Жени, доброй и веселой доченьки Лены и грубого, зависшего над вопросом собственного существования подростка Сашки.

       Все собираются в гости. Точнее родители собирают детей, в промежутках между поглядыванием в зеркало, при завязывании галстука или поправлении макияжа. Сегодня, в новогоднюю ночь, они идут к семье Субоновых. Друзья и коллеги Скалкиных, они позволяют себе отдохнуть лишь в большие праздники, поскольку их отдых обременен заботой о своих семерых детях. Старший сын Леша- ровесник Сашки, чуть меньше подвержен неврозам, или так кажется окружающим, всегда помогает родителям контролировать обстановку с младшими, тут нельзя упустить роль его сестры, Даши. Она сверстница Лены, ухаживает за младшими членами своей большой семьи. Все их имена помнят только Субоновы и родители Скалкиных, как менее посвященный в эти истории, сегодня, я не буду их представлять.

     На часах, висящих на кухне, уже начался отсчет девятнадцатого часа. Катя и Женя летали из комнаты в комнату, подбирая праздничный гардероб себе и детям. Запрыгнув через окно, соединяющее кухню и комнату Сашки, Катин взор упал на лежащего на полу подростка, еле заметного, худощавого, словно костыль, волнистую рукоятку которого можно было сравнить с недавно вошедшей в моду прической.

- Что я сказала тебе делать? Почему ты еще не одет? – с тоном недовольства сказала мама.

- Я спасаю эту вселенную…

- Леша устал от этого детского сада, ждет, когда ты приедешь.

- Внучкаааа, помоги встать дедушке…-Словно мама, Лена влетела через это окно, крепко обняв, подняла Сашу, надела на него рубашку, завязала галстук-бабочку.

       После нескольких десятков минут такси уже подъехало к дому Субоновых и отец, собрав все подарки, вышел из переднего пассажирского кресла машины. Остальные вывалились одной гурьбой   из тесного заднего ряда.

       Встречать их вышел дядя Толя- глава многодетной семьи, удивленно посмотрел на своего старинного друга, крепко обняв ссутулившегося от тяжести подарков Женю, он подошел к Кате, протянул локоть, чтобы проводить по скользкой лестнице. Громко рассмеявшись, Саша взял половину подарков у отца, и они прошли в дом, в котором их ждала долгая новогодняя ночь.

II

       Зайдя в дом, их встретил чудесный аромат готовящегося ужина. Беззаботный крик детей, играющих, водящих хоровод не вокруг елки, а скорее вокруг их старшего брата, звонко и радостно оглушил вошедших горячо любимых гостей.

       Подняв взгляд, Леша начал вглядываться в образовавшуюся в прихожей толпу, и его ожидание оправдалось…Лена пришла! Увидев его неловкую, расплывшуюся на половину конопатого лица, с пробивающимися в области губ рыжим пушком улыбку, Лена впала в милое смущение. Дети, чьи имена : Ваня, Вася, Вика, Ника и Паша- быстро окружили Женю, в попытках ускорить процесс вручения подарков!

- Дед Мороз, из самого Великого Устюга, просил передать вам подарки,- сделав неестественно басовый голос, почти по слогам сказал старший Скалкин.

- И теперь он больше не придет? – почти хором спросили детки.
Взглянув на Толю и его жену Олю, увидев их быстрый и еле заметный кивок, Женя продолжал…

- Почему?! Обязательно придет, он просто не может принести все подарки в одном мешке.

- Я так и знал,- выхватывая из рук подарок, сказал мальчик в очках, чье имя , судя по стикеру на спине , с надписью «Ваня – ботаник» , было Ваня.

     Забрав свои частички новогоднего чуда, дети убежали в свою большую комнату, которая отчетливо напоминает детский сад, без разделения на спальню и комнату для игр.

     Саша , с большим удовольствием наблюдал за несложившейся актерской судьбой, и загнанным в калькулятор театральным талантом отца, начал снимать с себя верхнюю одежду, чтобы хоть какое-то движение заглушило нависшую неудобную паузу. Подойдя, и поздоровавшись со своим почти родным человеком, можно сказать самой родной душой, всегда понимающей его в трудные минуты, быстро поинтересовался его самочувствием и сразу перешел к более важному вопросу.

-Лех, где Даша? – с ярким нетерпением, с выражением , явно пугающим самого Леху, спросил младший Скалкин.

- Ушла утром к подруге, с минуты на минуту будет! – отчитался, как младший лейтенант перед генералом.

     В тот момент, когда родители двух больших семей собрались на кухне, во всю стремясь успеть к полуночи завершить приготовление наивкуснейшего ужина, а дети разрывали подарочные ленты с игрушек и сладостей, подростки, словно на тайную вечере собрались в миниатюрном кабинете Алексея. Средний Субонов сидел на стуле за рабочим столом, Лена присела на край кровати, а Сашка , явно радуясь встрече , и предвкушая нечто волшебное , запрыгнул в кресло качалку и, глядя в потолок, начал раскачиваться.

     За обсуждением новых кинофильмов и игр прошло около получаса , как Лену позвали родители. Глубоко выдохнув, братья поднесли кресла друг к другу, и начали , перебивая расспрашивать о том, как лучше сделать признание в искренних чувствах.

-Так, стоп! Ты что? В Лену влюбился? – показательно недоумевал младший Скалкин, хотя догадался об этом еще в прошлом году , но желание увидеть сползающую заворожительную улыбку на его симпатичном лице, переборола всякое милосердие и сострадание душевным терзаниям .

- Ну… наверное…да…-, сконфузившись ответил Алексей, - а что в этом такого ? – явно не понимая желание Сашки посмеяться над ним, лицо Леши сделалось крайне смешным и разочарованным .

- Да ладно тебе, все нормально. На самом деле , я догадывался. Она мне не раз рассказывала о твоих нескладных попытках остаться наедине с ней.
- Как!? Что еще ты знаешь?
- Не волнуйся, больше ничего.
- Что же мне делать?-опустив рыжую голову, с грустью спросил брат.

- Должен признаться тебе, и как можно скорее, пока не пришла Даша. Я к ней неравнодушен…
           Сашка опустил голову, но Леха не стал повторять их диалог, лишь тяжело вздохнул и добавил:

- Я хотел признаться Лене сегодня
- И я Даше…
       Пауза раздумий и сомнений зависла в воздухе, затягивая разум обоих.

-Ты знал? –спросил Сашка
- Догадывался,- возможно, Леша хотел что-то добавить, но в комнату вошли Даша с Леной, увидев раскрытые от удивления рты, они переглянулись, и открытым образом принялись за оживленное и веселое высмеивание увиденного.

III

- Вы случайно не нас обсуждали? – прерываясь от смеха спросила Даша
     Саша и Лешка смотрели на них, и не желая именно сейчас продолжать диалог , они просто сделали вид, что сестер позвали родители. Любившие вечно помогать старшим, они убежали, тем временем братья принялись за обсуждения.

- Что любит Лена? – пытаясь успеть в эти короткие моменты победы доброй лжи , проговорил Субонов.

- Военную технику и большие морские баржи

- А из музыки?

- Элементарно ! Песни бурлаков, тянущих тяжелый груз судьбины. А Даше?

- Она занимается балетом, любит танцы и все, что с ними связано. Стоп… Военную технику? Песни бурлаков?

Удивленное выражение лица младшего Скалкина перебил смех, который имел всеобъемлющий характер, и отголоски его раздавались по всей квартире.

- Котики, лошадки и щеночки. А по музыке, она меломан.

     Не ожидав услышать такой ответ, Леша выдвинул верхний ящик рабочего стола, и от туда достал коробочку, в которой находилась неописуемой красоты фарфоровая кошка . Сдержав удивление , Саша открыл нижний ящик все того же рабочего стола, только достал уже заводную фигурку танцующей балерины. Трудно было понять, чему удивляется Субонов, тому , что они оба угадали с подарками или тому, что подарок Скалкина лежал в его рабочем столе. Но вот опять открылась дверь и в комнату вошли очаровательные сестры. Образ Лены был в деловом костюме, ноту праздника добавляли ленты , вплетенные в русую косу, и в меру наложенный макияж. Сашу привело в восторг вечернее платье Даши, в нем она становилась еще выше, а его темно-красный цвет блистательно импонировал рыжей, кудрявой прическе.

IV

Переглянувшись, братья встали на колено. После легкого толчка в бок, делать признание начал Леша. То опускав свой взгляд вниз, то поднимая его к глазам Лены, он волнительно , слог за слогом проговаривал:
- Лена, я давно хотел тебе признаться, но не мог собраться с мыслями, и не видел подходящего момента. Лена, я к тебе действительно неравнодушен , ибо как можно быть равнодушным к свету, к солнышку , встающему каждое утро , и дарящему добро и улыбки этому миру ,- на этом моменте, Сашка посмотрел на него, и с чувством уважения и преклонения перед большим талантом друга , воодушевленно слушал и сопереживал каждому звуку-, ты для меня и есть тот самый свет, который не дает мне угаснуть, и моему сердцу замерзнуть… я тебя….люблю…

     Закрыв глаза, опустив голову, он протянул свой подарок, в ожидании ответа.

-Лешенька, милый, ты мне тоже давно понравился, твой голос греет мне душу в такие холодные дни. И я… люблю тебя…

         Они обнялись, крепко прижавшись, пытаясь мыслями и сердцем прорасти друг в друге. Но, затем их внимание было приковано к оставшейся паре, в которой Сашка все еще стоял на колене, а Даша гипнотически смотрела на него. Стоя в объятиях, Леша и Лена смотрели на них в ожидании продолжения романтических речей.

- Даша, я приготовил большое и длинное признание во имя любви, но почти все предновогоднее…- не успел он договорить, как Даша подбежала к нему, обняла и нежно , с улыбкой сказала:

-Ты тоже мне нравишься,- убрав балерину, зажатую между ними, и так мешавшую м поцеловаться, их души слились в одну. Что без сомнений является истинной красотой этого мира во плоти.

V

-Дети-иии, идите к столу, все уже накрыто ,- опять томным басом сказал Женя.
       И вот , две большие семьи , уже тесно связанные , прошитые насквозь взаимными чувствами собрались за праздничным столом. Долгие речи и пожелания лились одни за другими, и только красивые новые пары оживленно пытались друг другу о чем-то рассказать, спросить.
       23:55 . Все примкнули к телевизору, прослушав доброе и торжественное поздравление , все вышли во двор смотреть на фейерверк взлетающий, звенящий, свистящий, издающий треск и мощные хлопки. Малыши радовались, хлопали в ладоши; родители с умиротворением смотрели за всем происходящим, и только Леша с Леной и Саша с Дашей непрерывно смотрели в глаза своим возлюбленным. Этот Новый Год подарил им любовь, подарил новый смысл в их жизни. Он вознес их сердца на новый уровень, в котором уже не будет времени и желания поддаваться мирской хандре и скуке.

______________________________________________________________________

Шамшурина Полина

Оранжевый остров

Недавно я ездила в ДОЛ «Оранжевое настроение». Наша смена была тематической и называлась – «Приключения Робинзона Крузо»! Поэтому и сам лагерь назывался Оранжевым островом.

Подъехав к лагерю, мы оказались перед воротами в Оранжевый остров, перед входом в мир приключений и новых открытий. Мы прошли к корпусам. Приехали мы поздно вечером и поэтому через несколько часов легли спать. Ничего удивительного не произошло.

Но зато каждый день нас ждали какие-либо мероприятия. Все они были интересны и неповторимы. Мне особенно нравилась утренняя распевка под гитару. Каждое утро мы всем лагерем собирались в актовом зале, где нас ждал «Евген» - наш музыкант, который и играл на гитаре. Мне нравилось пение, потому что весь лагерь, все проживающие пели, казалось, что мы едины.

Так же каждый день у нас были мероприятия в актовом зале. Но из них мне больше всех запомнилось «Рекорды нашего острова», где мы побивали рекорды, которые записывались в историю Острова.

У каждого отряда были свои вожатые. У нас они были самые лучшие! Их звали Ксюша и Лёша. Каждое утро они придумывали танцы, улыбались нам, даря позитив. Всегда помогали нам, если это было нужно. Они знали столько танцев, как им только удалось запомнить?! Именно благодаря вожатым эта смена стала самой замечательной и интересной.

Но больше всего мне запомнился гала-концерт. К нему мы упорно готовились, репетировали. Один из номеров был связан с Египтом, мы создали египетский танец. Другой номер – история любви, в которой тоже участвовали практически все. И в конце мы спели песню. Хоть и эти мгновения пролетели очень быстро, я надолго запомню это выступление. Весь зал аплодирует и смотрит на нас. Это было незабываемо.

Для меня эта смена стала самой лучшей. Случилось это благодаря нашим вожатым, воспитателям и всем ребятам, которые были в отряде. И, конечно же, благодаря насыщенной программе лагеря, которая не давала скучать нам ни секунды! Эту смену я запомню навсегда!

___________________________________________________

Полякова Дарья

Мой прадед

Однажды я осталась ночевать у бабушки. Я села учить уроки, и свет вдруг погас. Телевизор не включить, телефон не зарядить и в интернет не выйти. И тут моя бабушка зажгла свечи, принесла альбом с фотографиями и сказала: «Посмотрим?»

Я листаю альбом. Вот мой любимый дедушка, совсем молодой, подтянутый и серьёзный, в форме моряка.Бабушка в моём возрасте со смешными косичками, а это прабабушка , такая счастливая, в окружении внуков и правнуков. А вот старые, пожелтевшие фотографии . На них родные братья моей прабабушки -Василий и Александр, которые погибли в Великой Отечественной войне, и которые «идут вместе со мной» 9Мая в Бессмертном полку. И эта фотография мне хорошо знакома, так как я её видела у всех моих родственников, а у моей бабушки она висит на стене.

И я, конечно же, знаю, что это дедушка моей бабушки, то есть мой прапрадедушка Дружинин Иван Константинович, полный Георгиевский кавалер, уроженец с.ЛячаНаровчатского уезда, Пензенской губернии, который героически защищал своё Отечество в Первую мировую войну. А вот о его жизни…? Стыдно, но не знаю почти ничего.

Я спросила у бабушки, а знает ли она что-нибудь?

–Кое-что знаю и сама его хорошо помню .

В комнате темно, пламя свечи колышется от нашего дыхания, и в тишине бабушкин голос звучит немного взволнованно.

-Вернулся он с Первой мировой войны в чине офицера и с наградами: четыре золотые медали и четыре серебряных креста. Начал работать в  ОСОАВИАХИМе(«Общество содействия обороне и авиационно-химическому строительству СССР») по работе с призывниками. Большая семья, в которой уже было семеро детей, жила дружно.

Вечером 7 августа 1937 года два младших сына и две дочки допоздна сидели за большим столом и обдирали лесные орехи, которых очень уж много уродилось в этом году. А среди ночи в дом постучали. Зашли незнакомые люди, перевернули стол, лавки, распороли подушки, забрали отца, и впоследствии он был осуждён по известной 58 статье. Уходя, он сказал: «Не плачьте, это ошибка, во всём разберутся , и я вернусь. Вы, дети, берегите мать». А жене шепнул: «Сохрани детей».

Шли дни, недели, а от него никаких вестей. Жена пешком обошла тюрьмы в Наровчате, в Пензе, но везде ей отказывали в какой-либо информации. А отбывал он свой срок в Хабаровском крае.

Тяжело жилось семье в эти годы. Но никогда ни у кого не возникло мысли, чтобы обменять на еду или продать награды деда, бережно хранившиеся в доме. Когда голод стал нестерпимым, мать пошла пешком в Москву,с целью обменять медаль на хлеб, насушить сухарей и отправить посылкой домой. И ей это удалось.

В 1940 году жена умерла, не выдержав постоянного страха за детей, считавшихся детьми врага народа . Также её подкосил непосильный крестьянский труд.

Вернулся мой прапрадед в начале 1945 года, больной и почти ослепший, в пустой дом. Три сына ещё были на фронте.Самый старший из братьев, Григорий Иванович, прошел всю войну. На фронт попал еще в 1941 году и дошел до Берлина. Был награжден орденом Отечественной войны II степени.Петр Иванович был связистом, воевал на Юго-Западном, Сталинградском, Украинском, 1-м и 3-м Белорусских фронтах,был награжден медалями «За боевые заслуги» и «За оборону Сталинграда», а в 1945 году был удостоен ордена Красной Звезды за выполнение боевого задания. Войну он закончил в Австрии.Василий Иванович Дружинин был призван в октябре 1941 года. В скупых строчках документов написано, что он был стрелком и пропал без вести в мае 1942 года. Вскоре пришла похоронка.Самый младший из братьев, Александр Иванович, на фронт ушел в январе 1942 года. А через год, в феврале 1943-го, пропал без вести. Наступил май 1945 года. Возвращались домой солдаты, но Александра среди них не было. Прабабушка рассказывала моей маме, как она каждый день вглядывалась вдаль… Ждала... Надеялась до конца своих дней, но чуда не произошло.

А две дочери учились в ФЗУ. Самая младшая дочь, моя прабабушка, сразу же вернулась к отцу в деревню. В 1953 году он был реабилитирован.Но никогда не роптал на жизнь ,принимая всё со смирением и достоинством.

Вдруг включили свет. Но мне захотелось узнать, как же он жил все восемь лет в заключении, зная, что ни в чём не виноват, где он черпал силы .Бабушка сказала: «Я тоже задавала ему этот вопрос». А он ответил: «Как там было, не спрашивай, не хочу, чтобы тебе было больно. Но меня постоянно не покидали мысли о том, что я мог бы быть полезен со своим опытом сейчас на войне. Четверо моих сыновей воюют , и я вместе с ними мог бы защищать свою Родину от фашистов».

После возвращения он очень часто ходил на Холодную речку. Так у нас называется место на склоне оврага, откуда бьют ключи, образуя родник с ледяной водой. Он садился лицом к солнцу, гладил рукой траву, пил родниковую воду. О чём он думал в эти моменты? Можно только догадываться. Незадолго до смерти он сказал, что он- счастливый человек, так как все его дети выросли честными и достойными людьми, и что счастье его –в детях».

А его дочь, моя прабабушка, каждое лето ходила на Холодную речку и чистила родник, чтобы он не пересыхал. Потом это делали её внуки и среди них- моя мама. Я думаю, что настал и мой черёд.

30 октября отмечается день памяти жертв политических репрессий.

Мы должны помнить то, что когда-то пережили наши предки, ведь без прошлого нет будущего.

PS: На сайте «Проект "Георгиевские кавалеры" - списки награжденных георгиевскими крестами» я нашла ,что мой прапрадед48005 ДРУЖИНИН Иван Константинович — 180 пех. Виндавский полк, ст. унтер-офицер. За то, что 10.08.1914 занял со своим взводом крайние дома д. Полихна, открыл огонь по наступающему противнику, не допустив его в деревню. [ повторно, III--4715

_________________________________________________________________________

Пермякова Ксения

«Экскурсионный маршрут по улице Московской

города Нижний Ломов»

СОДЕРЖАНИЕ

  1. I.Введение
  2. II.Часть 1. Город родной мы гордимся тобой
  3. III.Часть 2. Улицы города – страницы истории края
    1. IV.Часть 3. История возникновения и развития улицы Московская
    2. V.Часть 4. Экскурсия по улице Московской
    3. VI.Часть 5. А знаете ли Вы? …
    4. VII.Часть 6. Настольная игра «Мой город Нижний Ломов»
    5. VIII.Заключение
    6. IX.Список литературы
    7. X.Приложения

ВВЕДЕНИЕ

В постоянной суете нашей жизни, мы редко задумываемся о таких, казалось бы, повседневных вещах, как название улицы, на которой живем. Не зря существует понятие «Малая родина». А ведь дом, в котором мы живемвсегда останется для нас родным, и где бы мы не находились всегда хотим вернуться в свой родной дом, на улицу, которая знакома с детства. Но, как, ни странно, часто бывает так, что мы хорошо знаем о других материках, странах, городах,но плохо – о том месте, где живем.

Малая Родина для меня – это мой город, это улицы. У меня возник вопрос – а откуда появилось название центральной улицы города Нижний Ломов – улицы Московской? Какие тайны она хранит?Какие достопримечательности и значимые объекты находятся на этой улице. Меня заинтересовали эти вопросы.

Актуальностьпроекта

Название улицы – это не только топонимический объект, но и «визитная карточка» улицы, уникальный памятник той эпохи, в которую оно возникло, от древнейших времен до современности, «зеркало» истории. Ведь названия городских улиц возникли не сразу, их происхождение проистекает из глубин времени, раскрывая исторические корни наших предков. Улицы отражают прошлое и настоящее. С ними связаны значимые события, происходившие в городе, на них располагаются как государственные, культурные объекты, промышленные предприятия, офисы, образовательные учреждения, так и жилые дома, здания. Одни объекты охраняются государством как памятники истории, другие становятся просто жилым фондом для горожан.

Город Нижний Ломов возраст имеет почтенный. Можно сказать с уверенностью, что названия улиц городамногое могут рассказать нам о его судьбе. Необходимо только проявить любознательность и приложить некоторые усилия.

Цель работыпознакомиться с историей происхождения названия улицы Московской города Нижний Ломов.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

  • познакомиться с историей города, в котором я живу;
    • изучить историю возникновения улицы с помощью анализа исторических и архивных источников;
  • провести практическую работу и доказать, что название улицы имеет важное значение в культурном и историческом наследии одной улицы как объекта для экскурсионного маршрута;
  • проанализировать и обобщить полученные данные.

Этапы работы:

  • обозначение цели и постановка задач проекта;
  • сбор и анализ информации;
  • посещение Краеведческого музея г. Нижний Ломов
  • опрос жителей города;
  • консультация с руководителем проекта;
  • исследование полученных данных;
  • формулирование выводов;
  • создание экскурсионного маршрута по улице Московской.

Объект исследования – улица Московскаягорода Нижний Ломов.

Предмет исследования – улица Московскаягорода Нижний Ломов.

Гипотеза:предполагаю, что

  • в процессе изучения выбранной темы, я пополню свои знания по истории родного города и улицы Московской.
  • разработаю экскурсионный маршрут по улице Московской

Часть 1. Город родной мы гордимся тобой

Тот, кто не знает своего прошлого,

не может понять настоящее и предвидеть будущее.

Н.М. Карамзин

 

«С чего начинается родина…», – так звучат слова одной очень известной песни. У каждого человека она начинается с чего-то своего. У каждого из нас есть своя малая родина – место, где мы родились, и с которым остаемся неразрывно связанными всю свою жизнь. Для меня малая родина – это мой город Нижний Ломов.

            У каждого города - своя история, своя слава, свое настоящее и будущее. Это естественно: у людей много общего, но один человек не похож на другого. Так и города…. Характерной особенностью Нижнего Ломова является то, что он возник и развивался как чисто военное поселение и долгие годы был мощным укрепленным пограничным пунктом. Было это 382 года тому назад, когда по территории, ныне занятой городом и частью земель района, проходила юго-восточная граница Московского Русского государства. Тогда, в 1636 году, в сложное время для Российского государства, по именному Указу царя Михаила Федоровича Романова на возвышенном месте в нижнем течение бурной реки Ломов была воздвигнута оборонительная крепость, получившая в соответствии со своим положением на реке свое название Нижний Ломов. А название реки Ломов возникло намного раньше, оно отмечено еще в 1571 году в росписи "Мещерских сторож". Название реки Русские поселенцы восприняли от слов народа коми языка "льом-ва", что в переводе на Русский означает "черемуха-вода", т.е. речка с зарослями черемухи по ее берегам. Крепость Нижний Ломов в числе других укреплений являлась одним из звеньев грандиозного оборонительного сооружения XVII века оборонительно-засечной черты, главным назначением которой было служить оплотом Московского государства от татаро-монгольских вторжений и убежищем для всего окрестного населения во время опустошительных набегов воинственных кочевников. Начало строительства города-крепости подтверждено архивными документами. В одной из них говорится: "Лето 7144 (1636 год) февраля 1 день, по государеву… указу, память окольничему князю Андрею Федоровичу Масальскому-Литвинову дадиакомСтепану Угоцкому да Савве Самсонову… в нынешнем по 144 году… в темниковском уезде в степи на реке Ломове поставити острог путномуключнику Федору Малово…". В крепости находились две церкви, двор воеводы, канцелярия, казармы для гарнизона, пороховой погреб, продуктовый и оружейный склады, тюрьма. Гарнизон крепость состоял из затинщиков, пушкарей, конных и пеших казаков, которые селились с семьями за стенами крепости. Всеми делами в городе и своем территориальном районе вершил воевода. Так на юго-восточных землях Московского государства возникло первое поселение сегодняшней Пензенской области город Нижний Ломов. 382 года стоит он здесь, являясь сейчас одним из старых городов и крупных райцентров Пензенской области. Вскоре Нижний Ломов становиться уездным центром, а в XVII-XVIII столетия уезд делиться на станы. С 1636 года по 1701 год Нижнеломовский уезд входил в ведомство Приказа Большого двора. И только в 1701 году по указы Петра 1 от 27 июня Нижний Ломов был подчинен создавшемуся Азовскому ведомству. В указе говорится: "…города Тамбов, Верхний и Нижний Ломовы Нижнеломовского уезду, Наровчатское городище, Темников и Темниковского уезду Троицкий острог и Красную слободу того ж уезду и тех городов воевод и приказных людей и дворян и детей боярский и всяких чинов служащих людей и крестьян и мордву службою и всякими сборы и податьми и землями ведать к Азову…". С образования губерний в 1708 году Нижний Ломов остался в Азовской губернии, которая в 1725 году была переименована в Воронежскую. В 1780 году было учреждено Пензенское наместничество, куда в числе тринадцати уездов вошел и Нижнеломовский уезд. В 1796 году наместничество было преобразовано в Пензенскую губернию, которая в 1797 году была упразднена, а ее уезды распределены между соседними губерниями. После этого Нижний Ломов стал уездным городом Тамбовской губернии. Но уже к 1801 году Пензенская губерния была восстановлена, и Нижний Ломов снова вошел в ее состав. И снова в период новой территориальной организации в 1928 году Нижний Ломов вошел в Средне - Волжскую область, а с 1929 года - в Средне - волжский край, в 1935 году - в Куйбышевский край, с 1936 года - Куибышевскую область. В 1937 году Нижний Ломов вошел в Тамбовскую область, где находился до образования новой советской Пензенской области. Окончательно Пензенская область в ее сегодняшнем территориальном положение была образована 4 февраля 1939 года.  В годы Великой Отечественной войны в городе размещалось 2 эвакогоспиталя. Был создан Нижнеломовский электромеханический завод, на базе эвакуированного в 1941 году из города Шостки Украинской СССР (часть завода после войны опять возвратилась в г. Шостку). С 1980 по 2018 год Нижний Ломов являлся городом областного подчинения.

   

Часть 2. Улицы города – страницы истории края

 

Когда весна придёт, не знаю.

Пройдут дожди...

Сойдут снега...

Но, ты, мнеулицародная,

 И в непогодудорога.

 

(Из песни к кинофильму «Весна на Заречной улице»)

 

Сколько теплоты и доброты в словах этой песни! Действительно, улица, на которой ты вырос – это маленькая родина, частичка города, название которого навсегда запечатлено в памяти каждого.

Улицы нашего города... Как много они могут рассказать нам о прошлом, о людях, которые в нем жили, об их занятиях, культуре, традициях, об особенностях ландшафта нашего города. По названиям улиц можно изучать историю. Откуда возникали, как складывались, изменялись, по какому принципу образовывались названия улиц города. Все это изучает наука топонимика.

Принципы формирования названий улиц могут быть самыми разными.Многие улицы носят имена известных личностей, оставивших свой след в истории: ул. К. Маркса, К. Либкнехта, Привалова, Чкалова, Байдукова, Белякова, М. Горького, А.М. Сюзюмова. Увековечены в названиях улиц М. Лермонтов. Л.Н. Толстой, В. Маяковский, В. Ленин, М. Р. Люксембург, Д. Бедный и др.

Как и во всяком другом российском городе, в Нижнем Ломове есть названия улиц, связанные с идеологией, политическими символами, такими, как мир, революция, коммунизм, советы, пролетариат (ул. Советская, ул. Пролетарская, у. Коммунистическая). Всё это не такая уж и далёкая история.  По-разному можно относиться к этим событиям, но забывать их ни в коем случае нельзя.

В настоящее время некоторые улицы города меняют свои названия, и называют в честь почетных граждан города, например, улица Сергея Быкова, Ивана Привалова, Аристарха Лентулова, Добротиных….

В Нижнем Ломове множество улиц, на которых вершилась история нашего города или России. Старейшие улицы нашего города носят отпечаток времени  – уездного города,  и  – дворянского гнезда России. Сегодня же приятно погулять по этим историческим местам, разглядывая старинную архитектуру домов и погружаясь в ту эпоху, когда по улицам ездили конные экипажи. Каждая улица имеет свою историю, свою судьбу. Мы должны бережно сохранять старые названия площадей, улиц, переулков. Они напоминают о нашей богатой истории, являются связующей нитью с прошлым нашего города, его людьми.

 

Часть  3. История возникновения и развития улицы Московская

 

Московская улицаявляется одной из старейших улиц Нижнего Ломова. Она появилась почти одновременно с возникновением города в середине XVII века. В XVIII веке она стала главной улицей Нижнего Ломова и её стали называть Московской, так как по этой улице шла дорога на Москву.Улица Московская имела торговое значение. Поскольку улица являлась торговой, на ней расположено множество домов, принадлежавших купцам, торговцам.К началу ХХ века практически в каждом доме размещался магазин или иное коммерческое предприятие: гостиница, ресторан, фотоателье, аптека и пр.Самый главный участок улицы проходит от исторического центра города до улицы Рабочей. На сегодняшний день архитектура улицы Московской  достаточно разнообразна, старые дома  купцов нередко уживаются с творениями советских зодчих и современными торговыми центрами.(Приложение 1, 2)

Часть 4. Экскурсия по улице Московской

-        Итак, начнем нашу экскурсию по улице Московской:

  1. Жилые дома под № 1,2,3,6,7,8,9,11, 12 и 14 - «Хрущовки» были построены для рабочих кирпичного и фанерного заводов в послевоенное время. (Приложение 3)
  2. По адресу ул. Московская, д.10 –  бывший клуб «Фанерного завода». (Приложение 4)
  3. Дом  №22на улице Московской - обязательный элемент любой экскурсии по городу. У него и архитектура необычная, и история незаурядная. В двухэтажном особняке, согласно мемориальной табличке, жил художник Лентулов, картины которого висят в Третьяковской галерее.Лентулов Аристарх Васильевич уроженец Нижнеломовского уезда. Известный художник мирового масштаба.Однако на доску мало кто обращает внимание. Известность дому принес другой прежний обитатель и владелец - купец Федор Ломакин. По словам историков, в свое время он был самым богатым жителем Нижнего Ломова, имел собственный винокуренный завод, семь трактиров и столько же домов. Сейчас особняк, несмотря на то, что имеет статус исторического памятника, обычный жилой дом. За полтора века его существования никаких исследовательских работ здесь не проводилось. Хотя есть основания предполагать, что Федор Ломакин именно в этом доме спрятал ценности, которые не успела у него конфисковать советская власть.(Приложение 5)
  4. Дом №36на улице Московской – примечателен тем, что здесь проживал

с 1944 по 1956 годы Владимир Павлович Шорин – заслуженный деятель науки и техники. 7 декабря 1991 года В. П. Шорин был избран действительным членом РАН по Отделению энергетики, машиностроения, механики и процессов управления. Владимир Шорин — автор более 300 печатных работ, среди которых 72 авторских свидетельства и изобретательских патента. Им были подготовлены 18 кандидатов наук и 7 докторов наук. (Приложение 6)

  1. Дом Сузюмовых по ул. Московской № 37.Дом был куплен у семьи протодьякона Ягодинского, перебравшейся в Пензу. Позднее семьи породнятся через замужество Зои Сузюмовой и Александра Ягодинского.Е. М. Сузюмов - (1908-1998) кандидат географических наук, член президиума Академии наук СССР. Позднее Е. М. Сузюмов принимал участие в освоении Северного морского пути, покорении Северного полюса. В период Великой Отечественной войны Е. М. Сузюмов работал в штабе морских операций в г. Мурманске под руководством полярного исследователя И. Д. Папанина. За освоение Арктики и Антарктики Е. М. Сузюмовнагражден шестью орденами и многими медалями. Имеет знак "Почетному полярнику".(Приложение 7)
  2. Двухэтажное строение  на пересечении ул. Московская и ул. Володарскогопринадлежало купцу Ивану Авксентьевичу Лопатину, там находился постоялый двор. Затем в нем жила семья Приваловых. Он отмечен мемориальной доской впамять о том, что здесь родился старший из сыновей Ивана Андреевича – известный советский математик, академик Иван Иванович Привалов (1891–1941). В настоящее время здесь располагается Нижнеломовский суд. Второй этаж надстроили позже.(Приложение 8)
  3. Строение по адресу ул. Московская, д. 39 – МО МВД РосиииНижнеломовский. (Приложение 9)
  4.  Напротив магазина по адресу ул.Московская 50  - ПОУ Нижнеломовская автошкола ДОСААФ России.(Приложение 10)
  5.  На ул. Московской 53 – находитсяСобрание Представителей Города Нижний Ломов Нижнеломовского района Пензенской области. Это бывший дом помещицы В.В. Пономарёвой. Он включен в перечень объектов культурного наследия регионального значения.(Приложение 11)
  6. Нельзя не отметить огромный дом  Камендровских по адресу ул. Московска, д. 54. Дом был построен в конце 19 века. Неоднократно он переходил от одного владельца к другому после того как семья эмигрировала во Францию. Позже был достроен второй этаж. Сейчас здесь располагается Детская школа искусств Нижнеломовского района.(Приложение 12)
  7. Здание краеведческого музеяНижнеломовского района на ул. Московской, д. 59 – это один из первых каменных домов на ул. Московской. Здание двухэтажной постройки. Было построено в 1813 г. Здание краеведческого музея находится на перекрестке улиц Московской и Ленина. До революции принадлежало купцу Антюшину. На 1 этаже здания располагались купеческие лавки, а на 2 этаже размещались гостиничные номера. Здание знаменито тем, что здесь в 1837 году останавливался В.А.Жуковский с будущим царем Александром II.(Приложение 13)
  8. По адресу ул. Московская, д. 61 – находится Сбербанк России

(Приложение 14)

  1. Шварёва гора   носит имя уважаемого до революции человека, у которого на Московской улице под № 68 был дом. Там, где сейчас располагается детская библиотека (в прошлом старое здание редакции газеты «Куранты Маяк» и Станции Юных Техников). Это Ефим Иванович Шварёв, у которого в роду, судя по фамилии, были мастера-портные. Вышел в люди и стал влиятельным купцом в Нижнем Ломове Евфим (Ефим) Иванович Шварёв (иногда ошибочно писали Шваров). Он окончил уездное училище, в 1877 году стал гласным городской думы, членом училищного совета, избирался председателем сиротского суда. В конце 80-х годов являлся членом городского общественного банка – «товарищем» (заместителем) Камендровского, в 1894 – 1898 годах был директором банка, в 1898 году стал городским головой, занимал эту должность ещё и в 1900 – 1902 годах, в 1900 году возглавлял городское попечительство. Купец второй гильдии Ефим Иванович Шварёв очень гордился тем, что стал уважаемым человеком в городе и уезде, ценил это и дорожил своим именем.(Приложение 15,16)
  2.  Поднимаемся в гору, и справой  на стороны  ул. Московской,д.78располагается районный Дом культуры и районная библиотека.(Приложение 17)
  3.  Городская  средняя школа №1 находится по адресу ул. Московская,д.83. (Приложение 18)
  4.  Напротив школы находится городской Парк культуры. Это одно из любимых мест горожан. Здесь есть детская и футбольная площадка, располагаются уличные тренажеры для занятий спортом. Можно посидеть на скамеечках  на центральной алле парка. Значительная часть парка отведена мемориалу Воинской славы.Сегодня на этом месте парк, а изначально здесь стоял Храм в честь Воздвижения Креста Господня или Крестовоздвиженский. Это было красивое архитектурное здание с пятью куполами и колоннами на фасадном входе. Рядом находились две церкви, Архангельская и Воскресенская. Во времена богоборчества, Союзом Воинствующих Безбожников (СВБ) все эти храмы были уничтожены. Крестовоздвиженский храм был взорван. В музее сохранилось фото взрыва храма. (Приложение 19)
  5.  Здание на ул. Московской, д. 85 . Здесь есть детское кафе «Сластёна», ресторан под названием «Нижний Ломов» и гостиница «Нижний Ломов». Эти строения тоже являются визитной карточкой нашего города.(Приложение 20)
  6. Слева от  гостиницы«Нижний Ломов» есть небольшое строение Пороховойпогреб - одно из первых каменных сооружений в городе. Это одноэтажное здание из красного кирпича с решетчатыми окнами, стилизованными под 17-18 вв. Пороховой погреб находится в центральной части города. Пороховой погреб с арсеналом для хранения оружия был сделан при постройке крепости в 1636 г. Находился на территории Нижнеломовской крепости. Подземная часть порохового погреба составляла 4 м глубины. (Приложение 21)
  7. За парком располагается смотровая площадка, на ней находитсяЮбилейная арка,котораябылапостроенавчесть350-летиягорода НижнегоЛомова.Это одно из памятных и любимых мест всех горожан. Именно с этого места было заселение земель в 1636 году и постройка крепости Нижний Ломов.(Приложение 22)
  8. На пересечении улиц Московской и Луначарского стоит монументальное и красивое здание. Что же было в этом здании. В связи с большим дефицитом педагогических кадров в Пензенской области, особенно на селе, в городе Нижний Ломов 1 сентября 1940 года был открыт Нижнеломовский государственный учительский институт (НГУИ) им.А.Н. Радищева». Институт работал параллельно с педучилищем. Если училище готовило кадры для начальной школы, то институт учителей 5-7 классов. Срок обучения в институте был 2-летний. Великая Отечественная война несколько усложнила, но не остановила работу института. В связи с размещением военного госпиталя в здании института, студенты для проведения занятий (проходили в две смены) были переведены в здание сельскохозяйственной школы, которое размещалось на ул. Московская.В начале 1955 года было принято решение закрыть Нижнеломовский учительский институт, в котором оставались 101 студент, 11 преподавателей и 2 кафедры.Перед началом 1955-56 учебного года оставшиеся студенты очного и заочного отделений были переведены в Пензенский пединститут.В педучилище остались работать М.И. Еременков, Б.М. Джозовский, Н.И. Тузиков, К.Г. Карпенко, остальные педагоги переехали работать в другие институты страны. Но и Нижнеломовское педучилище через год будет закрыто, а его здание передано под школу интернат. С 1989 года до 2009  снова работало педагогическое училище. Затем здание было отремонтировано и реконструировано в Бизнес-инкубатор.

(Приложение 23)

  1. На улице Московской дома  под № 91 и № 93 в недавнем времени были построены два спортивных сооружений ФОК «Импульс» и бассейн «Волна».(Приложение 24, 25)
  2.  На пересечении улиц Московской и Розы Люксембург располагается  здание Управление Администрации Нижнеломовского района.

(Приложение 26)

             Завершает улицу Московскую частный сектор.

Улица Московская это только небольшая часть города, практически каждый домна которой - это историческое наследие города. Многие дома перестраивались владельцами, поэтому до нас не дошли  многие первозданные обличия строений.

 

Часть 5. А знаете ли Вы? …

 

Многое, узнав об  улице Московская, мне захотелось понять, а что жители города Нижнего Ломова знают о ней.Я провела опрос жителей города.Задавались простые на первый взгляд вопросы:

  1. 1.     Знаете ли Вы, на какой улице находитесь?
  2. 2.     Знаете ли Вы, какие достопримечательности находятся на улице Московской?

 

Опрошено было 50 человек разных возрастов и профессий.Каково же было мое удивление, когда оказалось, что больше половины опрошенных не знают многих достопримечательностей улицы Московской,  смогли назвать лишь половина из опрошенных людей.

Наиболее отзывчивы на опрос, оказались женщины и мужчины после 60 лет. Они подробно рассказывали об истории улицы, делились неизвестными мне подробностями и желали успехов в изучении истории родной улицы и родного края.

Жители города Нижнего Ломова среднего возраста (около 30-50 лет) отвечали неохотно и зачастую не знали ответов.

 Подростки (10 – 12 лет) и молодые люди (до 20 лет) не отказывались отвечать на вопросы, но верно ответить на заданные вопросы не смогли.

Получив ответы на заданные вопросы, я пришла к выводу, что не зря начала изучать историю улицы Московской. Нужно намного больше и глубже изучать историю родного города и края, чтобы впоследствии можно было поделиться полученными знаниями.

Часть 6. Настольная игра «Мой город Нижний Ломов»

 

После изучения мной достопримечательностей улицы Московской, я подумала, как же можно заинтересовать учащихся нашей школы, в изучении истории и достопримечательностей нашего города Нижний Ломов.  И придумала настольную игру «Мой город Нижний Ломов».

Игра заключается в том, что в неё играют несколько игроков. В ходе игры каждому игроку предстоит пройти по экскурсионному маршруту. Фишки игроков передвигаются по игровому полю в соответствии с числами, выпавшими на игровом кубике. Попадая на одну из точек своего маршрута, ведущий читает вопрос, соответствующий данному номеру. Игрок, правильно ответивший на вопрос, получает право двигаться дальше. Если игрок на данный вопрос не ответил – он пропускает ход. Выигрывает тот игрок, который первым пройдет весь маршрут. Цель игрока – пройти весь путь от простого жителя города и получить звание «Почётный житель». 

     Надеюсь, что игра заинтересует учащихся нашей школы. Настольную игру можно будет применять на уроках истории, истории Пензенского края и на внеклассных часах.(Приложение 27)

Заключение

Для того, чтобы изучать прошлое родного края, нужно проявлять любопытство  и быть внимательным к тому, что нас окружает.

Название улицы это важный ориентир, который крайне необходим для  современного общества, поскольку названия улиц отражают историю города и страны.

В процессе изучения данной темы я пришла к выводу о том, что старинные здания многое могут рассказать об истории родного города. При желании мы можем окунуться в  атмосферу прошедшей эпохи, стать ближе к своим корням. Приведенные аргументы свидетельствуют о том, что улица Московскую можно считать объектом культурного наследия. Данная улица может быть включена в экскурсионный маршрут по Нижнеломовскому району.

Я пополнила  свои знания по истории родного города, подтвердила гипотезу о том, что названия улиц тесно связаны с историей нашего города и всей страны, с природной средой, с богатейшей культурой нашей малой родины. На мой взгляд, проект интересен тем, что материал можно постоянно дополнять и уточнять. Не существует границ для познания, интересующих тем. Этот материал будет востребован и актуален в любые времена: сегодня, завтра и в далёком будущем.

Я считаю что, полученную информацию, можно использовать на уроках окружающего мира, при проведении классных часов и викторин, на занятиях по краеведению, да и просто на прогулках со своими друзьями и близкими.

Но как сделать, чтобы «окна» в прошлое, которыми являются названия улиц, не покрылись пылью забвения? Я думаю, что просто нужно начать интересоваться историей родного города, края и уметь рассказать о полученных знаниях друзьям, одноклассникам и даже взрослым, которые порой забывают свои истоки.

Много еще осталось секретов в названиях улиц моего города.  Поэтому эту работу необходимо продолжить. Надеюсь, что кто-нибудь  из моих одноклассников захочет  ко мне присоединиться.

     Работу по изучению истории своей малой Родины я буду продолжать, так как  она приводит к приобщению к культуре своего народа, воспитанию патриотизма, любви к своему родному краю и в конечном итоге личностному духовному росту.

Список литературы

 

1. Балашов Б.Г. Брызгалин А.Ф. Нижний Ломов.- Саратов, 1979

2. Милый сердцу Ломовский край. (Очерки истории. Документы. Карты. Фотографии) // Автор-составитель Е. И. Саляев. - Нижний Ломов, 2003;

3. Полубояров М.С., Токарева Н.И. Нижний Ломов / / Пензенская энциклопедия. М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 2001

4. Саляев Е. И. В истории всегда больше многоточий, чем окончательных выводов // Куранты-Маяк.2007, №7;

5. Скворцов В. Г. Край родной;

6. Тюстин А.В. Нижнеломовский краеведческий музей / /Пензенская энциклопедия. М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 2001

7. http://nlomov.net/

____________________________________________________________

Пустовалова Софья

Звено в цепи поколения

Мне все говорят, что я очень похожа на  деда, что у меня его глаза, нос, его характер…  Может быть! Со стороны виднее. Я рада быть его продолжением, звеном в непрерывной цепи поколений. Рада, потому что мой дед заслуживает, чтобы о нем вспомнить и рассказать!    Я и сейчас чувствую тепло его рук, когда он брал меня на колени, бережно поглаживал по голове и рассказывал о себе. Он очень любил, когда его внимательно слушали. Речь его лилась плавно и неторопливо.

Пустовалов Николай Петрович, родился в далеком 1935 довоенном году ,в селе Засечное Нижнеломовского уезда Пензенской губернии. Это был сложный для страны год. Только-только начала налаживаться жизнь после мучительной коллективизации,               еще царил голод, нужды было очень много во всем.  Дед  был младшим ребенком. В семье подрастало еще трое детей: брат Виктор, 1928 года рождения ,сестры Евгения и Таисия. Родители: Пустовалов Петр Данилович и Прасковья  Осиповна  были уроженцами села Засечное. Когда они поженились, то  не вошли добровольно в колхоз, а вели единоличное хозяйство, поэтому их                всячески унижали и оскорбляли ,называя единоличниками. Однажды в семью пришли коллективисты с целью раскулачивания. Забрали лошадь, вошли в дом и начали рыться в сундуках. Взяли полушубок и другие вещи, вели себя грубо и бесцеремонно. Прадед не выдержал и вступил с ними в драку, после чего убежал и скрылся. Жену с ребенком отправили в тюрьму г. Вадинска. Чтобы их освободили, он пришел с повинной. Ему дали 2 года, которые он провел в тюрьме. После вернулся и работал на 255 заводе г. Нижний Ломов плотником. Получал по карточкам хлеб, собирал его и под выходной шел пешком, в деревню ,преодолевая путь в 25 километров.Жена занималась хозяйством, держала корову, овец, кур.  Дома четверо  детей, работа в колхозе. Дети с раннего детства помогали по хозяйству. Работали в колхозе за палочки, кормились только собственным трудом. Скотина полностью была на детях. Старший брат Виктор брал коляску, серп, младшего сажали и ехали на речку. Там под берегом серпом жали кусточки овцам ,а траву рвали руками коровушке-кормилице. Около дома все сушили. Итак изо дня в день ,ведь корм необходимо было заготовить на всю зиму. А иначе- голод, который не тетка ,его боялись пуще всего. А еще летом копали торф в болоте ,вытаскивали из ямы мокрые, тяжелые кирпичи ,потом их резали и сушили.Зимы были лютые, мороз-40 градусов. Дома было холодно, дверь вся льдом промерзала ,обрубали топором ,окна скоблили ножом, чтобы хоть немножко видеть белый свет. Но находили время и для детских забав. Ребятишек было много в каждой семье, собирались на улице и играли в разные игры.

Всю жизнь Прасковья Осиповна верила в Бога.В переднем углу всегда висели иконы, к которым она обращалась за помощью в трудные минуты .До революции она пела в церковном хоре на клиросе. Была солисткой. Эта вера очень помогла ей перенести все жизненные трудности, не сломаться, не пасть духом.

И вот  грянула война. Прадед ушел на фронт. В 1943 году в боях под Керченским перешейком был ранен в руку. Долго лежал в госпитале, после его комиссовали. Писем из госпиталя  не писал, и жена думала, что его нет в живых. Она в это время потеряла ребенка. Дочка Таечка умерла от дифтерии, эпидемия которой свирепствовала в деревне.

Какая радость была в доме, когда прадед неожиданно появился на пороге с полевой сумкой и перевязанной рукой. Дед вспоминал, с какой гордостью он ходил в школу с этой полевой сумкой, каким счастьем светились его глаза, ведь отец пришел домой живой!!! Он не отходил от отца ни на шаг, когда тот что-то чинил в доме или латал валенки, слушал его рассказы о войне,не дыша. Но счастье оказалось недолгим. Отца вызвали на комиссию, и он сказал, вернувшись: «Ну все.» И семья во второй раз проводила своего кормильца на фронт. И снова пехота, и снова бои. Последнее письмо  получили из Кенигсберга 23 марта. В нем сообщалось, что Пустовалов Петр Данилович пропал без вести. Всю жизнь дед хранил память об отце, искал его. До конца своих дней он сожалел о том, что стал безотцовщиной, вспоминал ,как тяжело жилось семье без кормильца и ,когда у других с фронта возвращались отцы, живые и невредимые, верил, что отец обязательно вернется. А потом искал, искал… До последних дней обращался в различные военные архивы. Для него это было важно, он считал это своим долгом.

После войны в 1950 году дед решил продолжить свое обучение в городе Нижний Ломов, ведь в деревне была восьмилетка, а ему так нравилось учиться, узнавать что-то новое.Он очень любил учиться, читать,  особенно любил математику и историю. Всегда с большим уважением относился к учителям, вспоминал, что дисциплина на уроке была строгая ,к учителям относились с большим уважением.Ручки в школе делали из палочек ,привязывали к ней железное перо, чернила делали из сажи. Писали на каких-то клочках и на полях исписанных тетрадей. Много читали .И это помогало выживать в сложнейших условиях. Мама не отпустила его в город для дальнейшего обучения, т.к. в это время старшая сестра училась в г. Куйбышев, а брат был в армии. И дед был единственным помощником по хозяйству. Но вскоре брат пришел из армии и, по праву старшего, сказал: «Иди брат, учись. Я не брошу тебя, помогу, чем смогу». И поехал дед в город учиться.

Жил на частной квартире, голодал, но к учебе относился серьезно и в 1953 году  окончил школу №1 г. Нижний Ломов  с «4» и «5».

А  потом  были годы службы в армии в Туркмении, где дед опять сталкивался с трудностями, взрослел, получал жизненный опыт.

После армии работал на фанерном заводе, строил клуб , Но знаний не хватало. И он поступил в Московский  автодорожный институт. Москва…. Этот город во все времена покорялся только сильным и смелым, тем, кто не боялся трудностей и шел вперед.

В это время на жизненном пути Николая встретилась  односельчанка Нина, красавица с голубыми глазами. А дальше-скромная свадьба, семья, заботы, рождение сына Александра. И работа, работа, работа. Трудовой стаж деда-47 лет. Большую часть жизни он проработал на кирпичном заводе главным инженером. Был всеми уважаем, имеет много грамот.

 Такой насыщенной событиями была жизнь моего деда Его судьба похожа на судьбы многих людей ,живущих в то время. А главное в жизни-дед построил дом, даже два: для себя и для сына, воспитал сына и внуков, а уж вдеревьев посадил очень и очень много. Всю жизнь он строил, создавал, созидал.

Характером Николай Петрович, как его все называли с глубоким уважением, обладал твердым. Любил, чтобы его все слушали и требовал от других послушания во всем. А со мной всегда был очень нежен. Посадит меня на колени, обнимет и рассказывает мне интересные моменты из своей жизни. А я сижу и не шевелюсь. Я помню дедовы глаза: темно-карие, с хитринкой. Когда он смотрел, мне казалось, что он обнимает меня своим взглядом, защищает. Когда брал  за руку, мне было тепло и надежно, казалось, что ничего не страшно.

Дед имел активную гражданскую позицию. Его волновало все вокруг. Он был человек старой закалки, и все новое воспринимал критически. Очень многое старался вложить в нас, своих внуков: трудолюбие, уважение к старшим, патриотизм , дружелюбие, милосердие. Мне всегда казалось, что дед, несмотря на то, что ему далеко за семьдесят, очень молод. Его не стало в апреле, а в феврале он вместе с нами катался на лыжах, задорно смеялся и очень хотел жить.

Но вдруг его не стало. Я тяжело пережила смерть близкого мне человека и часто вспоминаю о нем. Мне его очень не хватает. Я постараюсь хоть в чем-то  быть на него похожей, хотя и живу в другом времени. Но я уверена, уроки наших предков ,их жизненный опыт не проходят даром. И мы просто обязаны стать звеном в цепи поколений. И звеном прочным, надежным.

_______________________________________

Кокорева Софья

О важном

18 июня. Каникулы. Передо мной лежит список литературы для чтения. Вчера была в библиотеке, взяла книги. Много. Интересных. Беру в руки одну из них, читаю фамилию автора. Л.Н.Толстой. Сборник рассказов. Ищу «После бала». Так. Содержание. «Метель». «После бала». «Холстомер»(История лошади). Моя любимая тема. Животные.

Открываю начало рассказа, потом переворачиваю страницу. Странно. Разговаривают лошади. Свою историю рассказывает старый конь Холстомер. Наверное, нужно бы читать рассказ с начала, но очень не хочетсяотвлекаться.

   19 июня. Вчера состоялось мое первое знакомство с рассказом «Холстомер»Л.Н.Толстого. Его история поразила. Ночь. Освещенный луной двор, вцентре высокая фигура пегого мерина. А вокруг в молчании, как будто  слушая что-то «необыкновенное» и «неожиданное», стоят лошади. Кажется,что Холстомер знает о жизни все. Кроме одного - что такое любовь. Вернее,он-то как раз умел любить. Но кто любил его?

   В детстве он был подвижным, радостным и игривым жеребенком. Емуказалось, что рядом всегда будут мама и целый двор друзей. Но все было не так. Он родился не таким, как все. «Гадким утенком» на птичьем дворе. Пегим, как сорока. Хотя и очень красивым. Особенным. И любить его было не за что. С самого начала его истории понятно, что эта его «особость» удивляет малыша. Он не понимает, почему люди недовольны тому, что он родился. Они огорчаются и даже «срамят» его мать, говорят обидные слова:«И в какого черта он уродился, точно мужик… срам…» И все только потому, что у него окрас другого цвета – вороно-пегий. По-моему, очень красивый. Черный, с большими белыми пятнами. Яркий и сильный.

   Бежал, словно холсты мерял. Поэтому и назвали его Холстомером. Только такой удивительный конь способен был ради любви обогнать на скачках всех лошадей на свете. Но любимый жеребец конюха, а не графа, не имел права

стать первым. И за это его еще больше невзлюбили.

Сначала он потерял любовь матери и бился о стены сарая «до изнеможения».Потом и вовсе молодого мерина заперли. Ведь он не такой, как все. И емунельзя играть с другими, любить, иметь семью и детей. Не было солнечного света, не было друзей, не было ничего.

   И я вдруг поняла, что вовсе и не о коне пишет автор, а говорит о человеке,которому становится больно и страшно. Конь смиряется со своей судьбой и «навеки перестает ржать», а еще пить, есть, ходить, играть. «Я углубился в себя и стал размышлять», - говорит Холстомер. Как это ни странно, он задает себе важные вопросы. Зачем жить? К чему ржать и бегать? Умный конь понимает, что счастье потеряно, а его табун смеется над ним или «из приличия» отворачивается. И он еще больше задумывается о себе и о жизни,размышляет о том, почему люди и лошади так несправедливы, кудауходит любовь. А самое главное, рассуждает о том, какой неведомой силой связаны люди и лошади, как животное может статьсобственностью человека. Свои мысли о несправедливости жизни Л.Н.Толстой передает коню. «Один меня кормит и делает добро, а ездит на мне другой», - это наблюдения Холстомера о жизни. И он, как думающий человек, делает вывод, что люди не стремятся делать что-то хорошее длядругих, они хотят называть как можно больше вещей своими. Вот что страшно. В этом и есть различие людей и животных. Серьезный и глубокомысленный жеребец правильно говорит, что «в лестнице живых существ» животные стоят выше людей, потому что они делают свое дело, ане говорят о нем. Так и Холстомер всю жизнь честно трудился на благо человека, не сопротивляясь, а унижая себя ради людей. Старался быть для хозяина лучшим. Но он не имел на это права. Так решили люди, поэтому перепродавали его, пока не нашел он «любимого» хозяина. И хотя именно этот гусарский офицер стал причиной гибели сильного и красивого коня, нолюбовь, к сожалению, слепа. Не случайно автор пишет, что «высокое лошадиное чувство заставляет любить того, от кого ты зависишь, каким быжестоким хозяин ни был». А мы, люди, этого не замечаем. Не видим того, как доброе животное настолько привязывается к нам, что готово все на светепростить. Так, только ради хозяина Холстомер перегнал всех лошадей на скачках. И это был самый счастливый день в его жизни, потому что он  порадовал любимого им человека. Тогда князь гордился своим конем, его силой и скоростью, и называл «другом». Но как только жеребец заболел, то сразу оказался ненужным. Меня поразило то, чем отплатил хозяин коню за преданность. Он его просто «загнал», а потом предал и, больного, слабогопродал барышнику, заставил мучиться. Холстомер же все равно любил и оправдывал нерадивого человека. Ему «совестно» за свой сбой в ходе. Он  терпит людей, вытирает им соленые слезы языком, как будто все понимает ивсе прощает им. Доброта и любовь коня к людям не знают границ. Мне жаль его. Слезы текут по моему лицу, и я не могу их остановить. Жестокость,жадность и эгоистичность человека, который считает себя царем природы, а сам забывает и предает единственное, по-настоящему любящее существо,раздражают меня. Ночь. Сижу на кровати и повторяю: «Люди, почему мы такие жестокие!»

   20 июня. Не могу забыть грустную историю Холстомера. Думаю о его несчастной судьбе. Как же удалось Л.Н.Толстому так точно понять мысли и переживания коня!  Не зря автор «Му-му» И.СТургенев сказал, что Толстой словно «сам был лошадью».

   Только вечером взяла книгу и продолжила читать рассказ. Сколько же в жизни непонятного и необъяснимого! Как случилось, что через много лет преданному коню все удалось увидеть любимого хозяина? Неожиданный финал.  Последняя встреча. В последний раз немощный конь увидел, узнал,  потянулся к уху и слабо, «старчески» заржал, как будто заплакал. А потомзастеснялся совей слабости и замолчал. Но бывший хозяин не узнал своего «расписного», хотя потом за столом вспомнил о нем и рассказал об ушедшей молодости.

   Тогда старый конь заболел. Люди, не смотря в его добрые глаза, решили его зарезать. Старый доверчивый мерин и тогда еще ждал, что его будут лечить. Но ошибся. Когда «что-то жидкое полилось большой струей ему на шею и грудь», стало легче. «Облегчилась вся тяжесть его жизни», - пишет автор.И даже после смерти Холстомер продолжает служить другим. Собаки и волчица с волчатами питаются его мясом, а кости собирает мужик и «пускает вдело». А его хозяин и при жизни, и после смерти «никуда не пригодился».

21 июня. Сегодня прочитала начало рассказа.  Все же не случайно Л.Н.Толстой называет свой рассказ именем коня. Он считает его лучшим среди лошадей и, конечно, людей. Пусть сейчас он «живая развалина», искалеченная, дряхлая и некрасивая, но «выражение лица!» у него строго-терпеливое, глубокомысленное и страдальческое. Он уже не может бороться с молодыми, которые обижают его, но, пережив многое, не злится, а просто понимает, огорчается и прощает, ведь ему «не в новость страдать для удовольствиядругих». Думаю, молодые лошади еще долго будут помнить рассказ Холстомера. Может быть, они научатся быть терпеливее и добрее, уважать старших,понимать тех, кто отличается от тебя цветом кожи или характером, у кого другая национальность или вера, кто родился «особенным». А старые вспомнят свою жизнь, хорошие и плохие дела, поймут, что жили не зря.

«Бывает старость величественная, бывает гадкая, бывает жалкая старость»,-пишет автор. Каждый выбирает. И это не о лошадях, а о людях. И хотя Л.Н.Толстой посвятил свой рассказ Стаховичу, передавшему ему историю пегого, но мне кажется, это посвящение людям. Мы все – часть природы. Только забываем об этом.

   22 июня. Узнала, что у А.И.Куприна есть рассказ «Изумруд», посвящение «Холстомеру». Прочитала. Какие все же люди жестокие!

_____________________________________________

Хасанова Екатерина, 16 лет

Рассказ «История любви Фонтанного дома»

1                                                                                                                                Поздним вечером под звуки завывающего за окном ветра малышка Прасковья лежала и пыталась заснуть. Ей было всего лишь пять лет, и, лёжа в маленькой комнатке в старом доме недалеко от центра Петербурга, Прасковья вдруг впервые подумала, почему ей дали такое необыкновенное имя. Сегодня девочке совсем не спалось: вопрос про имя не исчезал из головы, и Паша побежала к маме.                                                                                                    - Доченька, ты чего? - услышала ласковый голос девочка.                                         - Мамочка, я не могу уснуть, меня один вопрос мучает, - пожаловалась Паша.                                                                                                                                                       - Какой, милая?                                                                                                                              - Почему ты мне дала такое необычное имя? Многие удивляются, а некоторые и смеются.                                                                                                                                 - Зря смеются. Я назвала тебя так в честь великой актрисы, женщины большой любви и большого таланта, графини Прасковьи Ивановны Шереметевой.                                                                                                                                           - Мама, пожалуйста, расскажи, кто она такая! - умоляюще взглянула Паша.                                                                                                                                                         - А давай мы завтра пойдём в дом, где она жила, я тебе всё не только расскажу, но и покажу. Хорошо? А пока давай скорее спать.                                        2                                                                                                                                           На следующее утро мама с дочкой уже подходили к огромному богатому старинному зданию нежно-бежевого цвета с белоснежными лепнинами. Над узорчатыми воротами красовался герб рода Шереметевых.                 - Мамочка, что это за золотые львы?                                                                                  - Это одна из частей герба рода графов Шереметевых. На нём написано «Бог сохраняет всё». Эти слова были историческим девизом графской семьи.      - А кто построил этот огромный и красивый дом? - с интересом продолжала дочка.                                                                                                                        - Этот дом подарил графу Борису Петровичу Шереметеву сам император Пётр I, а граф после сына подарил его своему внуку Николаю Петровичу Шереметеву, который и стал потом мужем Прасковьи Ивановны, они долго жили здесь вместе и были счастливы.                                                                Поднимаясь по красивой парадной лестнице, девочка смотрела на всё широко раскрытыми от восторга глазами: огромные люстры, величавые портреты — и она с нетерпением попросила.                                                                             - Мама, расскажи наконец историю моей Прасковьи, я заждалась. - «Твоей Прасковьи», - мама тихонько засмеялась, - ну хорошо, тогда, пока мы будем ходить по комнатам, где она жила, и залам, где ступали её ноги, включай фантазию и внимательно слушай. Только я буду рассказывать, будто мы находимся в том, старинном, времени, так тебе будет гораздо интереснее. Закрывай глаза и представляй скорее.                                                                 3                                                                                                                                                       - Как ты посмел тайно обвенчаться с какой-то крепостной актрисой, Николай?! Брат, это величайший позор для нашей семьи, для нашего рода! Подумай, неразумный, что теперь будут о нас и о тебе говорить в обществе! - граф Борис Петрович, весь покрасневший от гнева, ходил взад и вперёд по своему кабинету.                                                                                                                 Его младший брат, граф Николай Петрович, молча стоял перед старшим братом. Он давно знал, что этот тайный брак не понравится никому из родных.                                                                                                                                  Выслушивая негодования и упрёки, он вспоминал их тайное венчание в одном из центральных храмов Москвы: он, она, священник, архитектор Джакамо Кваренги и балерина Татьяна Гранатова. «Вручается раба Божия Параскева рабу Божию Николаю. Вручается раб Божий Николай рабе Божьей Параскеве», - с этого момента они муж и жена. Потом он увёз любимую в свою усадьбу в Петербурге, где они в бесконечном счастье провели несколько недель.                                                                                                                          - Ты пытаешься придумать, будто она графиня, но большинство же знают правду. В конце концов, она — крепостная, и мужа-дворянина вовсе недостойна! - разгорячёно сказал Борис Петрович.                                                                   - Борис, - с лица Николая Петровича не сходило выражение тихой радости от воспоминаний, - Прасковья Ивановна — самая прекрасная девушка на свете, она не только весьма талантливая актриса, но и мудрая, добрая, любящая, милосердная, верная, преданная, искренняя и очень верующая, это сегодня крайне редко. А в таком случае ни её сословие, ни положение в обществе, ни материальное состояние для меня ничего не значат. Кроме неё для меня нет и не может быть другой жены! Я люблю только её!                                                                                                                                                           - Николай, ты — сумасшедший! - чуть ли не закричал Борис Петрович. Граф развернулся - дверь захлопнулась. Сплетни и упрёки дошли до предела: он уехал к молодой супруге в Петербург.                                                                              4                                                                                                                                            Экипаж подъехал к огромному дворцу на Фонтанке. Богатые цветники украшали усадьбу, и благоухание лилось со всех сторон. Граф Николай Петрович Шереметев поднялся по красивой парадной лестнице в большую залу с хрустальными люстрами. И среди солнечных лучей, льющихся со всех сторон, увидел спешащую к нему жену. В нежном белом платье, хрупкая, с вьющимися по плечам тёмными волосами, с медальоном с его портретом, она была похожа на настоящего ангела. Прасковья Ивановна смотрела на супруга добрым, полным любви и ласки взглядом. Они не виделись давно: Прасковья бросилась к нему, заплакала, а он подхватил её на руки и весело закружил. Взявшись за руки, супруги Шереметевы пошли на прогулку в сад, подальше от посторонних глаз.                                                                                                    - Ах, Николай Петрович, как же я соскучилась по вас! День без тоски не проходил, всё дни считала, когда вы вернётесь! - сказала Прасковья, тихонько облокотясь на плечо графа.                                                                                               - Парашенька, милая моя, а мне как без ваших глаз и вашего голоска было плохо! - Николай Петрович не мог налюбоваться на супругу.                            - Простите, за дурной вопрос, Николай Петрович, но вот уж мы с вами как два года женаты, а сплетни, слухи, обвинения и упрёки всё никак не утихают, ведь так? - Прасковья погрустнела.                                                                        - К сожалению, не утихают. Но нам до них никакого дела нет, пусть сплетничают, а мы будем счастливы вместе, - ответил граф.                                               - Это, разумеется, правда. Но скажите, зачем вы меня, бедную крепостную, в жёны взяли? Ведь вам от этого столько неприятностей! Вы ведь богатейший жених, неужели не нашлось другой невесты?                                                - Такой, как вы, не нашлось и никогда не найдётся, - улыбнулся Николай Петрович, - я взял вас не потому, что вы - самая талантливая актриса, вы — сама доброта, сама любовь! Вы своим добрым отношением преображали людей вокруг, поэтому артисты играли совсем по-другому, своим талантом вы сделали знаменитым наш крепостной театр, осветили жизнь многих людей, даже сама императрица Екатерина Великая это своим царским подарком вам отметила. Своей искренностью и простотой вы растопили моё сердце, когда пасли коров на лугу, собирали цветы и пели «Вечор поздно из лесочка». А потом в этом доме играли и своей душевной красотой поразили даже императора Павла I, он очарован был нашим театром. По вашему желанию мы даже странноприимный дом построили, скольким людям ваше милосердие помогает. Вы покорили не только своим талантом к искусству, но прежде всего мужеством и самоотверженностью, ведь только вы смогли остановить моё пьянство и разгул, будучи крепостной, а я же был на грани разорения. Поэтому и дворянство, и наш брак, и мирная, счастливая жизнь в Фонтанном доме лишь малая награда за вашу великую любовь. Я не мог и не хотел жениться на другой. Такой богатой души, как у вас, ни у кого нет!                                                                                                              Николай Петрович посмотрел на жену: она сидела и, отвернувшись, улыбалась сквозь радостные слёзы и смотрела на багровый закат.                                - Что ж, Николай Петрович, - прошептала Прасковья, и её слёзы стали падать на его ладони, - если вы в самом деле так любите меня, то я сообщаю вам радостную весть: у нас с вами скоро будет ребёнок, если Бог даст, рожу вам сына-наследника.                                                                                                             От неожиданности граф даже не мог ничего выговорить, он крепко прижал к себе супругу и, целуя её, без остановки шептал: «Господи, радость-то какая! Парашенька, спасибо вам!».                                                                                 Внезапно Прасковья сильно закашлялась и от слабости опустилась на руки графу.                                                                                                                                       - Парашенька, вам дурно? Пойдёмте домой, я позову доктора, - сказал муж с сильным беспокойством.                                                                                                           - Не волнуйтесь, Николай Петрович, в Петербурге сыро, вот мой кашель и обострился, сейчас полегче станет, всё хорошо будет, не беспокойтесь, - утешила его жена.                                                                                           И супруги Шереметевы медленным шагом направились к дому.                                   5                                                                                                                                                        - Мама, а правда Прасковья была очень бедной актрисой у своего будущего мужа-графа? - с интересом спросила дочка, глядя на большой портрет Прасковьи в роскошном театральном костюме.                                                  - Да, правда, - ответила мама, - он давно полюбил её, простую крестьянку, Парашу Ковалёву, обучил театральному искусству, музыке, иностранным языкам и дал ей новую «театральную фамилию» - Жемчугова, а после их женитьбы Прасковья стала графиней Шереметевой. Здесь, в Фонтанном доме, они прожили самое счастливое время, здесь у них родился единственный сын.                                                                                                                            6                                                                                                                                Ранним морозным утром 3 февраля 1803 года в кабинет графа Николая Петровича Шереметева вошёл камердинер с радостной улыбкой на лице. У графа внутри всё замерло.                                                                                                                  - Ну, что? Говори же скорее! - поторопил он камердинера.                                                - Её сиятельство, Прасковья Ивановна, сегодня утром благополучно родила сына. Приношу свои искренние поздравления, Ваше сиятельство, - доложил камердинер.                                                                                                                    Лицо графа засияло, казалось, камень волнения спал с его души. Не обращая ни на кого внимания, он побежал в покои к своей Парашеньке.             Войдя в комнату, он увидел её, лежащую на кровати, уставшую и страшно кашляющую.                                                                                                                                   - Поздравляю вас, Николай Петрович, сына-наследника нам Бог послал. Как назовем его? - прошептала Прасковья, протягивая слабую руку графу.                     - Дмитрием. Отдыхайте, родная, выздоравливайте. А где же сын? - спросил Николай Петрович.                                                                                         Ответом на вопрос стал вновь раздирающий кашель ослабевшей и уже не встававшей с постели супруги.                                                                                                 - Хорошее имя «Дмитрий», красивое. Сына унесли в другую комнату, боятся, как бы он моим кашлем не заразился, это в самом деле опасно. И вы, граф, идите, я больна смертельно, а вы сыночку нашему нужны. Мне кажется, не увижу я его больше, а вскоре и мы с вами расстанемся до встречи в мире ином.                                                                                                                                         - Парашенька, не говорите так, вы выздоровеете. Не покидайте нас, милая, как же мы будем без вас?! - сказал граф и тихо заплакал.                                        - Господь поможет. Не печальтесь, Николай Петрович, идите к Митеньке. Николай Петрович прикрыл дверь, Прасковья, впав в забытьё, уснула. Он вошёл в комнату к новорожденному сыну.                                                         В колыбельке рядом с нянькой-кормилицей лежал маленький пищащий «свёрточек». Граф взял малыша на руки и, глядя на спящее «чудо», прошептал:                                                                                                                                      - Здравствуй, сыночек. Что ж, нам с тобою терпение и смирение нужно, Дмитрий Николаевич, мама твоя нас скоро оставит, - сказав это, граф ещё долго стоял с сыном на руках у окна и плакал.                                                            …Через двадцать дней Прасковья скончалась от продолжительного туберкулёза.                                                                                                              Выполняя её последнюю волю, граф Николай Петрович посвятил оставшиеся годы своей жизни благотворительности и делам милосердия, после он напишет в своём дневнике: «Удовольствия изменились в глазах моих. Пиршества переменил я в мирные беседы с моими ближними и искренними; театральные зрелища заступило зрелище природы, дел Божиих и деяний человеческих; постыдную любовь изгнала из сердца любовь постоянная, чистосердечная, нежная, коею на веки обязан я покойной моей супруге».                                                                                                                                              Через шесть лет граф скончался, оставив сына Дмитрия на попечение своей бывшей крепостной балерине Татьяне Гранатовой. Граф Дмитрий Николаевич Шереметев всю жизнь, как и отец, состоял на государственной службе и продолжал благотворительную деятельность своих родителей.                 7                                                                                                                                                           - Мамочка, теперь я знаю, кто такая Прасковья Шереметева, знаю, что моё имя самое прекрасное на свете! - воскликнула маленькая Паша, когда мама закончила свой рассказ.                                                                                               Разглядывая множество разных комнат Фонтанного дома, девочка сказала:                                                                                                                                                        - Мама, я совсем не хочу уходить отсюда. Пожалуйста, расскажи ещё про Шереметевых и других жителей этого дома.                                                                       - Хорошо, любопытная ты моя, слушай продолжение этой истории о том, как после Прасковьи Ивановны Шереметевой в Фонтанном доме вновь зазвучали звуки музыки, начались балы и маскарады. Граф Дмитрий Николаевич вырос, стал красивым, благородным и состоятельным молодым человеком. По совету великого поэта А.С. Пушкина граф женился на дальней родственнице Анне Сергеевне Шереметевой. Это была знатная девушка, красавица, фрейлина императрицы, обладательница уникального музыкального таланта, певица и пианистка.

9                                                                                                                                            Зал был уже полон гостей, каждого из них встречала молодая супружеская чета: Дмитрий Николаевич и Анна Сергеевна Шереметевы. Красота, грация и нежность молодой графини, её тёмные локоны, прекрасное лицо и богатое платье не могли не поразить гостей. Приветливая улыбка и добрые слова «Рада вас видеть на нашем бале-маскараде!», казалось, освещали зал ярче всех люстр.                                                                                                   Вот вошёл дипломат и поэт Ф.И. Тютчев. Анна Сергеевна, нежно улыбнувшись ему из-под маски, сказала:                                                                             - Фёдор Иванович, для нас большая честь видеть Вас на нашем празднике!                                                                                                                                                 - Ах, повезло же Вам, Дмитрий Николаевич, - шепнул поэт графу, - это, правда, лучшее из существ: она так безусловно правдива, так искренне приветлива.                                                                                                                         Граф смущённо улыбнулся и посмотрел на супругу: он до сих пор не мог налюбоваться на неё.                                                                                                         Минут через пять в зал вошла дама с роскошной причёской в богатом платье с бриллиантами на груди. Анна Сергеевна подошла к ней, поклонилась, что-то тихонько шепнула, а после торжественно и громко объявила на весь зал:                                                                                                                          - Дамы и господа! Я счастлива представить вам главного гостя нашего бала. Сегодня своей милостью нас посетила Её Величество Императрица Александра Фёдоровна.                                                                                                         В поклоне мгновенно зашуршали платья и фраки. Императрица кивнула, и под радостные звуки оркестра начался бал.                                              После смерти Прасковьи Ивановны Шереметевой, после долгого затишья в Фонтанный дом вернулись искусство и радость вместе с графиней Анной Сергеевной. Когда танцы утихли, графиня вновь вышла в центр зала.           - Дорогие гости! Все вы знаете, что мы с Дмитрием Николаевичем очень ценим настоящее искусство, и потому сегодня у нас в гостях обладатель прекрасного тенора из Италии, Джованни Баттиста Рубини; известная испано-французская певица, великая Полина Виардо; австрийский композитор и виртуозный пианист Сигизмунд Тальберг; венгерский композитор, уникальный музыкант, Ференц Лист. Надеюсь, в честь приезда Её Величества знаменитые гости не откажут нам в небольшом концерте.             Один за другим лились великолепные голоса и звуки пианино, затаив дыхание все слушали то великое искусство, которое благодаря стараниям Анны Сергеевны оказалось здесь, в Фонтанном доме. После выступлений знаменитых гостей Императрица вышла на середину зала и объявила:                                - Дамы и господа! Все мы знакомы с не менее талантливой певицей и пианисткой, нашей соотечественницей. Анна Сергеевна, мы ждём Вашего выхода.                                                                                                                                            Склонясь над роялем, своим льющимся, словно ручей голосом, она запела что-то старинное и романтичное.                                                                                    Издали глядя на жену, граф Дмитрий Николаевич благодарил Бога за такое сокровище и думал: «Ведь мы такие разные: я люблю дома сидеть, а она любит путешествовать; она учится говорить по-английски, а мне англомания противна... Но всё же я так её люблю, мы так счастливы вместе, и наш сыночек-наследник Сергей растёт на радость всем!».                              Граф не знал, что под окнами его дома стояли двое и перешёптывались.         - Слишком хорошо живёт этот Шереметев, надо ему отомстить, - говорил один другому.                                                                                                                               - Но как ты сделаешь это? - спрашивал тот.                                                                - А вот граф уедет завтра утром, а я через несколько дней его любимой жене отраву в суп подсыплю, да такую, что она сразу умрёт. Вот тогда-то будет графу «счастье»!                                                                                                     …Так и случилось: враги Дмитрия Николаевича отравили его супругу, Анна Сергеевна тут же скончалась.                                                                  Вернувшись домой, граф чуть не обезумел от горя после смерти жены, заперся у себя в кабинете и не хотел никого видеть.                                                    А когда в 68 лет, граф скончался, то крестьяне настолько сильно любившие Дмитрия Николаевича несли гроб через всю Москву.                               10                                                                                                                                   Вечером дочка и мама выходили из ворот Фонтанного дома.                              - Мамочка, скажи ещё раз, какой девиз был у рода Шереметевых? - спросила Прасковья.                                                                                                                               - «Бог сохраняет всё», - ответила мама.                                                                                - Ты знаешь, это правда. Эти две прекрасных истории Фонтанного дома, истории жизни Прасковьи Ивановны и Анны Сергеевны Шереметевых запомнились мне навсегда.                                                                                                                        - Конечно, родная, ведь это истории настоящей доброты и любви, а такое забыться и исчезнуть никогда не может.                                                       Полюбовавшись ещё раз на Фонтанный дом, мама и дочка обнялись и тихим шагом отправились домой, размышляя о том, какой прекрасной и настоящей бывает любовь.

***                                                                                                                                        Что выберет каждый из нас? Богатство, выраженное в душе или в деньгах? В настоящей внутренней красоте или высоком социальном положении? Что победит в нашей душе: чистые, светлые чувства или корысть, настоящая любовь или пустая гордость и лицемерие?                               Эти вопросы почти каждую минуту решаются в душе любого человека, и, конечно, в таком выборе каждый может ошибиться не один раз. Но дай Бог, чтобы в главном выборе все мы пошли по истинному пути, пути любви и света. Ведь от этого выбора зависит судьба не только одного человека, но и духовное состояние целой страны, путь её истории, жизнь настоящего и дорога будущего.

_______________________________________________

Рогозина Валерия

А было ли оно?

Вся семья, две дочери, зятья, внуки, сидели у изголовья Василия Александровича  Славнова. Вот уже часа два он находился в забытьи,  в январе  исполнилось 75 лет, а в марте подкосила  неизлечимая болезнь. И крепкий  по тем годам мужик, начал таять на глазах. Самая младшая внучка не переставала плакать, и вдруг раздался такой отчётливый, ясный, хотя и слабый голос: а было ли оно?

  -  Что было, дедушка, тут же подскочила  Нюшка.

    Василий открыл глаза, они были ясными и светлыми на страшно похудевшем лице. Одна из дочерей поспешила его приподнять, обложив подушками. Он мягко отодвинул её в сторону, взял за руку Нюшку, посадил на кровать.

     - Я, Нюшенька, ещё в начальной школе учился, война началась. Мне тогда одиннадцать было. Да уж теперь всё перепуталось… А я ведь, внученька, в настоящем самолёте сидел. Во как… Он летел на свой аэродром в Дубровское, да, видно, горючего не хватило, вот и сел на озере. Снега- то много, не взлететь. Деревенских всех  привели,  заставили снег убирать и нас тоже, только я- то ведь больно любопытен был, нет-нет да лопату в снег и к самолёту, вот лётчик и посадил меня в кабину. Правда, мать потом меня носом в снег натыкала, чтоб не вольничал.

  Тут дед замолчал - сбился, даже всплакнул, потом заулыбался и снова начал говорить:

  -  Нас ведь у матери на тот момент уже пятеро было. О Федоре и Сергее мать каждый день плакала.  На Фёдора, он старший был, извещение пришло, мол -  пропал без вести, а Сергей Александрович жив остался. Повезло, пальцы на ногах отморозил  - отняли. Где – то под Ленинградом во время обстрела много часов в снегу пролежал. Анфиска, моя сестра, бригадиром работала, а Валька в поле с бабами.

   - Нам ведь тоже, внучка, пришлось кости поломать. Вот и ноют теперь, корчатся в суставах. У меня - то ещё не так, а ты посмотри на мою сестру Анфису, её уж давно всю извело. Ой,  как Анфиска меня  одён раз крапивой надрала, дерёт и плачет, плачет и дерёт…   Нас в тот дён с дружком моим Витькой пахать послали к большому тополю, знаешь, который у дороги до сих пор чахнет.  Лошадёнки голодные, тощие,  еле тащатся, мы ругаемся  на  них, это в начале мая  сорок третьего  было. Как солнце заприпекало, я Витьке и говорю, давай чуток вздремнём, потом нагоним. Сколько уж мы проспали? Когда Анфиска обед принесла, мы с лошадьми хорошо посыпали. Уж и не до обеда тут было. Пахали, норма ведь была - попробуй не выполни.

 Василий  закрыл глаза, тяжело вздохнул, помолчал и продолжил:

- Да  как тут не заснёшь, плуг-то тяжёлый, лошадь старая, слабая, да и я в эту ночь не спал.  К вечеру пришли, как обычно, постояльцы – солдаты,  которых в Карелию, да под Ленинград  вели (а обратно беженцы шли и раненых везли), мы ведь окурат на дороге жили.  Помню, их раздевали до гола в крыльце и в баню, а одёжу в большой чугун – чтоб всякую инфекцию, да вшей изжить. Мать в такие дни на поленнице на кухне спала, подкинет тулуп и спит.

 -  Проснулся в этот раз: мать стонет, Анфиска с Валькой  около  неё хлопочут, я уж думал с Серёжкой чего?  Стал тятьку звать.  Валька сказала, что он на конюшне. Так – то он рыбак был, днём рыбу бригадой ловили, а ночью на конюшне дежурил. Его не призвали на войну, ещё в Первую мировую воевал, по возрасту. Потом Анфиска увела мать в баню, немножко я забылся, а проснулся  - будят пахать,  светает, начало четвёртого. Когда выходил, показалось, как попискивает кто на печке.  Это потом оказалось, что сестрёнка у меня родилась – младшая, Ольга, а ведь  матери – то уж сорок девятый годок шёл. Ой,  Олюшка! Хоть войны и не помнит,  вся её жизнь с самой первой секунды – это борьба за выживание.   Родилась  моя ягодка чуть больше двух  фунтов. С таким весом и сейчас сложно выходить ребёнка. А в то время!? 

   -  Прибежал я домой этим вечером, мать лежит – плачет. Девки между  ней и печкой хлопочут. Отец сердитый, на конюшню собирается. Тут меня печка всё больше и больше интерес вызывать стала. Улучил я момент и туда, а там отцова большая рукавица и из неё такая маленькая сморщенная головка торчит, тут – то  я уж всё понял. Не было особо живота видать у матери, сильно она не доходила, надсадилась в работе или от переживаний родила. Печка у Оленьки нашей – самая первая колыбель. Водился с ней старый дед – сосед, он уж неработающий был. Однажды он вышел по хозяйству похлопотать, да чуть не просмотрел девку. Залезла на печку кошка, да и легла на рукавицу, чуть ведь не задавила. Вернулся дед вовремя. Долго потом переживал. Богу было видно угодно – выжила девочка.

  - А я ведь, внученька, перед ней виноват был тоже. Уж около годика было девке. Вечером собрали в колхозе собрание, все туда. Мне мать наказала смотреть за Олькой, кашу оставила и строго - настрого наказала: самому не есть. А что я, я тоже голодный. Думал  разок  лизну, лизал -  лизал, да и вылизал.  Мать, конечно, догадалась, да не стала в этот раз ругаться.

    Дед замолчал и заснул. Все по – прежнему  сидели рядом.  Старшая дочь вдруг произнесла: «А было  ли оно у тебя, папа, детство – то?»

___________________________________________________

Сибатирова Елена

Урок мужества

В рамках празднования столетия Советской Армии 20 февраля 2018 года в нашей гимназии прошел Урок Мужества. Нашим гостем стал участник парада Победы, водитель «Катюши» Иван Федорович Пшеничкин.

Знаменитый гость рассказал ребятам о своей службе и о том, как сложилась его судьба. От Ивана Федоровича мы узнали, что в действующую армию он попал в 1943 году 16-летним мальчишкой. Трех Иванов, в том числе и его, вместе с тракторами мобилизовали в качестве техперсонала, когда отогнали немцев и перегоняли технику обратно из тыла за Волгу. Потом быстрая переподготовка на шофера, курс молодого бойца и вскоре он – водитель сначала грузовой машины, потом новейшего орудия «Катюша», которое стало грозой всех немцев.Попал под командование маршала К.К. Рокоссовского, позже Жукова. Было трудно, ведь машин не хватало и сорок  вторая дивизия обслуживала три фронта.Так и прошел через всю войну до Кенигсберга. Победу встретил уже в Москве. И вместе с другими солдатами участвовал в параде Победы. Затем остался нести службу в Кремле. Был и водителем начальникавоенно-юридической академии. В 1953 году устроился на работу в Институт атомной энергетики, выучился на токаря, потом закончил институт.Работал. Сейчас у Ивана Федоровича счастливая жизнь и большая семья, живет у дочери в Панках. Он делится опытом и знаниями с молодыми и в свои 92 года чувствует себя нужным людям.Война, правда, его догнала. И совершенно неожиданно. На фронте водитель «катюши» И.Ф. Пшеничкинполучил казалось бы пустяковое ранение: маленький осколок врезался ему в нижнюю челюсть. Кожу на лице заклеили медицинским клеем. А в 1966 году сильно заболел зуб. Пошел к врачу. Тот сказал, что надо удалять. Как раз под этим зубом и притаился германский осколок. Пришлось перенести серьезную операцию. Иван Федорович долго не мог говорить и питался через зонд. Зато сейчас говорит прекрасно.

Первый вопрос ребята задали о детстве. Наш гость рассказал, что детство провел в станице Вешенской. Имеет 4 класса образования. Потом вечерняя школа, училище и вечерний институт. В школу ходил за 2 километра от станицы пешком. Был обычным мальчишкой. Иногда прогуливал. Но отец рано погиб, поэтому быстро повзрослел. Три брата и сестра были на фронте, поэтому с ранних лет пришлось взять на себя мужскую работу и помогать матери. Очень любил математику. Эта наука на работе пригодилась. Когда работал в институте атомной энергетики, побывал на Припяти (вместе с другими работниками института собирал данные).

Ребята, конечно спрашивали нашего гостя о войне, о подвигах и о том, было ли ему страшно уходить от непрерывных бомбежек и выполнять боевую задачу.

- Конечно, - ответил Иван Федорович.- Нет такого человека, у которого не было страха. Просто один в опасной ситуации теряет себя, а другой мобилизуется и выполняет поставленную задачу. А подвиг… Каждый человек, участвовавший в этой жестокой кровопролитной войне, совершал свой подвиг.

И хотя, как сетует сейчас Иван Федорович, ни одного немца  сам лично

не убил, но этотолько потому, что гвардейские минометы ближе трех километров к фронту не подъезжали. Этого расстояния хватало, чтобы нанести удар по врагу. Его задача как шофера БМ-16 была такой: подогнать машину на боевую позицию, дождаться залпа, а потом вписаться в норматив: в течение полутора минут убраться с места пуска реактивных снарядов. Потому что аккуратные немцы ровно через две минуты открывали по месту старта огонь. Разве это не подвиг…

   Первую награду Иван Федорович получил в Польше в январе 1944 года. Восемь машин выехали «на залп», но застряли в снегу. Еле вытащили, но поставленную задачу выполнили и получили медаль «За Отвагу». Маршал Жуков лично вручил орден Красной Звезды, но награда затерялась. Зато недавно получил орден Отечественной войны, хотя даже не знал о том, что в 1983 году был награжден.

На прощание Иван Федорович посоветовал ученикам хорошо учиться и достойно себя вести, активнее участвовать в общественной жизни, ведь все самые важные качества характера вырабатываются именно сейчас в школьном возрасте.

Уже после этой знаменательной встречи я написала такое стихотворение.

Наш гость.

Высокий, седовласый, неспокойный

Пришел к нам в класс однажды наш герой.

Он воевал, победы был достоин,

Но заслужил ее особенной ценой.

На фронт ушел мальчишкой в сорок третьем.

И при Катюше он прожил войну.

Измерил он шагами лихолетий

От края и до края всю страну.

И сам себя героем не считает,

И говорит, что подвигов не совершал.

А был всего лишь на передовой…но сзади,

Катюшу заряжал, из грязи доставал.

Не мог он допустить, чтоб новое орудье

В болоте утонуло, попало в стан врага,

Поэтому руками, грудью он рвал его…

Пусть даже два шага.

На Красной площади гремел Парад Победы,

Иван Пшеничкин шел в ряду своих Катюш

С медалью «За Отвагу» за победу

Не мальчик в восемнадцать лет, а муж.

Потом был Кремль.

И здесь Иван – водитель.

Завод, учеба…

Жизнь прошла «бегом».

Но о войне не может позабыть,

Как будто до сих пор бежит с Катюшей он.

И не дает уснуть осколочная  рана.

Догнал и орден 40 лет назад.

А он себя героем не считает,

Как будто в чем-то был и не был виноват.

_____________________________________________

Касенкова Анна

Чудеса слова

Слово…Загадочное, но в тоже время такое простое… Как много оно значит для человека! Порой мыдаже не задумываемся над тем, какое впечатление оно произведёт, когда сорвётся с нашего языка. А ведь слова,как будто лёгкий весенний ветерок, незаметно проникают в жизнь каждого из нас с самого детства и остаются там навсегда. Кому- то они причиняют боль, кому-то радость, а кому-то просто напоминают о событиях,случившихся когда-то. Недаром Вадим СергеевичШефнер писал: «Словом можно убить, словом можно спасти…» И правда, многообразие слов в русском языке столь велико и разнообразно, что даже сложно себе это представить! И у каждого есть свой смысл, своё значение, своя душа…

Может быть, поэтому на свете появляются поэты, писатели и сказочники?! Ведь именно благодаря написанным ими книгам мы учимся любви, состраданию, да и просто добру.Взять хотя бы «Сказку о рыбаке и рыбке» Александра Сергеевича Пушкина, «Приключения Буратино»  Алексея НиколаевичаТолстого или «Незнайку в Солнечном городе» Николая Николаевича Носова. С помощью, казалось бы, обыкновенногонабора букв ты погружаешься в мир волшебства,гармонии и счастья. Наверное, именно для этого и нужны слова…

Да, они могут быть разными. Одни тёмные, со страшными глазами, похожие на злых монстров. Когда мы читаем: «Зарубив последнего стражника, он вытер меч о портьеру, вышиб плечом дверь и, наконец, увидел Спящую Красавицу…»,- по телу невольно пробегает холодок, а в душе остаётся неприятный осадок… Сразу хочется помочь одному герою и упрекнуть второго… Другие слова, наоборот, очень светлые, тёплые и добрые.Употребляя их, мы вызываем улыбку на лице даже у незнакомого человека, говоря ему, например: «Добрый день» или «Счастливого пути». А когда я слышу от мамы:«Спокойной ночи, солнышко» или от подруги: «Ты сегодня такая красивая!», - сразу хочется творить, улыбаться и обнимать весь мир…

Именно поэтому мне кажется, что главная задача слов-это приносить людям улыбку. Разве не счастье и ощущение добра приносят нам существительные«любовь»,«солнце» или«нежность»? Даже с помощью одного единственного слова можно вернуть человека к жизни! Яркий тому пример - рассказ Владимира Владимировича Набокова «Слово». Ангел сумел поддержать и успокоить человека одним единственным выражением, а это дорогого стоит! «И на мгновенье обняв плечи мои голубиными своими крылами, ангел молвил единственное слово, и в голосе его я узнал все любимые, все смолкнувшие голоса.Слово, сказанное им, было так прекрасно, что я со вздохом закрыл глаза», - пишет великий прозаик.

Да, порой слова могут творить настоящее волшебство! А знаете, что самое главное? Сделать человека счастливымможет каждый! Стоит только сказать комплимент другу, тепло поздравить маму с днём рождения, или просто пожелать хорошего дня соседу. Мне кажется, слова чем-то похожи на фей. Они словно парят в воздухе, а порой залетают к тебе в сердце и остаются там на всю жизнь… Как только мы произносим такиевыражения, кто то в этом огромном мире становится чуточку добрее. Не зря слова называют источниками счастья! Нужно просто научиться правильно ими управлять. Да, это сложно и порой может занять целую жизнь. Но если ты всё же овладеешь этой «магией слова», мир заиграет яркими красками и, может быть, произойдет чудо…

___________________________________________________

Дмитриев Евгений

Как хорошо жилось в лагере!

      Недавно с классом мы ездили в лагерь.

      Здесь каждый день для нас проводились различные интересные мероприятия, игры, конкурсы, квесты. Нам не давали скучать. Мы не сидели на месте:  бегали, прыгали, танцевали, пели. Наши вожатые готовили для нас интересные мероприятия, а мы выступали перед ними и другими ребятами.

      Больше всего мне запомнилась игра «Клондайник». На ограниченной территории было спрятано два клада. Нас поделили на две команды. Каждая команда пыталась найти свой клад с оранжиками. Но можно было заработать оранжики. Оранжики – это так назывались монеты. Мы выполняли разные задания и получали монеты. Задания были легкие и трудные. Наша команда справлялась со всеми трудностями. В итоге победила дружба. Ни одна из команд не смогла найти эти заветные клады.

     Мы отдохнули целую неделю. Было очень весело и интересно. Все мероприятия захватывали дух. Мы с ребятами и вожатыми очень сдружились.

     Мне очень понравился отдых в лагере. Хочется снова вернуться туда!

                                  _______________________________________

Терентьев Максим

  Нам есть чем гордиться!

                 

-Мама, а кто это на старой фотографии в военной форме?

-Это твой прапрадедушка, Терентьев Александр Васильевич, генерал-майор.

-Ого! А кто на этой фотографии  тоже в военной форме?

-А это твой прадедушка Михаил Александрович. Он тоже военный, генерал-лейтенант. Вот такие у тебя прадеды, Максим. Тебеесть кем гордиться!

- Мама, расскажи мне про них!

-Нуслушай!

«Александр Васильевич Терентьев родился в  апреле 1893 годав маленькой станице Нижегородского уезда. Отец Александра Василий (отчество неизвестно) занимался разведением лошадей.Как раз в эти годы интенсивно развивалось сельское хозяйство и, в частности, земледелие. Содержание лошадей стало приносить сначала небольшой доход семье, а вскоре и хорошую прибыль. Маленький Саша  рос непоседливым ребенком.  Целыми днями проводил время на полях с отцом и матерью, наблюдая за ведением дел.Детей в станице было много, но Саша отличался от них быстротой и сообразительностью. Нередко принимал самые неожиданные решения в ходе мальчишеских игр. Уже тогда было понятно, что маленький Саша обладал  качествамилидера.1880 год. Формировались различные крестьянские слои,  появлялись богатые и бедные. Семья Терентьевых считалась зажиточной. Дела шли хорошо. Александр   охотно помогал отцу по хозяйству: закупали новые земельные наделы, технику, выращивали пшеницу, ячмень, картошку. Василий, отец Александра,тоже содержал нескольких батраков для ведения своего хозяйства. Александр вспоминал, как в детстве прямо на лугу возле дома ужинала вся семья вместе с наемными рабочими. Отец Василий с детства внушал своим детям, что люди равны, независимо от социального положения и  материального достатка.Александр окончил сельскую школу в 1908 г. Но ему было тесно в маленькой станице.Он стремился вырваться из обыденной  своей жизни и в 1909 г. уехал в Петербург, где работал  в автомобильной мастерской Адмиралтейства. В августе 1915 г. призван в армию. Служил сначала в 1-й автороте (г. Петроград), затем в автомобильном батальоне (г. Новгород), где окончил курсы шоферов. С декабря 1915 г. -  в действующей армии Юго-Западного фронта, 7-я армия. В 23-м автоотряде исполнял обязанности шофера. А уже в июле 1917 г. избран  командиром 23-го автоотряда. У Александра сразу же стали проявляться качества руководителя: решительность, твёрдость, ответственность за принятие решений. Не хватало опыта.  И в  ноябре 1919 г. поступил  на Пензенские командные курсы, которые окончил весной 1920 г.

В Пензе Александр познакомился с Марией , которая стала впоследствии его женой. Мария работала медсестрой  в госпитале и прекрасно осознавала все тяготы военной жизни.

 После окончания курсов Александр стал  заведующим разведкой 303-го стрелкового полка 34-й стрелковой дивизии...                                                                       1920 годы… Началась  коллективизация.   Семья Терентьевых, как одна из самых зажиточных, была раскулачена в первую очередь и очень скоро осталась без земель и скота. Василий с женой собрали свои пожитки и уехали из станицы. Связь с Александром была потеряна.

Александр прилагал все усилия найти свою семью, но безуспешно. Армия стала для него новой семьёй.

С июня 1920 года в составе 11-й армии проходил службу в должностях замкомандира 1-й отдельной Таманской кавалерийской бригады.

С января 1921 участвовал в боях против войск генерала П. Н. Врангеля и вооруженных формирований Н. И. Махно на Украине.

В марте 1921 года учился в Высшей кавалерийской школе РККА в Ленинграде, которую закончил  в1923 году.  За отличия в боях награждёнорденом Красного Знамени и именным оружием с надписью «За доблесть».С октября 1923 года служил вместе с Г. К. Жуковым в 7-й Самарской кавалерийской дивизии, занимал должность командира эскадрона 36-го кавалерийского полка.

Верная жена Мария  всюду сопровождала своего мужа.   Самоотверженная и бесстрашная, маленькая  санитарка    выхаживалараненых.  Мария гордилась своим мужем и старалась во всём подражать ему. В 1924 году у них родился сын Михаил и Мария оставила своего мужа и  уехала жить к своей бабушке в селоВидовкаНижнеломовского района.

Александр продолжал свою службу, отдавая все силы командованию в армии. Он был наставником и для бывалых офицеров, и для молодых солдат.

С октября 1926 года — командир и политрук кавалерийского эскадрона 2-й Белорусской стрелковой Краснознамённой дивизии имени М. В. Фрунзе.

С1929 года  проходил обучение на Восточном факультетеВоенной академии РККА им. М. В. Фрунзе, которую окончил в 1933 году.

За время учебы он часто приезжал к своей  жене и сыну.На свет появились ещё двое малышей. Но ничто не могло удержать Александра.И в апреле 1933 года Александр Васильевич назначен командиром-руководителем КУНС по разведке при  управлении Генерального штаба РККА.

С сентября 1934 года — замначальник отделения 5-го отдела Разведывательного управления Генерального штаба РККА.

С марта 1936 года — начальник и комиссар КУНС по разведке и курсов военных переводчиков при Разведывательном управлении Генерального штаба РККА.

С сентября 1938 года исполнял должность командира 3-й кавалерийской дивизии2-го кавалерийского корпусаКОВО.

С февраля 1939 года — командир 5-й кавалерийской дивизии 2-го кавалерийского корпусаКОВО.

С сентября 1939 года — преподаватель общей тактики Военной академии им. М. В. Фрунзе. С декабря — на учёбе в Академии Генштаба РККА, которую окончил в 1941 году. 

Александр Васильевич не был штабным работником,  часто выезжал на боевые поля вместе со своими солдатами, участвовал в сражениях,не жалея сил и жизни. Он был примером для своих солдат  и офицеров.

Седой военком  выглядел так браво, а военная форма на нем смотрелась так красиво и ладно, что это производило на весь состав сильное впечатление. Теоретические  и практические знания были на высшем уровне. Многие годы учёбы не прошли даром. Упорство и  смелость  были его основными качествами , на которые равнялись офицеры. Александр Васильевич точно знал,что основные вопросы в Вооруженных силах решает именно командный состав.

20 декабря 1942 года Александру Васильевичу присвоено воинское звание генерал-майор.

С февраля 1943 года — командир 326-й стрелковой дивизии16-й армииЗападного фронта,которая вела бои на Жиздринском направлении.

В июне 1943 года 326-я стрелковая дивизия под командованием Терентьева участвовала в Курской битве северо-восточнее города Людиново.

С сентября 1946 года — начальник курса основного факультета Военной академии им. М. В. Фрунзе.

Александр Васильевич обучал курсантов военному делу, это стало смыслом его жизни, его призванием.

В феврале 1954 года назначен начальником военной кафедрыМосковского юридического института.

Старший сын  Александра Михаил ушёл на фронт, когда ему было 17 лет. Михаил много раз слышал просвоего отца из разговоров  командиров, гордость за отца переполняла его.

Наш прадедушка Михаил тоже прошёл много фронтов и воевал под Курской дугой, где и его отец. Гордость за отца придавала ему силы, а любовь матери берегла от смерти…

Смелость и отвага передались и Михаилу. И с августа 1943 года Михаил Александрович был назначен  командиром 70-го стрелкового корпуса. Его корпус осенью 1943 года участвовал в Смоленской наступательной операции, а в январе — апреле 1944 года в составе 10-й армииЗападного фронтадержал оборону на рекеПроня.

С мая 1944 года и до конца войны воевал в составе 49-й армии2-го Белорусского фронта.Несмотря на свой юный возраст Михаилу Александровичу 2 ноября 1944 года присвоено воинское звание генерал-лейтенант.

Корпус под командованием Терентьева успешно выполнял поставленные перед ним задачи.В оперативно-тактическом отношении он был подготовлен достаточно. Имелопыт как в подготовке войск, так и в самой операции.

Прадедушка много рассказывал о войне, и о том, как  мама растила  их одна, так больше и не связав свою жизнь ни с кем...И всегда из уст матери они слышали, как она гордится своим мужем, несмотря на то, что он не вернулся к ним. «Это его жизненный путь, его выбор», - говорила она своим сыновьям.

Михаил решил  найти своего отца только в 1955 году, узнать о нём как можно больше. Он делал официальный запрос в Санкт-Петербургский военный архив и через какое-то время ему пришёл ответ. Так они узнали о судьбе своего отца :онбыл преподавателем в Московской военной академии. Отец знал, что Михаил его ищет. Но сам попыток встретиться никаких не предпринял.

У него была уже новая семья и две дочки, которые впоследствии пошли по стопам отца. Михаил очень хотел встретиться  с отцом, рассказать о своей жизни, о своих успехах, о том, что он тоже может  гордиться своим сыном. Хотел рассказать о верности матери на протяжении всей жизни, о своих братьях, но так и не решился. Всё откладывал на потом и ждал удобного случая.

Прадедушка говорил, что просто боялся не сдержаться и высказать все обиды своему отцу, такому знаменитому и,казалось, недосягаемому. Но время шло… Александр Васильевич умер в  1974 году, так и не встретившись сосвоими сыновьями. Тем не менее, он оставил после себя пример чести и славы, пример патриотизма, отваги и решительности.

Прадедушка Михаил Александрович всегда нам говорил: «Вам есть кем гордиться!»                                                                                                          Прадедушка всегда мечтал, чтобы  его дети и внуки были  связаны с военным делом. Его внуки, Михаил и Юрий, имеют воинские звания. Михаил – старший лейтенант, служил в Ростовской военно-транспортной авиации, Юрий- старший сержант Ульяновской 104 военно-десантной дивизии.

Прадедушка Михаил очень гордился своими внуками! И я уверена, что гордился бы и правнуками! Максим-кадет, мечтает поступить в военное училище.

Прадедушка Михаил умер в 2000 году. Но  до сих пор я слышу его шёпот: «Вам есть кем гордиться».

Мы все гордимся!Нам есть кем гордиться!

____________________________________________________

Алатырев Захар

Человек дела

Профессия врача – сложна и непредсказуема, поэтому работать врачом может только человек сильный, ответственный. Работать врачом на селе – в два раза сложнее, потому что знать нужно в два, а то и в три раза больше. Только самые сильные люди могут работать врачами в деревнях и селах, работать на благо людей, на благо Родины.

Перед нами сидит статный, подтянутый мужчина с умными глазами, с сединой в волосах. Это Вершинин Аркадий Георгиевич, врач – терапевт Светлянской больницы Воткинского района Удмуртской Республики.

Приехал Аркадий Георгиевич в участковую больницу села Светлого 1 сентября 1985 года и проработал здесь более 30 лет.

Родился Аркадий Георгиевич в Курганской области. Потом жил с родителями в Донбассе. Там же закончил школу. Решение стать врачом принял не сразу. Только после армии по совету тети, жившей в Ижевске, решил поступать в мединститут. Родители были не против. Много лет спустя классный руководитель, с которой Аркадий Георгиевич встретился случайно на улице, сказала ему, что всегда знала, что он станет врачом, потому что всегда санитарную службу в классе возглавлял именно он. Причем выполнял свои обязанности очень ответственно.

Получив диплом врача, Аркадий Георгиевич приехал в село Светлое. Много проблем было тогда у деревенской больницы, но молодой врач не растерялся и уверенно принялся за работу. Больница стала для него вторым домом. Старался всем уделить время. Под его руководством появилось новое здание больницы, очень удобной для всех. Раньше здания амбулатории, стационара и хозяйственного блока находились в разных местах, а в новой больнице все оказалось под одной крышей, и больным стало не нужно переходить из здания в здание по улице. Так что заботился Аркадий Георгиевич обо всех: и о пациентах, и о своем коллективе.

Лишь однажды уехал Аркадий Георгиевич из села. Два года он учился в 1- ой республиканской больнице в клинической ординатуре, где готовили терапевтов широкого профиля. Предлагали ему остаться, но решил Аркадий Георгиевич, что роднее Светлого для него ничего нет, и приехал обратно. Да и, как сам он говорит, в деревне работать интереснее. Работать узким специалистом, значит, лечить только одно заболевание, а здесь, в деревне, ты должен знать обо всех заболеваниях, уметь помочь в разных случаях.

Очень уважают жители села своего врача. Ко всем найдет подход, со всеми поговорит, что от одного разговора порой легче становится. У Аркадия Георгиевича мягкий, приятный голос, внимательный взгляд. Всех выслушает, всем даст полезный совет. Отвечая на вопрос, что самое сложное в работе врача,  Аркадий Георгиевич задумался буквально на минуту и сказал, что это как раз умение выслушать, понять человека. И еще, конечно же, бессонные ночи. Порой люди глубокой ночью прямо домой приходили, и приходилось на вызов идти, чтобы помочь. Скорая помощь в деревню не быстро приходит, а человек помощи ждет. С грустью в глазах отвечает Аркадий Георгиевич на наш вопрос о том, что он чувствовал, если понимал, что помочь человеку он уже не в силах. Говорит, что в этих случаях помогал человеку морально, поддерживал, как мог, но никогда не оставлял пациента один на один с его болезнью.

Аркадий Георгиевич никогда не жаловался. Говорит, что по жизни он оптимист. В пять часов утра он всегда уже на ногах. Оказывается, когда еще студентом был, страдал от давления. Так вот фельдшер, учившийся с ним в одной группе, посоветовал ему бегать. Вот так и бегает уже столько лет. Начинает день с зарядки, а потом на пробежку, поэтому, говорит, и никогда не болел. Односельчане, видя пример врача, тоже выходят на пробежку, а кто – то просто на прогулку.

Ни разу в жизни не пожалел Аркадий Георгиевич, что стал врачом, и если можно было бы все начать сначала, то, уверенно отвечает, снова выбрал бы эту профессию.

За верность своей профессии, за профессионализм не раз был отмечен Аркадий Георгиевич высокими наградами.  В октябре 1996 года ему было присвоено звание «Заслуженный работник здравоохранения Удмуртской Республики», а в 2010 году занял достойное место на Доске Почета Удмуртии.

Никогда за время своей работы не считался со временем Аркадий Георгиевич, всегда приходил на помощь. За что и пользуется до сих пор уважением и заслуженным авторитетом среди коллег и односельчан. Даже сейчас, когда Аркадий Георгиевич на заслуженном отдыхе, многие обращаются к нему за советом, и он помогает.

Вот такой он, сельский врач Вершинин Аркадий Георгиевич.

_________________________________________________

Гильдин Илья

***     

                                          Моей маме

Мамочка похожа на свет заката и рассвета,

Не правда ли все это?

Но ведь закат – это не просто красный свет,

Парящий в небе, – вовсе нет!

Закат! И у него есть чувства:

Есть грусть, и радость, и испуг,

Он рассердиться может вдруг –

И улыбнуться может тоже.

Представь, на что это похоже?

На распустившийся цветок,

На тучу, грозную и злую,

На светом залитый каток,

Где ветер гонит красок струи.

А мама на закат любуется со мной,

Как будто вместе мы взлетаем над землей,

Вокруг красиво, легкий снег кружится,

И кажется, что сон один нам снится.

____________________________________________________

Щербакова Елена

ВСТРЕЧА НА ДОРОГЕ

Мимо меня проносится поле с пожухлой жёлтой травой, кое-где виднеются нелепые горстки когда-то белого тающего снега, серое свинцовое небо тяжело нависло над горизонтом. Словно вздыхая, оно медленно гонит тёмные тучи, но они никак не хотят бежать, а лишь медленно ползут, оставляя за собой рваные клочья.  Вскоре, возможно, это будет завтра, через неделю, месяц… никто точно не может сказать точную дату, и даже синоптики путаются в своих прогнозах,  это поле станет снежно-белым, столбики термометров начнут неумолимо падать вниз,  люди достанут из дальних углов шкафов тёплые куртки и шапки, закутаются в шарфы, а ночью всё чаще будут пролетать крупные хлопья снега. Песни вьюги, ветра станут привычными, как яркая луна для ночи. Люди перестанут настежь открывать окна, а на плите будет привычно с утра кипеть горячий кофе или чай, готовый согреть. А пока погода меняется часто, что свойственно осени, и недавно выпавший снег тает под натиском плюсовой температуры. Но моя фантазия уже рисует барханы мягкого снега.  Для меня зима – это некий волшебный период, когда правит ночь, и лишь короткое время уделено дню, а ночью всегда происходят необычные вещи. Есть что-то сказочное в этой бархатной темноте. Печки в тёплых домах неустанно пыхтят, выпуская сизые горстки дыма в тёмно-синее бархатное небо, где уже сверкают далёкие звёзды, а луна не похожа на солнце, она легко позволяет смотреть на себя, тогда как гордое солнце прячется за завесой яркого, обжигающего света. Тихо падают крупные снежинки, освещаемые одиноким фонарём, а снег приветливо хрустит под неспешными шагами. Хотя и днём зима прекрасна. Миллионы бриллиантов сверкают на снегу, деревья мирно спят под своими белыми шапками. Всё замирает. Именно в такие моменты чувствуется особое морозное дыхание.  

Снежинки хрустят под моими шагами. Мороз щиплет за щёки, и я плотнее укутываюсь в тёплый платок. Одинокий фонарь на повороте освещает скользкую накатанную дорогу. Вдруг замечаю небольшую фигуру, неспешно приближающуюся ко мне. Это ребёнок. Как я не заметила его раньше? На улице уже поздно. Сегодня Рождество, все празднуют дома, с семьёй, но что делает это милое дитя на улице? Я мечтаю, чтобы у меня тоже появилось своя маленькая радость, но годы идут, а детей у меня нет.  

Это девочка. Её щёчки порозовели от холода. Из-под платочка выглядывают белокурые кудряшки. Валенки явно велики ей, и она тяжело поднимает ноги. 

– Ты потерялась? – поравнявшись с девочкой, спрашиваю я.

– Я иду домой, – лёгким, словно перезвон колокольчиков, голосом отвечает она.

– На улице уже темно. Ты не боишься идти одна? Тебя проводить?

– Нет, мой дом в конце улицы.  Вас что-то печалит? – я пытаюсь представить своё лицо, но, даже отстранившись от себя, никак не могу разглядеть признаков горя.

– Почему ты так решила? – переспрашиваю я. – Знаешь, твоя мама волнуется. На улице скоро станет совсем темно. Иди быстрее.

2

– Вы будете хорошей матерью,– витая в своих мыслях, почти что поёт девочка,– Меня учили, что достойные люди могут получать подарки. Никогда не нужно отчаиваться, даже если кажется, что выхода нет. Вера всегда поможет.

Вдруг девочка крепко обнимает меня. Даже сквозь одежду чувствую тепло её детского тела. Крепко обнимаю её в ответ, но девочка вдруг отстраняется.

– Вы правы, меня уже заждались.  Мы скоро увидимся, – повернувшись на пятках, девочка продолжает свой путь. 

На снегу замечаю маленькую вязаную варежку. 

– Подожди, ты потеряла…– но на дороге стою я одна. Она говорила, что живёт в конце улицы. Внезапная мысль посещает меня. В конце улицы нет дома, там церковь.

Я вздрагиваю от ощущения тепла в сердце, в руках, а потом где-то в животе. Почему-то я уверена, что это Ребёнок.  Чудеса случаются?! Я крепче прижимаю к груди крошечную варежку и продолжаю свой путь…

_____________________________________________________________

Клайн Жанна

СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА. МАКСИМ МАКСИМОВИЧ КЛАЙН

  1. НЕПОКОРНЫЙ И НЕПОКОРЁННЫЙ

О моём прадедушке, Максиме Максимовиче Клайне (1921-1995 г.), говорят, что он «человек из будущего». Легендарный директор 48 школы не боялся высказать своё мнение. Переспорить его было почти невозможно: эрудит, за каждым суждением стоит громада знаний из разных источников. Ещё до войны он учился на историко-филологическом факультете Черновицкого университета, занимался философией, позже закончил романо-германский факультет Уфимского университета. Был настоящим полиглотом, знал 6 языков, но самым сложным для него был русский, который он впервые услышал в 19 лет. Будучи реалистом и честным человеком, он никогда не унывал и верил в светлое будущее. Убеждённый коммунист, он мечтал о том, что когда-нибудь наступит время равенства для всех. Ценил своих друзей и заботился о них больше, чем о себе. Жизнь его пришлась на трудную эпоху, он пережил взлёты и падения, но жил и ушёл из жизни с высоко поднятой головой, непокорным  и непокоренным. И даже спустя много лет о нём помнят. Коллектив детской библиотеки №12 выступил с инициативой по названию улицы в честь челябинского педагога-новатора, публициста и общественного деятеля Максима Клайна. По их мнению, это позволит сохранить память об одном из самых известных преподавателей. Городские власти одобрили это предложение, и в скором времени в Курчатовском районе появиться улица имени Клайна.

  1. ПОБЕГ ИЗ РУМЫНИИ

18 декабря 1921-го года в Румынии в семье австрийского промышленника и румынки родился Максим Клайн. Детство прошло в обеспеченной семье, но уже мальчиком он стал размышлять о неравенстве сословий, видя отношения «высших» к «низшим».

Когда в Европу пришел фашизм, Румыния также не избежала этой участи. СССР вступил в войну, и граница с Румынией стала «прозрачной». Вот тогда Максим Клайн и решился на побег. Он хотел бороться против фашизма вместе с Красной армией. Став переводчиком при штабе полка, в 1942 году был ранен и полгода пролежал в госпитале Оренбурга. Сколько бы препятствий ни  встречал, включая лагеря, он прошел все испытания того времени. В 1949-го году начал карьеру педагога – преподавателем немецкого языка в школе рабочей молодежи, а в 1956 был реабилитирован и получил документы! Это было чудо. В 1960 году Максим Клайн создал первую школу с углубленным изучением немецкого языка в Златоусте.

В этой карьере он нашел свое призвание, достиг гениальности. Был любим учениками, и любил учеников. Но в 1987 году начальство не устроило, что Максим Максимович не выполнял указания и директивы полностью, а иногда не выполнял вообще, если считал неправильными. Его сняли с должности директора, он стал простым педагогом. До конца своих дней он занимался любимым делом.

В 1995-ом году хороший друг, прекрасный человек и лучший педагог ушёл из жизни. Но он оставил большой след в истории Челябинска, да и всей страны.

  1. УЧЕНИКИ И УЧИТЕЛЬ

До сих пор к нам в гости заходят его ученики. Ученица моего прадедушки сидит передо мной, и мы непринужденно беседуем. Марина Владимировна Омельченко окончила школу №48 более 20 лет назад, но до сих пор вспоминает о ней с улыбкой.

– Какие школьные события вам больше всего запомнились?

– В ­школе была неизменная традиция: каждое утро, когда мы приходили, нас встречал директор. То есть каждого ученика, каждое утро! Спрашивал: «Как дела?», «С каким настроением?». Каждого знал по имени! Вот где это видано, чтобы директор стоял и всех встречал, приходил на час раньше занятий, – ему что, заняться нечем? А Максим Максимович со всеми поговорит, всем внимание уделит, абсолютно всем…

– Неужели любой из учеников мог прийти к директору и просто поговорить?

– Да, да. Это было легко и запросто. Он всегда располагал к себе. То есть барьера такого не было. Все ученики его обожали, уважали и любили.

– Книга Максима Максимовича «Уроки жизни» сначала была написана на немецком, а потом переведена на русский. Почему на немецком?

– Потому, что… он говорил на нём, думал на нём и жил на нём.

  1. ДИРЕКТОР И… ДИРЕКТОР

Интервью с директором школы N48 Еленой Викторовной Кусковой.

– Какой была школа при Максиме Максимовиче для вас, как ребёнка?

– У нас была очень активная жизненная позиция, у всех. Мы были очень патриотичны, что сейчас, к сожалению, немного стирается. Но, тем не менее,  мы это возрождаем. Школа была достаточно передовая, языки развиты, а тогда такого особо не было.  И «зарницу» проводили, несмотря на то, что мы были гуманитариями. Спортсменов было много, туризм был очень хорошо развит. До сих пор в школе работает много учеников Максима Максимовича, в том числе я.

  1. В МУЗЕЕ

Одно из писем Максим Максимович написал своим коллегам и ученикам школы 48: «Очень сожалею, что ныне прикован к постели и не могу вместе с вами вернуться к работе 1 сентября и встретить, как всегда, своих любимых учеников. И очень рад, что вам предстоит всё это пережить в очередной раз...» Когда Ольга Михайловна дочитала его, мы с мамой (внучка и правнучка Максима Клайна), а также девочка-фотограф, пришедшая с нами, заплакали.

Рассказывает заведующая музеем Зыкова Ольга Михайловна:       

– Все, что есть, я постаралась систематизировать, потому что места для всего физически не хватает. В течение месяца некоторые материалы лежат, и дети приходят, рассаживаются и могут смотреть все эти папки, пока я им рассказываю. Я всегда специально зачитываю ученикам «Посвящается Клайну»: то, как ученики ему писали, как дети его любили, безумно любили.  Рассказываю, как он берёт после уроков, переодевается (у него всегда была спортивная форма)– и идёт гонять в футбол с учениками. Он был страстный игрок, искренне обижался, когда несправедливо судили. Если что-то делал, то делал с душой.

  1. ОПЕРЕДИВШИЙ ВРЕМЯ

С Мариной Кочетовой, ученицей Максима Максимовича Клайна, председателем фонда им. Исаака Зальцмана, я встретилась в Законодательном собрании, где проходила презентация книги Б.Шмырова. Там и состоялась наша беседа:

– Клайн… Человек на этой Земле сумел себя вот так реализовать, это не всем удалось в такой тяжёлый исторический период, когда люди вынуждены были как-то приспосабливаться. Сумел сохранить себя в очень непростое время. Он осознавал те исторические моменты, которые мы до сих пор не понимаем до конца. Я слышала из уст немецкой девочки (тогда она была девочкой, а сейчас известный историк, руководитель немецкого фонда), что Максим Максимович был её ближайшим другом, повлиял на её судьбу.

–Как же в начале 70-х годов он возглавил 48 школу?

– Уже тогда он был официальным гражданином. Приехал в Челябинск и возглавил одну из старейших школ города, очень хорошую.  48-я уже до него была знаменитой, но когда он её возглавил, она стала специализированной. Почему 48 стала французской? Потому что в то время в городе не было подобной школы. В 48-й школе он создаёт клуб интернациональной дружбы. Клуб –  это возможность общаться с людьми за рубежом, живя в закрытом городе  – Челябинск был закрыт для иностранцев до 92-го года. У нас появились такие возможности, которые были мало кому доступны. Максим Максимович совершил в определенном смысле революцию: сам ездил легко за границу, и к нам приезжали иностранцы, только не совсем в школу, а как специалисты на заводы. Конечно, это были закрытые поездки, но они бывали у нас в школе. По тем временам это было исключительным. Правильно назвали книгу о нем «Человек из будущего»: он опередил время лет на 20. Он добился только первой смены, она давала возможность учиться комфортно. Моё мнение:  эта школа стала самой интересной в Челябинске, я бы даже сказала, и в России. То, что удалось Максиму Максимовичу Клайну, не удалось больше никому из последующих директоров школы N48.

Он был очень добрым и любил детей. Конечно, мог и накричать иногда, но мы не боялись, знали, что он любя. Максим Максимович Клайн… К сожалению, болезнь не дала ему свою жизнь пройти так уверенно, как он шёл, и в конце жизни ему было тяжело. А так – он очень красивую жизнь прожил.

  1. РАЗГЛЯДЫВАЯ ФОТОГРАФИИ

Смотря на фотографии Максима Максимовича Клайна, его проницательный взгляд, который всегда казался строгим, беседуя о нем с его учениками и узнавая подробности его жизни, я представляла, как он мог бы помочь в учёбе, поддержать в непростых отношениях с одноклассниками и учителями. А каким бы  мог стать прадедушкой для меня, будь он жив! Многому научить, и я была бы чуточку другим человеком. Максим Максимович сделал столько хорошего для такого большого количества людей – учеников, коллег, друзей, для своего города и страны в целом, и всё благодаря силе воли и необычному уму, стойкости и умениям. Я почувствовала: он был дорог всем, кто его знал, оставшись в их памяти солнечным, добрым, удивительным воспоминанием. Я горжусь человеком, которого называю своим прадедом, для меня Максим Максимович Клайн – подлинный герой нашего времени.

______________________________________________________________

Каган Илья

КАША ДЛЯ ЗАМПОЛИТА

2018 год

  Корпуса ЧВВАКУШа относятся к тем зданиям, что с годами не меняются, разве что реставрируется фасад, но внутри все остается на своих местах, от кафедры до линолеума. Советский колорит. В таком антураже органично смотрятся портреты, украшающие стены музея: изображенные на них люди либо прославили это заведение, либо приложили руку к тому, чтобы оно стало лучше. Среди них был и мой прадед, он преподавал здесь с 1945 по 1971 год. Если бы я не услышал его истории, то и для меня это был бы лишь портрет преподавателя, ведь я не знал прадеда. Но я попал на экскурсию в музей ЧВВАКУШа, и после отец рассказал мне о своем деде. Я был поражен, счастлив, что этот человек мой родственник. Летчики – тема романтическая, а если один из них твой родственник, то его биография становится твоей гордостью и будоражит ум.

  Когда речь идет о самолете, то возникает образ бравого пилота, и лишь изредка – штурмана. Хотя без него, наездника железной птицы, как без поводьев. Как сбросить бомбу на врага или сориентироваться на местности? На глазок? Рискованно, но на помощь приходит штурман, задача которого – прокладывать курс, отмечать перемещения, следить за данными навигационных приборов, выполняя расчеты с этими данными. Прицеливание бомб, наведение ракет и фотосъемка – тоже его обязанности. И сейчас, и тогда, более 70 лет назад, это ответственная, важная профессия.

  Собственно, мой прадед и был штурманом, воевал лишь последние два года Великой Отечественной войны, но за это время совершил 657 боевых вылетов. Летал на бомбардировщике ПЕ-2.

В музее передо мной приоткрылась история человека на портрете. Моего прадеда, Лаврика Николая Николаевича. Отец начал рассказывать, а я представлял, как все происходило, будто сам пережил это…

1941 год

  …И вот я, молодой и полный амбиций, окончив школу, еду из родной деревеньки под Гомелем в Минск, успешно поступаю в медицинский институт. Учился хорошо, мне нравилось, были небольшие проблемы с русским языком, но по остальным дисциплинам я был «на высоте».
  Жизнь текла размеренно,  казалось, идиллию сложно разрушить, но 22 июня, без всякого объявления, начинается кровавая война. Институт пришлось покинуть, спасать жизни – хорошо, но я хочу не просто спасать тех, кого калечит захватчик, а уничтожать врага. Поэтому пошел на штурманские курсы в Челябинске, где находилась в эвакуации Высшая школа штурманов.   

1943 год

  Около недели я был прикован к больничной койке, когда это произошло. Я чувствую себя превосходно, но врачи считают иначе и запрещают мне летать, так что можно сказать, что прикован насильно. Болен я был не тяжело. Никакие доводы не помогали, даже то, что я почти дважды герой СССР, документы лежат на рассмотрении. Мой друг, по совместительству мой пилот, поддерживал меня морально.
 Однажды он пришел ко мне грустный.
 – Что случилось? – зная его, с тревогой спросил я.
 – Замполит прибыл, говорит: негоже так, самолет простаивает. Сказали, что у нас, если сегодня не полетим, будут сложности.
 После я говорил с замполитом, битый час уговаривал, объяснял, что не может летчик без своего штурмана. Но так и не был услышан.
– Вы поймите, примета такая, штурман без летчика никуда. Это смерть для пилота.
– Есть такая вещь, как приказ. Извольте подчиняться.
– Да вы поймите…
– И вы тоже, – после этого он повернулся, пристукнул каблуками на кирзовых сапогах и удалился.

  Я оказался прав, к сожалению. Самолет во время ночного задания был взят в «клещи» и сбит. Все погибли... Мной завладела злость, ярость, жажда мести, – все сразу, да еще и в квадрате. С горя я выпил, и тут, на свою беду, проходит тот самый замполит. Он «выражал соболезнования», и я ощутил прилив гнева, а когда замполит ушел, в мой хмельный разум взбрела идея. «Око за око». Достав из кобуры табельный пистолет, я зашел в штаб, наставил на него дуло и сказал: «Или иди за мной, или я выстрелю». Он послушно поднялся, и я привел его в столовую, подвел к чану с кашей, благо она была не горячая, и толкнул туда. Политработник, вынырнув из чана, стоял весь в крупе, из которой виднелось красное, как раскаленный уголь, лицо...

  Такой поступок не мог остаться безнаказанным. Меня должны были наградить, но лишили повторного получения этой награды, и если бы я не имел уже звание героя, то сидел бы в местах отдаленных. Меня, к удивлению, даже не разжаловали. Через пару месяцев я вернулся в строй с выговором. Жаль, эта выходка ничего не решила: люди погибли, и среди них мой друг.

1945 год

  Я решил поступить в Военно-Воздушную академию в Монино, в Московской области.
  Все вступительные экзамены были сданы на «отлично», кроме злосчастного русского языка, и меня направили на пересдачу. Я зашел в аудиторию, там сидел крепкий, статный мужчина, его вид выдавал человека бывалого.

  – Ну, товарищ студент, не стыдно вам? В авиацию хотите, а язык не знаете? И что мне с вами делать? «Жи-ши» учить правильно писать? – язвительно поинтересовался преподаватель.

 Я был, да впрочем, и остаюсь, очень вспыльчивым. Слова этого человека задели мое самолюбие, ведь он был моим кумиром. Знаменитый штурман Александр Васильевич Беляков, штурман Чкалова, совершившего легендарный перелет через Северный Полюс. Но это не помешало мне на него накричать, даже такой человек не смеет меня оскорблять.

  – Знаете что?! Я – белорус, у нас русский был раз в неделю! Как, спрашивается, мне его знать?! Если хотите, то учите, хоть «жи-ши» писать! – кричал я, срывая голос.

  Право сказать, я думал, что он просто выгонит меня, да и сам на его месте поступил бы так же. Ответ, полученный от Белякова, удивил меня.

 – Идите и пересдайте, – холодно и без капли язвительности произнес он, при этом указывая мне на дверь.

  Я хотел возразить, но его взгляд заставил меня мигом закрыть рот и уйти из кабинета. Пересдачу назначили через два дня, я стал готовиться.

  Явился на пересдачу я в настроении подавленном, уверенный, что меня не примут. И был поражен: текст, что читали мне, был в разы легче ожиданий, да еще человек, что его диктовал, интонационно выделял все: и орфограммы, и пунктуацию, а порой говорил, какой знак поставить. Такого я не ожидал, ломая голову: это подарок судьбы или кто-то мне помог? По завершении пересдачи я получил ответ: за меня действительно замолвили словцо сам Беляков, начальник штурманского факультета. Как он объяснил экзаменатору, я произвел на него должное впечатление, и русский язык не может помешать талантливому человеку, лишать его мечты.

  После этого случая проблем в обучении у меня не было. Я закончил академию на «отлично».              ть тех, кого калечит захватчик, а уничтожать тех, кто с ружьем к нам пришел.штурманские курсы

После войны

  Война давно закончилась. Я свое отслужил, да и 26 лет преподавания прошли, хоть и здесь я добился многого. Я старый человек. Осталась у меня последняя мечта, желание. Нам, старикам, одна отрада – дети. Последний раз  надену форму с орденами: дождусь внука-лейтенанта из армии, сделаю с ним фото, он и я, оба в форме. Чтоб память ему осталась, чтобы не забыл меня и детям своим рассказывал.

2018 год

  Но прадед так и не дождался моего отца, умер за месяц до возвращения внука со службы. Время вновь всех переиграло. Все это мне рассказал отец, когда мы стояли у портрета. Это было невероятно, я не думал, что такие люди существуют. Возвращаясь в мыслях к этим событиям, просил отца, чтобы он мне побольше рассказал.
   Выйдя из того самого здания, я оглянулся: и увидел нечто совсем другое, чем полтора часа назад. Оно казалось не старым и ветхим, а закаленным, как тело воина – украшенное шрамами, которые даже время не залечивает, но которые становятся напоминанием и воспоминаниями. Я был горд тем, что Николай Николаевич Лаврик мой прадед. И поступлю, как мой отец, – сохраню память.

_________________________________________________________________

Каганович Анастасия ( подборка)

Теперь модно быть оффлайн?

«Невстреча»: эпистолярное общение

Переписываясь около тринадцати лет, они были едва знакомы в реальности. А в письмах признавались друг другу в любви, посвящали стихи. Постоянно думали о встрече, но все возможности срывались в последний момент. А когда наконец встретились, два талантливых человека не нашли, о чем говорить. Не от стеснения – просто, казалось, всё уже знали друг о друге, всё обсудили, – встретились несвоевременно. Когда эта встреча была так необходима обоим: и Марине Цветаевой, выживавшей в эмиграции, и Борису Пастернаку, жившему в СССР, она была слишком большой роскошью из-за расстояний и обстоятельств.

Эти великие поэты почти век назад стремились перенести эпистолярное общение в реальность. Так и мы, жители XXI века, нередко знакомимся по переписке в интернете, чтобы, проверив собеседника на «совместимость», встретиться вживую. Одиночество ли в реальности, «одиночество в сети» - клин клином вышибают. При всём удобстве письменного общения, позволяющего избежать милых нелепостей и страшных неловкостей, возникающих в разговорах, при возможности подумать над ответом, проверить и исправить – живое общение дороже нам, даже если приходится «краснеть удушливой волной, соприкоснувшись рукавами». Из-за зрительного контакта или настоящих эмоций, «судеб скрещенья» – каждый назовёт свою причину. Но в любом случает гибель живого общения, которую истерично предрекали в нулевых, не произошла. Жизнь реальная стоит, не шатается.

Реальность – роскошь XXI века

Жизнь в интернете уже набила оскомину, перестала быть новинкой и диковинкой – и потому теряет популярность. В то же время живое общение становится роскошью, но не из-за вёрст и далей, расстояния отступают на второй план, а из-за бешеного темпа человеческой жизни. Чтобы общаться и жить – хотя бы по большей части – в «реале», нужно обладать свободным временем и силой воли. Разнообразная и насыщенная жизнь, личное общение – это предмет зависти, это модно. Если раньше физически ощущалось, как интернет поглощает реальность, то сейчас наоборот: жизнь совершает своеобразную экспансию в «онлайн». Подтверждение тому – громадная популярность у пользователей travel-блогов: реальность будто заглядывает в интернет, приглашая его к себе в гости. И это работает: например, за блогом путешественницы Джули Сарианны следят 5,1 млн подписчиков. Так «живая жизнь» (спасибо за меткое выражение Вересаеву) очень удачно встроилась в контекст моды на естественность и натуральность.

Дети интернета. Кто мы и откуда?

Вернёмся лет на пятнадцать (или чуть более) назад – в те годы, когда только началось распространение интернета в России, и был популярен мультсериал «Масяня». Даже мультики были полны сарказма и тотальной иронии над всеми сторонами тогдашней российской жизни. От такой реальности не спрячешься под одеялом, но если придумать другой мир, где нет бандитизма, кризисов, бедности и всех проблем, или они решаются простой очередью из огнемёта в руках супергероя (а ты им становишься на время без особых усилий, одним кликом), то даже существовать можно. И показалось, что такой мир появился: интернет, который стал территорией мечты и надежды.  Потом он как цунами накрыл общество.

Люди с головой окунулись в интернет, мир фантазии, защищавший их от насущных проблем. Однако результат не заставил себя долго ждать. Постепенно в мирке мечты всплыли проблемы, разломавшие изнутри эту идиллию. В интернете появилось некачественный, откровенно неприятный для человека контент: «утки»-кликбейты, фейковые ссылки, стало чрезмерно много вирусной, недостоверной информации, которую теперь приходилось проверять не по разу; с введением онлайн-банков и безналичного расчёта за покупки, выползли киберпреступники. Замаячили на горизонте худшие стороны человеческого характера: лень, злоба, «диванная критика». Анонимность, прежде воспринимаемая как положительная сторона интернета, спровоцировала волну агрессии и травли, (например, кибербуллинг). Со временем тенденция к беспричинному хейту, обрушивающемуся практически на любой контент, только усиливается. Анонимность несёт прекрасную возможность выставить себя в лучшем свете, далеко не всегда соответствующем действительности или злоупотребить чьим-то доверием – классическая ловушка характерная для всех стран (об этом фильм «Доверие» Дэвида Швиммера, США, 2010 год). При попытке перевести общение в реальность, человек, с которым ты общался в сети, может оказаться совсем не Светой, а Николаем Петровичем – и хорошо, если это сделано только ради шутки. В любом случае это ведёт к разочарованию в интернет-знакомствах, ощущению одиночества в сети при сотнях и тысячах «друзей». Интернет транслирует стандарты моды и красоты – тоненьких красавиц с весом 40 кг и рельефными формами. На проверку фотографии «идеалов» часто оказываются простым и грубым фотошопом. С «другого края» к «свободному» интернету подкрадывается бюрократия: от тюремного срока за лайки-репосты, до передачи данных пользователей «куда надо». Стоит вспомнить, как учителю из Омска администрация школы, в которой она работала, предложила уволиться по собственному желанию из-за фотографии в купальнике, опубликованной в сети. Мечта об интернете была разломана, как любимая игрушка маленького ребёнка, с которой он не научился обходиться бережно. Всемирная паутина стала обыденностью, новой реальностью со своими проблемами. Как нельзя лучше это изменение иллюстрирует появление слова «оффлайн». На заре интернета противопоставлялись «реальная» и «виртуальная» жизнь, сейчас – «онлайн» и «оффлайн». То есть понятие «онлайн» стало синонимом интернет-жизни, противопоставленной реальной – причём первичной сейчас воспринимается виртуальная реальность – и как её противоположность родился «оффлайн» (о появлении этого слова в книге "Русский язык на грани нервного срыва" упоминает лингвист Максим Кронгауз). Из новой реальности с её недостатками люди уходят в действительность, строя новые мечты. Любопытно, что это воспринимается как возвращение к старому, правильному, настоящему общению - и таковым видится почти всё отличное от виртуального (личное общение, бумажные письма, открытки). Хорошо забытое и традиционное приобретает новое имя и модную окраску. Так появился и до сих пор популярен посткроссинг (postcrossing) – обмен открытками и письмами. Общество XXI века меняется с ошеломительной скоростью, привычным стало то, что ещё 15 лет назад казалось немыслимым, например, сенсорные телефоны, разнообразные гаджеты и электронные сервисы. Все эти новшества не только сделали жизнь людей удобнее, но и в чём-то изменили восприятие мира. Темп жизни, ценности, представления о норме и красоте, даже язык – всё меняется. Но и забытое совсем недавно "старое": живое общение, бумажные письма, квартирники – приживается так хорошо, потому что воспринимается по-другому, несёт иной смысл, из неизбежности становится роскошью. У молодёжи рождается новая мечта, но не об ирреальном мире, а о переменах в настоящем. И какой стороной обернётся через несколько десятилетий этот воздушный замок, остаётся только гадать.

Вениамин

– Здравствуй, дедуль! – буднично ставлю на пол портфель и скидываю с плеч толстовку. – Как твой день?

– Да ничего, - слышится в ответ. В узком коридоре обычной квартиры в «хрущёвке» появляется полноватый старик в растянутом синем трико прошлого века и серой грубоватой майке. Он закладывает руки за спину и неуклюже топает на кухню.

– Гулять вот ходил. Тренировки у меня, прямо как у тех пацанов, которые у школы в футбол гоняют, – шутит. Юморить у него редко выходит смешно, и этот раз не стал удачным. А вообще-то, когда совершенно не по обыкновению он поднимает голову и улыбается, смотря прямо на собеседника своими глазами цвета летнего ельника, то становится по-настоящему очаровательным дедушкой. Но вот закончилась секунда солнечного света: спина ссутулилась, брови сошлись, углы рта опустились, стала заметна дряблая шея. Взгляд падает на прислонённую к стене одинокую лыжную палку с выцветшей пластмассовой ручкой и затасканной петлёй. Этому непрезентабельному раритету, наверное, больше лет, чем моим родителям. Тяжело вздыхаю, представляя, как дед выглядит на прогулке с одной лыжной палкой. Надо, наконец, подарить ему нормальные, для скандинавской ходьбы. Пока я мою руки, он успевает пройти от одного конца квартиры к другому и обратно. Это однообразное движение напоминает бесконечную ходьбу в вольере старого тигра, который надоел уже всем работникам зоопарка.

За обедом дед неизменно включает телевизор на одной из многих очень похожих программ, где переругиваются на насущные политические темы. Насладившись очередным крикливым спором, он засыпает сидя. Забавно: если выключить ящик, то дед непременно проснётся. Он часто спит днём, отчего встаёт всегда рано утром и будит бабушку, включая радио. Он по часам измеряет давление, пьёт таблетки, вздыхает от боли в пояснице и не всегда соблюдает диету. Читает порой газету, которая пачкает пальцы плохой типографской краской, но никогда не решает в ней кроссворды. Летом он помогает бабушке в огороде, а все остальные месяцы без конца ходит прогулками по квартире. Кроме политических прений, он не смотрит ничего, даже российских сериалов. Новости узнаёт в интернете, для чего-то их распечатывает и часто показывает мне. Вениамин никогда не читает книг, оставляя большую домашнюю библиотеку без дела пылиться на полках. Он не заводит новых привычек, не ищет необычных мест, гуляет по одному и тому же маршруту вокруг квартала много лет. Он ничего не хочет, на все предложения бабушки разнообразить дни походом в кино или в театр, на встречу друзей или в галерею, отвечает: «Мы уже старые, нам всё это поздно уже», и отправляет её одну.

Как разительно отличается этот хмурый дед, считающий, что его жизнь давно отпета, практически не замечаемый родственниками, от того не-дедушки, весело глядящего с чёрно-белых и коричневых снимков. Когда-то молодым, подтянутым и улыбчивым юношей он переехал из родного посёлка в маленький городок, выучился, работал конструктором авиационного завода. Женился по любви на коллеге, маленькой подвижной спортсменке и энергетике Людмиле, стал отцом двух дочек. Тогда он делал гимнастику, выписывал научные журналы, включал телевизор только ради новостной сводки, по вечерам читал книги, или ходил смотреть детские соревнования лыжников и пловцов. Когда-то ещё живой и активный не-дедушка варил по утрам кофе, ездил на Чёрное море, учился решать судоку, выпиливать лобзиком и пробовал океан новых дел. Но всё это в далёком «когда-то». Дети выросли, стали приходить только на праздники и в дни, когда нужно чем-то помочь, незаметно подкралась пенсия, родилась внучка.

Однажды, на моё привычное «Всем привет, я дома!» никто не отозвался. Только долгие минуты спустя бабушка вышла в коридор с тонометром в руках: «Тише. Деду плохо, давление очень высокое». Звонок в скорую, недолгие сборы пакета с вещами, врачи в синих спецовках. Пусто. А через пару дней уже зачем-то несу ему в больницу, хотя меня никто не просил, свежие новости из интернета, распечатанные на бумаге, и увлекательные факты из истории древности в голове. И, почему-то волнуясь, представляю, как увижу немного удивленную  улыбку дедушки, как та, на выцветших фотографиях из альбома.

______________________________________________________________________________

Клайн Жанна

Маме и моим друзьям

Моя печаль об мамину улыбку разобьется,

Вся боль уйдет и превратится в смех,

Лишь  засверкают слезы в бликах солнца

И на ресницах превратятся в снежный мех.

Моя душа с тобой сияет ярко,

Как небо освещается луной,

И даже в стужу зимнюю мне жарко,

От чувств, связавших нас с тобой...

И грусть, и скука исчезают, если

Вокруг меня родные и друзья.

С улыбкой сидя у камина в кресле,

Мы говорим о жизни без вранья.

Мой мир живет, и воздух в нем иной,

Деревья и цветы – все по-другому!

Любовь и дружба мой хранят покой,

С  друзьями я везде как дома.

_____________________________________

Ковтун Артём

МУРАВЕЙ

  1. 1.     Николай Герасимович

Николаю Герасимовичу не спалось. Он слез с кровати, надел куртку и брюки и, прихрамывая, вышел во двор. Еще не рассвело, дул зябкий осенний ветер, лес густо шумел, будто также, как и Николай  Герасимович, страдал от бессонницы. Пес высунул из будки морду, поежился и, поняв, что играть с ним никто не намерен, влез обратно. Николай Герасимович пожалел, что не взял из дома шапку. Он подошел к самодельной скамейке, провел по ней ладонью, смахивая крошки, паутину и прочий мусор, сел на холодные сырые доски. Солнце медленно выкатило из-за далеких гор свое пылающее полушарие, как бы оглядывая этот холодный сонный край и решая, заслуживает ли он его внимания. «Пожалуй, заслуживает!» – решило Солнце, и огненно-красные разводы рассвета разлились по темно-синему мольберту неба.

…Пожар. Это горит сельскохозяйственный склад. Люди с ведрами бегут к реке, спотыкаются, падают, кричат. Огню уже не страшны жестяные ведра с мутной прибрежной водой. Пламя взмывает к самым небесам, с чудовищным ревом, чувствуя, как последние опоры склада превращены в пепел. Николай Герасимович тоже здесь. Он стоит прямо у огня с пустой лошадиной поилкой в руках. Его лицо бесстрастно. Крыша сарая с громким треском рушится, обдав его тучей искр. Он срывается с места и бросается к воде с криками: «Тушите траву! Огонь перекинется на избы!»

Земля закружилась перед его глазами, он свалился с обрывистого берега в мокрый вязкий песок и лишился чувств.

…Николай Герасимович поморщился, прогоняя прочь это воспоминание. Солнечный луч коснулся его лица, и он почувствовал приятное тепло, закрыл глаза и ….

Какой – то шум  вдруг заставил его вздрогнуть и опустить голову.  У самых его ног, обутых  в блестящие высокие сапоги, сидел ворон и, повернув свою наглую черную голову в профиль, сверлил острым взглядом его лицо. Он двинул ногой, желая спугнуть чертову птицу, но ворон не улетел, а, задрав клюв еще выше, противным визгливым голосом председателя партийной ячейки Казимова крикнул:

 – «Авдиенко Николай Герасимович. Обвинен по статье 58, пункт 14 в умышленно небрежном исполнении своих обязанностей председателя колхоза со специальной целью ослабления власти правительства, а также в подвергании опасности других жителей села. За свои преступления приговаривается к тюремному заключению на срок»….

Но Николай Герасимович не дает ему договорить и, подбежав, бьет Казимова по лицу скованными в наручниках кулаками. Казимов, громко каркая, уворачивается и, взмахнув ободранными крыльями, взлетает на крышу избы, продолжая наблюдать оттуда за Николаем Герасимовичем, который, тяжело дыша, вновь садится на скамью. Встреча с вороном-Казимовым оставила после себя мерзкий привкус. Солнце уже не радовало Николая Герасимовича, кулаки его сжимались и дрожали,  лицо было бледно. Лес вновь зашумел громче прежнего. Пес, вылезший из будки и потянувшийся, тоскливо заскулил, дрожа всем телом. Николая Герасимовича хлестанул по спине резкий порыв ледяного ветра, дующего с реки. Он стиснул зубы, чтобы не закричать. Осколки, сидящие в спине и руке, казалось, вгрызлись в его плоть острее, чем раньше. Согнувшись от боли, он уперся взглядом в серую мокрую от росы древесину.  Два муравья деловито волочили по ней какую-то дрянь.… Не муравьи.…Это его самого, Николая Герасимовича, всего в крови, волокут по лесу двое сослуживцев. Оба они, как и он сам, бывшие заключенные, теперь получившие освобождение, но призванные в штрафной батальон. Николай Герасимович не мог открыть глаза, но слышал, как они, тяжело дыша, переговариваются над его запрокинутой головой:

«Бросим его, он все равно уже не выживет!» – говорил один.

«Молчи! Пока можем, будем волочить!» – отвечал ему второй муравей… Николай Герасимович почувствовал, как по щеке его скатилась слеза. Он вдруг, неожиданно сам для себя, взмахнул рукой и резким ударом смахнул обоих муравьев. И один, и второй его товарищи, спасшие тогда от смерти, в тот же год погибли. А он выжил, прошел через все ужасы службы в штрафбате, перестрелки, мины, воздушные атаки и вернулся домой. За все эти страшные годы самым тяжким испытанием было осознание того, что вздумай он смалодушничать или бежать, – и будет расстрелян своими же советскими солдатами из заградотряда, идущего по пятам за штрафниками.

…Девочка Лида вышла, зябко поеживаясь, из дома  во двор. Солнце еще только начинало свой путь по небу и едва-едва оторвало свой нижний край от вершины самой высокой горы. Пес, радостно скуля, весело прыгал на гремящей цепи. Большой черный ворон, вспугнутый хлопком двери, сорвался с конька крыши и с противным карканьем унесся в сторону темнеющего леса. У самого дома, на грязной скамейке спал Николай Герасимович, под скамьей привычно поблескивало бутылочное стекло, а на небритых щеках – следы слез. Он приподнял голову, вытер рукавом глаза и, прищурившись, посмотрел на дочь. «Наверное, всё-таки не зря мы убивались в штрафбатах», – подумалось вдруг ему…

  1. 2.     От Саян до Монголии

Замолчав, бабушка Лида достаёт с полки массивный пыльный фотоальбом, кладёт на стол и раскрывает на первой странице.

 – Вот он, твой прадед, Николай Герасимович, – говорит она, указав на мужчину в высоких сапогах и с суровым лицом, запечатлённого в самом центре фотографии.  – Это матушка, вот это сестра Люба, она сейчас живёт в Ангарске, а это догадываешься кто?

 – Ты?  – спрашиваю я, недоверчиво изучая сосредоточенную детскую физиономию девочки, стоявшей за спиной прадеда.

 – Ага, – отвечает Лидия Николаевна, смеясь.

 – А что было дальше?  – спрашиваю я, видя, что бабушка не продолжает прерванного рассказа.

 – С Николаем Герасимовичем? После смерти матушки он женился повторно, переехал в Братск, где и умер.

 – А что случилось потом с тобой?

 – Когда матушка умерла, я как раз заканчивала школу. После школы поехала в Улан-Удэ на учёбу. Закончив институт, по распределению попала на работу в Челябинск, где я и встретила твоего дедушку. Здесь мы и поселились.

 – А дедушка, он ведь тоже родом не отсюда…

 – Он тогда жил в Магнитогорске, у родственников, а так, да, он из Забайкалья. Когда нам было лет по тридцать, мы с Юрой (твоим дедушкой) и ещё несколькими друзьями очень любили путешествовать на мотоциклах, –  рассказывает бабушка. – Так мы объездили пол-России и даже однажды побывали в Монголии. Одним из наших самых ранних поездок была вылазка на Саяны. Эта сибирская гряда меня привлекала с самого раннего детства. Помню, когда я училась в пятом классе, мы с братом и сестрой даже выстроили себе шалаш на одном из предгорий. Готовясь к тяжёлому восхождению, перетащили в наше сооружения еду и посуду из дому. Впрочем, родители быстро обнаружили пропажу, и однажды отец поймал нас на похищении продуктов из погреба.

 – Это ваш шалаш стоит на горе? –  строго спросил нас Николай Герасимович.

 – Нет, – соврали мы.

 – А это вы тащите нашу посуду в тот шалаш?

 – Нет.

 Отец не стал тогда продолжать диалог, однако к нашему перевалочному пункту ходить стало опасно. А после наш шалаш разрушили, и поход на Саяны пришлось отложить. Лет на двадцать.

Я перевернул посеревшую от старости страницу. Черно-белые люди глядели на меня с того же цвета фотографий. Синие маркерные надписи знаменовали названия мест, запечатлённых на выцветших изображениях. Ольхон, Байкал, Памир…

 – А что там за история с Монголией?

 – Монгольскую границу мы пересекли совершенно случайно. Она не была как-то обозначена, и прошло ещё полдня, прежде чем мы обнаружили, что заблудились. Местность  горная, приходилось двигаться по самому краю ущелья, друг за другом. Окончательно потеряв всякий ориентир, мы устроились на ночлег с твердым намерением завтра же с рассветом двинуться в обратном направлении. После ужина, когда все разошлись по палаткам, я осталась у небольшого ручья, стекающего с горных вершин, чтобы помыть посуду. Вдруг что-то заставило меня вздрогнуть и обернуться в сторону поворота дороги. Ничего страшного я там не увидела, но по спине, однако, пробежал не предвещавший ничего хорошего холодок. Собрав все кастрюли, я поспешно отправилась спать, решив, что это – результат долгого пути без отдыха. Никому не сообщив об увиденном, я мгновенно уснула, едва оказалась в палатке. Ночью нас разбудил Володя – один из участников экспедиции. Он выглядел удивительно встревоженным, каким обычно не бывал.

 – Просыпайтесь, скорее! –  прошипел он и исчез.

Я, напуганная его странным поведением, быстро выскочила из палатки на холодную каменную землю. Беспокойство попутчика сразу объяснилось – я увидела, как наш небольшой лагерь быстро оживает, люди выползали из спальных мешков. Около поворота дороги на наш лагерь сверху вниз смотрели несколько десятков горящих голодных глаз. Стая небольших коротколапых горных волков, задрав головы, стояла на дороге, время от времени перешагивая с лапы на лапу, зевая и опуская нос в землю. Мы быстро развели погашенный вечером костёр и расселись перед ним, раздумывая, что же нам делать с волками. Топлива для костра у нас, как назло, осталось немного, и мы боялись, что его не хватит до конца ночи. Волки, меж тем, не думали расходитсья, мне даже показалось, что стая на повороте дороги выросла в несколько раз. Самым страшным для меня тогда было уснуть. Я сидела, закутанная в одеяло, и дрожала. В конце концов, приняли решение устроить ночные дежурства, я только хотела вызваться первой, как вдруг поняла, что уже утро. Волки исчезли, только отпечатки множества лап в дорожной пыли свидетельствовали о том, что они не были порождением сна.

            Как и собирались, мы двинулись в обратный путь рано утром, едва рассвело. Но это были ещё не все наши злоключения. Не помню, где мы свернули не в ту сторону в этом лабиринте горных пустынных дорог, но, в конечном итоге, к вечеру поняли, что опять заблудились. Бензин подходил к концу, поэтому мы использовали его как можно экономнее, сперва проходили по дороге пешком, чтобы убедиться, что путь не заведёт нас в тупик. Продвигаясь таким черепашьим шагом, мы лишь к ночи выехали на большую дорогу. Здесь нам впервые за несколько дней встретился человек. Это был водитель грузовика, любезно притормозивший, когда мы спросили у него дорогу.

 – Эге, – заметил он, закуривая. – Вы как вообще переехали через границу?

Но мы и сами были немало удивлены, внезапно оказавшись в другом государстве. Водитель любезно объяснил нам, что государственная граница находится как раз по его пути, и что с таким количеством бензина, какой был у нас, до менее охраняемого пограничного пункта нам не добраться наверняка. Распрощавшись с ним, мы разбили лагерь на обочине дороги, где на общем совете решили подождать до глубокой ночи, прежде чем перебраться обратно на родину. Сумерки спустились быстро, в конце концов единственным светлым пятном невдалеке стал всё более пугающий пограничный пункт. Мы быстро собрали вещи, заняли места за рулём мотоциклов и, стуча зубами от холода и страха, двинулись прямо на светлое пятно. Дорога была освещена так ярко, что, казалось, безнаказанно в СССР не переползёт даже жук, не то что несколько мотоциклов. Как ни странно, мы быстро переправились через пограничный пункт и, прибавив скорости, устремились прочь от этой страны, не принёсшей нам ничего хорошего.

 – А дальше? – спросил я.

 – А что дальше? Дальше мы нашли магазин, купили еды, бензина и продолжили наше путешествие, – сказала бабушка, укладывая очки в футляр и снимая со своего плеча кота, видимо, также желавшего послушать рассказ. Тот бросил на нее недовольный взгляд исподлобья и величавым шагом двинулся к кормушке. На улице призывно лаял мелкий рыжий пёс Муха.

 – Ладно, пойду погуляю в лесу с собакой, – сказал я, с неохотой захлопывая альбом и направляясь к двери. Я очень люблю гостить у бабушки в Полетаево и бываю здесь почти каждые выходные. И пускай я слышал эти истории уже несчётное количество раз, мне хотелось прокрутить их в голове ещё и обдумать подробности из непростой истории моей семьи. Отвязывая Муху, я повторяю про себя: «Богатый польский революционер, имя которого неизвестно; Герасим Авдиенко; Николай Герасимович Авдиенко; Лидия Николаевна Авдиенко, Владимир Юрьевич Ковтун…». Надеюсь, что в далеком будущем кто-нибудь будет гордиться и мною, также как я сейчас горжусь своими предками, повторяя знакомые имена.

______________________________________________________________

Кривояз Егор

ПОМОЩНИК

Утром хочется поспать,

Но решил я рано встать:

Буду маме помогать

И в квартире убирать.

Вот и чисто на полу,

А духовка вся в жару,

Испеку я пироги –

…Они пахнут, как носки!

Уронил я свой подарок,

Он пахуч и очень жарок.

Стал его я поднимать,

И в ведёрко убирать.

Мама быстро подошла

И с уборкой помогла.

Маме я сказал «Спасибо»,

Стол помог накрыть красиво,

Вместе мы пекли блины –

И румяны, и вкусны,

Даже папа похвалил.

Я посуду всю помыл,

Руки вытер и уныл –

Что подарок уронил,

Маме им не угодил.

Стала мама вдруг смеяться

И ни капельки ругаться:

«Молодец, сынок, старался –

Помогать по дому взялся.

Печь тебя я научу,

Вместе все нам по плечу!»

____________________________________________________________

Темрюх Андрей (подборка)

 

БАБА УЛЯ И ПОСЛЕДНИЕ ИЗВЕСТИЯ

Смеркалось. Мы с прабабушкой Улей сидели в старой квартире. На плите, тихо булькая, закипал чайник. Типичная хрущёвка с коврами на стенах и старым проигрывателем, всего с одной виниловой пластинкой – Высоцкого. Эта квартира и миллионы таких же по всей России застыли, замерли во времени. И через 10, 20, 30 лет ничего не изменится: в типовом серванте будут поблескивать хрустальные вазочки, а сосед, выглядывая на лестничную площадку, крикнет: «Хряпнем?!».

Я невольно преисполняюсь любви к этим замусоренным подъездам, к пёстрым коврам-дорожкам на деревянном полу, отрывным календарикам… Совсем скоро всего этого не станет. Век информационных технологий, искусственный интеллект, скайнет, – о чём можно говорить, если Google буквально вчера представил бота, прекрасно имитирующего человеческую речь, с междометиями и типичным американским «Yeeeesss». «Белые розы» по радио, Якубович каждую пятницу по первому, дисковый телефон – всё это скоро окончательно канет в небытие.

Стало совсем темно. Чай успел остыть, раз пять минимум. Ослепительная молния разрезала небо. «Кажется, с потолка что-то капает, тазик надо принести, охох…», – ворчит бабушка. Светится старый телевизор, работающий только методом «кулака» по крышке сверху. Тюхтеева Ульяна Дмитриевна, отметившая в этом году 94-й день рождения – простая советская женщина сидит рядом со мной и тихим голосом рассказывает о своём полуголодном детстве, работе в колхозе и жизни в камышовых домах.

Раскулачивание

– Родилась я в 1924 году в Коктуме, Казахстане. До 30-х много раскулачивали, в колхозы объединяли, это я помню. Как у нас корову забрали, ой… Шесть детей в семье было, на всех две коровы. Когда уполномоченные пришли забирать скотину, Алёшка – младший, ему лет шесть было, он вцепился в телёнка и орёт: «Не берите наше молочко, не берите молочко!», а мама стоит, плачет. Потом в деревню опять уполномоченные приезжали, одного у нас поселили, и через месяц, наверное, нам корову вернули.

В колхоз тогда обязательно надо было идти работать, ну мы не отказывались, трудились на благо Союза все. А что получали, мало, ай…

Радио

В 1937 году нам провели радио. Мы бегали, собирались целой толпой слушать приёмник. А за ними появились телевизоры, совсем небольшие. Если ты купил – бегут к тебе. Сейчас совсем по-другому, в кармане радиоузел [Сотовый телефон – прим. автора], ты тут сидишь, а можешь говорить с Алма-Атою.

Вот папу забрали на войну в 42-м, а радиоузел остался без присмотра, ну меня и оставили на нём. Он был на батареях. В такое-то время идут последние известия: вот выслушают, и я тут же выключаю, чтобы хватило заряда на завтра, опять последние известия услышать.

Сироты

Вот в конце 1930-х годов у нас ни тракторов, ничего не было, а моя мама беременная на поле ходила. Даже я уже жала с серпом, вот сколь мне было? Тринадцать? Почему-то маме всё время некогда было дома оставаться. Раз матушка пришла и заболела. 11 дней лежала, папы дома не было. Отец приехал, ну она кровью сошла. Вызвали самолёт, до Коктумы не долетел, в Учерале сел. Дядя Никита запряг лошадей, поехал за врачом. Всё время картина у меня перед глазами: её уже с кровати положили на пол. Доктор пришёл, посмотрел: «Через час таблетку вот давайте». А папа только сказал: «А час она ещё будет жить?». И врач ушёл, она стала кончаться: «Митя, Митя, как мне детей жалко, Дуню, Надю, Борю», – а нас троих забыла.

Папа остался с нами всеми. Меня сразу к печке поставили, кормить семью надо было. Алёшка с Марусей картошку чистили. Борис пошёл в колхоз работать. Так мы жили целый год. Потом отец женился, привёл мачеху в 1939-м году. Папа, он грубоватый у нас был, ему и некогда было с нами нянчиться. Работал, кормил. Мачеха: «Митька, мыло немаэ», – ну, он достаёт где-то, приносит. Постоянно чего-то не хватало. А ещё яйцо надо сдать в магазин, мыло купить или спички. Вот так и жили. Остались председатели колхозов: «Кому война, кому мать родна», – так у нас говорили.

Когда в 1942-м году отца забрали в армию, мачеха нас бросила и ушла. Сами огород садили, сами одевались, обувались, как могли.

Школа

Училась я с 1934 по 1941 год.

В посёлке нашем, так-то, видишь, обучали нас бесплатно, даже тетради давали нам даром в школе.

В 1941 году кончила школу, диплом о неполном среднем мне дали. Стали ребят забирать. С нашего класса никто не вернулся, ну что, они молодые, не обучали их. Одноклассников: Мартеновский, Кузнецов, помню, Переездов Иван, потом ещё Мишка Котляров – они инвалиды, их в трудовой забрали. В общем, всех подметали, остались только подростки да женщины.

Вот Алексей семь классов кончил, я, Маруся; а Дуня и Борис – восемь, они уезжали в район, потому что у нас в посёлке только неполное среднее образование давали. Борис – старший, папа сразу послал его в Учерал восьмой кончать, а Дуня самая младшая, тут или в колхоз идти, или за парту, она говорит: «Лучше я пойду учиться, чем меня комары будут есть». Ну, Борису пригодилось, он пришёл с армии инвалидом, его взяли в школу военруком. Потом он поступил в институт, выучился, стал историю преподавать, пошёл на повышение, директором школы его назначили в Учерале, в районе.

Дуня тоже в стороне не осталась, она кончала училище в Алма-Ате: выучилась на бухгалтера. Потом её повысили до главного, она до пенсии и работала. А мы так все без образования остались.

Трудодни

В 39-м или 40-м уже комсомольцами мы были: вызывали принимать в ВЛКСМ в район, за 80 километров от нашего посёлка. Шесть человек пешком ходили. Если ты работал в колхозе, то без всяких вопросов берут. Когда я пришла, спрашивают: «Работала в колхозе?», а я: «У меня 90 трудодней!». А что-то много их надо было-то... Потом 20 копеек платили членский взнос.

Посылали меня учиться от колхоза на ветеринара. Хлопот много – весною кастрация; зимою то короста нападёт на коров, то ещё что-нибудь, следила всё время. А потом, когда стала мамой, по-настоящему в колхозе работала: в поле пошла. У нас земля поливная была. Арык делали – это такое русло, по которому вода на поле течёт с речки или ещё откуда. Целое лето так вот было. Зимой на отгоны – скотину в горы перегоняли. Поля, фермы у нас были далеко от посёлка, 70 километров, ещё чуть подальше покосы в горах, скот там держали.

Послевоенное время

Папа вернулся в 1946-м году, тут уже легче было, но всё-таки… Шибко трудный был 1946 год: урожая не было.

После войны было много всяких неприятностей. У нас бандиты завелись, вроде «Чёрной кошки», обирали всех. Вот тётя Татьяна с дядей уехали в Алма-Ату с нашего посёлка. Да-к ночью бандиты пришли, газу какого-то напустили, тётя с дядей и одурели, из-под них даже постель повытаскали, всё украли.

Потом уже выросли, избёнка стала малая. А у папы не хватало силы на нас всех. Колхоз, трудодень, а что на трудодень достанется? Платили сельский налог, военный налог, подоходный налог, всякие страховки. Всю войну сдавали – мясо, сало, яйца, масло; если я корову держу, мне топлёного масла сдать надо было 7 килограммов, а нам оставалось что: простокваша да сыворотка. Так и жили.

В конце 40-х, начале 50-х колхозы уже распадались, стали разъезжаться молодые. 50-е года тяжёлые были, одеться не во что было, обуться тоже, а питание, как-никак, но что-то давали, кто в колхозе работал.

В 1952 году я пошла уже на производство, ну тут уж что-то зарабатывала. ТЭЦ строили, всё руками делали. Подъёмных кранов не было, ничего. Мы на 5 этаж носили кирпичи, раствор.

Оттепель

Это Хрущёв же был после Сталина, это он у нас квартирами всех обеспечивал. В общем, вышел приказ: «Делайте из своих материалов». У кого кирпич, у кого сено, а у нас камыша много было. Вот камышовые дома стоят с тех пор. Я жила в таком доме, он тёплый и лёгкий, этот материал. Топили тоже камышом. Потом появился уголь, стали завозить.

В 60-х годах стали строить железнодорожное полотно. Мы пошли туда работать, у меня тогда уже Сашка был, жили мы вместе. С 1962 по 1968 в Караганде мы работали на дороге, сначала год в Китай железную дорогу строили, «Дружба» называлась.

Потом, когда закончили эту дорогу, другая временная работа была – проводили с Караганды в Актогай ещё. В общем, шесть лет строили мы. Вот твой дедушка, Кильдяев, был уже в мехколонне [отдельное подразделение или организация, имеющая в своем составе широкий спектр спец. техники – прим. автора], это при временной эксплуатации, в Балхаше клали там дорогу, куда надо. Там и обеспеченье было лучше, чем на гражданке. Магазины свои были, продукты давали по талонам, и одежду какую привозили. Уже легче было. Потом временную эксплуатацию ликвидировали, строители разъезжались кто куда.

Застой

Да при Брежневе только и пожили нормально, потому что и в магазине, и на работе как-то приятней стало. Работали – и мало, но все-таки получали за это. И магазины стали наполнятся. Это, как они называют, «застой» был.

Дальше мы в Алма-Ате жили, в 1968-м году Саша, муж мой умер, я осталась одна. Пятнадцать лет работала в детском саду, потом в школе. То нянечкой, то прачкой, и так до пенсии.

Меня спрашивают:

– Где ты работаешь?

– В школе.

– Кем?

– На тяжёлой атлетике. Хе-хе-хе-хе.

Там интернат номер девять был и номер шесть. В шестом все нации были, а в девятом, где я работала, одни казахи.

На заслуженной пенсии

В 1979 году 55 лет мне было, я пошла на пенсию, да я к ней подрабатывала, у меня трудового стажа 50 лет накопилось.

А в 1985-м году Горбачёв объявил о начале перестройки. Стали рушить всё на свете. Он же объявил сухой закон. Сколько в садах пропало яблок, ужас! Мы зимой с Надей ездили, собирали их. Там же под яблонями травка, снег выпал и яблоки накрыл. Вот мы ходили, выгребали, да не только мы, весь город. А перерабатывать яблоки не брали. Ну, вот Горбачёва сейчас обсуждают, какой он был. Нам недоступно это всё было, сказали – сделали. Надя пришла (это сестра): «Пойдём за яблоками», «Куда?» «Да в горы». А нам надо было три остановки ехать автобусом в горы, там набирали сколько надо, привозили целую зиму. Там зимы были тише, чем здесь. Когда было холодно, а когда – нормально.

А в 90-е года я работала, потому что пенсии не хватало, всего 40 рублей.

Что скажут – то и делали, всю жизнь…

_____________________________________________________

ПЫЛЬНЫЕ ОБЛАКА ИСТОРИЙ

У каждого есть такое место во Вселенной, где душа, именно душа, находит покой и равновесие. Где вы ощущаете себя абсолютно комфортно и просто получаете бесконечное наслаждение от нахождения, например, в кофейне на пересечении Ленина и Свердловского. Или в театральном корпусе Дворца Пионеров и Школьников в прокуренном кабинете с приятным освещением и кофе в тайнике. Или рано утром в дереве, когда выйдешь на крыльцо хаты и вдохнёшь чистого, свежего воздуха, пройдёшься босиком по росе – и понимаешь, что ты абсолютно счастлив.

Всякий раз я с трепетом ехал около получаса в холодном, но уютном и каком-то душевном ПАЗике. Не знаю, в чём особенность именно ПАЗиков, троллейбусов и трамваев, в противовес маршруткам, – может быть, это место силы или в них выходишь на прямую связь со Вселенной, но что-то в них ТАКОЕ есть. Такой же особенностью обладал обшарпанный учебный корпус Малой Южно-Уральской Железной Дороги, расположившийся на Доватора, 44. Еженедельно по четвергам я подмерзал в автобусе в предвкушении того, что снова открою с характерным скрипом тяжёлую железную дверь бывшего детсада.

Каждое занятие Андрей Васильевич, инструктор и начальник четвёртой смены (СМЕНЫ ЧЕГО?), начинал с техники безопасности на железной дороге и одной неизменной фразы: «Помните, в сети 3000 Вольт».

Летом, уже на практике в ПКиО им. Гагарина, у нас не было ни сети перемененного тока, ни той особой радости от поездки, которую хотелось видеть на лицах у немногочисленных пассажиров. Зато была эйфория, когда на станции у Дежурного звонил телефон, и оператор в трубке: «Поезд №42 отправился без замечаний со станции Павлика Морозова в 14:00». Можно ещё несколько минут посидеть на скрипучей скамейке платформы, куда лёгкий ветерок доносит гудки локомотива. Станцию «Водная» окутывает лесопарк, а одной из сторон она смотрит на посёлок хлебокомбината №2. Между прибытием составов, особенно в будни, когда пускают всего один поезд, много свободного времени, у стрелочников в частности. Дежурный по станции ещё сидит, что-то заполняет, перезванивается, а я спустился с платформы к путям, стрелку перевёл, флажком помахал и вернулся. «Тополиного пуха в этом году много. Каждый год, как он ложится на пути, его пацаны поджигают». Представьте, управляешь так локомотивом, последний рейс, и тут «чирк» – и ты уже едешь не на Павлика Морозова, ты несёшься в ад.

Неожиданно распахнулась форточка в нашем кабинете, повеяло зимним воздухом с цинковой примесью. С полки медленно уходит в кювет модель высокоскоростного электропоезда «Сапсан». Раздатки РЖД взлетают ввысь, берут курс на юго-восток и мягко планируют на бракованную колёсную пару, наглядно показывающую, что вы не должны увидеть при осмотре подвижного состава перед отправлением. Порывались упасть сигнальные флажки со стены, но Андрей Васильевич кинул на них гневный взгляд, и те передумали.

«Дааа, о чём я… А! Не дай бог вы потеряете ключ от стрелки».

А в памяти при этих словах всплывает станция «Солнечная», конечная. Лето тогда уже подходило к концу, на импровизированном огородике близ платформы можно было разглядеть серо-буро-малиновое в крапинку подобие овощей с пожухлой ботвой. Каких-то. Один из коллег всё лето ухаживал, поливал болотной водой, не знаю, какую цель он преследовал.

Высокий долговязый парень в фирменной белой рубашке с эмблемой «РЖД» на рукаве выводит в журнале, который явно старше его самого, судя по обтрёпанным пожелтевшим страницам: «Дежурство сдал ДСП* Малецкий». «Фуражка на месте, флажки, удостоверения надо раздать, ключи от стрелки… Капинус! Где ключ?». Ой… Нет, ну по идее, где-то он есть, но, к нашему великому сожалению, точно не в карманах кителя с потёрыми золотыми пуговицами Коли Капинуса. Кажется, сорок восьмой едет, последний… Все начинают с лёгкой ноткой истерики на лице хлопать по карманам штанов. Приходится даже один ключом переводить обе  стрелки практически одновременно. И вот, сигнал открыт – можно ехать. Локомотив, от которого так и валит жаром, томится в ожидании. «Ну, я поищу ещё», – перекрикивает протяжно-грустный гудок тепловоза горе-стрелочник.

В этом пропылённом помещении я вспоминаю о летней практике, запахе солярки, весёлых лицах ребят, идущих в свой первый рейс. И себя, юного железнодорожника начального года обучения, которому доверили должность дежурного по станции: как я, гордо подняв сигнальный диск навстречу локомотиву, стою на платформе в серой фуражке, чуть жмущей в висках, но уже такой родной – встречаю поезд и машущего мне из кабины тепловоза друга Мишу. Когда поезд, уже чинно, без спешки, следует мимо меня, обдавая жаром дизеля и пыльными облаками полсотни маленьких историй, ещё только начавшихся, но уже с оглушительным визгом вырывающихся на свободу. Сюда стоит приходить ради тех непередаваемых ощущений управления 24-х тонным локомотивом, весёлых разговоров о прошедшей смене за обедом в ДК ЖД, куда нас возили каждый день. Ради того, чтобы на втором этаже вокзала главной станции Детской железной дороги, в небольшом помещении с круглыми окнами, выходящими на морского цвета навес – главное место сбора юных железнодорожников, декламировать поставленным голосом Левитана: «Уважаемые пассажиры, просьба не подходить к краю платформы!»… А потом по телефону созваниваться с дежурным, который сидит этажом ниже, и смеяться над недоумёнными лицами посетителей.

 

* ДСП – дежурный по станции

_____________________________________________________

Харчук Иван

Лихие 90-е

Это было 6 января. Шёл 1997 год. На улице было холодно, стоял крепкий мороз. К остановке подошёл троллейбус. Тихо скрипнув тормозами, он остановился. Из него вылетел какой-то мальчишка, лет 14. Упав на землю, он поднял голову. Послышался крик кондуктора:

- Ещё раз я тебя встречу,  милицию позову! Только попробуй ещё что-то сказать. Все, кто не оплатил проезд, должны быть наказаны, меня за вас еще и штрафуют!

Мальчик проговорил про себя что-то непонятное, и кондуктор переспросила его:

- Что ты там сказал?!

- Да я ведь всего одну остановку проехать хотел.

Кондуктор начала еще громче кричать на него, но тут двери троллейбуса закрылись, и он отъехал от остановки, скрывшись в клубах морозного пара.

Мальчик поднялся и отряхнулся от снега. Шмыгнув носом, он пробурчал потрескавшимися губами:

- И чё это она так кричала? Всего одну остановку хотел проехать, подумаешь!

Развернувшись, он пошёл, куда глаза глядят. Преодолевая сугробы, побрёл к ближайшим домам, чтобы отогреться в подъезде. Подойдя к первой попавшейся двери, мальчик нажал на случайную кнопку.

- Чего нужно? – послышался голос.

- Откройте, я ключи забыл дома! – сказал мальчик.

- Какая квартира?

- Шестая.

- Нет такой квартиры! Убирайся!

Мальчик нажал на “сброс” и поплёлся к другому подъезду. Уже темнело. На часах, которые он украл у какого-то прохожего, показывало без десяти семь. Подойдя к следующей двери, он набрал 25. Пошёл гудок.

- Да-да, кто это?

- Откройте, я ключи забыл, – вновь повторил мальчик.

- Хорошо, сейчас.

Послышался электронный писк,  и дверь открылась.

Мальчик незамедлительно зашёл в подъезд. Прислонившись к батарее, он почувствовал тепло. На часах уже было семь.

Вдруг послышались какие-то странные шаги. Не то бег, не то шаг. На лестнице стояла женщина  лет двадцати пяти. Она подошла к мальчику, сидящему около батареи, и спросила:

- Как тебя зовут?  Не бойся,  я тебя не обижу.

- А вы милицию звать не будете? –  спросил мальчик

- Нет, конечно, нет, - сказала женщина

- Ну, Витя…

- Что, прости?  - переспросила женщина

- Витя, говорю! Семёнов!

- Здорово, а меня – Марина. Пойдём в квартиру. Холодно.

Мальчик нехотя встал и пошёл по ступенькам.

Открывая дверь, Марина спросила его:

- Откуда ты? Почему по улицам шатаешься? И почему тебя из троллейбуса вышвырнули?

- Дак вы всё видели? – удивлённо спросил Витя

- Да, я услышала  крик и выглянула в окно.

- Из детдома я. Сбежал… - начал рассказывать мальчик.

- А что ж ты  так, а, миленький? – спросила женщина

- Там плохо! – отвечал Витя

- А что ж там такого плохого?

- Там скучно!  Воспитатель жуть какой. Кричит на всех и издевается над всеми!

Женщина вздохнула и пошла на кухню. Мальчик снял рваную куртку и пошёл за ней.

- Садись! Сейчас я поставлю чайник, и ты отогреешься.

Мальчик промолчал в ответ.

- Расскажи, о чём ты мечтаешь? – вдруг спросила Марина.

- Я? О том, чтобы родители вернулись поскорее. Война закончилась, а родители не вернулись из Чечни. Мать медсестра, отец там тоже… Бабушка-то умерла, а от них ни письма, ничего... - сказал Витя

- Понимаю тебя… -  вздохнула женщина.

- А вы о чём мечтаете? - поинтересовался мальчик.

Марина улыбнулась и ответила:

- У меня муж в командировке. Я всё жду и жду, когда он приедет.

Женщина поставил на стол чашки с чаем.

- Вот, пей! – сказала она

- ТОЧНО! – воскликнул Витя – Завтра же праздник! 

Женщина рассмеялась.

- Да действительно, завтра праздник. Пойди, приляг, – добавила она и отвела его в одну из комнат.

Витя лёг на кровать и уснул. Перед тем, как закрыть глаза, он сказал шёпотом:

- Пусть мои родители завтра вернутся.

На следующее утро, проснувшись, он побежал умываться.

Умывшись, он посмотрел в окно. Ему показалось, что его зовёт Марина.

Придя на кухню, он увидел её, накрывающую на стол:

- С Рождеством!

Он также поздравил её.  Увидев в стороне ёлку, удивился:

- Какая же всё-таки она красивая! – сказал Витя.

Посмотрев в телевизор, он узнал, что скоро приедет поезд  с людьми, которые вохвращаются с Кавказа, с войны, и там будут те, кого освободили из плена. Он выскочил из квартиры, на бегу попрощавшись, попутно надевая куртку. Марина поднялась, оделась  и побежала за ним, но догнать не смогла, хотя из виду не теряла..

 Витя, добежав до остановки, запрыгнул на лестницу идущего троллейбуса, который шёл как раз до вокзала. Марина села на следующий троллейбус и поехал за ним. Доехав до вокзала, он спрыгнул и побежал. Марина только тихо ойкнула, но всё обошлось, он даже не упал.  Это увидел милиционер, стоявший недалеко от станции. Он побежал за мальчиком. Витя нырнул в толпу и потерялся в ней.

Он искал по всему вокзалу своих родителей. В это время Мария встретила своего мужа, вернувшегося из командировки, и ушла с ним домой, так и не найдя Витю.

А мальчик бегал по станции, но родителей так и не нашёл. Он сел на край платформы и заплакал. Вдруг какой-то мужчина сказал ему:

-Эй, ты что плачешь, пацан?

Витя поднял голову и увидел своего отца. За его спиной стояла мама, которая посмотрела на него и тоже тихо заплакала…

__________________________________________________________________

Щербакова Елена

ХРАНИТЕЛЬНИЦЫ. ВЗГЛЯД СКВОЗЬ ВРЕМЯ

   Произношу «Россия», представляя бескрайние просторы, чистые озёра, зелёные луга и леса, деревни и поля пшеницы, золотящиеся под солнцем. Трудно поверить, что меньше столетия назад по этим дорогам и лесам шагали солдаты. Россияне прошли через тяжёлые годы Великой Отечественной войны, в том числе и моя семья.

«Что такое Великая Отечественная Война?» – спросила я свою старенькую прабабушку Галю и… услышала долгое молчание. Галина Ильинична ослепла давно, сразу после войны. Она сидит передо мной, устремив вдаль взгляд серых, подёрнутых пеленой глаз, и, кажется, смотрит сквозь время, в те страшные военные годы. Вдруг тихо говорит: «Не дай Бог пережить такое во второй раз!» Голос слабый, но для меня звучит громче крика. Тогда я задумалась, что значит Великая Отечественная война для тех поколений. В моей семье участников этой войны уже не осталось в живых, но я знаю всех по именам. Муж бабы Гали, прадедушка Илья служил на фронте, а прабабушка работала на победу в тылу. Каждый год 9 мая мы все: правнуки, внуки и дети вместе с прабабушкой Галей едем на могилу к герою Великой Отечественной войны – прадедушке Илье. Долго стоим у могилы и молчим, изредка перебрасываясь несколькими словами. В этот день часто бушует ветер, а ночью – дождь.

Прабабушка начинает тихо говорить, унося меня в прошлое вместе с собой:

 «Вязмитинов Илья Николаевич – твой прадедушка родился 25 июля 1924 года, в семье сельских тружеников. Семья была большая, дружная: 4 дочери и 5 сыновей. Жили в селе Великая Петровка Карталинского района. Глава семейства Николай Афанасьевич считался мастером на все руки. Дети всегда были помощники родителям. Семья держала двух быков, две лошади, пять коров. За это их в 1934 репрессировали на Север. Скотину забрали, на сборы дали 24 часа. На Севере Марии Ивановне «не пошел» климат: заболела тифом,  выпали все волосы… Их вернули на родину, но жить, как раньше, не получалось. В родном селе детей репрессированных родителей не принимали в школу, поэтому в 1936 пришлось переехать в село Солнце. Призвали Илюшу в Красную Армию в августе 1942, в возрасте 18 лет»,– прабабушка ненадолго замолкает, воспоминая. «На фронт попал не сразу. В Челябинске крепкого смекалистого парня направили учиться в Тюменское пехотное училище, где готовили офицеров. Но в январе 1943 недоучившихся курсантов спешно отправили в действующую армию. Нужны были люди. Столько смертей, молодые мальчишки – война не щадила никого», – слёзы тоненькими ручейками льются по ее щекам. «Илюша вошёл в состав 20-й гвардейской дивизии Юго-Западного фронта. Во время боя он случайно встретился со старшим братом Дмитрием Николаевичем. Потом мне рассказывал, как они радовались друг другу, хоть и недолго были рядом. В бою ранило обоих: Илью в шею и ногу, а Дмитрия в ногу. Но тогда все понимали, что война не остановится без их помощи. Поэтому, едва уняв боль, шли дальше», – прабабушка устало закрывает глаза и вздыхает. «Как сейчас помню, самый тяжёлый момент в моей жизни. В 1944 году пришла «похоронка». Сначала не могла поверить, что это она. Держала в руках маленькую бумажку, где было прописано имя Илюши, и не верила, что это правда. Потом стало страшно и больно. Казалось, закончилась моя жизнь… На следующий день пришло письмо: Илья ранен, лежит в госпитале Алма-Аты. Я словно снова начала дышать. Сейчас день ценят не так, как раньше. За день могли убить мужа или брата, могла кончиться война, вернуться сын.

В начале марта дивизия по льду перешла реку Северский Донец вблизи Чугуева и, выбив немцев,  заняла оборону. Здесь Илью ранило осколком в челюсть», – представив, невольно вздрагиваю. Прабабушка продолжает, и я понимаю, что она сейчас не здесь, а на войне, рядом с прадедушкой.

 «Кровь повсюду. После войны иногда даже пшеница росла с красными стеблями, земля пропиталась кровью… С помощью санитара Илюша дошёл до санвзвода, ему остановили кровотечение, сделали укол против заражения. После отправили в эвакогоспиталь, где он понемногу стал жевать хлеб и другие продукты, но  осколок не вынули, опасаясь повредить жизненно важные кровеносные сосуды. В августе 1943  из вылечившихся сформировали батальон – 500 человек. Уже в октябре 1943 его, старшего сержанта, назначили помощником командира пулеметного взвода. Вскоре поступил приказ прорвать участок обороны противника. Шли ночью, скрыто приблизившись к траншеям врага, закидали гранатами, потом пошли врукопашную…

 В результате наступления при поддержке артиллерии освободили несколько деревень. За бой у деревни Даманкина, где пулеметчики уничтожили несколько сот фашистов, Илью наградили  орденом Красной звезды.

 В марте 1944  батальон перешел реку Великую и вступил в бой… И снова грудь Илюши украсила награда – медаль «За отвагу». В мае легендарная дивизия с тяжелыми боями в составе I Белорусского фронта под командованием генерала К.К.Рокоссовского нанесла значительный урон фашистам. Освободив ряд литовских городов, перешла реку Даугаву, участвовала в освобождении  Риги. В  перестрелке пуля раздробила ему кость в ноге. Снова госпиталь, но уже в Горьковской области. После выздоровления, в январе 1945 Илью направили в северную группу войск 3–го Белорусского фронта. 9 апреля трехдневный штурм закончился взятием Кенигсберга, ныне Калининграда.

   Здесь и закончил войну твой прадедушка. Из-за полученных ранений его признали инвалидом Великой Отечественной войны. Его награды до сих пор лежат у меня в шкатулке, а самого Илюши… нет». Прабабушка замолкает. Боль передаётся мне вместе с одиночеством и безграничной печалью – по моим щекам тоже текут слёзы. «Что было дальше?»

 «Илья вернулся в родное село. Из пяти братьев вернулись не все. Брат Федор погиб под Сталинградом. Петр был без ноги, Дмитрий, Степан, как и Илюша, тоже имели ранения. Послевоенное время было нелегким, и братья, как и другие односельчане, включились в мирную жизнь, сельское хозяйство. В апреле 1957  Илюшу наградили медалью «За освоение целинных земель», неоднократно знаками «Победитель Социалистического соревнования», «Ударник социалистического труда», «Ветеран труда»», – прабабушка Галя медленно, наощупь идёт в зал. Через пару минут возвращается, держа в руках старую шкатулку, наполненную бумагами. Бережно беру их из теплых, морщинистых рук.

 «Вместе мы построили дом, вырастили и воспитали трёх дочерей. Я тогда работала учителем. В 1952 появилась самая старшая дочурка – твоя бабушка Мария, в 1953 – Любовь, в 1955 – Зинаида. До больницы было далеко, поэтому рожала детей дома…». Впервые за весь рассказ на лице прабабушки появляется улыбка. В ее глазах вижу не просто голубую пелену, а радость, что война закончилась. Что было дальше, я знаю сама.

Моя бабушка, Мария Ильинична, родилась в мирное время, закончила челябинский Институт культуры, работала фотокорреспондентом в газете «Советское село».  Когда я прихожу в гости, она частенько достаёт пожелтевшие пачки военных газет, письма, присланные с фронта, и, сидя за кружкой чая, мы перечитываем их. Каждую зиму они ходили на лыжах, летом занимались бегом. Часто устраивали спортивные соревнования с соседней ребятнёй, он учил водить мотоцикл. Ни старость, ни лень, ни боль – ничто не пошатнуло стойкость прадедушки. И бабушка моя такая же. В 90-е годы она занималась лыжами. Также увлекалась лёгкой атлетикой и волейболом.  Спорт был для неё неотъемлемой частью жизни.

–  Почему тебя привлекали именно эти виды спорта? – спросила я у неё.

– Вечером можно было поиграть в волейбол. На площадке во дворе собиралась вся молодёжь. К бегу меня приучил папа. В моём детстве все соседские дети вечерами бегали вместе с ним, в том числе и я. Он бегал очень быстро. Бывало, что я не успевала за ним, тогда хватала его за рубашку, и папа тащил меня за собой,– смеется бабушка.– Лыжи мне нравились со школьной скамьи. Приходилось защищать честь школы. Ещё занималась велоспортом. Даже занимала первые места в районе.

– Что значит спорт для тебя?

– Для меня спорт – это состояние. Это когда ты чувствуешь себя здоровым и сильным. По-настоящему живым.

Бабушка Маша любит вспоминать светлые моменты жизни с отцом, моим прадедушкой. Не только спортивные традиции, но и тёплые семейные вечера.

 Илья Николаевич с талантом играл на гитаре, балалайке, имел необычайной красоты голос, пел частушки и был юморист, душа компании.

______________________________________

Уже в прихожей спрашиваю прабабушку: «Ты скучаешь по прадедушке?» Она вздыхает: «Илюша… Иногда проснусь и никак не могу привыкнуть, что он не рядом. Скучаю. Порой стою посреди комнаты, и стены давят. Иногда думаю, поскорей бы оказаться рядом. Были времена, когда единственным средством рассказать обо всём были письма. Я до сих пор храню некоторые из них. Чтобы не забыть моего Илюшу...»

Время неумолимо, поколение победителей уходит от нас навсегда, и так хочется увековечить воспоминания, которые передали нам родные: письма и рассказы, фотографии погибших, но бессмертно оставшихся в нашей памяти. И хранительницы памяти – мои прабабушка и бабушка передают бережно мне частички воспоминаний, а я – я обязательно сохраню их…

_______________________________________________________

Щербакова Елена

Внутри чуда

Вы когда-нибудь задумывались, куда летят ваши тайные желания?

Я быстро надеваю официальную рубашку и брюки. Сегодня меня ждут на Нептуне на деловой встрече. Забегаю в лифт, и он плавно начинает опускаться в отсек «сети планет». Белая прозрачная капсула уже ждёт. Матовая поверхность поглощает свет ламп. Уловив электромагнитные импульсы с моего чипа, она начинает светиться изнутри голубоватым светом. Легко дотрагиваюсь до панели передач. Медленно отодвигаются слои, защищающие кабину. Они группируются один за другим, пока не показывается мягкий белый салон из гибидоруна. Я сажусь в кресло, и материал тут же тонким, но плотным слоем обтекает меня. Если случится аварийная ситуация, он застынет, сохранив моё тело живым и погрузив меня в сон до тех пор, пока его не разрежут, и кислород не проникнет внутрь. Автоматические ремни крепко пристёгивают мои ноги и тело. Слои плотно захлопываются, и капсула начинает двигаться. До Нептуна лететь два земных часа. Усыпляющий газ впрыскивается в воздух, и я погружаюсь в сон. Последнее, что успеваю заметить: большая яркая звезда проносится мимо меня.

Сильная тряска будит меня. Маленькая синяя лампочка, едва освещающая кабину, расплывается перед глазами. Капсула всё ещё движется. Я должен был проснуться, только когда  капсула приземлиться. Моргаю несколько раз, но чёткость зрения не возвращается. Горло и голова болят после перелёта. Тело онемело от сидячего положения. Так перегрузка действует на человеческий организм. Воздух белым облачком вырывается у меня изо рта. Температура в кабине ниже нуля, но гибидорун, окутывающий тело, не даёт замёрзнуть. Усталый мозг отказывается работать, глаза закрываются.

– Открыть обзорный иллюминатор, – командую я системе. Белые панели становятся прозрачными. Вокруг меня… ничего. Кромешная тьма. – Включить свет.

Светодиоды должны были загореться, но вокруг меня по-прежнему темно. В памяти всплывает текст из учебника: «В «кротовой норе» кванты света будут постоянно умножаться на массу дыры». Я в чёрной дыре. Капсула не могла поменять свой курс. Значит, Нептун взорвался, а на его месте образовалась она. Кабину снова сильно трясёт.

– Покажи мне время, – отдаю команду я. На панели высвечиваются цифры. Они быстро сменяют друг друга, превращаясь в сплошное пятно. Я не знаю, куда движется время: назад или вперед. Черная дыра искажает также и пространство. Здесь не действуют привычные законы.  Руку слабо покалывает. Я опускаю глаза и вижу черноту, хотя точно могу пошевелить пальцами. Рука словно в другом измерении, пространстве и времени. Чернота поднимается по плечу, окутывает тело. Ещё минута, и она полностью поглотит меня. Цифры на часах замедляют свой ход. Теперь я вижу, как время идёт всё медленней и медленней. Когда достигну точки невозврата, оно остановится совсем. Страшно. Сердце громко стучит, хотя его уже нет в этом пространстве. Чернота покрывает лицо. Последнее, что я вижу, перед тем как закрыть глаза, это замершие цифры.

 Я чувствую своё тело, но не вижу его. Маленькие пушинки, похожие на светлячков, кружат вокруг меня. Но они не рассеивают свет, как должно быть. Я ловлю одну, и передо мной появляется картинка. Человек, стоящий на коленях в церкви. Старинные одежды, которые носили в 19 веке, балахоном свисают с исхудавшего тела. Я отчётливо слышу его тихий шёпот: молитву об излечении. Не знаю, откуда, но почему-то знаю, что могу излечить. Поднимаю руку, и она проходит сквозь «экран». Тепло окутывает меня, когда я легко касаюсь волос просящего. Он поднимает голову и смотрит впервые увидевшими глазами. Через секунду его силуэт растворяется. Вокруг не остаётся ничего, кроме светящихся пушинок. Их миллиарды. Как и людей. Я закрываю глаза и слышу шёпот, но он не сливается в шум. Каждый голос могу различить по отдельности: девочка-сирота, мечтающая о том, как впервые увидит лицо мамы; потерявшийся в лесу мальчик, три дня питающийся корешками деревьев… Чувствую чьё-то незримое присутствие рядом. Воздух вибрирует от энергии вокруг. Такие же пушинки, в которых люди тянут руки в просьбе помощи. Такие же руки, как моя тянущиеся через призрачные экраны. Те, кто были до меня и те, кто будут после. Все мы единое, потому что здесь нет понятия о времени. Потому что времени не существует.

__________________________________________________________

Колокольникова Алёна

Будущее через десять лет.

Когда я представляю себе будущее через десять лет, то в первую очередь думаю о том, что его может и не быть у людей. В настоящее время проблема экологии настолько остро стоит перед человечеством, что если мы не задумаемся о ней сегодня, то завтра может для нас и не наступить.

Люди убивают окружающий мир, выбрасывая мусор и различные отходы. К счастью, сейчас многие задумываются над серьезностью ситуации. На всей планете люди разными способами пытаются решить этот вопрос. Через десять лет проблем с экологией не будет, потому что отходы жизнедеятельности человека будут служить источником для энергии.

Весь транспорт будет работать на мусоре, тем самым сохраняя природные ресурсы. Люди не будут выбрасывать мусор как раньше. В каждом доме появится специальное устройство, в которое будет направляться мусор. Вместо современных мусоропроводов появятся коммуникации, которые будут направлять его на станции переработки. А уже на этих станциях из отходов будут производить универсальное топливо, с помощью которого станет возможно обеспечивать людей электроэнергией, теплом и так далее. То есть это будет вещество, способное обеспечить людей энергией для любых видов жизнедеятельности: с его помощью будут освещать дома, ездить на машинах, производить товары, летать в космос. Таким образом, избавляясь от мусора, человек будет получать вместо него переработанный продукт.  Производиться он будет в разных формах для удобства использования: в жидком и твердом видах.В терминалах по оказанию различных услуг появится новая функция обмена мусора на необходимый источник энергии. Например, если нужно заправить средство передвижения, то нужно будет просто положить мусор в специальный приемник в терминале, а оттуда получить порцию топлива.

Такие технологии и изобретениячерез десять лет избавят человечество от проблемы утилизации отходов человеческой жизнедеятельности. Будут ликвидированы мусорные свалки, которые являются большой проблемой в настоящее время. Дома, улицы городов будут чистыми, не будет неприятного запаха, окружающий мир будет радовать нас своей первозданной красотой и свежестью. Природа нуждается в нас так же, как и мы в ней. Давайте спасем ее вместе!

__________________________________________________________

Пермякова Ксения

Экскурсия по улице Московской

-        Здравствуйте! Меня зовут Пермякова Ксения, я ученица 10 класса средней школы №2 города Нижний Ломов. Сегодня я буду вашим экскурсоводом. Итак, начнем нашу экскурсию по моему родному городу Нижний Ломов. Наш сегодняшний маршрут будет пролегать  по улице Московской.

-        А для начала я вам расскажу  немного о нашем годе Нижний Ломов.

Ломов – черёмуха,

Сирень душистая,

И даль бескрайняя,

И небо чистое,

И плеск ручья,

И мёд цветов…

Всё это в имени Ломов!

 

- Характерной особенностью Нижнего Ломова является то, что он возник и развивался как чисто военное поселение и долгие годы был мощным укрепленным пограничным пунктом. Было это 382 года тому назад, когда по территории этих земель проходила юго-восточная граница Московского Русского государства. Тогда, в 1636 году, в сложное время для Российского государства, по именному Указу царя Михаила Федоровича Романова на возвышенном месте в нижнем течение бурной реки Ломов была воздвигнута оборонительная крепость, получившая в соответствии со своим положением на реке свое название Нижний Ломов.Сейчас город Нижний Ломов является одним из старых городов и крупных райцентров Пензенской области.

 

- Улицы нашего города... Как много они могут рассказать нам о прошлом, о людях, которые в нем жили, об их занятиях, культуре, традициях, об особенностях ландшафта нашего города.

 Московская улица  является одной из старейших улиц Нижнего Ломова. Она появилась почти одновременно с возникновением города в середине XVII века. В XVIII веке она стала главной улицей Нижнего Ломова и её стали называть Московской, так как по этой улице шла дорога на Москву. Улица Московская имела торговое значение. Поскольку улица являлась торговой,  на ней расположено множество домов,  принадлежавших купцам, торговцам. К началу ХХ века практически в каждом доме размещался магазин или иное коммерческое предприятие: гостиница, ресторан, фотоателье, аптека и пр.  Самый главный участок улицы проходит от исторического центра города до улицы Рабочей. На сегодняшний день архитектура улицы Московской  достаточно разнообразна, старые дома  купцов нередко уживаются с творениями советских зодчих и современными торговыми центрами. Давай вместе с вами пройдем по нашему экскурсионному маршруту, по улице Московской:

  1. Жилые дома под № 1,2,3,6,7,8,9,11, 12 и 14 - «Хрущовки» были построены для рабочих кирпичного и фанерного заводов в послевоенное время. (Приложение 3)
  2. По адресу ул. Московская 10 –  бывший клуб «Фанерного завода».  (Приложение 4)
  3. Дом  №22 на улице Московской - обязательный элемент любой экскурсии по городу. У него и архитектура необычная, и история незаурядная. В двухэтажном особняке, согласно мемориальной табличке, жил художник Лентулов, картины которого висят в Третьяковской галерее.Лентулов Аристарх Васильевич уроженец Нижнеломовского уезда. Известный художник мирового масштаба.Однако на доску мало кто обращает внимание. Известность дому принес другой прежний обитатель и владелец - купец Федор Ломакин. По словам историков, в свое время он был самым богатым жителем Нижнего Ломова, имел собственный винокуренный завод, семь трактиров и столько же домов. Сейчас особняк, несмотря на то, что имеет статус исторического памятника, обычный жилой дом. За полтора века его существования никаких исследовательских работ здесь не проводилось. Хотя есть основания предполагать, что Федор Ломакин именно в этом доме спрятал ценности, которые не успела у него конфисковать советская власть. (Приложение 5)
  4. Дом №36на улице Московской – примечателен тем, что здесь проживал

с 1944 по 1956 годы Владимир Павлович Шорин – заслуженный деятель науки и техники. 7 декабря 1991 года В. П. Шорин был избран действительным членом РАН по Отделению энергетики, машиностроения, механики и процессов управления. Владимир Шорин — автор более 300 печатных работ, среди которых 72 авторских свидетельства и изобретательских патента. Им были подготовлены 18 кандидатов наук и 7 докторов наук. (Приложение 6)

  1. Дом Сузюмовых по ул. Московской № 37. Дом был куплен у семьи протодьякона Ягодинского, перебравшейся в Пензу. Позднее семьи породнятся через замужество Зои Сузюмовой и Александра Ягодинского.Е. М. Сузюмов - (1908-1998) кандидат географических наук, член президиума Академии наук СССР. Позднее Е. М. Сузюмов принимал участие в освоении Северного морского пути, покорении Северного полюса. В период Великой Отечественной войны Е. М. Сузюмов работал в штабе морских операций в г. Мурманске под руководством полярного исследователя И. Д. Папанина. За освоение Арктики и Антарктики Е. М. Сузюмовнагражден шестью орденами и многими медалями. Имеет знак "Почетному полярнику".(Приложение 7)
  2. Двухэтажное строение  на пересечении ул. Московская и ул. Володарскогопринадлежало купцу Ивану Авксентьевичу Лопатину, там находился постоялый двор. Затем в нем жила семья Приваловых. Он отмечен мемориальной доской впамять о том, что здесь родился старший из сыновей Ивана Андреевича – известный советский математик, академик Иван Иванович Привалов (1891–1941). В настоящее время здесь располагается Нижнеломовский суд. Второй этаж надстроили позже. (Приложение 8)
  3. Строение по адресу ул. Московская 39 – МО МВД РосиииНижнеломовский. (Приложение 9)
  4.  Напротив магазина по адресу ул.Московская 50  - ПОУ Нижнеломовская автошкола ДОСААФ России. (Приложение 10)
  5.  На ул. Московской 53 – находитсяСобрание Представителей Города Нижний Ломов Нижнеломовского района Пензенской области. Это бывший дом помещицы В.В. Пономарёвой. Он включен в перечень объектов культурного наследия регионального значения. (Приложение 11)
  6.  Нельзя не отметить огромный дом  Камендровских по адресу ул. Московская 54. Дом был построен в конце 19 века. Неоднократно он переходил от одного владельца к другому после того как семья эмигрировала во Францию. Позже был достроен второй этаж. Сейчас здесь располагается Детская школа искусств Нижнеломовского района.(Приложение 12)
  7. Здание краеведческого музеяНижнеломовского района на ул. Московской 59 – это один из первых каменных домов на ул. Московской. Здание двухэтажной постройки. Было построено в 1813 г. Здание краеведческого музея находится на перекрестке улиц Московской и Ленина. До революции принадлежало купцу Антюшину. На 1 этаже здания располагались купеческие лавки, а на 2 этаже размещались гостиничные номера. Здание знаменито тем, что здесь в 1837 году останавливался Жуковский с будущим царем Александром II.(Приложение 13)
  8. По адресу ул. Московская 61 – находится Сбербанк России

(Приложение 14)

  1. Шварёва гора   носит имя уважаемого до революции человека, у которого на Московской улице под № 68 был дом. Там, где сейчас располагается детская библиотека (в прошлом старое здание редакции газеты «Куранты Маяк» и Станции Юных Техников). Это Ефим Иванович Шварёв, у которого в роду, судя по фамилии, были мастера-портные. Вышел в люди и стал влиятельным купцом в Нижнем Ломове Евфим (Ефим) Иванович Шварёв (иногда ошибочно писали Шваров). Он окончил уездное училище, в 1877 году стал гласным городской думы, членом училищного совета, избирался председателем сиротского суда. В конце 80-х годов являлся членом городского общественного банка – «товарищем» (заместителем) Камендровского, в 1894 – 1898 годах был директором банка, в 1898 году стал городским головой, занимал эту должность ещё и в 1900 – 1902 годах, в 1900 году возглавлял городское попечительство. Купец второй гильдии Ефим Иванович Шварёв очень гордился тем, что стал уважаемым человеком в городе и уезде, ценил это и дорожил своим именем.(Приложение 15,16)
  2.  Поднимаемся в гору, и справой  на стороны  ул. Московской  №78 располагается районный Дом культуры и районная библиотека. (Приложение 17)
  3.  Городская  средняя школа №1 находится по адресу ул. Московская №83. (Приложение 18)
  4.  Напротив школы находится городской Парк культуры. Это одно из любимых мест горожан. Здесь есть детская и футбольная площадка, располагаются уличные тренажеры для занятий спортом. Можно посидеть на скамеечках  на центральной алле парка. Значительная часть парка отведена мемориалу Воинской славы. Сегодня на этом месте парк, а изначально здесь стоял Храм в честь Воздвижения Креста Господня или Крестовоздвиженский. Это было красивое архитектурное здание с пятью куполами и колоннами на фасадном входе. Рядом находились две церкви, Архангельская и Воскресенская. Во времена богоборчества, Союзом Воинствующих Безбожников (СВБ) все эти храмы были уничтожены. Крестовоздвиженский храм был взорван. В музее сохранилось фото взрыва храма. (Приложение 19)
  5.  Здание на ул. Московской 85 . Здесь есть детское кафе «Сластёна», ресторан под названием «Нижний Ломов» и гостиница «Нижний Ломов». Эти строения тоже являются визитной карточкой нашего города. (Приложение 20)
  6.  Слева от гостиницы«Нижний Ломов»небольшое строение Пороховойпогреб - одно из первых каменных сооружений в городе. Это одноэтажное здание из красного кирпича с решетчатыми окнами, стилизованными под 17-18 вв. Пороховой погреб находится в центральной части города. Пороховой погреб с арсеналом для хранения оружия был сделан при постройке крепости в 1636 г. Находился на территории Нижнеломовской крепости. Подземная часть порохового погреба составляла 4 м глубины. (Приложение 21)
  7. За парком располагается смотровая площадка, на ней находитсяЮбилейная арка,котораябылапостроенавчесть350-летиягорода НижнегоЛомова.Это одно из памятных и любимых мест всех горожан. Именно с этого места было заселение земель в 1636 году и постройка крепости Нижний Ломов.(Приложение 22)
  8. На пересечении улиц Московской и Луначарского стоит монументальное и красивое здание. Что же было в этом здании?  В связи с большим дефицитом педагогических кадров в Пензенской области, особенно на селе, в городе Нижний Ломов 1 сентября 1940 года был открыт Нижнеломовский государственный учительский институт (НГУИ) им.А.Н. Радищева». Институт работал параллельно с педучилищем. Если училище готовило кадры для начальной школы, то институт учителей 5-7 классов. Срок обучения в институте был 2-летний. Великая Отечественная война несколько усложнила, но не остановила работу института. В связи с размещением военного госпиталя в здании института, студенты для проведения занятий (проходили в две смены) были переведены в здание сельскохозяйственной школы, которое размещалось на ул. Московская.В начале 1955 года было принято решение закрыть Нижнеломовский учительский институт, в котором оставались 101 студент, 11 преподавателей и 2 кафедры. Перед началом 1955-56 учебного года оставшиеся студенты очного и заочного отделений были переведены в Пензенский пединститут.В педучилище остались работать М.И. Еременков, Б.М. Джозовский, Н.И. Тузиков, К.Г. Карпенко, остальные педагоги переехали работать в другие институты страны. Но и Нижнеломовское педучилище через год будет закрыто, а его здание передано под школу интернат. С 1989 года до 2009  снова работало педагогическое училище. Затем здание было отремонтировано и реконструировано в Бизнес-инкубатор.

(Приложение 23)

  1.  На улице Московской под № 91 и № 93 в недавнем времени были построены два спортивных сооружений ФОК «Импульс» и бассейн «Волна». (Приложение 24, 25)
  2.  На пересечении улиц Московской и Розы Люксембург располагается  здание Управление Администрации Нижнеломовского района.

(Приложение 26)

             Завершает улицу Московскую частный сектор.

Улица Московская это только небольшая часть города, практически каждый дом на которой - это историческое наследие города. Многие дома перестраивались владельцами, поэтому до нас не дошли  многие первозданные обличия строений.

Если вам суета  надоела -

Шум, усталость больших городов,-

Вы оставьте свой город и смело

Приезжайте к нам в Нижний Ломов!!!

- Спасибо вам всем за экскурсию. Я надеюсь, моя информация для вас была полезной и интересной.  Вы пополнили свои знания об одном из городов Пензенской области, о его достопримечательностях. До новых встреч!

__________________________________________________________________

Шишканова Елизавета

Осенняя сказка

Эта встреча меня убедила в том, что чудеса на свете существуют.

  В конце сентября выходной день я провела в деревне у бабушки Тони. Утром бабушка пригласила меня в палисадник, чтобы я помогла ей выкопать морковь. Бабушка задержалась во дворе. А я с лопатой и корзиной пошла в палисадник. Иду по дорожке, а мне навстречу девушка в радужном сарафане, красных сапожках, из-под  золотистого венка вьются длинные оранжевые локоны. Я онемела. Что за чудо!? А девушка смело подходит ко мне и говорит: «Знаю тебя. Теперь и ты знай меня. Я Ранняя Осень». Смотрит на меня с лукавинкой и смеется, словно маленькие колокольчики звенят. В руках у нее веер из разноцветных перьев. Видит Осень , что мне мало верится в такое чудо, и говорит: «Посмотри вокруг. Сколько красок! Это я их принесла вот в этом веере.  Бежим со мной в рощу». Откуда у меня  и смелость только появилась. Взялись мы за руки и мигом в рощу. Тут я и ахнула. Зеленый клен горел бордовым костром. Молоденькие березки звенели золотистыми монетками, а березы постарше чинно шелестели оранжево-золотистой листвой. А Осень зовет меня дальше: «Вот там шиповник и рябина. Я еще не окрасила их. Смотри». Она выдернула буро-красное перо, взмахнула им,  и шиповник с рябиной приняли цвет пера. Мы еще какое-то время побродили  по роще, Осень то тут подкрасит, то  тут подправит.  Как теперь не поверить в сказку? Жалко расставаться с такой подружкой.  Но ей надо было попасть в дальний лес , пока стоят солнечные дни. Грустно было прощаться. Осень подсказала: «А ты возьми вот этот букет из  разноцветных листьев и поставь их в вазу на подоконнике. Так ты не забудешь меня. Пока же прощай. Увидимся через  год».

   Как я очутилась в саду, не помню. Но нарядный букет, который я туго прижала к груди, был  доказательством  чудесной осенней сказки.

______________________________________________________________

Семёнова Арина

Это – мой дом!

Что для вас родной дом? Каждый ответит на этот вопрос по-разному: для кого-то – это место, где его любят и ждут. Для кого-то это – новое место, которое почему-то полюбилось. Для меня дом – это удивительный уголок России, где я родилась и выросла, и называется он –  Карелия.

Я живу здесь уже 16 лет,  в городе Петрозаводске. Хотя нашу республику жители мегаполисов и считают провинцией, почти глухоманью, но мы, живущие здесь, думаем немного иначе.

Республика Карелия находится на северо-западе России и граничит с Финляндией. Но многие люди из других регионов до сих пор путают Карелию с Кореей. Их самый  частый вопрос у нас вызывает смех: «А почему у вас глаза не узкие?» Так и хочется задать им ответный вопрос: «А вы в школе географию учили? Или просто атлас полистали?»

Если спросить жителей других регионов, которые всё-таки карелов с корейцами не путают, что же они знают о нашей республике, то чаще всего можно получить такие ответы: «Калитки», «Пётр 1», «Валаам», «Остров Кижи». На самом деле в Карелии есть много такого, о чем большинство россиян даже и не подозревает. 

Столицей Карелии уже давно считается Петрозаводск, но документально это оформлено не было. Своим появлением на карте Российской Империи он обязан императору Петру Великому. Который, кстати, основал не только наш город, но и первый на российских просторах курорт неподалеку от Петрозаводска – «Марциальные воды», где сам же и лечился от заболевания почек. И если уж говорить о здоровье, то в нашей республике есть много  оздоровительных комплексов: те же самые «Марциальные воды», «Дворцы», «Кивач». Именно в «Кивач» едут лечиться состоятельные люди со всей страны, и среди них немало представителей бомонда, ведь в Карелии можно поправить не только физическое, но и ментальное здоровье. Карелия славится своей красивой природой: лесами, озёрами, полями, реками, небольшими водопадами. Только здесь можно восстановить внутреннюю гармонию, слиться с природой. Например, есть поверье, что если нужно принять какое-то важное решение, то следует поскорее ехать на «Чёртов стул».

Ещё одно наше чудо – шунгит, и в Карелии находится единственное известное в мире месторождение шунгита. Кстати, во времена Петра I шунгит называли «аспидным камнем», благодаря его черному цвету и способности поглощать вредные вещества. И используется он не только в лечебных целях, но и даже в магических практиках. А еще из него делают различные сувениры, которые очень популярны у туристов.

Самой главной достопримечательностью Петрозаводска, пожалуй, считается Набережная. Здесь можно не только полюбоваться частью  Онежского озера – заливом, но   и подарками от городов-побратимов: скульптурами, среди которых есть и очень необычные. Вообще, в городе очень много достопримечательностей, например, в центре  расположены музеи и театры, магазины и кафе, памятники и стадионы.

Карелия – страна чудес. Именно обычаи и традиции нашего края завораживают и привлекают людей: народные танцы и песни на карельском, вепсском языках, национальная кухня, быт, многовековая история.

Несколько лет назад к нам в республику приезжал Джон Уоррен с передачей «Поедем, поедим!» Его так поразила Карелия, что он недавно вернулся сюда снова. Но это не единственная программа, где вы можете увидеть мой родной край. Одна из самых рейтинговых передач на телеканале «Пятница» – «Ревизорро» – отметилась у нас дважды. Ведущие оценили красоту и спокойствие Карелии.

Здесь, в этом удивительном краю, еще со времен Советского Союза было снято немало кинокартин. Помните старый, чёрно-белый советский фильм «А зори здесь тихие…» 1972 года? Съемки этого фильма проходили в деревне Сяргилахта Пряжинского района, а отдельные его эпизоды были сняты в Сортавальском районе Карелии на Рускеальских (Тохмайокских) водопадах. Кстати, знаменитый Мраморный каньон, который не так давно облюбовали туристы, тоже находится в Рускеале.

Но не только отечественные киностудии работали в Карелии, но и зарубежные. Например, именно у нас снимался фильм «Анна Каренина» с Кирой Найтли в главной роли.

Любят у нас снимать и самые разные клипы, как известные музыканты, так и обычные туристы.  Не так давно в Карелию приезжал самый настоящий… индеец! Дик не только путешествует по России, но и снимает фильмы о самых необычных и красивых местах нашей страны. Он побывал в Петрозаводске, посетил острова Валаам и Кижи,  Кивач, забрался на гору Воттоваара, и даже увидел древние петроглифы. А ролик, который он снял во время поездки, получился очень интересным и завораживающим.

К нам стремятся не только туристы. Люди из других городов, республик и даже стран приезжают сюда, чтобы учиться, работать и жить. На улице можно запросто  встретить иностранца, который удивляется каждому увиденному дому. В позапрошлом году в нашу школу приезжали преподаватели «Гёте-института»  из Санкт-Петербурга с проектом «Неделя перемен». В их числе был и немец – Свен Линнерт. Петрозаводск ему понравился: «У вас такая медленная, спокойная жизнь. Никто никуда не торопится, не то,  что в Германии». Впечатлил его и наш Музыкальный театр.

  Хотя повседневную жизнь в Карелии нельзя назвать лёгкой и комфортной, но многие люди всё же здесь остаются, а некоторые даже переезжают на постоянное место жительства. Немало жителей Санкт-Петербурга и Москвы строят здесь дачи и загородные дома, так как места у нас тихие, спокойные. Можно отдохнуть от суеты, слиться с природой. Моя старшая сестра Влада раньше планировала учиться в Санкт-Петербурге, но потом решила остаться в Карелии, а всё из-за нашей природы.

Во время моего пребывания в лагере «Смена» в Анапе два года назад к нам в гости приходила Анастасия Кулачи – ведущая «Вести Кубань» на телеканале «Россия». Мы попросили её  назвать топ самых красивых мест России, и одним из них оказалась Карелия. Анастасия  давно хотела посетить этот край и спрашивала у нашей делегации, когда удобнее это сделать. 

Не могу сказать, что наш город маленький, хотя здесь проживает чуть менее 300 тыс. человек. Он, скорее, компактный, так как все магазины, кафе, библиотеки, театры и прочие достопримечательности находятся недалеко друг от друга. Это очень удобно. К тому же, если сравнивать Санкт-Петербург и Петрозаводск, то в Петрозаводске не  ощущаешь себя «маленьким человеком» в гигантском городе. И это – мой дом!

________________________________________________________

Шишканова Елизавета

Семейство коз

Я люблю бывать у бабушки Тони в селе Большой Мичкасс.  Когда-то в ее хозяйстве было много живности. Здесь были корова, телочек, поросята, овцы, куры, утки, гуси, индюки. Но больше всего я любила семейство коз. Мне очень  нравилось за ними наблюдать.

Степенный и важный глава семейства козел Борька. У него большие изогнутые рога, длинная рыжая бородка, умные глаза. Он как-то строго поглядывает вокруг,а если приближается собака,  он грозно топает передней ногой. Его я боюсь. Коза не так строга. Зойка позволяет  ее погладить, подержать  небольшие рога,  шерсть у нее пушистая, большие круглые глаза  с длинными ресницами.

    Зойка родила двух козочек. Какие они были милые и симпатичные! У одной козочки шёрстка белая , пушистая, у другой – светло-жёлтая. Ушки у козочек торчком , большие глаза  окаймлены тёмным кружочком. Копытца  чёрненькие  , крохотные , хвостики всегда  торчат  кверху. Козочки очень озорные. Они совсем не боятся меня ,как и я их. Они гоняются  за щенком , распугивают кур, запрыгивают ко мне на скамейку , трутся о мою спину , стараются боднуть. Хорошо , что у них рожки ещё совсем крохотные. Они с удовольствием едят хлеб с моей  ладони. Бабушка Тоня называет их чертенятами. Порой мы бегаем с ними наперегонки, только за ними не угнаться. Но вот выбежал соседний пёс и залаял. Козлятки врассыпную, бегут скачками. Если они хотят есть или пить, то начинают  тоненько  блеять, вытягивая свои мордочки с чёрными носиками. Пьют они из тазика, время от времени поднимая мордочки и фыркая. Козочки  любят скакать по оврагу . Поднимаются на откос и поглядывают сверху, словно позируют. Вот какие мы! Действительно, козочки-сестрички грациозны, красивы и хитры!

Сейчас в бабушкином хозяйстве только куры. Но я всё равно люблю бывать в деревне! Люблю деревню!

___________________________________________________

Касенкова Анна

Сказка о маленьком человеке и большом добре.

Далеко-далеко на свете стоял удивительный город. В нём всё было маленькое,карликовое. Дома словно крошечные гномики, дружно мостились по изящным улицам, круглый год цвели прекрасные сады, а ночью на небе появлялся сверкающий купол из серебряных звёзд. Люди в этомгородке жили дружно и счастливо и были хоть и очень малы ростом, но сбольшими сердцами.

И всё было бы хорошо,если бы в одно прекрасное утро среди туч не выглянуло бы яркое, палящее солнце. Лучи его совсем не грели, а сжигали всё на своём пути. Солнце напоминало огромного раскаленного монстра, желающегоуничтожить и проглотить весь мир…

В город пришёл страх. Маленькие человечки перестали гулять в лесу, ходить друг к другу в гости и смеяться. Они молча сидели в своих маленьких домиках и лишь беспокойно поглядывали в окна, ожидая темноты, которая должна была принести в их город хоть немного прохлады. Ждали час,два,три… Казалось,прошло уже несколько столетий. А вечер всё не наступал…

И вдруг на главную площадь выбежал такой же маленький, как и его собратья,человечек. Его знали и уважали многие. Некоторые называли его Лучиком Света, а некоторые совсем просто –Солнышком . И не случайно. Этотещё совсем молодой юношавсегда всем улыбался и был рад помочь каждому в трудную минуту. Его любил весь город.

И тутЛучикгромко закричал,поднимая руки к багровому небу. Он просил раскалённое до предела солнце пощадить их город, убраться далеко за облака и больше не причинять вреда невинным жителям.

«Если тебе нужна жизнь, возьми мою!»-громко закричал он, бесстрашно и дерзко смотря на пылающий шар.

Внезапно всю площадь озарила яркая вспышка света, а через пару секунд грозно зашумел ветер, налетели чёрные тучи,а палящее солнце вдруг резко куда то исчезло… Наступила полная темнота. Когда всё рассеялось, оказалось, что город ничуть не изменился. Не было только Солнышка. Жители обыскали всю округу, но так и не нашли никаких следов этого отважного человека…

И только на одной из крыш дома кто-то обнаружилгорстку ещё теплого пепла и шляпу. В ней лежала записка. Простой листок бумаги, слегка потрёпанный ветром. И два слова –«дарите добро».

Много лет прошло с того случая, но тот великий поступок не забыл ни один житель города, существующего и сейчас.Эту историю обычно рассказываютродители своим детям и внукам уютными осенними вечерами за чашечкой чая, любуясь на такой тихое и спокойное в это время небо. А ведь и правда, отдать свою жизнь за любимую Родину – это настоящее счастье!

________________________________________________________

Султанова Кира

«Я – карелка!»

Для каждого человека понятие «Родина» – своё. Для одного – это огромная территория его страны, для второго – это всего лишь   название государства, для третьего –  место, где он родился. Это может быть и город, и деревня, и улица – то место, где «живёт» сердце. В любом случае, когда мы слышим слово «Родина», у каждого из нас всплывают в памяти свои картинки, свои воспоминания, свои названия, от которых на душе становится тепло.

Нам известны имена многих и многих людей, которые стали героями для своей Родины, совершив подвиг во благо её. Но кроме этих знаменитых имён, есть имена людей, которые тоже внесли свой вклад в развитие, в сохранение ценностей своей Родины. Это – воины, строители, мореплаватели, учёные, мыслители, дипломаты… Все те, кто оставил и свой след в истории.

Таким человеком для меня является моя бабушка – Федулова Галина Михайловна, которая не знаменита так, как известные певцы, артисты, политики, доктора, но чья  деятельность направлена именно во благо её малой Родины.

Бабушка моя – карелка. Родилась она  в деревне на юге Карелии, где тогда ещё был очень популярен бытовой карельский язык. Первые её слова были на карельском языке, а перед поступлением в школу ей пришлось учить и русский.

Уже больше 40 лет она работает в библиотеке, и 25 лет из них она посвятила  краеведению и национальной культуре.

Из воспоминаний бабушки: «В 1991 году я была выбрана делегатом I Съезда карелов, финнов, вепсов, который проходил в Олонце. На этом съезде впервые заговорили о том, что карелов становится всё меньше, что уходит родной певучий язык, на котором можно выразить все чувства и переживания. К тому времени уже более десяти лет в народе были известны стихи нашего земляка – Владимира Егоровича Брендоева».

Её первая встреча с карельским поэтом состоялась  в 1978 году в литературном клубе «Парус» при Олонецкой библиотеке. Стихи на родном языке, знакомом с детства, запали ей в душу. Они были о родине, о людях, о любви…

Съезд не прошёл даром. После него многие, кто ещё помнил и говорил на карельском, стали интересоваться историей родного края, традициями народа, самим языком. И в 1993 году в Олонецкой библиотеке был создан отдел национальной и краеведческой литературы.

За эти годы проведена огромная работа. Так, в 2001 году прошёл первый фестиваль имени Владимира Брендоева. Именно в этом году моей бабушке было присвоено звание Заслуженного работника культуры Республики Карелии за личный вклад в возрождение карельского языка и популяризацию литературы.

Она с удовольствием говорит на своём родном языке, пишет статьи в газеты,  выступает на радио и в передачах карельского телевидения. Бабушка очень трепетно относится к своей работе. Она участвовала в выпуске сборника переводов, который вышел благодаря КРОО «Олонецкие карелы», Лукину В.В., директору библиотеки, поэту и члену Союза писателей России Чернобровкину Г.И.

Она бывала на встречах финно – угорских народов, соплеменников. Ездила на  V  Всемирный конгресс в Ханты-Мансийск, на Съезды карелов, финнов, вепсов Республики Карелии, встречалась с тверскими карелами. Такие встречи  всегда приносят много тёплых ощущений и понимание того, что она служит не только любимому, но и нужному делу.

«Судьба подарила мне много встреч с замечательными людьми, которые оставили след в истории и культуре моего народа. Это – Виола Мальми, писатели Александр Волков, Армас Мишин, Иван Костин. Это и архиепископ   Хельсинки и Финляндии  – Лео, и Богданова Елена Викторовна,  директор Музея Кижи, и  Богданов Виктор Егорович – доцент, заведующий кафедрой государственного регионального управления Карельского филиала РАНХиГС.  И Маркианова Людмила Федоровна, кандидат филологических наук, доцент, учёный и автор многих учебников и словарей на русском и карельском языках,  и Манин Андрей Александрович, который многие годы возглавлял министерство по вопросам национальной политики, связей с общественными, религиозными объединениями и средствами массовой информации РК, и  многие другие люди».

Есть большие герои, а есть маленькие. Есть большие подвиги, а есть просто дело, которое делается тихо, каждый день, и результаты его не видны сразу. Так и деятельность моей бабушки не заметна многим, и не является огромным подвигом, но вклад её в национальную культуру карелов значителен.

Помимо статей, переводов, проведения праздников, она пишет стихи на карельском языке.

***

Andas vai Jumal vie
Kodvazen elostu.
Vunukoil avvuttua -
Nevvuo da opastua,
Elämäh oigiesti
Vahnembii Kuunnella
Vallita oma tie
Ozakse, rauhakse
Anna hyö mustetah
buabazen nevvondat
Sanat da perindöt
Karjalan rahvahan.

(Ещё пожить чуток,
Да внуков научить,
Помочь да подсказать,
Жить честно.
Старость уважать,
Судьбу свою сложить
Удачливо, и счастливо, и верно.
Хочу ещё сказать: запомнят пусть навеки
Традиции, язык, наказы и советы.)

И в быту бабушка постоянно помнит, что она – карелка: часто и с удовольствием печёт карельские пироги из ржаной муки, варит блюда, которые ей знакомы с детства, знает заговоры на родном языке, в городские праздники она надевает свой карельский костюм и с гордостью идёт в нём по улицам города. Жаль только, что всё реже можно услышать из её уст мягкую карельскую речь – истинных носителей языка, с которыми она может, остановившись на улице, поговорить с каждым годом становится всё меньше.

Язык живёт, пока на нём говорят, пока есть люди, которым он небезразличен, и   живёт народ, который имеет свои традиции, свою культуру, свою землю. А народ живёт, пока есть такие люди, как моя бабушка, Галина Михайловна, которая всегда смело говорит:

«Я – карелка!» 

__________________________________________________________

Семёнова Арина

Это – мой дом!

Что для вас родной дом? Каждый ответит на этот вопрос по-разному: для кого-то – это место, где его любят и ждут. Для кого-то это – новое место, которое почему-то полюбилось. Для меня дом – это удивительный уголок России, где я родилась и выросла, и называется он –  Карелия.

Я живу здесь уже 16 лет,  в городе Петрозаводске. Хотя нашу республику жители мегаполисов и считают провинцией, почти глухоманью, но мы, живущие здесь, думаем немного иначе.

Республика Карелия находится на северо-западе России и граничит с Финляндией. Но многие люди из других регионов до сих пор путают Карелию с Кореей. Их самый  частый вопрос у нас вызывает смех: «А почему у вас глаза не узкие?» Так и хочется задать им ответный вопрос: «А вы в школе географию учили? Или просто атлас полистали?»

Если спросить жителей других регионов, которые всё-таки карелов с корейцами не путают, что же они знают о нашей республике, то чаще всего можно получить такие ответы: «Калитки», «Пётр 1», «Валаам», «Остров Кижи». На самом деле в Карелии есть много такого, о чем большинство россиян даже и не подозревает. 

Столицей Карелии уже давно считается Петрозаводск, но документально это оформлено не было. Своим появлением на карте Российской Империи он обязан императору Петру Великому. Который, кстати, основал не только наш город, но и первый на российских просторах курорт неподалеку от Петрозаводска – «Марциальные воды», где сам же и лечился от заболевания почек. И если уж говорить о здоровье, то в нашей республике есть много  оздоровительных комплексов: те же самые «Марциальные воды», «Дворцы», «Кивач». Именно в «Кивач» едут лечиться состоятельные люди со всей страны, и среди них немало представителей бомонда, ведь в Карелии можно поправить не только физическое, но и ментальное здоровье. Карелия славится своей красивой природой: лесами, озёрами, полями, реками, небольшими водопадами. Только здесь можно восстановить внутреннюю гармонию, слиться с природой. Например, есть поверье, что если нужно принять какое-то важное решение, то следует поскорее ехать на «Чёртов стул».

Ещё одно наше чудо – шунгит, и в Карелии находится единственное известное в мире месторождение шунгита. Кстати, во времена Петра I шунгит называли «аспидным камнем», благодаря его черному цвету и способности поглощать вредные вещества. И используется он не только в лечебных целях, но и даже в магических практиках. А еще из него делают различные сувениры, которые очень популярны у туристов.

Самой главной достопримечательностью Петрозаводска, пожалуй, считается Набережная. Здесь можно не только полюбоваться частью  Онежского озера – заливом, но   и подарками от городов-побратимов: скульптурами, среди которых есть и очень необычные. Вообще, в городе очень много достопримечательностей, например, в центре  расположены музеи и театры, магазины и кафе, памятники и стадионы.

Карелия – страна чудес. Именно обычаи и традиции нашего края завораживают и привлекают людей: народные танцы и песни на карельском, вепсском языках, национальная кухня, быт, многовековая история.

Несколько лет назад к нам в республику приезжал Джон Уоррен с передачей «Поедем, поедим!» Его так поразила Карелия, что он недавно вернулся сюда снова. Но это не единственная программа, где вы можете увидеть мой родной край. Одна из самых рейтинговых передач на телеканале «Пятница» – «Ревизорро» – отметилась у нас дважды. Ведущие оценили красоту и спокойствие Карелии.

Здесь, в этом удивительном краю, еще со времен Советского Союза было снято немало кинокартин. Помните старый, чёрно-белый советский фильм «А зори здесь тихие…» 1972 года? Съемки этого фильма проходили в деревне Сяргилахта Пряжинского района, а отдельные его эпизоды были сняты в Сортавальском районе Карелии на Рускеальских (Тохмайокских) водопадах. Кстати, знаменитый Мраморный каньон, который не так давно облюбовали туристы, тоже находится в Рускеале.

Но не только отечественные киностудии работали в Карелии, но и зарубежные. Например, именно у нас снимался фильм «Анна Каренина» с Кирой Найтли в главной роли.

Любят у нас снимать и самые разные клипы, как известные музыканты, так и обычные туристы.  Не так давно в Карелию приезжал самый настоящий… индеец! Дик не только путешествует по России, но и снимает фильмы о самых необычных и красивых местах нашей страны. Он побывал в Петрозаводске, посетил острова Валаам и Кижи,  Кивач, забрался на гору Воттоваара, и даже увидел древние петроглифы. А ролик, который он снял во время поездки, получился очень интересным и завораживающим.

К нам стремятся не только туристы. Люди из других городов, республик и даже стран приезжают сюда, чтобы учиться, работать и жить. На улице можно запросто  встретить иностранца, который удивляется каждому увиденному дому. В позапрошлом году в нашу школу приезжали преподаватели «Гёте-института»  из Санкт-Петербурга с проектом «Неделя перемен». В их числе был и немец – Свен Линнерт. Петрозаводск ему понравился: «У вас такая медленная, спокойная жизнь. Никто никуда не торопится, не то,  что в Германии». Впечатлил его и наш Музыкальный театр.

  Хотя повседневную жизнь в Карелии нельзя назвать лёгкой и комфортной, но многие люди всё же здесь остаются, а некоторые даже переезжают на постоянное место жительства. Немало жителей Санкт-Петербурга и Москвы строят здесь дачи и загородные дома, так как места у нас тихие, спокойные. Можно отдохнуть от суеты, слиться с природой. Моя старшая сестра Влада раньше планировала учиться в Санкт-Петербурге, но потом решила остаться в Карелии, а всё из-за нашей природы.

Во время моего пребывания в лагере «Смена» в Анапе два года назад к нам в гости приходила Анастасия Кулачи – ведущая «Вести Кубань» на телеканале «Россия». Мы попросили её  назвать топ самых красивых мест России, и одним из них оказалась Карелия. Анастасия  давно хотела посетить этот край и спрашивала у нашей делегации, когда удобнее это сделать. 

Не могу сказать, что наш город маленький, хотя здесь проживает чуть менее 300 тыс. человек. Он, скорее, компактный, так как все магазины, кафе, библиотеки, театры и прочие достопримечательности находятся недалеко друг от друга. Это очень удобно. К тому же, если сравнивать Санкт-Петербург и Петрозаводск, то в Петрозаводске не  ощущаешь себя «маленьким человеком» в гигантском городе. И это – мой дом!

___________________________________________________________________

Сохарева Полина

Мой город.

Можно много говорить о городах

Каждый сердцем к своему стремится.

Площадь, улица, дорога, парк и сад…

В каждом городе есть то, чем можем мы гордиться.

Своенравный, веселый, живой,

Он взрослеет, растет вместе с нами,

Город мой - как незримый причал,

Окруженный святыми местами…

С каждым годом растешь и взрослеешь,

С каждым годом все крепче остов.

Ты всегда мое сердце согреешь,

Милый сердцу Нижний Ломов.

 

В память нашим героям.

Идут люди на парад,

Песня Победы слышна.

Нет тех героев – солдат.

А память о них так важна!

Слезы блестят на глазах

И солнца печален лик.

Вот ветераны стоят.

Строй их теперь невелик.

Нет в том строю и прадедушки Саши.

Жаль, что не знала его никогда.

Только рассказы бабушки нашей

В памяти правнуков будут всегда.

Отвагу их, смелость мы помнить должны.

За нашу счастливую жизнь без войны

За то, что Отчизну свою сохранили

И справиться с грозным фашизмом смогли!

ЗИМОЙ

Выпал снег и все бело – 
Опушку снегом замело,
Озеро покрылось льдом,
И птицы уж давно покинули свой дом.
Поземка легкая бежит, 
У ели веточка дрожит.
И в танго кружатся снежинки
Над ней, как белые пушинки.
Как хорошо играть зимой!
И не загнать детей домой!
Снежки туда - сюда летят,
Зима - веселье для ребят. 

________________________________________________

Калинина Анна

Что, если...
Что, если мы - всего лишь пешки?
В игре, где все расписаны ходы?
А это солнце, небо, люди - 
Лишь воплощение мечты?

Что, если мы совсем чужие,
А это - лишь прекрасный сон,
И он чудес и таен полн?

Что, если мы в душе другие,
С другой душой, с другой мечтой?
Что, если мы совсем забыли 
Про мир с грядущею войной? 

Что, если люди, умирая,
Не будут в памяти держаться?
Что, если в ночь все оборвется,
Не дав нам всем в любви признаться? 

Что, если наши жизни
Так и не станут нам подвластны?
И если мир вдруг рухнет
И станут все несчастны?

И утром солнце не взойдет,
И снег не сменит слякоть?
Что, если время не пробьёт
Двенадцать постоянных знаков?

______________________________________________________

Генкель Никита

Замёрзшие руки
У крохотной моей комнаты
Два ока, два пластиковых окна
Из заплаканного видно лишь пропасть бездонную,
Из открытого дуют ветра́

Ничто не заставит второе окно
Перестать вымораживать комнату
Ни соседи, в дождь поставляя ведро
К потолку, ни ширма сломанная,

Ни руки мои замёрзшие, синие - 
Божий дар, дураку отданный.
Пока губы не покроются инеем,
Мне придется быть рук своих подданным.

Или нет? 
Словно в заданной одним мудрецом
Загадке побочным звуком
Мол, "что было первее - курица или яйцо?"
Мне слышится: "холод или замёрзшие руки?"

______________________________________________________________

Дегтярева Яна

Красота спасёт мир

Какая красота способна мир спасти?
Во взгляде, иль в речах, или в потоке мыслей?
Какая красота способна обрести
Всю силу жизни, если путь её осмыслен.

Застыла ли она на кисти мастеров,
Шедеврами заполнивших планету,
Иль в рифмах ожила, написанных стихов,
Возздав хвалу бессмертному поэту.

А может в музыке чарующей она,
Летящей из под пальцев музыканта,
В волшебных звуках яркая луна
Сияет нескончаемым талантам.

Быть может, так прекрасен шум дождя,
Что льются чистые на землю божьи слёзы,
И радуга...немного погодя,
И стройные ожившие берёзы.

И запах поля - тёплый и родной,
Волна колосьев мерно золотится,
И ветер - неуёмный и шальной
Летит потоком, расправляя крылья птицам.

А как прекрасны осенью леса!
В своём багрянце с золотом сливаясь,
И синие над ними небеса,
И солнца свет - лучами улыбаясь.

А для кого-то краше нет морей,
Глубинных вод всепобеждающей стихии.
И отклик проходящих кораблей,
Что волны бороздят в шторма лихие.

А может там, в горах, в лучах вершин,
Краса земли загадкой притаилась.
Величие их вековых картин
Перед глазами - чтоб душа открылась.

А как красив невинный детский взгляд,
Лучистый, солнечный, распахнутый, счастливый...
Он каждому цветочку ещё рад,
Он чистый и совсем неприхотливый.

Наверно, красота - сама любовь,
Нам Богом данная, наполнившая души.
Бегущая по нашим жилам кровь,
Взывает к жизни - и моря, и суши.

И мир наш, на планете голубой,
Сияя красотою неземною,
Всегда будет спасён, коль мы с тобой
Живём под вечной и немеркнущей звездою.

__________________________________________________________

Гезуля Руслан

БЕСЛАН                                                        

Кровавое пятно Беслана

Нам будет память жечь всегда.

Средь мирной жизни ураганом

При свете дня пришла беда.

Страдали женщины и дети,

Погибли люди, им бы жить!

За это терроризм в ответе,

Нам не дано их воскресить!

Мужчина никогда не должен

Детей и женщин убивать!

Один лишь правый путь возможен:

___________________________________________________________________

Панкратова Мария

ДЕТСТВО - НАШЕЙ ЖИЗНИ КАМЕРТОН

Детство - нашей жизни камертон,

Ну а жизнь, как хор или оркестр.

Детство - это самый сладкий сон,

Храм души, где нет тревогам места.

Если оборвется вдруг струна

Или что-то жизнь твою расстроит,

Вспомни детство - чистый камертон!

Он тебя на нужный лад настроит.

В памяти мелодия всплывет,

От которой сердце замирает.

Та, что гонит страхи, топит лед

И душа твоя опять оттает.

Песня детства с нами навсегда

И мотив ее не устареет,

Льется сквозь эпохи, сквозь года

И с годами только молодеет!

 

 

   
   
© ALLROUNDER