Поиск  

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Метки
   
Расширения Joomla 3

«Дети не должны знать войны»

« Дети не должны знать войны...» - эта фраза беспрестанно  перебивала все мои мысли, рушила планы  вовремя написать статью о юных защитниках Севастополя.

«Дети не должны воевать...» - слова больно отзывались в сердце, не давая вдохнуть полной грудью. Я читала истории ребят, моих ровесников, погибших в Великую Отечественную войну, и на глаза наворачивались слёзы. Никак не могла собраться с мыслями и продолжить работу.  

В студии тележурналистики нас учат держать  себя в руках в любой ситуации. Поэтому я очень старалась, чтобы Светлана Александровна, наш руководитель , не усомнилась во мне. Я задержалась после занятий: понимала, что не смогу уйти, не закончив  статью . С головой погрузилась в работу. 

Вдруг, мягкое касание тёплой ладони к плечу и тихий голос Светланы Александровны : « Может закончишь завтра? Это тяжелая тема… Они были совсем юными, почти твои ровесники… Страшно и думать, что им пришлось пережить… Не стесняйся плакать, просто знай: пока мы помним наших героев , они-живы... Не дай вам Бог, детки, увидеть войну...»   

Я закрыла лицо руками.  Мысли сменяли друг друга, не давали покоя вопросы : о ком из юных героев писать, ведь каждый из них совершил неимоверный подвиг; как я бы поступила на их месте; обязательны  ли были такие жертвы со стороны совсем ещё детей?!      

  … - Вечер добрый ! - кто-то резковато поздоровался со мной. Я обернулась и сквозь мокрые ресницы смогла рассмотреть силуэт мальчика. На вид — лет пятнадцати-шестнадцати. В клетчатой рубашке , смешных широковатых брюках и совсем не модных туфлях. Стараясь казаться очень строгим, он спросил:

- Почему не дома?

- А ты? - я огляделась и  попыталась понять, что происходит. Страха не было. Из-под широких бровей на меня смотрели пытливые и улыбчивые глаза.  Мальчик уверенным шагом подошёл и протянул руку:

- Вилор. Вилор Чекмак.

Не может быть… Я знаю это необычное имя! Я читала о нём!  Этого просто не может быть! Что за шутки?

- Ты заблудилась? Где ты живёшь? Почему ты так странно одета?- мальчик сыпал вопросами, не давая мне опомниться.

- Аня! Я Аня! Я из Севастополя! Где я? Где мы? Что происходит?- прошептала я в ответ.  Мальчик нахмурился. Было видно, что мои ответы-вопросы его раздражают. Он присел рядом и тихонько свистнул. Как-будто из ниоткуда появилась огромная овчарка.

-Это Ральф,- гордо сообщил мне мальчик, ласково потрепал собаку за холку и добавил:  

-Не бойся, Ральф - добрый. Он только для фашистов злой. Помогает нам воевать.

- Каких фашистов?! С кем воевать?! - мой голос уже срывался на крик. Новый знакомый только взял меня за руку и с сочувствием в голосе произнес:

-Я знаю, тебе страшно, но любая война заканчивается. Потом все будет хорошо. Мы победим, вот увидишь! - голос его стал жестким и уверенным.   

Война. Вилор Чекмак. Овчарка Ральф… Ну конечно! Как я сразу не догадалась?! Я в 1941 году…  И этот мальчик со странным именем — юный  защитник Севастополя, герой партизанского движения. Но как?! Как такое возможно?                                

-Пойдем, я проведу тебя домой , - голос Вилора прервал мои догадки.  Я улыбнулась и протянула руку. Он остановил удивленный взгляд на моих разноцветных наручных часах, но тут же отвлёкся на тихое поскуливание Ральфа. Пёс вытянулся струной и настороженно втянул носом воздух.

- За мной! Только тихо! - Вилор дернул меня за джинсовый жилет, что- то скомандовал собаке и мы побежали. Стук сердца гулко отдавался в горле и ушах, трудно было дышать, остановились уже у маленького входа в землянку. Отдышавшись, Вилор всё-таки спросил, что это у меня на руке.

- Это же часы! - рассмеялась я.

- А почему нет ни цифр , ни стрелок?

Я нажала на кнопку подсветки — ничего нет, экран пуст. Странно… Я достала из кармана мобильный телефон. На нем тоже не было привычной строки времени. Мелькнула слабая надежда, и я дрожащими руками нашла «иконку» фотогалереи. Ура! Экран приветливо ответил сотнями ярких фото! Вилор завороженно смотрел на это «чудо» и иногда мне казалось, что он не слушает меня. Листая фотографии, я без остановки, пытаясь не сбиваться и ничего не упустить, начала свой рассказ. О том, что я из будущего, что учусь в восьмом классе, что у меня тоже была овчарка, но по кличке Вольф…У нас много общего, правда? О чем это я?! Главное - в нашей стране нет войны, Севастополь — огромный красивейший город, которым мы гордимся и свято чтим память о тех, кто стал на его защиту…  

- Посмотри, какой стала площадь  Нахимова! Посмотри, какие корабли ! Посмотри, какие дома, люди, магазины, кинотеатры, кафе! Смотри, как мы празднуем День победы! Какой салют! Победа будет, Вилор, ты слышишь? Будет! - я тараторила без устали.

- Значит всё не зря… - тихо прошептал на глазах повзрослевший мальчик. - Значит выстоим, значит  до конца…

Я запнулась, фотографии закончились. Вилор первым прервал молчание. Он сказал, что сегодня заступает с Ральфом в дозор. Я испугалась, мучительно захотелось остановить его. Схватив парня за руку, я сказала, что пойду с ними. 

- Ты еще маленькая воевать, да к тому же девчонка! - по-доброму рассмеялся Вилор.

- Пожалуйста, ну пожалуйста, - почти взмолилась я. У меня созрел план, как спасти моих новых друзей, ведь я читала, чем закончится один из дозоров. Вилор кивнул и сказал, что вернется за мной чуть позже, что принесет подходящую , не такую яркую, одежду. Я , глупая, поверила. Не знаю сколько  ждала. Стало смеркаться. Вилор не приходил. От бессилия и отчаяния я опустила голову на руки и старалась не думать о плохом...

Резкий громкий звук заставил вскочить и оглядеться. Я стояла у своего рабочего стола...

- Извини, Анечка, я не хотела тебя напугать, - виновато улыбнулась Светлана Александровна . Она расставляла книги на полке и уронила одну из них.

- А как же…? Да что же…? Что же теперь делать ? - горечь, страх и разочарование накрывали меня. Возвращение в реальность не принесло облегчения. Не боясь

показаться странной, решила рассказать всё руководителю. Светлана Александровна слушала очень внимательно, в ее взгляде не мелькнуло и тени насмешки или недоверия. Но она сказала, что мы не в силах изменить прошлое, как бы мы этого не хотели; что без того, что уже произошло, не возможно наше настоящее . Эту истину нужно просто принять… 

На завтра была готова моя статья о  партизанском движении, о юном севастопольском герое , Вилоре Чекмаке, который не вернулся из дозора.  Верный Ральф первым услышал приближение отряда фашистов. Мальчик послал собаку в отряд, чтобы предупредить своих. Ральфа заметили немцы и застрелили. Вилору пришлось дать сигнал световой ракетой и тем самым обнаружить себя. Он отстреливался пока не кончились патроны. Враги даже представить  не могли , что им даёт отпор пятнадцатилетний мальчишка. Юный герой подпустил нелюдей ближе и подорвал себя гранатой. Вместе с ним разорвало и нескольких фашистов. Нашим бойцам   не хватило нескольких минут, чтобы успеть помочь товарищу . Они уничтожили неприятеля. В ту ночь в отряд не вернулся только Вилор Чекмак…     

Мне часто вспоминаются слова юного партизана : « Значит всё не зря...». Но я твёрдо убеждена, что дети не должны ни воевать, ни страдать от войны! Помните об этом, взрослые! Наше мирное детство в ваших руках!

   
   
© ALLROUNDER